Учебное пособие для студентов специальности 050204 Культурология Павлодар

Главная страница
Контакты

    Главная страница



Учебное пособие для студентов специальности 050204 Культурология Павлодар



страница3/7
Дата08.01.2017
Размер1.44 Mb.
ТипУчебное пособие


1   2   3   4   5   6   7

Контрольные вопросы
1. Кто автор указанных размышлений? Какие этические и эстетические категории анализируются в этих строках? Обоснуйте свой ответ.

Ұзын түн зығырланам, қайнауменен.

Зарлаймын ұзын түні көрермін деп,

Көре алмай ашылғанын қасіретім көп.

Ғұмырымда бір ашылған уақытын көрмей,

Барамын бұл жалғаннан мен уайым жеп [1, с.26]


Стараясь не порвать

Надежды нить,

И эту жизнь в одно

Соединить с загробной,

Кто-то ищет справедливость.

Но где же он?

Легко ему ли жить?

Но где он?

Мужеству его хвала.

Ведь надо быть сильнее лжи и зла.

И верность человечности и чести,

Хранить всегда,

Хоть душу жги дотла [12, с.34].
«Санасыздық дүниесі біздің көңіл күйімізге де әсері тиеді екен. Кейбір жұмысты жақсы істеуге көңілдің көтеріңкі болуы – жағымды шарттың бірі».

«Өзгелерді өзімізге ұйқастырып бақылаймыз, басымыздан нені кешірсек, басқаларды да сонымен өлшейміз».

«Өзінді білгің келсе, өзгелерге қара; өзгелерді ұқпақ болсаң, өз жүрегіңе үңілі-дейді Шиллер».

2. Определите специфику отношения к религии М.Ж. Копеева, С. Торайгырова и Ж. Аймаутова (обоснуйте свой ответ на основе анализа их творчества).


1.6 Единство и противоречие этического и эстетического в наследии акынов и жырау ХV-ХVIII веков

Цель занятия: проанализировать особеннности этического и эстетического в поэзии акынов и жырау.

Рекомендации по изучению темы: основная цель данной темы рассмотреть фундаментальные категории этики и эстетики в поэзии казахских акынов и жырау предусматривает анализ межличностных отношений. Нужно сделать акцент на таких категориях, как туысқандық, ағайындық, героическое и др. Наконец, следует выявить соотношение между основными категориями и понятиями, которые углубляют и уточняют их.

Большое значение для изучения поставленной темы имеет осмысление проблемы счастья и смысла жизни в размышлениях отдельных представителей поэзии акынов и жырау. С этой целью изначально необходимо определиться с мировоззренческими ориентирами и назначением творчества акынов и жырау.


Содержание темы
1. Диалектическое единство внешнего и внутреннего, этического и эстетического в межличностных отношениях (туысқандық, ағайындық, героическое и др.)

2. Проблема счастья и смысла жизни в творчестве Асан-Кайгы, Доспамбет-жырау, Шалкииз-жырау, Шал-акын, Бухар-жырау.

Несомненно, проблема межличностных отношений не нова. Уже в средние века акцентировалось внимание на форме гармонии, вытекающей из общения человека. Как известно, в казахском обществе на протяжении многих столетий материальная и духовная жизнь людей определялась родовыми, семейными, кровно-родственными отношениями, в которых особенно ярко прослеживалось переплетение, взаимопроникновение этического и эстетического. Поскольку суровые условия жизни не позволяли выжить одному, в человеке культивировались положительные качества, которые, прежде всего, должны были скреплять, объединять народ в единое целое. Настрой на взаимоуважение и любовь, крепость кровно-родственных и дружеских отношений степняков воплотился в таких понятиях как туысқандық, ағайындық, абысындық, и другие. Столь часто упоминаемые мыслителями разных эпох, они имеют глубокие смысловые этико-эстетические основы, стягивающие к единому основанию идеи согласия и взаимоуважения между близкими людьми, а значит, единства всего народа, созидания добрых человеческих качеств и красивого строя межличностных отношений. И характер этого общения обладал одновременно положительной эстетической и этической ценностью.

Известный мыслитель 18 века Бұқар-жырау предупреждал, что плохие отношения между родными братьями приводят к вражде внутри рода, моральному расколу народа, а неприязнь между женами братьев подрывает моральные устои внутри аула, нарушает красоту межличностных отношений.


Ағайынның аразы

Елдің сәнін кетірер,

Абысынның аразы

Ауыл сәнін кетірер [13, с.93].


Повышенный интерес к взаимоотношениям невесток объясняется определяющей ролью женщин в казахском обществе в воспитании подрастающего поколения. Отметим, что приоритетное значение отдается нравственным качествам, красоте души: «Сұлу – сұлу емес, ару – сұлу, неге десең жаны сұлу» – «Не та прекрасна, что красива, а та, что душою хороша».

В размышлениях Шалкиіз-жырау понятие ағайындық касается не только родственных взаимоотношений. В преломлении его творчества данное понятие касается межличностных отношений всех людей. Жырау отмечал, что часто порочные чувства, особенно зависть между людьми, нередко приводят к несправедливому отношению к более талантливым личностям, чьи советы и мудрость помогали всему народу в трудные годы лихолетья. Изгнание лучших из их родных мест имеет своим результатом лишь запоздалое раскаяние и разочарование завистников в собственных поступках:


Ағайынның ішінде,

Бір жақсысы бар болса,

Қонқылдаған көп жаман,

Сол жақсыны көре алмас.

Сол жаманның басына,

Қиын қыстау іс келсе,

Бағанағы жақсысын

Қос арғымағын қолға алып,

Күнінде іздесе де таба алмас [13, с.45].
Контрольные вопросы
1. Почему казахскими акынами и жырау большое внимание уделялось проблеме кровно-родственных отношений? Обоснуйте свой ответ.

2. Какова специфика этих отношений в 21 веке? Раскройте положительные и отрицательные акспекты трансформации идей акынов и жырау в современном казахском обществе.

3. Приведите примеры анализа прекрасного, безобразного, героического в поэзии Бухар-жырау, Доспамбет-жырау, Актамберды-жырау и др. Актуальны ли их размышления для человека 21 века? Обоснуйте свой ответ.
1.7 Развитие этико-эстетических идей акынов и жырау М. Ж. Копеевым, С. Торайгыровым и Ж. Аймаутовым

Цель занятия: выявить специфику проявления этико-эстетических идей акынов и жырау в наследии М. Ж. Копеева, С. Торайгырова и Ж. Аймаутова

Рекомендации по изучению темы: эта тема должна помочь студентам разобраться в философских размышлениях казахских акынов и жырау, нетрадиционном осмыслении проблемы этического и эстетического сквозь призму их образа жизни и творчества. Обратите внимание на причины, обусловившие усиленное внимание акынов и жырау к тем или иным качествам человека и мировоззренчесим проблемам. Желательно объяснить, как трансформировались их идеи в наследии М. Ж. Копеева, С. Торайгырова и Ж. Аймаутова. В чем и почему проявляется преемственная связь разрабатываемых ими идей.
Содержание темы
1. Сходство и различия в понимании счастья, смысла жизни акынами, жырау и в творчестве М. Ж. Копеева, С. Торайгырова и Ж.Айматова.

2. Проблема единства народа в 15-18 и начале 20 веков: сравнительный анализ.

Сложность и противоречивость межличностных отношений, их обострение характерны и для казахского общества начала XX века. Потеря духовного единства связывается М. Ж. Копеевым с изменением ценностных установок человеческого общества, когда индивидуальное начало перерастает в эгоизм – свое крайнее проявление:
Дүние үшін бірін-бірі көрмей безіп,

Ағайын татулықтың жібін үзіп.

Арсалаң тазыға ұқсап жүрген жан көп,

Қанағат қашқандықтан көзін сүзіп [1, с.77].


Мыслитель убежден, что люди сами обманывают себя, пролагая бездну между собой и окружающим миром. И трагедия в том, что они, не осознавая распадения целостности вселенной на множество отдельных частей, не узнавая себя в других, сами с собой воюют. И человек сам несет ответственность за то, что не использует дарованные ему возможности бесконечного духовного становления, ограничиваясь преходящими, одномоментными эгоистичными ценностями. М. Ж. Копеевым довольно остро прочувствована необходимость бытия другого, поскольку единичное бытие бессмысленно:
Бір адам бар: өрік, мейіз ағашы сықылды

Жемісінен дүние жүзі баһра алады.

Бір адам бар терек ағашы сықылды,

Отқа отын болғаннан басқаға жарамайды [1, с.84].


Жақсылық, қайыр, ихсан қылған ісі,

Адамның қымбат баһа сол жұмысы [1, с.84].


В данном контексте хотелось бы подчеркнуть, что любовь к Богу, а значит ко всему сотворенному им миру, в понимании М. Ж. Копеева – это не просто рассуждения о добре и красоте, формальное соблюдение постов, свершение намазов. Искренняя, чистая любовь проявляется в заботе, милосердии о конкретном человеке. Последнее, по М. Ж. Копееву, выражает сущность человеческой духовности.
Оразаң отыз күнгі – отыз кісің,

Бес кісі – бес намазың білемісің.

Жоқ қылып жамаңдықты жойылтуға,

Бұлармен дәнемеге келмес күшің.

Қысылды, мен болмасам, шыбын жаның,

Дәрменің калмап еді, құрып әлің.

Танып қой, танымасаң, мен боламын,

Дүниеде қылған қайыр –

жарты наның! [1, с.167].
Это значит, что на первый план должна выйти идея не равноценного отношения к другому, но более одухотворенного и возвышенного отношения к другому, нежели к самому себе, поскольку утверждение милосердия возможно лишь в бескорыстном общении друг с другом. И главная ответственность на этом пути возлагается Копеевым на человека. Он и его милосердное (ответственное) отношение к другому становится источником гармонии добра и красоты. Очевидно, что в понимании ответственности М. Ж. Копеевым, как онтологического основания этико-эстетического совершенства человека, говорится не просто об ответственности, но о духовно-нравственной ответственности.

Следует отметить, что С. Торайгыров близок по духу в своей позиции к М. Ж. Копееву. Практически во всех его творениях прослеживаются трагические последствия бездуховных отношений людей:


Өмірде неше түрлі уды іштім,

Неше түрлі азапқа, жаным, түстің.

Ағайынның ішінен ала шықса,

Жау ішінде бар ма екен сонан күштің [2, с.141].


Я в жизни своей много яда вкусил!

Терзанья душе стольких стоили сил!

Но если в родне появился завистник,

Он хуже врагов тебе будет постыл [12, с.24].


Он отмечает, что диалог людей бесконечен и многообразен и потому, по своей сути, должно быть нечто объединяющее полифонию голосов в единую гармонию. Этим нечто, как мы выше показали, С. Торайгыров объявил справедливость, понимаемой как мировой закон. Честное и человеческое отношение, иначе говоря, по совести, и определяет по С. Торайгырову совершенного человека. Если М. Ж. Копеев во взаимоотношениях людей выделяет такое качество как прощение и милость, то С. Торайгыров в большей степени ориентирован на справедливость. И потому С. Торайгыров выход из межличностной вражды видит в выстраивании отношений к другому, как к самому себе и определяет этот способ отношений как одно из основополагающих качеств человечности, которое должно постоянно воспроизводиться. С одной стороны, здесь может показаться, что стремление С. Торайгырова к справедливости может иметь одностороннее узкое толкование – ко всем людям как к себе (к себе плохо и к другим также). Но справедливость С. Торайгырова покоится не на себялюбии или ненависти, это не индивидуальное понимание, напротив справедливость – это гармония, которая противостоит эгоистичным мотивам и сдерживает человеческие порывы от причинения страданий другому. Это значит, что понимание справедливости С. Торайгыровым отлично от западного. Справедливость в его понимании - это не воздаяние по заслугам или как отмечает А. А. Смирнов, анализируя арабскую культуру: «справедливость здесь – это не способ уравнять шансы отдельных атомов общества, стремящихся к максимизации своих «доходов» (и потому неизбежно входящих в противоречие друг с другом, поскольку максимизировать их нельзя иначе как за счет другого); справедливость это модус умеренного и слаженного бытия» [14]. Иначе говоря, это направленность к гармоничному бытию, своего рода правило и норма жизни. Человечество же в своих поисках, отдав приоритеты поверхностным, преходящим явлениям, утратило этическое начало справедливости. Отсюда искажение идеи справедливости как высокодуховного гармонизирующего начала и понимание ее как уравниловки. Из всего сказанного понятно, что человек не только просто явление, в нем сосредоточена мировая сущность, потому единство этического и эстетического, это тоже не только явление, но путь, на котором весь мир получает свое верховное назначение и истинную цель. Это путь бесконечного, не в количественном, но в качественном изменении, путь потенциального творчества и исканий себя лучшего.

Переходя к наследию Ж. Аймаутова, отметим, что он, констатируя разобщенность казахов, их нежелание помогать друг другу в романе «Қартқожа» выходит за рамки национальных отношений. Им подчеркивается, что поддержка и помощь должны осуществляться не только по принципу родственных отношений, но прежде, по человеческим принципам. Мы бы хотели отметить, что традиционные мировоззренческие универсалии ағайындық, туысқандық имеют более глубокий этико-эстетический смысл и в размышлениях Ж. Аймаутова отождествляются с понятием человечность – адамгершілік. За высоким социальным положением в обществе, образованностью, как показал Ж. Аймаутов, нередко скрываются черствость и жестокость: «мыңдаған үйі, миллиондаған жаны бар қала тым болмаса есігінен қаратпады-ау. Мұны білімнің, адамгершіліктің орны дейді-ау! Адамгершілігі кайда? Білімді ел тас бауыр бола ма екен? Мына тұрғандар үй ме? Жыртқыш, жалмауыз ғой. Ай, кеңпейіл қазағым-ай! Қадірің осындайда білінеді екен ғой» [3, с.140]. На наш взгляд, Аймаутовым очень четко проведена линия, разграничивающая нравственность и разум, показана их нетождественность. Но, осознавая необходимость их целостного единства в человеке, мыслитель объединяющим началом этического и разумного, признал человечность, которая способствует не внешнему, но внутреннему смысловому взаимопроникновению этих начал. То есть, только человечное, а не просто разумное отношение сказывается в человеке как мощная сила, побуждающая к деятельной помощи всем, кто нуждается. И в этом контексте, нравственность понимается как прекрасное. Определенно, здесь мыслитель поднимал вопрос не о родственных взаимоотношениях, говоря о покровительстве и помощи сильных слабым, но о человеческих качествах, которые не зависят ни от возраста, ни от национальности: «Қартқожа қазағын, елін сүйеді. Байын, жауызын емес, бұкарасын, кедейін, жалшысын, жерін, суын сүйеді. Қазақ пен орыс төбелесіп жатса, орыстікі зорлық деп ұққысы келеді. Бірақ орыстан көрген жақсылығын ұмытпайды, орысты да бауыр тұтқысы келеді [3, с.142]. Таким образом, совершенный человек, по Аймаутову – человек активной помощи, человек-творец. И от духовных усилий человека зависит характер взаимосвязи этического и эстетического, их единство или противоречие.

Как видим, многовековая традиция казахского народа выработала такие универсалии, касающиеся человеческих взаимоотношений, в которых невозможно отделить этическую сторону от эстетической, не нарушив смысловую целостность понятий. В них казахские мыслители внесли новое смысловое содержание, расширив с узко-родственных отношений до общечеловеческого уровня.
Контрольные вопросы
1. Как трансформировались понятия ағайындық, туысқандық в размышлениях М. Ж. Копеева, С. Торайгырова и Ж. Аймаутова. Проведите сравнительный анализ и оформите результаты сопоставления в схему.

2. Объясните, почему этическое и эстетическое, составляющие основу человеческих взаимоотношений, в жизни современного общества являются наименее обсуждаемыми и востребованными?


1.8 Своеобразие соотношения этического и эстетического в творчестве казахских мыслителей начала ХХ века

Цель занятия: проанализировать в сравнительном контексте соотношения этического и эстетического в творчестве М. Ж. Копеева, С. Торайгырова и Ж. Аймаутова

Рекомендации по изучению темы: данная тема предусматривает анализ диалектической связи внутреннего и внешнего в человеке: прекрасного и доброго, безобразного и злого. Большое значение для изучения поставленной темы имеет осмысление проблемы единства этического и эстетического. Также необходимо проанализировать и выявить специфику противоречий этического и эстетического в человеке. Особое внимание следует уделить рассмотрению указанных вопросов с позиции мыслителей начала ХХ века и современным видением данной проблемы.
Содержание темы
1. Единство внешнего и внутреннего на примере казахского героического эпоса.

2. Несовпадение внешнего и внутреннего в человеке.

Помимо высоких этических качеств, общечеловеческих принципов добра, интеллектуальной красоты, ведущих к духовному совершенству и являющихся приоритетными мыслители отмечали в человеке (в отличие от космогонических представлений) внешнюю физическую привлекательность. И анализ этико-эстетических представлений был бы неполным без анализа понятия красоты – сұлулық. Непротиворечивое соотношение внешности и внутреннего мира человека понималось как идеальное почти во все времена у всех народов. Подчеркивая этот факт, мы хотели отметить, что, несмотря на подчиненную роль физической красоты в образе совершенного человека, внешность имела особое значение. Именно с внешней привлекательностью в эпоху средневековья отождествлялся внутренний мир человека. Такое понимание, вероятнее всего, являлось результатом целостного мировосприятия казахов, для которых физический компонент совмещался с духовным содержанием. Думается, что такой целостный тип сознания исходил не только из потребности удовлетворения эстетического наслаждения, скорее эстетическое приобретало смысл в связи с нравственным воздействием на людей. В эпосах средневековья физическая красота подразумевала и положительные, благородные духовные качества носителей сравнений, поскольку в традиционном мировоззрении часто красота тела отождествлялась с душевными качествами человека. Но в средневековых эпосах представление о совершенном не замыкается на его положительных проявлениях. Оно содержательно более расширено, поскольку в него включено и отрицательное совершенство, проявляющееся в низменном и безобразном, и противостоящее совершенному положительному (прекрасному). Например, в эпической поэме «Қобланды батыр» в образе Ултана низменность, бесчеловечность внутреннего мира отразились в уродливо-безобразной внешности:
Грудь его со скирду была,

В горло мог войти караван.

Шея крепкая, как скала.

Ухо каждое, словно щит.

Нос приплюснут, будто разбит [15].
На наш взгляд, воспевание самых лучших духовных человеческих качеств, а также красоты тела, силы и ловкости, в последующие века в творчестве акынов и жырау, также имели не просто этико-эстетическое значение. Сочетание всех прекрасных внешне и духовных качеств человека было востребовано временем. Например, Қазтұған-жырау сравнивает себя, свою мощь и силу духа с самыми ценными понятиями кочевого мира – это длинный курук для ловли скакунов, острые зубы молодого верблюда, перегрызающего ветви деревьев, красноречие подобно обжигающему пламени. В поэтических строках акынов и жырау большинство эпитетов и сравнений рождены героическим духом номадической цивилизации и неприемлемы для поэзии иных народов.

Бұдырайған екі шекелі, Чело исполина,

Мұздай үлкен көбелі, Кольчуга как льдина

Қары ұнымы сұлтандайын жүрісті, И раб у него горделив, как султан

Адырнасы шайы жібек оққа кірісті, Лук с огненной тетивою.

Айдаса қойдың көсемі, Людей как овец ведет за собою,

Сөйлесе қызыл тілдің шешені, Шешена язык ему дан.

Ұст аса қашағанның ұзын құрығы, Для диких коней он длинный урук

Қалайылаған қасты орданың сырығы Орде он опора, народу он друг,

Билер отты би соңы, Последний из биев,

Би ұлының кенжесі, Сын бия-судъи;

Буыршынның бұта Надежда бессильных

шайнар азуы [16]. … в грозные дни [17].
Несомненно, в этих строках очевиден приоритет внутренней духовной красоты человека. Показано, что физическая красота и здоровье лишь одно из составляющих совершенного человека, поскольку сила и здоровье индеферентны к нравственности, то физическая красота играет подчиненную роль.

Идею незначительности внешней красоты очень ярко продемонстрировали своим образом жизни суфии, доказав, что красота человека проявляется только в одухотворенных поступках. Нетождественность физической привлекательности и духовной красоты была глубоко раскрыта Ибн Синой, согласно которому «иногда случается, что человек с безобразным обликом прекрасен по своим внутренним качествам… Равным образом, бывает и обратное, что человек с красивой внешностью безобразен чертами своего характера» [18]. Такое несоответствие обнаруживается и казахскими мыслителями более позднего периода. Например, диалектика человеческого характера вскрывается Ақан-Сері в образах джигитов. Он выделяет тринадцать черт, определяющих различные характеры его современников: ум, разумность, принципиальность; целеустремленность, силу духа и упорство; самовлюбленность, хвастовство и неспособность проявить себя в значимых делах; разностороннее развитие и конкретность в поступках в сочетании с широкой душой и откровенностью; скупость, хитрость, малодушие; слабоволие, подчинение и зависимость от жен:


Төртінші бір жігіт бар мінезі ауыр,

Асылзат ажар берген өңі тәуір...

Сегізінші бір жігіт сегіз қырлы,

Нық сөзді, раушан көңіл, жалғыз сырлы [17, с. 152-153].


Акыны и жырау, отображая яркую палитру человеческих характеров, потребностей и интересов, свидетельствовали о незавершенности, бесконечности и загадочности человеческой природы

Приведем несколько примеров из творчества казахских мыслителей ХХ века, раскрывающие соответствие между внешним и внутренним в человеке.

Наводящий ужас, презрение и брезгливость, безобразный облик хромого Нурума из поэмы С. Торайгырова «Қамар-сұлу» олицетворяет его хищническую природу: Рот, табаком набитый, плюется, сквернословит, шепелявит, а шея коротка, как у быка; живот трясется, словно у коровы; на нем лежит, словно мешок помятый, жидка и неопрятна, борода. Навыкате глаза. Всем своим видом тарантула Нурум напоминал [12, с.193-194]. Ж. Аймаутов также видел в безобразном воплощение зла, проявлящееся часто в ничтожных поступках, в грубости и властности: «Әйнектің түбінде қап-қара аюдай бірдеңе отыр» [3, с.303]. «Көзі қисайып, ақшиып кетіпті. Қыли екенің сонда көрдім… Мінезі жаман екен» [3, с.304-305]. Приведенные цитаты свидетельствуют о том, что безобразное представляет не просто отрицание прекрасного. Очевидно, что через введение негативного переживания, через его отрицание, утверждались человеческие ценности добра и красоты. По мнению Шеллинга, явления безобразного – «образцы, вместе взятые, суть все же идеалы, но только перевернутые идеалы, и благодаря этому они снова включаются в сферу прекрасного» [19]. Чем «совершеннее» безобразное, тем ярче утверждается ценность прекрасного:
Как будто нить золотая, тонок ее голосок.

Хрупкая, беззащитная, будто бы стебелек.

Умная не по возрасту, нету такой другой.

И с плеч ее льются волосы стремительно, как поток [12, с.169].


Естественно, что взаимосвязь этического и эстетического не исчерпывается совпадением ценностной направленности (положительной или отрицательной) формы и содержания, то есть, внешнего облика с внутренним, духовным миром человека. Это лишь одна из сторон, один из этапов развития сложной системы диалектической связи этического и эстетического. Но, тем не менее, мы считаем важным отметить преемственное развитие мироощущения и духа эпического средневековья в творчестве Копеева, Торайгырова и Аймаутова и потому в их наследии условно выделяем следующие типы взаимосвязи этического и эстетического как внешнего и внутреннего в соответствии с их ценностной направленностью:

- совпадение положительной этической и эстетической направленности, когда внешняя красота, поведение соответствуют внутреннему духовному богатству героя (Қамар-сұлу, Ахмет, Ақбілек, Шеризат), кроме того, каждый поступок и его мотивация воспринимаются как прекрасные, одухотворенные светом добра;

- совпадение отрицательной этической и эстетической направленности, когда внешняя непривлекательность отражает духовное несовершенство героя (Хромой Нурум, Муж Камили (из «Акбилек»)), где в каждом жесте, поступках героя отображено его моральное уродство, бесчеловечность, проявляющиеся в низменных желаниях.

Но о физическом совершенстве или несовершенстве говорили не только в эпических произведениях и не только в контексте отождествления внешнего и внутреннего. Несколько с других позиций идею физической красоты в средние века раскрывает аль-Фараби, согласно которому «совершенство тела человека – это его здоровье: если есть оно, то его следует сохранять, а если нет, то его следует приобрести» [20]. На наш взгляд, артикуляция природных физических данных человека средневековым мыслителем связана с убеждением о «естественной красоте» человека как основе, на которой развиваются его духовные качества, то есть физическое здоровье человека способствует активному развитию заложенных в нем потенциальных способностей. Аймаутов в размышлениях о подрастающем поколении (Тәрбие) также пришел к идее о необходимости физического совершенствования человека с целью укрепления его здоровья. Скорее здесь обоими мыслителями отстаивается идея восхищения красотой не ради удовольствия или пользы, а ради духовно-душевного возвышения и приближения к совершенству. Но, подчеркивая значимость естественной красоты человека, тем не менее, аль-Фараби и Аймаутов отдавали предпочтение красоте разума и духовной красоте.

С. Торайгыров также отмечал обманчивость внешности:
На взгляд бывает очень хороша

Красавица. Но вот ее душа

Темна. А ты не видишь в ней изъяна,

Мечтой нетерпеливой к ней спеша [12, с.35].


Но он не отрицает физической красоты, он говорит о ней с восхищением. Однако, тем не менее, любовь к прекрасному в его понимании должна иметь целью приближение к благу.

М. Ж. Копеев также неоднократно в своих дастанах выявляет несоответствие жалкой сущности человека с внешне благопристойной формой:


Бір талайға санасаң келді жасың

Шөпке тұрған қырау ма баста шашың.

Ұзын деумен етегім өтті

Ойда жоқ тіпті тұттай жалаңашың [1, с.51].


Неумение и нежелание человека видеть, слышать истину, которая существует в нем самом, блуждание в мире мнимых ценностей, вызывает не столько смех, сколько жалость и разочарование. Человеческая несостоятельность часто являет себя в поверхностности, легкомыслии, и именно этот факт вызывает негативное отношение М. Ж. Копеева, в котором переплетены и ирония, и негодование, и сострадание к современникам. Через трагикомическое отношение М. Ж. Копеев, С. Торайгыров не отрицают человеческое бытие как таковое, они не приемлют недостойные человека способы бытия в мире. Вышепроведенный анализ позволяет сделать нам следующие выводы, в которых раскрывается иной уровень взаимосвязи формы и содержания, как:

- противоречие между привлекательной внешностью и нравственной пустотой, лицемерием (Жамиля, Сылаң қыз, Муслим, Мукаш), когда под внешне прекрасными словами и манерами, скрывается ложь, замаскированы корыстные установки, позволяющие им использовать других людей как средство для достижения своих целей;

- противоречие между неказистой внешностью и внутренней душевной красотой (Қарткожа, лирический герой, бедняк), где в некоторой степени внешняя нескладность, неуклюжесть одухотворяется чистотой помыслов, светлым отношением к людям.

Еще раз отметим, что приведенные классификации являются условными, неполными, поскольку охватывают лишь некоторые из сторон всего многообразия взаимосвязи этического и эстетического и представляют собой очередной этап развития этико-эстетических связей. Мы не могли умолчать о них и хотели показать, что уже в эпоху средневековья взаимосвязь этического и эстетического стала многослойной. Невозможно дать ей однозначную характеристику. Человек не подвластен строгой схеме. Однако есть определенное сходство у средневековых мусульманских философов с мироощущением казахских мыслителей начала XX века – все они отдавали приоритет этическому, то есть нравственный, духовный момент являлся определяющим. В контексте сказанного мы выявили, что взаимосвязь этического и эстетического по М. Ж. Копееву проявляется в нравственно-ориентированной ответственности, С. Торайгыров связывал искания не просто с познанием, но со справедливостью, Ж. Аймаутов ориентировал не на свершение поступков, а на способность творить человечные деяния.


Каталог: fulltext -> transactions
transactions -> Сборник упражнений по стилистике русской речи учебное пособие для 5 9 классов казахской школы
transactions -> И национальные идеи
transactions -> Шежире казахов по материалам Мусы Шорманова
transactions -> Учебно-методическое пособие для преподавателей физики Павлодар Кереку 2008
transactions -> Учебное пособие для студентов специальности 050502 политология и изучающим обществоведческие дисциплины
transactions -> Учебное пособие для студентов факультета физики, математики и информационных технологий Павлодар Кереку 2012
transactions -> Учебно-методическое пособие для подготовки студентов к пгк павлодар (075. 8) Ббк 32. 18я7 Б18
transactions -> Методические указания по выполнению самостоятельной работы студентов Павлодар (07) ббк 28. 083я7+48я7 п 18
1   2   3   4   5   6   7

  • 1.6 Единство и противоречие этического и эстетического в наследии акынов и жырау ХV-ХVIII веков Цель занятия
  • Рекомендации по изучению темы
  • 1.7 Развитие этико-эстетических идей акынов и жырау М. Ж. Копеевым, С. Торайгыровым и Ж. Аймаутовым Цель занятия
  • 1.8 Своеобразие соотношения этического и эстетического в творчестве казахских мыслителей начала ХХ века Цель занятия