Зацветает «папараць–кветка» бгу в мировом образовательном пространстве в помощь студенту-первокурснику. Брошюра

Главная страница
Контакты

    Главная страница



Зацветает «папараць–кветка» бгу в мировом образовательном пространстве в помощь студенту-первокурснику. Брошюра



страница8/10
Дата19.08.2017
Размер2.29 Mb.
ТипПротокол


1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
Раздел 7. О лирике вагантов

Эссе

«Город оживал, когда в город входили гусары», – с этой фразы, помнится, начинается одна из «сказок для взрослых» Э. Рязанова трагикомедия «О бедном гусаре замолвите слово». В нашем случае город наполняется новыми юными лицами, преображается и становится деловитей и шумней, когда свою учебу начинают студенты.

Первыми прокладывали путь в Европу купцы. Следом за ними по тем же дорогам потянулись ваганты, бродячие школяры. С университетов всё всегда начиналось. Эти «города в городах», «республики учености», «studia generalia» стали сосредоточием пытливой, одухотворенной, творческой молодежи, куда они тянулись со всех концов мира.

В переводе с латинского «вагант» - это зничит «бродячий». Так издревле именовали священников без прихода, странствующих монахов, оставивших монастырскую обитель, позже так стали называть школяров, скитальцев из города в поисках новой учебы.

Порой это могли быть молодые образованные люди, клирики, не устающие искать себе новое место для служения истине и Богу.

Некоторые стремились занять учительскую кафедру, новый приход. В скором времени вся эта кочующая по городам и весям шумная братия стала восприниматься как нечто системно образующее, хотя и хаотичное, как цельная масса. Однородный, но и разношёрстный народ, жаждущий знаний и перемен, как какая-то в то же время бесформенная масса, перетекающая из центра на периферию и из центра в центр, в столицу, проявляющая при этом полуозорное и полусерьёзное необузданное «буйство и шутовство». Да так, что ваганты стали восприниматься уже не как «кочующий народ», а как «состояние души», своеобразная нравственная, душевная и духовная реакция на окружающий мир. Им стремились подражать. Так родилась поэзия вагантов. Писали они на латинском языке – языке науки и Европы. Могли подшучивать над собой. «Шутили» и над ними, в особенности, светские власти, пытаясь унять их пыл, присмирить «зарвавшийся» их критический ум, охладить страсти и без того накаленные. Их называли «голиарды», что по разным этимологиям означало неизменно «чёртовы слуги», и что ещё хуже – ненастная глотка-«gula» или «обжоры».

Как всегда водится в таких случаях, обзывалка («кто как обзывается, тот так и называется») крепко-накрепко никак не могла приклеится к странствующим лицам, а, наоборот, их начали называть именем стихотворца Голиафа, что стало гордым самоназванием — так возникла легенда о великом Ордене, объединившем в себе свободный люд, жаждущий познания самого себя и истины, заимевших свой Устав («караульной и постовой службы», скажем в шутку, своеобразную «Конституцию братства»), имеющих свою символику, гимны, знамёна славы и особые открытия в науке, создавших удивительную по слогу и по красоте выражения чувств, чувствительную, глубоко эмоциональную, но до примитива, порой, простодушную, зато душевную и тёплую лирику.

Лирика вагантов… Она прелесть. Тонка и непосредственна. Легка по восприятию и глубока, что нередко, по мысли. Одухотворённая. Выразительная и очень часто личностная, что пробуждает к ней какое-то особое доверие, ибо ничто так не ценится в практике как собственный опыт: «вот я, например,..», а дальше идут душевные излияния состояния встревоженной души, секреты разбуженного сердца.

Зачастую эта поэзия имеет характер обращения, беседы, диалога, исповеди, в результате которых читатель и слушатель проникался искренним почтением и несомненным уважением к страдальцу на ниве народного просвещения:

Вот и всё! Прости-прощай

Разлюбезный швабский край!

Захотел твой житель

Увидать науки свет!

Здравствуй, университет,

Мудрости обитель!

Здравствуй, разума чертог!

Пусть вступлю на твой порог

С видом удручённым,

Но пройдёт ученья срок,-

Сам стану учёным.

Мыслью сделаюсь крылат,

В гордых этих стенах,

Чтоб открыть заветный клад

Знаний драгоценных!

«Знаний драгоценных» им было не занимать. Да и стремление к золоту науки неоценимо, хотя, порой, также необъяснимо. Желание обучения в университете у вагантов приобретало какую-то неистребимую страсть, стремление к «наукам просвещенным» было необъяснимо целеустремленным, всеобщим, рьяным, самозабвенным, хотя и не всегда удачливым и разумным, трезвым и расчётливым. Ваганты — выходцы из народа, жили с народом, сроднились с ним, совсем не отличаясь от каких-то там уличных певцов и рассказчиков, жонглёров и шпильманов. Чем-то весьма отдалённым ваганты напоминают белорусских Старцев и Лирников, бродящих по дорогам родно края.

Ваганты — Гомеры нового времени.

Обжоры с широкой глоткой, горлопаны, выпивохи, бродячие «дьяволы с раскрытой орущей пастью», они являли миру собой новое племя, совсем другую генерацию, а вместе с тем неуёмных любителей простых житейских радостей, оптимизма, включая нежелание поддаваться нищете и одиночеству, источая предчувствие успеха, они становились, по существу, глашатаями правды и добра, чести - одержимые поборники совестливости, «неугомонные проповедники мирских радостей» (Лев Гинзбург).

Сегодня почти невозможно до конца проникнуть и преобразить их «мир», они были такими, какими были, почти невозможно их видение и душевную страсть сделать «собственностью» нашего «духа» (Вильгельм Гумбольдт). Но, согласимся, у вагантов было много последователей и с завидной периодичностью то в одной стране, то в другой можно было узреть, как вдруг «забьёт» из-под земли, из душ мирских и вольных, неожиданный поэтический фонтан «чёрного золота» на фоне поклонения Бахусу и Венере. Самоотверженный ратоборец высокой идеи служения обществу и Истине вдруг отправляется совершать подвиги во имя Любви, Добра и Красоты, и мы понимаем, что Дух (Дон Кихот) и Материя (Санчо Панса) неотделимы друг от друга, как неразделимо само Божественное творение Неба и Земли. Это тоже последователи вагантов. Не случайно лирика вагантов впоследствии «плавно перетекла» в лирику странствующих рыцарей. Гениальный Ф.М. Достоевский, родовое гнездо которого находится здесь, в Беларуси, определяя конечную цель искусства слова, писал: «…Если б кончилась земля, и спросили там, где-нибудь, людей: «что Вы, поняли ли вы вашу жизнь на земле и что об ней заключили?» — то человек мог бы молча подать Дон-Кихота: «Вот мое заключение о жизни, можете ли Вы за него судить меня?»».

Ваганты – Дон Кихоты новой цивилизации. Слуги идеи и креатива.

Творение духа человеческого – книга – у Достоевского приравнивается к рукотворным величественным творениям. Лирика вагантов – это тоже их «заключение о жизни». Разве можно за неё судить их? «Notre Dame» и шпили Кембриджа и Оксфорда вызывают восхищение, но в не меньшей степени «заполоняют» душу стихи вагантов. Стоит улыбнуться, просветлеть сердцем, если не простить их простодушие и безудержный оптимизм, так хоть понять его и проникнуться «духом поиска» и созидания. Они выстраивали Храм своей души. Это были люди соборные. Улыбка вагантов в чём-то отдалённом «просвечивается» в каскадном юморе современных КВН-щиков. Движение вагантов — это студенческий КВН Средних веков. Они философы. Сквозь изнуряющую кривую усмешку сквозила философская мысль, проступала их связь с Античностью, культом тела, силы и ума. Мощь, Мудрость и Любовь, — вот те три силы, три правителя, которые должны были править, по идее, в Городе Солнца у Кампанеллы. Ваганты строили свой Город Солнца, город Будущего. В чём-то они были и остаются очень и очень симпатичными нам даже по истечению столького времени, в нашем бурном, безудержном, «тусовочном» и неустоявшемся XXI веке.

Ведь их стихам — «восемьсот, девятьсот, тысяча лет: средневековая древность, глубокая старина», по словам их исследователя и переводчика Льва Гинзбурга. «Понимаю, чтобы верить», «Верую, чтобы понимать», - гласили их тезисы. А их обвиняли в невежестве и распутстве. «Нет у тебя ничего. — Ни поля, ни коня, ни денег, ни пищи. Годы проходят без тебя, не принося урожая. Ты враг. Ты дьявол. Ты медлителен и ленив. Холодный ветер треплет тебя. Проходит безрадостно твоя юность. Я обхожу молчанием твои пороки — душевные и телесные. Не дают тебе приюта ни город, ни деревня, ни дупло бука, ни морской берег, ни простор моря. Скиталец, ты бродишь по свету, пятнистый, точно леопард. И колючий ты, словно бесплодный чертополох. Без руля устремляется всюду твоя злая песня… Замкни уста и перестань угождать лестью недостойным. Умолкни с миром! Да и не вредит никому твоя лира!»

Тогда начинали действовать бессмертные «Законы естества», в ответ обидчикам раздавался громогласный гортанный хохот, да свист и улюлюканье. Вам ничего это не напоминает? «Примят картуз», «на спину надо б бубновый туз», « в белом венчике из роз впереди Иисус Христос» — это отозвавшийся в веках неустрашимый разгул революционной блоковской стихии из поэмы «Двенадцать». Буйство матросов Балтики, осатаневших от свободы и вседозволенности, выплеснувшееся на площадь, захлестнувшее разум и здравый смысл, «вздыбившее» реальность.

«Шпильманы», «скоморохи», акробаты и певцы, артисты и музыканты, фокусники заполонили дороги Европы на долгое время. «Для шпильманов, — поясняет исследователь Лангот, — развлечение публики стало профессией». Ваганты — люди образованные. Они поднимались над уличными бродячими шулерами. Лирика вагантов во многом является лирикой социальной, она затрагивает острые вопросы современности, как остросоциальной была песенная лирика во времена застоя и стагнации периода «брежневщины», когда люди ничего другого не знали, кроме того, чтобы просто просуществовать, когда пелось «Просто, просто, просто», а на поверку в жизни все оказывалось не так уж просто. Было у вагантов немало и столкновений мнений, и острых дискуссий, и неприятностей от городских властителей. Барды своего времени мужественно выдержали все нападки и остракизм. Сравнительно недавно в Штутгарте в Германии вышла книга «Небо и ад странствующих. Поэзия великих вагантов всех времён и народов». Её составил Мартин Лёпельман. Самое удивительное, что литературовед включил туда и русские народные разухабистые, напевные песни «Вот мчится тройка удалая по Волге — матушке зимой», «Ехал на ярмарку ухарь-купец» и др. И сегодня в числе достоинств лирики вагантов называется «детская наивность» и «музыкальность», страсть к кочевью, чувство «безграничного презрения ко всем ограничениям и канонам житейской упорядоченности». Дух вагантов живёт! Традиции лирики вагантов отозвались в новом времени, живут в поэзии разных народов мира. Ваганты – романтики, властелины своей судьбы и поборники красоты и творчества.

Поэзия всегда связана с мечтой о лучшей жизни, о свободе, « свободой одухотворена, свободой вскормлена». Тематика лирики вагантов широка и разнообразна. Вперёд поставим воспевание наук, выражение устремления в будущее, прославление новых сфер научных открытий и воспевание осаны многомудрым университетским профессорам. Они славили маленькие поселения, которые строились, «перерождаясь» в университеты, желая побыстрее очутиться в том «счастливом городе, где учащиеся количеством превосходят местных жителей». Речь идёт о Париже, где все: студенты и преподаватели, школы и кафедральные соборы, университет и весь регион слились в одну ассоциацию – «Universotas magistrorum et scolarum Parisensium» . Ректор университета, как правило, возглавлял и «самый многолюдный» и слабо управляемый «факультет артистов». Ибо «семь свободных искусств» — грамматика, риторика, диалектика, геометрия, арифметика, астрономия и музыка, изучающиеся в университете, были, как «семь пядей во лбу» для человека, характеризующие по-народному его талант, гениальность и «дар небес». Но и это было недоступно для простого бедного странствующего люда. Их «университеты» - это были зачастую не Болонья, Париж и Монпелье, а рыночная площадь, дороги Европы. Им открывалась действительная «правда жизни», о которой не смогли бы поведать никакие учебники. У вагантов позже появились свои книги лирики - «Сarmuna Burana», позже композитор Карл Уорф из Германии создал одноименную кантату о лучезарном стремлении Личности к Свободе, Правде и Справедливости. Наиболее повезло, пожалуй, песням вагантов. В разных модификациях и перепевах, со множеством изменений до наших дней преспокойно «дожила» одна из ярких и удивительно «свежих» песен о студенчестве. Во многих вариантах она называется по-разному. Её именуют в ряде случаев как старинную студенческую песню. Появление слов( варианты) и музыки приписывают коллективному творчеству ещё со времён «царя Гороха», хотя иногда встречаются иные ссылки. Но основу остросюжетной песни составляет рассказ о чувствах единения профессоров и студентов, о недопустимости «науходоносорства», о величии Духа, о высоте Разума. Даже шутливое выражение, что они «горькую пьют» можно так вразуметь, что речь идёт о лечебных снадобьях, чтоб не заболеть в пути, «на семи ветрах» — в обуви « с вентиляцией», а строчка «ещё кое-чем занимаются», хотя и звучит двусмысленно, однако подразумевает, кроме прочих утех, ещё и «переписывание конспектов», «работу над первоисточниками». Хотя на лицо ерничение, позерство, противопоставление своего образа жизни устоявшимся канонам и четким укладам, которые предписывались для существования усердно обучающейся студенческой братии.

Конечно, они шутили! Хотя? Может и не шутили. Из песни слова не выбросишь.

Сохранились ноты этого старинного студенческого своеобразного гимна прошлых веков. Песня звучит и сегодня. Приведем ее текст целиком.

От зари до зари …

От зари до зари,

Как зажгут фонари,

Все студенты по городу шляются.

Они горькую пьют,

Они песни поют,

И ещё кое-чем занимаются.

Через тумбу — тумбу – раз,

Через тумбу- тумбу – два,

Через тумбу три — четыре спотыкаются.


А Владимир святой

С колокольни большой

На них смотрит – глядит, ухмыляется.

Он и сам бы непрочь

Провести с ними ночь,

Но на старости лет не решается.

Через тумбу — тумбу – раз,

Через тумбу- тумбу – два,

Через тумбу три — четыре спотыкаются.
Но соблазн был велик,

И решился старик:

С колокольни большой он спускается.

С ними горькую пьёт,

С ними песни поет

И ещё кое-чем занимается.

Через тумбу — тумбу – раз,

Через тумбу- тумбу – два,

Через тумбу три — четыре спотыкаются.

А святой Гавриил

Богу в рай доложил,

Что Владимир – святой развращается.

Он – де горькую пьёт,

С ними песни поет

И ещё кое-чем занимается.

Через тумбу — тумбу – раз,

Через тумбу- тумбу – два,

Через тумбу три — четыре спотыкаются.


И в раю был совет,

И решил райсовет,

Что Владимир из святых исключается,

Ну, раз он горькую пьёт,

С ними песни поет,

И ещё кое-чем занимается!

Через тумбу — тумбу – раз,

Через тумбу- тумбу – два,

Через тумбу три — четыре спотыкаются.
А у студентов был совет,

И решил комитет,

Что Владимир святой во студенты принимается:

Он и горькую пьёт,

С ними песни поет,

И ещё кое-чем занимается.

Через тумбу — тумбу – раз,

Через тумбу- тумбу – два,

Через тумбу три — четыре спотыкаются.
А святой Гавриил

По шеям получил.

И с тех пор

Доносить не решается

Простая, незамысловатая, бесхитростная, но очень искренняя студенческая песня.

В одном из последних, адаптированных вариантов, есть возможность варьировать строчки текста и даже «заменять» имя «professores» на любое другое, что приближает песню к современной студенческой аудитории, вызывает к ней живой и неподдельный интерес. Песня воспринимается студентами весело и живо.

Поэзия вагантов может быть полезна и сегодня для современного студенчества начала XXI столетия своей непосредственностью, во многом чистотой и одухотворённостью чувств, душевным складом, искренностью, безудержным весельем и фейерверком юмора, иронии, сарказма и сатиры, разнообразием тематики, а больше всего своей раскованностью, бесстрашием и удалью. Лёгкое и игривое «латинское словословие» ваганты возвели на пьедестал, создали богатейшую студенческую поэзию. Пуще прежнего «бьет» ключом сегодня искрометное студенческое творчество, берущее свое начало в далекой древности.

Как свидетельство креативности, возвышенности человеческого Духа, глубины Разума и расцвета творческой Силы молодых, Свободы и Демократииик, которые нашли глубокое проявление и отражение в цивилизационных феномах многих тысячелетий – наших Университетах.



Раздел 7 Хронологическая таблица*

XII в. 946 – середина в. Медицинская школа в Салерно

1158 Болонский университет

1200 Парижский университет

1167? Оксфордский университет

1137 Монпелье

(медицинская школа)

П 1289


1188 Реджио*

XIII в. 1204 Виченца**

1209 П 1318 Кембридж

1212 – 1214 К Валенсия

1215 Ареццо**

1222 Падуя**

1224 И Неаполь

1228 Верчелли**

1229 П 1233 Тулуза

1230 К Саламанка

перед 1231 П 1306? Орлеан

1229? Анжер**

1244 – 45 П Римская курия

1246 И 1357 Сиена

1248 П Пьяченца

1254 К П 1260 Вальядолид

1250? П 1346 Севилья

1290 КП Лиссабон

1300 К Лерида

XIV 1303 П Рим (городской университет)

1303 П Авиньон

1308 КП Куимбра**

1303 П Перуджия

1318 И Тревисо

1332 П Кагор

1339 П Гренобль

1343 П Пиза

1347 – 48 К П И Прага

1349 П Перпиньян

1349 П Флоренция

1359 К Гуеска

1361 И Павия

1364 1397 КП Краков

1365 П Вена

1365 И Оранж

1367 П Печ

1379, 1392 П Эрфурт

1385 П Гейдельберг

1388 П Кельн

1389 П Буда

1391 П Феррара

XV век 1405 П Турин

1409 П Экс

1402? П Вюрцбург

1409 Лейпциг**

1413 П Университет св. Андрея (англ.)

1419 П Росток

1422 Доле

1425 П Лувен

1428 П 1456 Грейсвальд**

1431 П Пуатье**

1432 П Кан

1441 П Бордо

1444 П Катания

1450 П Барселона

1451 П Глазго

1452 1459 П Валанс

1454, 1473 П Трир

1455 – 56 П 1459 Фрейбург

1459 П Базель

1459 П Ингольштадт

1460 П Нант

1464 П Бурж

1465 – 67 П Прейсбург

1474 П Сарагосса

1476 П Майнц

1476 – 77 П Тюбинген

1477 П Упсала

1478 П Копенгаген

1483 К Пальма (о.Майорка)

1485 П Безансон

1489 П Сигуенца

1494 П Абердин

1499 П Алькала

1500 П Валенсия

П – университеты, возникновение которых санкционировано папскими буллами.

И – университеты, основание которых связано с инициативой императорской власти или санкционируется ими.

К – университеты, основание которых связано с инициативой королевской власти.


* Настояща таблица с небольшими уточнениями перепечатана из второго издания монографии Г. Вэшдола. «The universities of Europe rnthe Middle Ages. Oxfor , 1936

** Университеты, возникновение которых было связано с эмиграциями студентов и преподавателей из других университетов.

Раздел 8. Тематика контрольных работ для самостоятельной подготовки студентов (доклады, КСР, рефераты, эссе)

1.Трансформация современного общества в условиях глобализации и развитие высшего образования.

2.Университет как цивилизационный феномен в истории человечества.

3.Из истории средневековых университетов.

4.Один из первых университетов в Европе- Болонский.

5.Медицинская школа в Солерно Италия <Солернский кодекс здоровья>

6.Сорбанна- университет в Париже.

7.Университетские Уставы и их роль в жизни студенчества.

8.Углубление интеллектуального и гуманистического начала в университетных в Средние века.

9.Оксфорд: романтика обучения.

10.Кембридж- «город студентов»

11. Традиционные соревнования студентов Оксфорда и Кембриджа

за звание главы реки на Темзе.

12. Самый старый в Новом Свете : Гарвард.

13. «Модели университетов» мира.

14. «Британская модель» интернатного типа.

15. Французская модель больших школ.

16. «Гумбольбский исследовательский институт».

17. Американская «модель» (чикагская, гарвадская)

«открытых школ».

18. История Виленского университета.

19. Студенческие общества «филоматов» и «филаретов» в Виленском университете.

20.Судьба А. Мицкевича, И. Дамейко и Я. Чечёта и Виленский университет.

21. Краковский университет в Польше: традиции, научные школы , выпускники.

22. Карлов университет в городе Прага: белорусское студенчество в Чехии.

23. «Университетский ареопаг». Памятники просветителям земли белорусской в дворике Университетского городка БГУ.

24. Ефрасиния Полоцкая –«небесная заступница» белорусской земли.

25. «Srapforive» Ефрасинии Полоцкой.

26. Крест Ефрасинии Полоцкой – животворящий символ земли Белорусской.

27. Открытие богатств белорусской природы в поэме Н. Гусовского «Песня о зубре».

28. Кирилл Туровский – белорусский «златоуст» : притчи и проповеди.

29. Сымон Будный и Василий Тяпинский в диалоге культур Восток- Запад.

30. Мемориальный знак в БДУ в память студентам и преподавателям погибшим в годы Великой Отечественной войны.

31. Медицинская королевская академия в Гродно (Ecole Ryale de Med’ecole a Grodno).

32. Судьба Жана Эмануэля Жилибера- основателя Медицинской академии в Гродно.

33. История создания Горы-горецкого сельскохозяйственного института (1842-1864).

35. Белорусы- студенты в Петербургском университете.

36. Проекты создания первого ВУЗа на Беларуси профессоров Е.Ф. Карского и М. В. Довнар- Запальского.

37.Московская и Минская комиссии по созданию БГУ.

38. Открытие БГУ в Минск в 1921г.

39. В. И. Пичета – первый ректор БГУ.

40. Роль В. И. Пичета в становлении Белорусского государственного университета.

41. Первые выпуски БГУ.

42. Строительство студенческого городка БГУ в 30-ые годы ХХ века.

43. БГУ в годы Великой Отечественной Войны.

44. «Юбилей» прерванный войной. БГУ накануне Великой Отечественной Войны.

45. «Сходненский Период» в истории Белорусского государственного университета.

46. Студенты и преподаватели БГУ- Герои Советского Союза.

47. Ректорства А. Н. Севченко – время бурного роста БГУ и укрепления университетской науки.

48.БГУ в системе высшего образования Беларуси.

49. Научно- исследовательские института БГУ.

50. Международные связи БГУ.

51. Обучение иностранных студентов в БГУ: исторический опыт.

52. Инновации в БГУ.

53. Вклад учёных БГУ в освоении Космоса.

54. Научные школы в БГУ.

55. Академические приоритеты БГУ на современном этапе.

56. Студенческая жизнь в БГУ.

57. Факультеты старейшего университета.

58. Музей БГУ.

59. Студенческие клубы в БГУ.

60.


61. «Университет поэтический» : Поэмы БГУ.

62. БГУ – кузница белорусских писателей.

63. «Папараць – кветка» - символ и эмблема БГУ.

64. Где я вижу себя после окончания учёбы в БГУ?

65. Автор первого стихотворения о БГУ (Поэт А. Гурло).

66. Поэзия вагантов.

67. «Поэт одной поэтической строки» (И. П. Мятлев - современник А. С. Пушкина).

68. Флаг, герб и гимн БГУ.

69. Победители и призёры Олимпийских игр – студенты и асперанты БГУ.

70. « Викторины» по истории БГУ : любопытно знать.

71. «Папараць – кветка» зацветает для тебя в БГУ. ЭССС.
Раздел 9. Библиография


  1. Ньюман Джон Генры «Идея Университета» / Пер. с англ. С. Б. Бенедик-това. Мн., 2006.

  2. Верже Ж. История средневекового университета / Вестник высшей школы. М. 1992.

  3. Кожушков А. И., Яновский О.А. Белорусский университет: Хроника событий (1919–1989). Мн., 1990.

  4. «Памяць і слава». Беларускі дзяржаўны універсітэт 1921–1941 / Склад. С. М. Ходзін, М. Ф. Шумейка, А. А. Яноўскі (аўтар уступных артыкулаў). Мн., 2006.

  5. «Памяць і слава». Беларускі дзяржаўны універсітэт у гады Вялікай Айчыннай вайны 1941–1945. Мн., 2005.

У. А. Навумовіч. Беларуская літаратура. / «Вышэйшая школа». Мн., 2007


1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

  • Раздел 7 Хронологическая таблица*
  • Раздел 8. Тематика контрольных работ для самостоятельной подготовки студентов (доклады, КСР, рефераты, эссе)
  • Раздел 9. Библиография