Раздел 4. Университетский ареопаг

Главная страница
Контакты

    Главная страница



Раздел 4. Университетский ареопаг



страница7/10
Дата19.08.2017
Размер2.29 Mb.
ТипПротокол


1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
Раздел 4. Университетский ареопаг

(ареопаг – греч. Ареев холм – собрание авторитетных лиц в Древних Афинах, заседавших на Ареевом холме для решения каких-нибудь важных вопросов – «Собрался целый ареопаг профессоров-экзаменаторов» – то же, что и синклит – собрание мудрецов. Нем. Ачеорад, греч. Ачеiоs pagos. Ареев холм).

(«Словарь иноязычных терминов»)
Студенческий городок БГУ
Памятники в университетском дворике
Каждый из Вас, дорогие друзья-студенты, приходит в БГУ в поисках цветка счастья, цветка папоротника. Издревле на Беларуси мечтали об этом приносящем счастье цветке. По легенде, папоротник зацветает раз в году, но таинственный цветок никто не видел. Кто отыщет его, приобретет чудодейственную силу, услышит, о чем говорит прибрежная волна, шепчут корабельные сосны, станет мыслить глубже и чувствовать острее. Не случайно на эмблеме БГУ изображена золотистая ветвь папоротника на васильковом фоне. Архитектурно-стилизованное изображение папоротника и сам, как бы зацветающий цветок, подсвечиваемый изнутри, находится в нише стены с тыльной стороны при входе в «Красный дом» – здание ректората.

Предлагаем пройтись университетским двориком, заглянуть в любимые профессорами и студентами уголки, направляясь от памятника к памятнику, как от столетия к столетию, прикасаясь к сокровищнице духовного наследия, находя вдохновенный огонь и сияние цветка счастья в глубине души своей.

Итак, первый памятник, к которому мы подходим – вечная университетская «студентка» и учительница одновременно, переписчица святых книг с гусиным пером в руке, сеятель «разумного, доброго, вечного» – Ефросиния Полоцкая – первая женщина, кононизированная святой на Беларуси.
Ефросиния Полоцкая

(около 1101 – после 1107)

Ефросиния Полоцкая – небесная опекунка белорусского народа, наш нравственный университет, сеятель духовной культуры, христианского вероучения, проповедница Добра, Истины, Правды и Справедливости. Она – великая праведница. Совсем юной княжной Предслава (светское имя Ефросинии), дочь полоцкого князя Георгия Всеславовича и внучка славного Всеслава Чародея, приняла монашеский постриг. Многое совершила «Христова невеста» для своего народа: она строила храмы, монастыри, открывала школы, скриптории, в которых переписывались святые книг для широкого распространения среди людей глубокой веры в Бога.

Ефросиния Полоцкая – одна из первых женщин на восточнославянских землях, кого церковь канонизировала в святые за ее праведную жизнь.

По ее замыслу и благодаря огромным усилиям святой и славной просветительницы белорусского народа мастер-ювелир Лазарь Богша создал чудо прикладного искусства – Животворный символ Отчизны – святой Крест Ефросинии Полоцкой. Чем же отличителен Крест Ефросинии Полоцкой и почему его обожествляют люди? Шестиконечный крест символизирует модель мира, созданного Богом за шесть дней. На кипарисовом дереве имеется множество вставок-изображений, в которых отразилась история церкви, письменности, размещены изображения Иисуса, много дорогих камней. Крест символизирует Всемирное Дерево. Каждый народ – маленький трепетный листок на человечества вечном дереве. Достойное место среди всех народов занимает и белорусский народ.

Крест Ефросинии Полоцкой – символ святости и государственности Беларуси. В годы Второй мировой войны крест был утерян. В наши дни художником А.Кузьмичем изготовлена копия Креста Ефросинии Полоцкой. В конце своей жизни святая Ефросиния поломницей посетила святую землю, и там, в Иерусалиме, в православном монастыре закончила свое земное пребывание. Мощи святой Ефросинии Полоцкой долгое время хранились в Киево-Печерской лавре, а позже были перевезены на родную землю.

Велико общеевропейское значение белорусской женщины-подвиженицы, просветительницы и подвиженицы, православной дочери древнего и славного града Полоцка святой Ефросинии Полоцкой.

Автор памятника Ефросинии Полоцкой – скульптор И.Голубев.
Франциск Скорина

(около 1490 – около 1551)

Скорина – наш первый университет. Именно так его представляют народам мира по глубине знаний, энциклопедичности понимания человека и мира, по тому вкладу, который он сделал в мировую науку и культуру.

Великий просветитель-гуманист, ученый, писатель и переводчик, основатель книгопечатания в Восточной Европе, он стал найвыдающимся деятелем эпохи Возрождения, человеком, чья слава и авторитет в просвещенном мире снискали самую высокую похвалу и восхищение потомков. Его имя стоит в одном ряду с именами великих ученых эпохи Возрождения Г.Галилея, Д.Бруно, Э.Ротердамского, М.Монтеня, Т.Мора.

Родом он из древнего Полоцка. Когда-то еще в ХII веке Полоцкое княжество занимало территорию 40-50 тыс. кв. км., большую за современную Бельгию, этот город был основан, как своеобразная таможня на Великом торговом пути «из варяг в греки» – с Балтийского к Черному морю. И оно богатело. И развивалось.

Очень рано город Полоцк получил Магдебургское право. Полоцкое княжество контролировало верхний отрезок торгового пути по реке Западная Двина до ее впадения в Балтийское море. Издревле наши предки заприметили, что реки на Беларуси текут в разные стороны. И это стало их основным стратегическим ресурсом. Первыми, как мы отмечали, еще со времен средневековья новые пути осваивали купцы, за ними потянулись молодые пилигримы в поисках лучшей доли, науки и путей бескорыстного служения человечеству. Франциск был сыном купца Луки (Лукиана) Скорины. Точная дата его рождения неизвестна, но историки отмечают, что именно в тот год происходило затмение Солнца.

Франциск учился дома, в Вильно, в 1504 году поступает на философский факультет Краковского (Ягелонского) университета, и уже в 1506 году получает ученую степень бакалавра философии. Он учился в Копенгагене (Дания), постигая те «семь» свободных наук, которые он не раз перечисляет в своих трудах, приобщая к ним всех желающих учить – это грамматика, риторика, логика, арифметика, геометрия, астрономия, музыка. В 1512 году Скорина оканчивает Падуанский университет в Италии в одно время с польским астрономом Николаем Коперником. В документе сказано: «Франциск Скорина на вопросы…настолько хвалебно и безошибочно ответил, что при отсутствии несогласных объявлен доктором лекарских наук».

В Чехии, в Праге, Скорина осуществляет главное дело своей жизни. На Градчанах – в центре Праги – он основывает типографию.

5 августа 1517 года в Праге выходит первая белорусская книга «Псалтырь» (Молитвенник). С 1517 по 1519 год издает 23 книги Библии под общим заглавием «Библия руска, выложена доктором Франциском Скориной из славного града Полоцка, Богу ко чтв й людям постолитым к доброму научению».

В Вильню Скорина при поддержке меценатов бурмистра Якуба Бабича и купца Юрия Адверника создает типографию, издает «Малую подорожную книжицу» (1522) и «Апостол» (1525). Суровые испытания преследуют гения. Типографию «поглотил» разбушевавшийся в Вильно пожар, вскоре обрушилось личное горе – умирает жена, оставив двух сыновей. Скорина вновь в Праге, служит обычным королевским садовником. Умирает примерно в 1551 году.

Роль художника-графика, ученого, просветителя, подвижника Ф.Скорины в истории культуры восточных славян огромна. Он знал пять языков, много путешествовал по миру, являлся основателем стихосложения. Свои книги Скорина сопровождал предисловиями и послесловиями, рисунками, сам изготавливал шрифты. Сохранилось несколько страниц книги «Библии», которые отпечатаны самим Скориной.

Автор множества стихотворений «на ботях» – на полях своих книг, а также целого ряда притчей, в них – мудрость, глубокая философия, размышления о науке, учении, искусстве, морали, познании себя, в том числе о верности родному краю, земле, где родился и вырос. «Понеже от прирождения звери, ходящие в пустыни, знаютъ ямы своя, птицы, летающие по воздуху, ведают гнезда своя; пчелы и тым подобная боронять ульев своих, – тако же и люди, и где зародился и ускормлены суть по Бозе, к тому месту великую ласку имають». Ф.Скорина дал народу книгу. Это было великим подвигом.

Патриот родной земли – Ф. Скорина - один из ярких деятелей эпохи Возрождения, которая нуждалась в титанах и породила титанов духа.

Автор памятника С. Адашкевич.

Никола Гусовский

(около 1470 – после 1533)

Никола Гусовский – поэт-латинист, гуманист, общественный деятель, дипломат. Один из ярких представителей новолатинской поэзии эпохи Возрождения, основатель ренесансно-реалистической, гуманистической традиции в поэзии Беларуси и Польши.

Автор трех поэм, ряда стихотворений.

Поэма «Песня о зубре» (1520) Н.Гусовского стала гимном родному краю, его красоте, духовности.

Поэт был одним из первых творцов, кто воспел природу Беларуси, ее несметные богатства, которые наши жители даже «на золото» не променяют.

Сын белорусского лесничего, он хорошо знал таинства родной земли.

В составе дипломатической польско-литовской миссии к Папе Римскому Льву Х, делегации, которую возглавил полоцкий бискуп Эразм Вителиус, поэт Никола Гусовский прибыл в Италию.

Побывав на корриде, он рассказал о хитросплетениях охоты на зубра в Беларуси. По заказу Льва Х там же, в Риме, написал поэму, которая первоначально называлась «Песня о внешности, суровости зубра и охоте на него». К нам поэма Н.Гусовского «Песня о зубре» пришла впервые в 1969 году в переводе с латинского языка, который осуществил преподаватель БГУ Иосиф Семежен. В «Песне о зубре» восславил поэт белорусский народ, правителей, государственность, рассказал о богатстве души простого человека. Именно во времена Витовта Великого ВКЛ занимало огромную территорию от Балтийского до Черного морей. Воспевая «пущанского рыцаря», зубра Беловежской пущи, поэт славил Беларусь.

Известны поэмы Н.Гусовского «Новая и славная победа над турками в июле месяце (1524), «Жизнь и подвиги святого Гиацианта» (1525).

Никола Гусовский – величайший поэт-гуманист Европы.

Автор памятника – скульптор В.Пантелеев.
Кирилл Туровский

(около 1130 – после 1190)

На большом гранитном постаменте во глубине дворика БГУ стоит памятник Кириллу Туровскому, великому оратору, златоусту, писателю, автору молитв, притчей, проповедей, сюжетных приповестей, поучительных рассказов.

Он был великолепным оратором. По одной из легенд, мог словом, выйдя за городские стены, убедить отступить врагов от стен осажденного Турова. Совсем не случайно фигура древнего лектора изображена так, что руки его закрыты плащом, мол, умей убеждать словом, не жестикулируй. Фигура Туровского изваяна в глубоком раздумье, с «Евангелием» в руках. Свое имя туровский монах избрал в честь Кирилла из Александрии. Церковный деятель, будучи родом из богатой семьи, он избрал путь служения нравственности, добру, правде. Внутренне богатство души «позвало» его в дорогу, «он бродил по городам и весям подобно пустельнику Серапиону», служил людям, призывал к Богу.

Научал людей, наставлял молодых, приобщая их к мудрому учению. «Сладъко медвенный сот и добро сахар, обоего же добрее книжный разум: сия убо суть скровища вечныя жизни». Так завещал мудрый Златоуст.

Кирилл Туровский оставил богатое духовное наследие. Наш соотечественник является автором свыше 30 высокохудожественных произведений. Особенно поучительны его притчи «О подвигах жизни инока», «О морали».

Получили широкое распространение его «Прниповести о душе и теле», «Повесть о слепом и хромом». В последней соединилось воспевание людской смекалки, страсть к познанию, взаимное сотрудничество на путях к Величию. Слепой не видит дороги, хромой не может дойти. Тогда слепой «воодрузил» хромого на плечи и только вместе они могут добраться к заветной цели. Туровский епископ никогда не оставлял надолго чертоги своего города, слыл большим патриотом родной земли. Являл собой идеал духовно богатого человека под сенью десницы Бога, выступал против лжи и обмана. «Поучения» призывали к торжеству духа, к святости души в Боге.

Автор памятника в Университетском дворике Александр Прохоров.
Сымон Будный и Василий Тяпинский

(около 1530 – 1593), (около 1530 – 1599)

В самом отдаленном уголке Университета дворика, в укромном месте, отгороженном своеобразным зеленым «заборчиком», находится как бы средневековая шкалярская скамья, на которой присели на минуточку и ведут оживленный диалог-спор двое великих ученых, мудрецов, деятелей культуры, просветителей земли белорусской – Сымон Будный и Василий Тяпинский.

Один из них – Сымон Будный – родом из западной (где есть поселок Буда) части Беларуси, второй – Василий Тяпинский – из восточной, вернее северо-восточной части Беларуси, с Витебщины, где есть поселок Тяпино, что находится возле Лепеля.

Между этими двумя собеседниками образуется нечто напоминающее нимб над их головами, сияние, своеобразная интеллектуальная «дуга», свидетельствующая о великой силе слова, о жаркой дискуссии, полемике, научных спорах, которые издревле ведутся в просвященном мире, как жить, что делать, как двигаться дальше к прогрессу, соединяя реальность и идеал, дело и слово,следуя по жизни с Всевышним, Творцом и Создателем.

Белорусский гуманист, просветитель, писатель, книгоучитель Василий Тяпинский родился в славном Полоцком тогдашнем государстве в семье зажиточного шляхтича Николая Омельяновича. Владел родовым именем Тяпино близ Лепеля, служил младшим офицером конной роты оршанского полка. Участвовал в Ливонской войне 1558 – 1583 гг. Был тесно связан дружбой и личным знакомством с Будным, вместе они явились продолжителями гуманистических и культурно-просветительных традиций, заложенных еще Ф.Скориной. Один из них – Тяпинский – основал типографию в своем крае на Витебщине. С.Будный открыл первую белорусскую типографию в городе Несвиже. «… Хочу, чтоб Евангелие также и для людей на их родном языке с печати вышло», – писал Тяпинский. Он сам осуществлял перевод «Евангелие», написал предисловие. В Несвиже, в типографии, основанной С.Будным, вышел «Катахизис». Издана книга Будного «О найважнейших чертах христианской веры», где он называет Тяпинского «братом милым».

Тяпинский и Будный призывали открывать школы на родном языке, способствовать развитию знаний, стремились поднимать авторитет и роль в жизни человека «науки таинство».

Оба они – Будный и Тяпинский – сделали много для становления и развития родного белорусского языка, языка Скорины. Это было время, когда в Европе, в особенности, в Италии – колыске общеевропейской цивилизации – шло интенсивное формирование национальных языков. Сымон Будный и Василий Тяпинский сыграли существенную роль в формировании национального самосознания белорусов, в развитии науки, просвящения, культуры, нравственности.

С.Будный дал белорусскому народу первую печатную книгу на старобелорусском языке – «Катехизис» (1562).

Известна патриотическая публицистика С.Будного и В.Тяпинского, где они высказывали подлинное уважение к другим народам и богатствам мировой культуры.

Великие педагоги, богословы, проповедники, философы, гуманисты, просветители и реформаторы духа, книгоиздатели, их имена в ХVI ст. широко были известны в Италии, Англии, Франции, Германии.

Оба они выступали за духовное раскрепощение личности, против тирании, отрицали цензуру, призывали к пониманию тех, кто «мыслит иначе». Социально-политические взгляды С.Будного и В.Тяпинского оказали плодотворное влияние на государственных мужей, известных юристов – Астафея Воловича и канцлера ВКЛ Льва Сапегу, что и определило доктрину Статута Великого княжества Литовского 1588 года – одной из первых Конституций в Европе.
Мемориальный Знак

в память преподавателей и студентов, погибших в годы

Великой Отечественной войны

В год 30-летия Великой Победы советского народа над немецко-фашистскими захватчиками в годы Великой Отечественной войны во дворе Университетского городка был сооружен Мемориальный знак. Средства на его возведение собрали студенты-стройотрядов БГУ во время летних строительных работ на Байкало-Амурской Магистрали (БАМ), в Якутии, Казахстане, Мурманской области, на стройках в степях Поволжья, на возведении школ, хозяйственных построек в Беларуси, работая на миллиорации белорусского Полесья. Сами же студенты отстраивали и возводили Мемориальный знак: заказывали проект, закупали материал, занимались оборудованием площадки вокруг. С проектом помогли профессиональные архитекторы (А. Пилатович).

Мемориальный знак представляет собой ромб, символизирующий нагрудный знак (университетский ромбик) об окончании высшего учебного заведения, но «рассеченный» контурами винтовки, как символ начатого, но не завершенного образования в университете. Надпись на треугольнике – своеобразном конверте с фронта – очень впечатляющая, как и сам памятник, волнующая, тревожная, но и сердечная, предупреждающая народы мира беречь мир во всем мире, восславляющая подвиг студентов и преподавателей Белорусского государственного университета в годы Великой Отечественной войны 1941 – 1945 гг. «Светлай памяці тых, што ад роднага універсітэта пайшлі на свяшчэнную бітву з фашызмам і смерцю герояу палеглі у змаганні, каб вечна свяціла над нашай Радзімаю сонца свободы».

***


Завершается наша экскурсия по Университетскому городку БГУ. Мы вновь возвращаемся к зданию ректората. Во внутренней части холла над входом приведены слова Франциска Скорины о том, что «превыше» всех мудростей на свете является «размышление» о смысле жизни, о целях жизни, которые человек ставит перед самим собой, раздумья, которые должны привести каждого к наиболее глубокой и важной задачи – к «познанию самого себя».

На внешней стороне стены при входе в самлм здании ректората начертан девиз на латинском языке: «Сила человека в знании и умении. Мы учимся не для школы, а для жизни». Запомним для себя.



Раздел 5. Об авторе первого стихотворения о БГУ

Эссе

Удивительные, порой, случаются события и встречаются людские судьбы, к ним причастные. Казалось бы, какое нам сегодня дело до адмирала Колчака и колчаковцев, до тех далёких событий гражданской войны, разразившейся после Октябрьской революции 1917 года на необъятных просторах России, в Сибири, на Дальнем Востоке. В общем, как пелось в одной широкопопулярной песне про «несокрушимую и непобедимую» Красную Рабоче-Крестьянскую Армию:

Разгромили атаманов,

Разогнали воевод.

И на Тихом океане

Свой закончили поход.

Колчака «полюбили» современники после выхода в свет кинофильма «Адмирал» в главных ролях с Константином Хабенским и Елизоветой Боярской. Но мало кто знает, что, по легенде, влюблённый Лавр Колчак сочинил перед расстрелом песню о своей возлюбенной, и та песня стала народной, стала «хитом» на долгие-долгие годы. Её исполняли, нимало не задумываясь над тем, кто её автор и какая судьба его постигла. Песня эта «Гори, гори моя звезда».

Гори, гори моя звезда

Звезда любви приветная!

Ты у меня одна заветная

Другой не будет никогда.

Удивительная точность выражения чувств. И даже если это не так, и, допускаю, быть может, в настоящем всё не так было, в ночь, перед расстрелом, сочинить гениальные строки, которые переживут своего творца и остануться жить на века, всё равно это красивая история и, дай нам Бог, обратясь к любимой, выразить нечто похожее, хоть отдалённо напоминающее и тоску расставания, и радость сбывшегося, но ненадолго, счастья, и уверенность в лучезарной неугасающей славе той, к которой обращены твои чувства, биение сердца:

Твоих лучей небесной силою

Вся жизнь моя озарена.

Умру ли я — Ты над могилою

Гори, гори моя звезда!

Что может быть прекрасней великого чувства любви, озарющего каждого из нас в нашей жизни, любви осеняющей своими крыльями, дающей силу и мощь, вселяющей надежду и уверенность. И что с того, что может быть и не «адмирал» - автор.

Любовь, как принято, приходит в школьные годы, в университете, во время учёбы, на студенческой скамье. Как в этой искренней и душевной песне любовь озаряет нашу жизнь, наполняет её новым содержанием. Как та звезда. «Звезда надежды благодатная, Звезда любви волшебных дней, ты будешь вечно незакатная. В душе тоскующей моей!» И неважно, кто сочинил подобные строки. Здесь есть чувство, объединяющее поколения, время, годы, жизнь, то чувство, которое не обойдёт ни одного человека. Как говорят в народе, на тихого Бог нанесёт, а быстрый сам наскочит. Влюбляемся все мы. И как поётся ещё в одной песне: «если первокурсники влюбляются, дипломанты женятся уже».

Всякому времени свои песни.

Возможно, мы бы и не вспомнили здесь о личных чувствах, охватывающих великие личности в момент, когда приходит наибольшее озарение, в минуты радости и печали, не говорили бы вовсе о «вспышках на солнце», если бы интуитивно и сюжетно не связывались события и судьбы разных времён и разных поколений, подчёркнём ещё и ещё раз, людей разных воззрений, волею всё тех же судеб, разбросанных по разным сторонам баррикад.

Звёзды, утверждает наука, возникают тогда, когда в них накапливается «звёздное вещество», «звёздная» пыль, начинающая светиться. Свет далёкой звезды идёт к нам долгие-долгие годы.

Именно университеты наращивают то «звёдное вещество», которое помогает «светиться», «засиять» выпускнику на небосклоне науки, инноваций экономики, культуры, общественно - полезного и созидательного творчества.Университеты формируют креативную личность. Выпускник БГУ в состоянии сделать не одну карьеру, а несколько — в науке, педагогике, творчестве, литературе и искусстве, политике, спорте, культуре, шоу-бизнесе.

Так вот, каким-то необычайным образом «свела» история совсем другого нашего номинанта, университетского автора, с теми отдалёнными событиями, что бушевали в начале ХХ века, «свела» поэта с другими, такими же яркими, лучезарными, звёздными событиями человечества, ну, пускай, не всего человечества, а одного большого-малого народа, который радовался, гордился, восхищался, был поражён гениальностью в своём представлении о грядущем светлом дне, за который, не жалея себя, сражался. Сражался на стороне народного гнева, рьяного и праведного.

В 1922 году, в годовщину открытия Белорусского государственного университета, сотрудник Института белорусской культуры (Инбелкульта), входящего тогда в состав БГУ и в последствии ставшего основой для создания в 1929 году Академии наук Белорусской ССР, известный белорусский поэт Алесь Гурло написал стихотворение «Белорусскому университету». Переписал красивым калиграфиеским почерком (сказалась старая царская школа чистописания, образец калиграфии, правописания), внизу поставил сакраментальную дату 28-Х-22г., подписал, отложил в сторону; позже тот листок мог и не сохраниться, но нет, сохранился, остался цел и невридим, да «выловили» его из анналов истории и запасников наших архивов (хвала архивистам!), нашли, обрадовались, сохранили и «живьём», как эти строки были написаны на листке, поместили в книгу «Беларускi Дзяржаўны унiверсiтэт. 1921-1941», да ещё в заглавную её часть, на первую страницу, подобно эпиграфу. Как помещают святое посвящение. И «засветилась» книга, состоящая из документов и серьёзных научных обобщений и размышлений, из писем и воспоминаний. И был отправлен «меседж» (говоря совеременной терминологией) из того далёкого времени, начала ХХ столетия, со времён создания первого университета на Беларуси, от поколения учёных и студентов первых лет учебы и работы БГУ к нашему сегодняшнему дню, поколению профессорско-преподавательского корпуса и нашему студенчеству ХХI века. Чтоб не распалась связь времён.

Стихотворение удивительное, чудное, необычное и покоряющее, непревзойденное в своей простоте, незамысловатости, душевности, ранимости и гордости. Оно веет пафосом созидания. В нём возвышенность чувств, переполняющих человека, нет, не одного, многих, всех, тысяч и тысяч, а может и миллионов, которые чувствовали то же самое, что и он, поэт, но вот до конца не смогли всё выразить. А он обращался просто, незатейливо. «Яшчэ ты малады». Это ведь к университету. Как к ровеснику, иль как к младшему брату, сыну, другу-студенту, как к самому себе. Поэту Алесю Гурло шёл тогда 30-й год, в таком же 30-летнем возрасте будущий академик АН БССР, народный писатель Беларуси Кондрат Крапива только-только поступил учиться в БГУ на первый курс. Поэт-сотрудник Инбелкульта Алесь Гурло обращался к БГУ как к Великому Собору, Храму науки, понимая, что чем Храм и Собор старше, тем они красивее и ценнее. «I толькi год адзiн у тваіх сцянах хвалюецца жыццё: Гартуе тут навукай пачуццё і горада дзіця і вёскі беднай сын». Последнее — существенное. Край, где доселе не было да и не могло быть подобного классического университета, был на длительное время лишён возможности готовить свои кадры для народного хозяйства. В искренних констатирующих строках «бьётся» пульс времени, угадывается эпоха, колорит и стихия народной жизни начала ХХ столетия. Дальше — больше. С уточнением, как говорится, «с видеорядом», с фотографической точностью поэт описывает «каму навукі шлях зачынен быў здаўна». Но, обратим внимание (это нам понадобится при исследовании в дальнейшем биографии поэта), что здесь и дальше в стихотворении нет ни тени политизации, акцентации на том, что вот вам все дала новая власть (хотя и это предусматривается, должно ведь угадываться), но автор не берёт, как скажут сегодня, на «ура-патриотизм», на крик, на лозунговое восприятие. Ровно и спокойно, с уравновешенным чувством и глубоко осознанным ощущением справедливости того, что свершилось, он рассказывает о «науки колосьях», которые ведь и в гербе СССР и гербе БССР, сравнивает учёбу с «загоном спелой ржи» («Цяпер красуецца навукі збажына»), высказывает восхищение тому, что университет и впредь будет «спросвящать» наш народ, нести в «тёмный край» свет знаний. Университет поэт называет «святое ад святых». А дальше... Дальше голос творца как бы меняется, он светло и лучезарно обращается к новому времени, восхищённо восклицая: «Прайдуць гады», а они ведь уже во многом прошли. Сколько? 85? Больше? 90? 800 лет? Как у Кебриджа нынче? С восхищением и благодарностью автор уверенно говорит, что за долгие годы из стен университета выйдут многие и многие поколения образованных и воспитанных высококлассных специалистов, выйдут, соединяя своё будущее с будущим родного края, «пад зыкi музыкi», «пад гусляў родных звон».Он уверен, что так оно и будет, как вышли великие люди «з сцен краёў суседніх нам». Неоценима кагорта выпускников БГУ. Поэт А.Гурло величественно и торжественно называет всех их: «Прарокі і тварцы навукі. Пачуцця».

Заканчивается произведение величественным обращением к Университету, Здравицей в его честь: «Дык ты ж жыві, навукі вольны храм, Для лепшых дзён народнага жыцця!» Поистине эпохальное произведение, лишённое излишней пафосности, конъюктурщины, словословия. В стихотворной лапидарной форме искренне и от души, тепло и сердечно поэт поздравил родной университет с первой годовщиной его деятельности и выразил уверенность, что БГУ ещё многие и многие годы будет славить Беларусь.

А теперь к удивительной биографии поэта. Родился Алесь (Александр Кондратьевич) Гурло 31 яваря 1892 года в бедной крестьянской семье в местече Копыль, что на Минщине. Копыльская земля, кстати, дала белорусскому красному письменству таких корифеев белорусского слова, как «белорусский Достоевский», классик Кузьма Чёрный, поэт-гулаговец Н.Хведорович, профессор БГУ, историк С.Александрович.

Какой путь его ожидал? Известно. Занимался поддёнщиной, работал чернорабочим на лесопилке. Образование? В 1908 году поступил рабочим на завод «Вулкан» в Питере. Затем армия. С 1913 года А.Гурло матрос Балтийского флота. Сначала у него, простого матроса, на фуражке красовалась ленточка с названием крейсера, на котором служил, - «Богатырь», затем уже после окончания школы матористов с 1915 года — унтер-офицером на миноносце с ярким и эпатажным названием «Забияка». И вдруг — революция! Матросы и здесь впереди. Как сын трудового народа А.Гурло активно участвует в Февральской и Октярьской революциях. Так потом напишут во многих справочниках и литературных источниках: «Для молодой белорусской литературы, представителем которой был «нашанівец» Алесь Гурло, это было символично: обретшее уверенность «мужицкое» слово в матросском бушлате врывается в царский дворец, чтобы ударом флотского башмака распахнуть узорчатую дверь в светлое будущее. Но красная страница биографии не защитила поэта от репрессий, хотя и помогла сохранить поэтическое имя».

Самая яркая страница биографии поэта всегда, а это подчёркивалась в советские годы: «Алесь Гурло — активный участник Штурма Зимнего дворца в Петрограде в октябре 1917 года во время революции». А следом... А следом то, о чём мы с такой грустью и тоской вспоминали в начале нашего сочинения. С отрядом революционных матросов Алесь Гурло участвовал в подавлении эсеровского мятежа в Ярославле («Мятеж, когда он удаётся, он по-новому зовётся»). Являясь пулемётчиком Волжской революционной флотилии, «свинцовыми очередями защищал новую власть от несогласных». И вот он, момент истины. Соединение начала нашего разговора и его завершение. Как сказано в биографии поэта в книге «Беларускія пісьменнікі» (1994) «прымаў узел» «у барацьбе з калчакаўцамі» (с.158).

Здесь об этом мы вспомнили не для того, чтобы «столкнуть» две великие фигуры, не ради ещё чего-либо, «выжать слезу», или чтоб лишний раз убедиться, что жизнь сложная, что «судьба-злодейка» готовит множество «капканов», чтобы подчёркивать и перечеркивать сделанное, не для того, чтобы разбираться в правоте или не правоте тех или иных, кто «приближал» или «отдалял» светлое будущее, в том числе кто способствовал, а кто препятствовал открытию новых путей в жизнь, школ, ремесленных училищ, институтов, наконец, университета.

Наверное, БГУ был бы открыт всё равно на Беларуси когда-нибудь. Но нам кажется, что поэт-матрос Алесь Гурло с Копыля своей яркой и самоотверженной революционной деятельностью приблизил и приближал основание «очага знаний» в родной Беларуси. Без Октябрьской революции открытие БГУ в Минске могло и вовсе не состояться.

«Неисповедимы пути твои, Господи...» Равно, как и человеческие. А ведь они могли бы встретиться, они ведь противостояли друг другу, два поэта, два творца, два истинных патриота своей родной страны. Будучи раненым в одном из самых ожесточённых боёв на Волге, А.Гурло потерял физическую трудоспособность, в 1921 году, в том же году, что и Я.Колас из Курска, где он находился на долечивании после Румынского фронта, вернулся поэт Алесь Гурлос фронтов гражданской войны в Минск. Стал активным участником литературного движения, являлся членом литературных объединений «Молодняк», «Полымя», «Пробліск», которые как грибы после дождя, одно за другим создавались в Беларуси. Столица бурлила, кипела творческая мысль, научная, литературная жизнь развивались с особой скоростью.

Раннее стихотворение поэт напечатал в 1907г ещё в газете «Наша ніва», которая считалась народной крестьянской трибуной. Потом выходят сборники его стихов «Барвёнак» (1924), «Спатканні» (1925), «Сузор'і» (1926), «Зорнасць» (1927), «Межы» (1929).

Последние годы Алесь Гурло работал научным сотрудником в Институте языка Академии наук БССР в Минске. В 1930 году поэт и научный сотрудник Академии наук Алесь Гурло был реприссирован. Сослан на 5 лет на поселение в Самару, по дикому совпадению, в те же самые места на Волгу, где когда-то воевал и где «положил» за революцию собственное здоровье. Вернулся в Минск. Но литература слишком для многих была «горячим цехом», где терялись не только здоровье, но и жизнь, зачастую. Полностью реабилитирован в январе 1957 года. Ему восстановлен писательский стаж с 1934 года. Вышли ещё из печати книги «Выбраныя творы» (1950), «Вершы» (1953), «Вершы» (1972).

С вдохновенных слов о любви мы начинали наш рассказ, такими же проникновенными признаниями в любви к поэту, студенчеству, родному университету нам хотелось бы и завершить наше исследование.

Когда-то, давным-давно, ещё в 1972 году, писатель Алесь Гурло создал семейно-бытовую драму «Любовь всё побеждает». Ирония судьбы, или злой рок? Он тоже воспевал любовь, как и его «заочный» визови. Любовь жила в сердце поэта, пусть даже израненном в боях и сражениях с врагами революции и с врагами прогресса. Эта любовь победила. И эта любовь отразилась воочию в строках первого стихотворения, посвящённого Белорусскому государственному университету, талантливого белорусского поэта Алеся Гурло.




1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

  • Студенческий городок БГУ Памятники в университетском дворике
  • Ефросиния Полоцкая (около 1101 – после 1107)
  • Франциск Скорина (около 1490 – около 1551)
  • Никола Гусовский (около 1470 – после 1533)
  • Кирилл Туровский (около 1130 – после 1190)
  • Сымон Будный и Василий Тяпинский (около 1530 – 1593), (около 1530 – 1599)
  • Мемориальный Знак в память преподавателей и студентов, погибших в годы Великой Отечественной войны
  • Раздел 5. Об авторе первого стихотворения о БГУ Эссе