Пётр Великий и компания "друзей". Птенцы гнезда Петрова

Главная страница
Контакты

    Главная страница



Пётр Великий и компания "друзей". Птенцы гнезда Петрова



страница2/6
Дата19.08.2017
Размер0.51 Mb.


1   2   3   4   5   6

Птенцы гнезда Петрова.


Александр Данилович Меньшиков.

Меньшиков по происхождению, как утверждало большинство его со­временников, был родом из незнатной семьи. Путь Александра Данило­вича от пирожника до святейшего князя совершен на глазах у современ­ников, он отражён в источниках. Не говорится только о природе, когда Алексашка сменил порты и рубаху на мундир солдата потешной роты и денщика Петра. В 1697 году он значился среди волонтёров, отправив­шихся за границу для обучения кораблестроению. Меньшиков в те годы не расставался с Петром ни на минуту и везде следовал за царём. В это время влияние Алексашки на царя сильно возросло. Меньшиков обладал как раз теми качествами, которые царь в условиях надвигавшейся войны искал в своём фаворите: усердие сочетаемое с талантами, беспредель­ная преданность и умение угадывать помыслы царя, распорядитель­ность, опирающаяся на уверенность в том, что царь поступил бы в том или ином случае точно так же, как поступает он, Меньшиков. Иными сло­вами критерием "годности" фаворита стали его деловые качества. Под Нотебургом впервые проявились его военные дарования. Меньшиков, во время, приведя силы на подмогу, предопределил успех этого сражения. После этого Александр Данилович преуспел также и на посту админист­ратора, в качестве губернатора Шлиссенбурга.



Входя в курс дела, Меньшиков накапливал опыт администратора и военачальника. Уже в эти годы его письма к царю или распоряжения подчиненным отличались деловитостью и лаконичностью - в них ни од­ного лишнего слова. Опять напрашивается сравнение: фаворит усваи­вал и тон, и манеру писем Петра. Александр Данилович работал, не по­кладая рук, с полной самоотдачей. Не менее успешней он справлялся и с другими поручениями. Для создаваемого Балтийского флота требова­лось железо и корабельные пушки. Меньшиков организует поиск руд и закладывает два завода. Так царский слуга постепенно становиться со­ратником царя. На военном поприще Александр Данилович тоже быстро завоевал репутацию надёжного и энергичного исполнителя. В 1703 году он удачно руководил изгнанием неприятеля из земель по течению Невы. Укрепление острова Котлин и возведение Петропавловской крепости по­ручил Меньшикову, чем был весьма доволен. Царю нравилась распо­ря­дительность любимца не щадившего ни себя, ни других. В 1704 году под руководством Меньшикова была взята Нарва. В течение десяти лет, на­чиная с 1705 года, между Петром и Меньшиковым, судя по их перепис­ке, поддерживались самые теплые отношения, не возникало ни одного по­вода, чтобы омрачить их. В 1706 году австрийский император награ­дил царского фаворита дипломом князя Священной Римской империи. Быв­ший пирожник стал светлейшим князем. В этом же году Меньшиков был поставлен командовать союзными войсками в Саксонии. Тогда то он и одержал свою блистательную победу у Калиша, блеснув и полководче­скими дарованиями и личной отвагой. Излишняя доверчивость князя оказала ему плохую услугу. По своей наивности, неумению лгать, приня­тию лживых заверений собеседника за чистую монету Меньшиков отдал Августу II шведских племенных, которых король предатель передал Карлу XII из-за своей личной выгоды. От этой доверчивости Александр Данилович не раз ещё пострадал, но до конца дней своих он не смог преодолеть её. В следующие годы последовало изнурительное отступ­ление. Лишь 28 сентября 1708 года было предпринято сражение у Лес­ной, в котором под командованием Меньшикова и Петра был практиче­ски полностью уничтожен корпус Ливенгаупта, спешивший на соедине­ние с основными силами Карла XII. Этот разгром и последующее взятие Меньшиковым крепости Батурин, резиденции изменника Мазепы, были одной из составляющих успеха русских под Полтавой. Лишённый продо­вольствия и боеприпасов Карл XII вынужден был постоянно менять дис­локацию. Своими налётами русские войска "докучали" шведской армии. В некоторых из них участвовал и Меньшиков. Складу его характера и темпераменту вполне соответствовали такого рода внезапные нападе­ния, где можно было проявить личную отвагу, и находчивость, и способ­ность мгновенно ориентироваться в быстро менявшейся обстановке. В подготовке к полтавскому сражению Меньшиков сыграл решающую роль. В самой битве ему была отдана под командование вся кавалерия, кото­рая сыграла не последнюю роль в ходе сражения. После одержанной победы преследование отступавших шведов возглавил Меньшиков. Че­рез три дня драгуны Александра Даниловича нагнали противника у Пе­револогны, где пленили 16275 человек.

Случившееся у Перевологны подтверждает удачный выбор царя. Петр правильно учел свойства характера князя, которому в известной мере были свойственны и невероятная напористость, и способность действо­вать очертя голову, и, если хотите, отчасти авантюризм. Именно так и надо было поступить с деморализованным противником. Расчетли­вость Шереметьева и осторожность Боура вряд ли могли быть полезны­ми в той ситуации. Переволочна, таким образом, к полтавской славе Алек­сандра Даниловича добавила новые лавры.

Никого из соратников Петра нельзя поставить на одну доску со свет­лейшим князем по вкладу, лично внесённому в разгром шведов. После Полтавы Пётр щедро вознаградил Александра Даниловича. После свет­лейший возвратился в Петербург, где с той же энергией, что и на войне, продолжил руководить застройкой города. В марте 1711 года был период недовольства царя Меньшиковым, из-за поступивших к Петру жалоб от жертв княжеского стяжания и произвола. Но размолвка скоро прекрати­лась, так как не было повода к её дальнейшему продолжению. Выполняя союзнические обязательства, в 1712 году Пётр вторгся в Померанию. Царь решил послать туда такого главнокомандующего, у которого полко­водческие дарования сочетались бы с дипломатическими способностя­ми, кроме того, он должен был пользоваться беспредельным доверием Петра. Выбор пол на Меньшикова. Александр Данилович полностью вы­полнил свою задачу в Померании. Осада Штеттина была последней во­енной операцией князя. Больше светлейший князь не участвовал ни в сражениях Северной войны, ни в Каспийском походе. Это было связанно с хронической болезнью лёгких. Посде возврашения Меньшикова из По­мерании началась малоэффективная, будничная работа в качестве гу­бернатора столичной губернии, сенатора, президента Военной колегии. Повседневная работа князя была весьма полезна, о чём свидетельству­ют похвалы царя. Помимо обязанностей сугубо губернаторских, Алек­сандр Данилович выполнял множество личных поручений Петра, вклю­чая попечение о детях царя. Князь всегда ответственно относился к по­рученным ему делам, спустя рукава он никогда ничего не делал, и, так же как и царь, целиком отдавался начатому делу и неуспокаивался до тех пор, пока не приводил его к желаемому концу. Особая близость меж­ду Меньшиковым и Петром наступила в месяцы, когда велось следствие по делу царевича Алексея. Усердие Меньшикова в следствии - выше всяких похвал. Скованных заключенных он партиями отправляет в Моск­ву. Некоторых из них он допрашивает сам. С особенным рвением свет­лейший брал под стражу князя Долгорукого, который когда-то возглавлял комиссию по расследованию его собственных обвинений в казнокрадст­вве. Список подписавших царевичу приговор возглавил Меньшиков. По­сле окончания дела царевича Алексея у Александра Даниловича нача­лись будни мирной жизни. Стоит заметить, что светлейший князь до конца своих дней оставался неграмотным. Он не умел ни читать, ни пи­сать, о чём сидетельствуют многочисленные факты. С уйимой дел ему помогали справиться многочисленные служители и его великолепная память. Меньшиков также обладал высокоразвитым здравым смыслом, заменявшим ему ученость и образованность. С неграмотностью Дани­лыча связан ещё один курьёз. Он был первым из русских, кого иностран­ное академическое учереждение избрало своим членом. Не кто-нибудь, а сам Ньютон 25 октября 1714 года известил Александра Даниловича об избрании его членом Королевского общества. Удивление неграмотного князя сменяется восхищением талантом самородка.

Меньшиков, как и все чиновники того времени, был не прочь запустить руку в казённый карман. Петля на его шее затянулась, когда он меньше всего ожидал неприятностей. На него было подряд заведено несколько дел. Не успевало одно разбирательство закончиться, как возникало но­вое. В общей сложности сумма начёта на него составляла 1581519 руб­лей. Неслыханная по тем временам сумма. Часть начёта он погасил на­личными и товарами, часть Пётр ему простил, а оставшийся долг про­стила ему уже Екатерина. Но самую крупную неприятность Александру Даниловичу принесли не расследования о казнокрадстве, а почепское дело. Князь обвинялся в захвате чужих земель и закрепошении украин­ских казаков.

Как ни изворачивался князь, но, припертый к стене, вынужден был признаться царю: "Ни в чем по тому делу оправдаться не могу, но во всем у вашего величества всенижайше слезно прошу милостевейшего проще­ния. " Терпение Петра было на исходе. Вероятно, к этому времени отно­сятся вещие слова, будто бы сказанные им Екатерине: "Ей, Меньшиков в беззаконии зачат, и во гресях родила его мати его, а в плутовстве скон­чает живот свой. И если, Катенька, он не исправится, то быть ему без го­ловы". Однако царь проявил снисходительность к Александру Данилови­чу, прежде всего за заслуги князя. Светлейший на любом поприще, куда бы ни послал Пётр, проявлял незаурядные способности организатора и безупречного исполнителя царских повелений. Такая распорядитель­ность давала Петру основание выделять его среди своих сподвижников даже в те времена, когда отношения между ними стали иными, чем впервые полтора десятка лет их дружбы. Неизвестно, какой была бы судьба Меньшикова, проживи Пётр ещё несколько лет. Скорее всего, он разделил бы участь всех казнокрадов, тем более что главная его за­ступница Екатерина, из-за своей супружеской неверности, утратила влияние на царя. Но 28 января 1725 года Петра не стало.

Не без помощи князя Екатерина взошла на престол. При ней Меньши­ков стал некоронованным правителем, полудержавным властелином, как назвал его Пушкин. Потом Александр Данилович с Остерманом осуще­ствили план воздвижения на престол Петра II, за которого князь замыш­лял выдать одну из своих дочерей. Этот переворот сопровождался уст­ранением противников. Но как раз расправа над Толстым, Бутурлиным, Девиером и Скорняковым-Писаревым была самым значительным про­махом Александра Даниловича. Теперь, уничтожив бывших союзников, Меньшиков остался наедине с Остерманом, состязаться с которым, в умении плести интриги, ему не достовало ни лавкости, ни характера.

В сентябре 1727 года Пётр II подписал указ о лишении Меньшикова чинов и наград и ссылки его в Ранненбург. В апреле 1728 года князь был сослан в Берёзов, где он и скончался 12 ноября 1729 года.

Меньшиков обладал многими достоинствами, но два важнейших поро­ка, неуёмное честолюбие и ничем неограниченное своеволие, привели его к трагическому концу.

Падение князя открывает серию дворцовых переворотов XVIII века, суть которых глубоко вскрыта В.И.Лениным.

Он отмечал, что они были "до смешного легки", поскольку речь шла не об изменении общественного строя и политической системы, а всего лишь о смене лиц, стоявших у кормила правления. Сменялись цари и ца­рицы, место одни фаворитов и временщиков занимали другие, но поряд­ки оставались прежними. Все они независимо от происхождения, нацио­нальности и вероисповидания ревностно служили классу, в состав кото­рого влились. И если мы вспоминаем имя Меньшикова, то, прежде всего по тому, что этот человек-самородок был героем Калиша, Полтавы и Переволочны и внес не малый вклад в укреплание могущества России.



1   2   3   4   5   6