От редактора Взгляд из России и Украины на историографию проблемы

Главная страница
Контакты

    Главная страница



От редактора Взгляд из России и Украины на историографию проблемы



страница6/26
Дата19.08.2017
Размер6.91 Mb.


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26

"Великий перелом"


Тема "великого перелома" в историографии хорошо разработана. В этом разделе следовало бы остановиться лишь на двух ее аспектах, первый из которых имеет отношение к общесоюзному голоду, а второй − к украинскому Голодомору.

Те ученые, которые устанавливают первопричину общесоюзного голода, находят ее в событиях ноября 1929 г., а именно: публикации в газете "Правда" статьи И.В.Сталина "Великий перелом" и решении пленума ЦК ВКП(б) о переходе к форсированной коллективизации сельского хозяйства. Но разрушение традиционного уклада деревенской жизни путем насильственной коллективизации можно считать причиной голода лишь до определенной степени. Первопричиной была попытка (только попытка!) перехода государства от рыночных к внерыночным формам экономических отношений между городом и деревней. На практике это проявилось в а) подавлении свободного рынка; б) переходе к приобретению сельскохозяйственной продукции (для снабжения городского населения и армии либо на экспорт) путем ее принудительного изъятия. Выше уже было выяснено, как продразверстка возникала: зимой 1927–1928 гг. − в форме чрезвычайных мер, а следующей зимой − путем превращения чрезвычайщины в норму.

Переход к внерыночным отношениям был назван попыткой не случайно. Попытку не довели до упразднения товарно-денежных отношений. Причину голода, который стал наиболее острой формой кризиса, как и причину самого кризиса, надо усматривать в стремлении государственной власти построить адекватный себе экономический фундамент путем воплощения в жизнь программы РКП(б) 1919 г. При помощи насилия, пропаганды и воспитания вождям партии удалось реализовать изначально утопическую социально-экономическую модель, которая удерживалась в силовом поле диктатуры семь десятилетий. Однако они не достигли полной победы над рынком. Если начинать отсчет с момента введения чрезвычайных мер, то борьба с рынком на уничтожение проводилась в течение пяти лет и завершилась компромиссом. Крестьянство согласилось после всех мыслимых и немыслимых форм насилия над собой добросовестно трудиться в колхозах, а власть смирилась с автономным существованием колхозного строя в государстве-коммуне. Отмена продразверстки в январе 1933 г. случайностью не была. Сталин отказался от попытки реализовать коммунистическую утопию в полном объеме под влиянием голода 1932–1933 гг.

Сформулированные выше тезисы достаточно абстрактны, а потому могут скользнуть мимо сознания читателя. Но их следовало изложить до анализа фактического материала, чтобы упредить его укладку в привычные причинно-следственные цепи. Мы слишком привыкли воспринимать "строительство социализма" как реализацию последовательного ряда заданий, каждое из которых предопределялось имеющимся у партии мудрым планом и тщательно обдумывалось на съездах или пленумах ЦК. Когда В.И. Ленин задним числом превратил свой коммунистический штурм в "военный коммунизм", о программе РКП(б) 1919 г. напрочь забыли как пропагандисты, так и ученые. В годы горбачевской "перестройки" о ней вдруг вспомнил Л.Х.Попов, но воспоминание оказалось публицистическим очерком, не более того1. Надо понимать, что у руководства партии все-таки существовал план действий — отнюдь не мудрый, а утопический, и этим планом была программа РКП(б). Отделять ленинизм от сталинизма можно лишь в том смысле, что Ленин остановился на полпути в осуществлении своей программы, а Сталин продолжил строительство коммунизма с того места, где предшественник сделал остановку. Ленин отступил под влиянием охватившего страну кризиса, внешним выражением которого стал голод 1921 г. Тяжкая засуха и предшествовавшая ей полоса войн помогли ему замаскировать угрозу, которую несла с собой реализация программы РКП(б). Сталин же, когда продолжил реализацию партийной программы, уперся в голод 1932–1933 гг.

Почему "великий перелом" следует датировать не решениями ноябрьского (1929 г.) пленума ЦК ВКП(б), а введением чрезвычайных законов по хлебозаготовкам? Историки имеют уникальную возможность сопоставить два различных по характеру коммунистических штурма — ленинский и сталинский. Разделенные семью годами нэпа, они проводились в разных условиях, но имели общую подоплеку − продразверстку. Коренной недостаток конфискационного изъятия продукции у свободных производителей коренился в том, что в следующем производственном цикле выпуск продукции снижался до уровня, обеспечивавшего лишь собственные потребности. Но государство-коммуна обязано было кормить зависимое от него городское население, и поэтому оно снова прибегало к конфискации произведенного для крестьянских нужд продовольствия с помощью рабочих отрядов. Так формировался голод — и в деревне, которую грабили, и в недокормленном городе. Так возникало противостояние между городом и деревней, ибо пропагандисты убеждали горожан в том, что кулаки-саботажники стремятся "костлявой рукой голода" задушить пролетарскую революцию. Так складывалось противостояние и в каждой деревне, ибо технология продразверстки базировалась на самообложении. Установив три имущественные группы и снабдив их классовыми ярлыками, государство изымало продукцию, руководствуясь принципом: с бедноты − ничего, у середняков − умеренно, с кулаков − много. На втором-третьем году продразверстки, когда она порождала неизбежный продовольственный кризис, советская власть уже не разделяла производителей по "классовому" принципу: брали тот хлеб, который находили в любом крестьянском подворье.

Отметим, что в УССР продразверстка проходила с особыми трудностями. Чтобы преодолеть их, Кремль решился в 1920 г. на исключительную меру: создал здесь крестьянскую организацию, наделенную одно время политико-административными полномочиями − комитеты незаможных селян. Именно эти комнезамы были использованы как орудие изъятия продовольствия у своих односельчан при Голодоморе, после чего немедленно распущены.

Социально-экономическая модель, замешанная на ненависти противопоставляемых друг другу слоев населения, была неустойчивой и даже опасной для самой власти. Поэтому руководители партии искали пути и способы завершить начатые в 1918 г. преобразования путем интегрирования свободных производителей деревни в государство-коммуну. Для этого в период первого и второго штурмов были избраны различные пути.

После прихода к власти большевики не отважились поставить вопрос о превращении крупных сельскохозяйственных имений в совхозы. Крестьянство требовало осуществить "черный передел" и получило практически всю помещичью землю. Но в 1919 г. укрепившаяся при власти партия сделала достаточно робкие поползновения к организации в только что завоеванной Украине совхозов и коммун, после чего немедленно потеряла эту республику. Наученный горьким опытом, В.И.Ленин отказался от идеи осуществить коллективизацию во всей стране и сделал, как мы видели, попытку ограничить свободу производителей хлеба установлением обязательных заданий на посев и обработку полей. Дальнейшие его действия в аграрном вопросе свелись к прагматичной капитуляции перед крестьянством. Наоборот, И.В.Сталин решил, что крестьянство должно капитулировать перед партией. Надетая на сельского производителя смирительная рубашка колхозов давала государству, как он рассчитывал, свободу действий в определении нормы изъятия продовольствия из сельского хозяйства.

Практический переход к сплошной коллективизации состоялся в январе 1930 г. ЦК ВКП(б) 5 января принял постановление "О темпе коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству", которое устанавливало очередность регионов в достижении сплошной коллективизации. Украина должна была завершить коллективизацию осенью 1931 или весной 1932 г.

30 января ЦК ВКП(б) принял секретное постановление "О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации". К первой категории таких хозяйств был отнесен "кулацкий актив", который подлежал немедленной ликвидации путем заключения в концлагеря или расстрела. Вторая категория предусматривала депортацию в отдаленные регионы страны. Те, кто подпадал под третью категорию, расселялись за пределами колхозных земельных массивов в "кулацких" выселках.

В Украине в раскулачивании принимали активное участие комнезамы. К началу весны 1930 г. были созданы 7 762 группы содействия коллективизации1. Совершали операцию чекисты. Она продолжалась с 18 февраля до 10 марта и охватила 29 округов УССР. Выселили 19 531 хозяйство общей численностью 92 970 чел. До 1 апреля планировалось завершить подготовительную работу по выселению 15 тыс. чел. из 11 пограничных округов ("контрреволюционный и антисоветский элемент и кулачество"). На это же время планировалось выселение дополнительной тысячи семей из пяти восточных и южных округов2.

Комиссия под руководством Я.А.Яковлева склонялась к тому, чтобы основной формой колхоза была признана сельскохозяйственная артель. "Каждый дальнейший шаг в сторону обобществления по пути к коммуне, — говорилось в присланном в политбюро ЦК ВКП(б) проекте постановления о переходе к сплошной коллективизации, − должен опираться на непосредственный опыт крестьян-колхозников, на рост в них убеждения в прочности, выгодности и преимуществе коллективных форм ведения хозяйства". Вследствие этого комиссия настаивала на "сохранении в данных условиях частной собственности крестьянина на мелкий инвентарь, мелкий скот, молочные коровы и т.п., где они обслуживают потребительские нужды крестьянской семьи"3.

Сталин передал проект постановления секретарю ЦК ВКП(б) В.М.Молотову. Тот назвал его неудачным, "кое-где с фальшивыми нотами". Фальшивой нотой Молотов считал обоснование причин образования артелей вместо коммун4. Сталин согласился с ним, и из окончательной редакции постановления ЦК ВКП(б), которая увидела свет 5 января 1930 г., слова о праве крестьян иметь в частной собственности мелкий инвентарь и молочных коров были изъяты. Наркомзему СССР поручалось в кратчайший срок разработать Примерный устав сельскохозяйственной артели "как переходной к коммуне формы колхоза"1.

Через месяц, 6 февраля Наркомзем СССР и Колхозцентр опубликовали Примерный устав. Тезис о переходности сильно повлиял на него. Принципиальная для крестьян разница между артельной и коммунной формами колхоза в нем была напрочь стерта. Заявление о возможности образования подсобного хозяйства оказалось пустопорожней декларацией, так как устав не регламентировал размеров приусадебного участка и прав колхозника содержать коров, мелкий скот.

Качественный перелом в коллективизации состоялся в феврале 1930 г., когда развертывалась чекистская операция по раскулачиванию. По всей Украине, за исключением Полесья, в этом месяце коллективизированная земля стала большей, чем земля в распоряжении единоличников. Крестьяне шли в колхоз под административно-чекистским давлением. Давление порождало сопротивление, хотя и неорганизованное, но повсеместное. Во всех регионах они одинаково реагировали на безразмерные хлебозаготовки, раскулачивание, обобществление коров и мелкого скота, разрушение храмов. Участились случаи вооруженного сопротивления. Ситуация в стране стала напоминать военную. С 7 февраля члены политбюро ЦК ВКП(б) начали получать оперативные сводки ОГПУ2.

26 февраля в ЦК ВКП(б) пришла паническая телеграмма из Харькова. Секретарь ЦК КП(б)У П.П. Любченко и "всеукраинский староста" Г.И. Петровский сообщали о фактах "грубого извращения партийных директив" на местах, которые вызвали "крестьянское движение" против коллективизации. Терминологию телеграммы (извращения, головотяпство местных работников) Сталин использовал в своей знаменитой статье "Головокружение от успехов". В следующие несколько дней аналогичные телеграммы с сообщениями об антиколхозном движении пришли из Алма-Аты, Воронежа и Рязани. Опросом 28 февраля в протокол заседания политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта было внесено такое решение: "а) поручить комиссии в составе тт. Сырцова, Сталина, Молотова, Калинина, Рыкова, Микояна, Ворошилова, Яковлева и Юркина окончательно решить вопрос об уставе колхозов на основе обмена мнений. Созыв за т. Рыковым. Срок работы − 24 часа с тем, чтобы устав 2 марта был опубликован в печати; б) поручить т. Сталину в тот же день выступить со статьей в газетах"1.

В новой редакции Примерного устава была сделана фундаментальная уступка колхозникам: им предоставлялось право держать корову, мелкий скот и птицу, иметь приусадебный участок. В этом же номере газеты "Правда" печатала статью Сталина "Головокружение от успехов". Генсек заявлял без всяких оговорок, что "артель является основным звеном колхозного движения". В резкой форме говорилось о недопустимости усиления "колхозного движения" средствами администрирования.

Вслед за этими документами, опубликованными 2 марта, ЦК ВКП(б) принял 10 марта постановление "О борьбе с искривлениями партийной линии в колхозном движении". В самом названии содержалось две больших лжи: местные органы власти не были виновны в "искривлениях"; не существовало "движения", крестьян в колхоз затягивали силой. Постановление рассылалось секретарям парткомов до районного уровня, а также полпредам ГПУ, прокурорам, членам республиканских совнаркомов. Политбюро ЦК ВКП(б) предложило президиумам ЦИК союзных республик выслушивать жалобы по религиозным делам и "исправлять допущенные искривления и перегибы"2.

Местные власти возмущенно реагировали на несправедливые обвинения в "искривлениях", и Сталин вынужден был допустить несвойственный ему уровень откровенности, чтобы объяснить ситуацию. В закрытом письме "О задачах колхозного движения в связи с борьбой с искривлениями партийной линии" от 2 апреля 1930 г., которое адресовалось низовым партийным организациям, говорилось: "Поступившие в феврале мес. в Центральный Комитет сведения о массовых выступлениях крестьян в ЦЧО, на Украине, в Казахстане, Сибири, Московской обл. вскрыли положение, которое нельзя назвать иначе, как угрожающим. Если бы не были тогда незамедлительно приняты меры против искривлений партлинии, мы имели бы теперь широкую волну повстанческих крестьянских выступлений, добрая половина наших "низовых" работников была бы перебита крестьянами, был бы сорван сев, было бы подорвано колхозное строительство и было бы поставлено под угрозу наше внутреннее и внешнее положение. Этим было вызвано вмешательство ЦК, изменение Устава с/х артели и опубликование по специальному постановлению ЦК статьи т. Сталина "Головокружение от успехов""1.

Насколько соответствовала действительности изображенная в закрытом письме ЦК ВКП(б) апокалипсическая картина? В заключительном выступлении на февральско-мартовском (1937 г.) пленуме ЦК ВКП(б), которым датируется начало Большого террора, Сталин упомянул события первых месяцев 1930 г. и подтвердил всю их серьезность: "Это был один из опаснейших периодов в жизни нашей партии"2.

Анализируя материалы ОГПУ, историки уже оценили ситуацию, которая сложилась после 26 февраля 1930 г. Зная все то, что состоялось позже, вплоть до Голодомора, можно согласиться со сталинской оценкой событий, которые заставили Кремль прекратить на полгода политику сплошной коллективизации.

По данными, опубликованным Линн Виолой, в 1930 г. было зарегистрировано в УССР 4098 крестьянских волнений, в Центральной черноземной области − 1373, на Северном Кавказе − 1061, на Нижней Волге − 10031. Итак, в УССР произошло больше волнений, чем в трех других регионах товарного земледелия, вместе взятых. По данным Терри Мартина, на пограничном украинском Правобережье в мартовских волнениях 1930 г. приняли участие до 100 тыс. крестьян2. По данным Людмилы Гриневич, во время волнений активно распространялись прокламации повстанцев с призывами к восстановлению УНР3. Отсюда следует весьма важный вывод: порядок регионов в сталинском перечне, который содержался в закрытом письме с апокалипсическим содержанием, не обнаруживал, а скрывал угрозу, шедшую от УССР − расположенной на границе с Европой крупнейшей национальной республики. Сталин явно сознавал эту угрозу, которая удваивалась активным участием украинцев Северного Кавказа в компании украинизации почти половины районов края, имевшем общую границу с УССР. Тем не менее, откровенность генсека в оценке социальных последствий форсированной коллективизации не сопровождалась такой же откровенностью в оценке ее национальных последствий.

В закрытом письме ЦК ВКП(б) от 2 апреля 1930 г. содержится упоминание о санкционировании Центральным комитетом публикации статьи Сталина "Головокружение от успехов". Оно убедительно свидетельствует о степени влиянии генсека в партии и обществе в начале 30‑х гг. Тогда он добился контроля над компартийно-советской номенклатурой во всех властных вертикалях, которые сходились в политбюро ЦК ВКП(б). Однако его влияние на партию и тем более — на общество было ограниченным. Провал коммунистического штурма мог стоить Сталину должности генерального секретаря ЦК. Безоговорочным диктатором в партии и в стране Сталин стал только после двух победных для него войн — с собственным народом и с гитлеровской Германией.

Взятый партией курс на форсированную коллективизацию в едва замаскированной форме насаждения коммун был назван в закрытом письме ЦК ВКП(б) искривлением партийной линии. Мы знаем, что всем колхозникам после 2 марта 1930 г. было разрешено выйти из колхозов, и практически все крестьяне-собственники этим разрешением воспользовались. Мы знаем, однако, что в директивном письме "О коллективизации", которое ЦК ВКП(б) разослало партийным комитетам 24 сентября 1930 г., была поставлена задача "добиться решающих сдвигов в деле организации нового мощного подъема колхозного движения"1. После этого в стране была проведена повторная кампания "ликвидации кулачества как класса", причем в роли кулаков выступили уже другие крестьяне. Колхозники были освобождены от налогов, тогда как единоличники − обременены неподъемными повинностями. Новая волна раскулачивания в сочетании с налогово-льготным перепадом в кратчайшие сроки загнала в колхозы основную массу крестьянства. К октябрю 1931 г. в УССР было коллективизировано 72% крестьянской пахотной земли2. Итак, через полгода после опубликования сталинской статьи "Головокружение от успехов" форсированная коллективизация более не считалась искривлением партийной линии.




1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26