"Образ бодхисаттвы в хинаяне, махаяне и ваджраяне"

Главная страница
Контакты

    Главная страница



"Образ бодхисаттвы в хинаяне, махаяне и ваджраяне"

Скачать 202.97 Kb.


Дата18.08.2017
Размер202.97 Kb.
ТипЛитература

Скачать 202.97 Kb.

Ученые о бодхисатвах: Бодхисаттвы в различных колесницах буддизма

 




В 1997 г. Гунским А. Ю. выполнен реферат на тему: "Образ бодхисаттвы в хинаяне, махаяне и ваджраяне".

Содержание



МЕТОДОЛОГИЯ

БОДХИСАТТВЫ В ХИНАЯНЕ

РОЛЬ БОДХИСАТТВ В МАХАЯНЕ

Бодхисаттва - религиозный идеал махаяны

Этика бодхисаттвы

Философское обоснование

Путь бодхисаттвы

ОБРАЗ БОДХИСАТТВЫ В ВАДЖРАЯНЕ

ЛИТЕРАТУРА

МЕТОДОЛОГИЯ

Методологической основой данного реферата является положение В. И. Рудого и Е. П. Островской о полиморфизме классических индийских религиозно-философских систем, в том числе и буддизма. Эти авторы выделили три уровня функционирования таких систем: религиозно-доктринальный уровень; уровень философского дискурса и психотехнический аспект системы.

Доктринальный уровень представлен текстами, определяющими религиозную прагматику системы, т. е. учение о конечном освобождении. Для буддизма это тексты «Сутра-питаки», а также ранние махаянские сутры - «Саддхармапундарика», «Ланкааватара», «Аштасахасрика-праджняпарамита» и др.

Доктринальные идеологемы обретают свою логико-философскую интерпретацию в философских текстах Абхидхармапитаки», а также в сочинениях отдельных учителей (шастрах).

В то же время религиозно-доктринальный уровень выступал в качестве исходного, продуцирующего относительно популярной религиозной этики. Однако непозволительно переносить популярное толкование буддийских терминов для интерпретации философских трактатов - именно на этом различении иерархий была построена концепция аналитического подхода к буддизму О. О. Розенберга, которая не утратила своего значения и поныне.

Философский дискурс, в свою очередь, рассматривался как своеобразные пролегомены к практике йогического сосредоточения (психотехнический уровень). В качестве структурного уровня системы следует рассматривать не индивидуальную йогическую практику, но духовно-практическую деятельность, возникшую и закрепившуюся в традиции системы, деятельность, освящённую доктринальными положениями.

Применительно к тематике данного реферата йогическая практика бодхисаттвы («десять ступеней бодхисаттвы») отражена в «Аватамсаке-сутре» и в «Суварнапрабхасоттама-сутре», а также в трактатах Васубандху («Дашабхуми-ваякхьна»), Нагарджуны («Дашабхуми-вибхаша-шастра»). Арьяасанги («Бодхисаттва-бхуми»).



На один уровень вверх

Бодхисаттвы в хинаяне

Бодхисаттва (букв. «существо, стремящееся к просветлению») - в буддийском учении человек (или какое-нибудь другое существо, например, животное или обитатель ада), который принял решение стать Буддой. Побуждением к такому решению считают стремление выйти из бесконечности перерождений - сансары и спасти все живые существа от страданий.

Бодхисаттвами в хинаяне считаются только бывшие Будды (их число не превышает 24) до момента просветления. Бодхисаттвой считался и будда нынешнего периода Шакьямуни в рождениях, предшествующих последнему, в котором Шакьямуни достиг окончательного просветления. Рассказы о предыдущих рождениях будды Шакьямуни собраны в разделе «Джатака» (ок. 550 рассказов), входящего в «Сутта-питаку» палийского канона. В джатаках бодхисаттва часто выступает не только в облике человека, но и в облике животных и различных мифических существ (нагов, якшей и др.).

Характерной для бодхисаттвы является встреча в одном из рождений с буддой текущего периода, во время которой будда предрекает ему будущее просветление.

Перед своей последней земной жизнью бодхисаттва пребывает на небе Тушита - четвёртом уровне небес сферы желаний (см. схему буддийского космоса).

Находясь на этом небе, бодхисаттва совершает восемь больших проверок: время, материк, страну, семью, родительницу, срок жизни, месяц и отречение. Проверка времени означает, каков обычный срок жизни людей, населяющих землю. Он должен быть не более 100 тысяч лет (иначе старость и смерть незаметны и проповедь не удаётся) и не менее ста лет (тогда у людей слишком мощные аффекты и вразумить их невозможно). «Проверяет материк и страну» - рождение будущего будды обязательно в «срединной стране» материка Джамбу. Проверяет семью, родительницу и срок жизни будущий будда может родиться только в брахманской или кшатрийской семье, родительница его должна не иметь пороков и умереть на седьмой день после родов. Что означает проверка месяца и отречения, неясно.

В настоящее время бодхисаттвой является Майтрея - будда грядущего мирового порядка. Сейчас Майтрея обитает в небе Тушита, где ждёт времени своего вступления в мир людей. Майтрея - единственный бодхисаттва, который почитается во всех трёх течениях буддизма - хинаяне, махаяне и ваджраяне. С этим бодхисаттвой были связаны эсхатологические концепции, характерные как для южного, так и тибетского буддизма. Интересное описание подобного рода настроений оставил китайский путешественник Фа Сянь, посетивший Цейлон в начале 5 в. Приведём отрывок из этого описания:

«Некий индийский монах, восседая на высоком сидении, произносил сутру, которая гласила: «... Когда иссякнет учение Будды, срок жизни людей сократится до пяти лет, и в эти пять лет всего будет мало - и риса, и масла. Тогда народ, жестоко озлоблен, станет выдирать траву и деревья, но травы превратятся в ножи, а деревья - в палки; и все бросятся друг друга колотить, резать да убивать. Но останутся ещё среди них достойные, и удалятся они в горы... Когда же в мир явится Майтрея и начнёт вращать колесо учения, то прежде всего спасёт тех последователей учения, завещанного Шакьямуни, кто ушёл от мира, кто принял три защиты, пять воздержаний и восемь обетов, кто приносил дары Трём драгоценностям. Во вторую же и в третью очередь он спасёт тех, кто связан мирскими узами». Фа Сянь пожелал переписать эту сутру, но сей человек сказал: «Это не сутра, но откровение моего сердца».

Таким образом, в целом в хинаяне бодхисаттва не играл большой роли в реализации конечной цели буддийского учения - спасении живых существ из океана сансары, и, следовательно, это понятие не подвергалось подробной философской разработке. Каждый человек должен был сам добиваться своего спасения. Религиозным идеалом хинаяны был идеал архата - святого, который самостоятельно пошёл по указанному Буддой пути и вошёл в конечную безостановочную нирвану. На этом пути никакой другой человек не мог помочь ему (в том числе и Будда - он лишь указал направление пути) и сам он, в свою очередь, ничем не может помочь другим. Способы и методы достижения архатства подробно разбирались и обосновывались в буддийской философской литературе. Интересно, что в «Дхаммападе» - своеобразном «катехизисе» хинаяны - понятие бодхисаттвы вообще не упоминается.



На один уровень вверх

РОЛЬ БОДХИСАТТВ В МАХАЯНЕ

Бодхисаттва - религиозный идеал махаяны

В начале новой эры в Индии формируется новое буддийское направление, отличавшееся от хинаяны уже в своих исходных посылках. Представители этого направления исходили из тезиса о возможности спасения широкого круга живых существ, а не только узкого круга монахов. В конечном счёте теоретики нового направления пришли к заключению о принципиальной возможности каждого человека обрести нирвану, причём в нынешней его жизни. Последователи этого типа буддийской религии назвали своё учение махаяной - «великой колесницей», прежде всего имея ввиду всеобщность спасения. Махаянское понимание спасения сопровождалось переосмыслением известных буддийских положений и разработкой новых. Изменения коснулись и образа бодхисаттвы.

Во-первых, число бодхисаттв в махаяне считается неограниченным, и каждый верующий способен стать одним из них, если пройдёт путь духовного совершенствования; поэтому махаяна часто называлась «бодхисаттво-яной» («колесницей бодхисаттв»).

Во-вторых, было радикально переосмыслено само содержание понятия бодхисаттвы. Бодхисаттва становится одной из центральных фигур махаяны, её религиозным идеалом. Бодхисаттва махаяны - это существо, прошедшее все этапы на пути к просветлению, но не входящий в нирвану из великого сострадания (маха-каруна) ко всем живым существам. Бодхисаттва добровольно остаётся в сансаре, чтобы облегчить страдания всех живых существ . помочь им достичь нирваны.

Хинаянская концепция архатства подверглась в махаяне суровой критике: высказывались сомнения в подлинном совершенстве архатов. Их обвиняли в том, что они заботятся исключительно о собственном освобождении и. достигнув его, остаются безразличными к страданиям других, даже как бы противопоставляют себя другим людям. По убеждению махаянистов, архат не преодолевал полностью оков собственного «Я», и в этом проявлялся индивидуализм и эгоцентризм сторонников хинаяны. Религиозным идеалом махаяны стал не архат, сконцентрировавший все помыслы и стремления на своём освобождении, а бодхисаттва. В махаянских сочинениях бодхисаттва сравнивается с щедрым человеком, раздающим пищу другим, архат же всё поглощает сам. Будучи совершенным, бодхисаттва сознательно пребывает в этом мире, чтобы помочь людям найти дорогу к освобождению. Его основные атрибуты - мудрость (праджня), сострадание (каруна), «абсолютное всезнание» - означают, что он воплощает в себе идею освобождения от любых мирских уз и вместе с тем выступает как практический наставник, помогающий верующим обрести религиозную истину. Махаяна обосновала концепцию трёх путей: достижение архатства, просветление пратьека-будд («просветлённый сам для себя») и высший путь - бодхисаттв. Иными словами, она не столько отвергала хинаянский идеал, сколько считала его узким, эгоистичным.

Путь бодхисаттвы начинается с «поднятия духа просветления» (бодхичитты), после чего бодхисаттва (обычно в присутствии будды или другого бодхисаттвы) даёт обет спасти все живые существа от оков сансары:

«Я принимаю на себя... деяния всех существ, также и тех, которые наказаны, которые в адах, которые в иных мирах... Я должен нести бремя всех существ, ибо я дал обет спасти все живые существа, благополучно провести их сквозь лес рождения, старости, болезни, смерти и перерождения... Я не забочусь о своём спасении, я стремлюсь наделить все существа великолепием высшей мудрости. Я принимаю на себя все страдания всех живых существ. Я избавлю вселенную из леса чистилища, из чрева плоти, из сферы смерти. Я ведь решился достичь высшей мудрости ради всего живущего, чтобы спасти мир».

Используя на своём пути десять парамит (совершенств), бодхисаттва достигает «противоположного берега». т. е. нирваны: с помощью парамит бодхисаттва добивается высшего понимания и высшего сострадания ко всем живым существам, что и считается идеальным состоянием бодхисаттвы.

Путь бодхисаттвы разделён на уровни (бхуми), которых обычно насчитывается десять. Длительность пути бодхисаттвы равняется примерно трём неисчислимым кальпам (каждая - миллионы лет), причём в течение первой достигается только первый уровень, в течение второй - седьмой, а в течение третьей - десятый. На своём пути бодхисаттва перерождается много раз, причём в облике не только человека, но и любого другого существа, находящегося в сансаре. Бодхисаттва десятого уровня может сам выбирать форму своего существования, он даже может одновременно иметь несколько воплощений.

В популярном вероучении бодхисаттва не столько помогает верующим в достижении религиозной цели, сколько обеспечивает благополучие их на земле. В гимне Авалокитешваре (одном из самых популярных бодхисаттв махаяны) говорится: «Если человек упадёт в огонь, пусть он вспомнит об Авалокитешваре, и огонь потухнет. Если человек в оковах, пусть он вспомнит об Авалокитешваре, и оковы спадут. Если человек окружён врагами, которые уже подъяли мечи свои, чтобы сразить его, пусть он вспомнит об Авалокитешваре, и враги эти тотчас станут ему друзьями... в час смерти, в час беды он верный покровитель, верное прибежище». Можно предполагать, что в соперничестве с хинаянистами махаянисты придали своему религиозному идеалу черты традиционного образа, понятного широким массам, - божественного существа, «ответственного» за судьбы верующего в этом мире и в будущем. Бодхисаттва тем самым превращался в объект поклонения.

В пантеон махаяны в качестве бодхисаттв включены реально существовавшие люди, которых впоследствии (а отчасти и при жизни) наделили мифологическими чертами. Среди них - индийские учителя и теоретики буддизма, основатели философских школ. Так, основатель виджнянавады Арьяасанга считался бодхисаттвой третьего уровня, а создатель мадхьямики Нагарджуна - девятой. Но главную роль в махаяне играют чисто мифологические бодхисаттвы - Авалокитешвара, Манджушри, Кшитигарбха и др.

На один уровень вверх

Этика бодхисаттвы

В популярном буддизме бодхисаттва выступает эталоном сострадания и милосердия. В основе всех поступков бодхисаттвы, проявлений его щедрости, правдивости и т. п. лежит сострадание. Всё гибнет и исчезает в этом мире, но никогда не иссякает великое сострадание бодхисаттвы. «Сострадание к живым существам считаю я, - говорит Бодхисаттва-руру, - сжатым выражекнием дхармы, которая подразделяется на воздержание от причинения вреда, воровства и т. д.». Сострадание способствует росту всех остальных добродетелей, как дождь - росту хлеба.

Одним из важнейших деяний бодхисаттвы считается пожертвование собственного тела для блага живых существ. Так, в санскритской джатаке о тигрице рассказывается о том, как Бодхисаттва накормил своим телом голодную тигрицу, чтобы спасти её от искушения съесть собственных детёнышей. Именно в сюжетах о пожертвоваении собственного тела состоит главное отличие санскритской «Гирлянды джатак» от джатак палийского канона.

На философском уровне этический идеал бодхисаттвы понимался несколько иначе. Как подчёркивал О. О. Розенберг, цель буддизма сводится к уничтожению эмпирического бытия; идеалы практического морального характера поэтому не могут являться целью, ибо вся этика буддизма не что иное, как только средство к достижению того, чтобы эмпирического не было вовсе. «Великое сострадание» бодхисаттвы понималось как реализация определённых психотехнических (йогических) методик, в ходе которых происходило снятие оппозиции субъектно-объектных отношений. «Если у Бодхисаттвы есть образ «Я». образ «существо», образ «человек», образ «долгожитель (т. е. душа)», то он не является бодхисаттвой... Бодхисаттва, упроченный в законе, не должен совершать даяние, пребывая в цвето-форме, не должен совершать даяние, пребывая в звуке, запахе, осязательных ошущениях или же пребывая в «дхармах» (пять скандх, формирующих эмпирическую личность)».Таким образом, «великое сострадание» бодхисаттв есть определённое состояние сознания, реализуемое бодхисаттвами высокого уровня.

На один уровень вверх

Философское обоснование религиозного идеала

Изменения в области сотериологии (теории спасения) потребовали и своего философского обоснования. Переосмысление понятия бодхисаттвы предполагало и две другие идеи: во-первых, что отдельные личности являются не обособленными единицами, а составляют одну большую семью, а, во-вторых, что они могут вступить между собой в известного рода отношения. Если в хинаяне каждый отдельный поток существования считался абсолютно изолированным от других, и ни один элемент одного потока не может войти в состав другого потока, то в махаяне все сознательные существа объединяются общностью лежащей в них «мудрости», все они бодхисаттвы, будущие будды, прозревшие. Во всех них скрыта часть того общего, единого абсолютного Будды, который стоит за всеми сознательными единицами.

Единый субстрат, лежащий в основе каждой единичной личности, рассматривался в разных философских школах махаяны по разному. Судить об этом довольно трудно, так как на русском языке практически нет конкретных исследований, посвященных философским школам махаяны. Одной из теорий «единого сознания», лежащего в основе всех живых существ, была концепция татхагата-гарбхи (зародыша татхагаты, т. е. Будды). В буддизме махаяны данная идея получила наиболее полное развитие в таких текстах, как «Ланкаватара-сутра», «Ратнаготра-шастра» и, наконец, «Махяна-шраддхотпада-шастра», которую можно рассматривать как высшую точку в развитии концепции татхагата-гарбхи в махаяне. Данный текст пользовался особым почитанием в школах дальневосточного буддизма.

Татхагата-гарбха рассматривалась как единая и всеобщая основа сознания всех живых существ, истинная природа их сознания. Термин«Татхагата-гарбха » означает одновременно зародыш (семя) и чрево Татхагаты (т. е. Будды): в его первом значении подразумевается, что потенция «просветления» имеется в каждом живом существе, а во втором - что в «омраченном», обыденном бытии в скрытой, непроявленной форме всегда присутствует истинное, «дхармовое» тело будды.

Так как в «Махаяна-шраддхотпада-шастре» утверждалось, что потенция «просветления» существует в каждом живом существе, то следовало, что «просветленное» состояние сознания есть естественное и истинное состояние любого обычного человека, которое он должен лишь выявить, актуализировать в своём внешнем «омрачённом» сознании. Реализация этой потенциальной возможности в то же время означает постижение, или, точнее, полное слияние с подлинной реальностью, т. к. Татхагата-гарбха и есть истинная и абсолютная реальность, скрытая в гуще «омраченного», чувственного бытия. Непременным условием достижения освобождения является помощь другим существам, так как спасение других есть условие собственного спасения. Адепт, стремящийся к просветлению, должен всегда и везде совершать всевозможные добрые поступки, направленные на освобождение живых существ от мрака неведения и страданий, прилагая к этому все усилия и не «допуская в своём сердце лености и нерадивости». Таким образом, положение о едином субстрате живых существ и, следовательно, необходимость помощи всем живым существам в достижении освобождения, могло служить философской базой религиозного идеала бодхисаттвы.



На один уровень вверх

Путь бодхисаттвы

Согласно общемахаянскому учению о буддийской практике, процесс достижения просветления включает четыре основных этапа: зарождение мысли бодхисаттвы (принятие решения); постепенное накопление заслуг в ходе практики; просветление (бодхи), понимаемое как следствие накопленных заслуг, и реализация бодхи-состояния в виде перехода в нирвану.

Индивид в ходе буддийской практики, в том числе йогической, проходит определённое количество стадий («десять ступеней бодхисаттвы»), каждое из которых имеет свои специфические параметры. Десять ступеней бодхисаттвы довольно подробно проанализированы А. Н. Игнатовичем на материале « Суварнапрабхасоттамы сутры». Несколько под другим углом зрения этот путь рассмотрен О. В. Андрушкевич.

Каждая ступень характеризуется знаками - картиной мира, видимой глазами бодхисаттвы, находящегося на соответствующей ступени. Здесь же объясняются «препятствия», которые необходимо преодолеть, чтобы попасть на ту или иную ступень. Каждой ступени соответствуют определённые парамита, самадхи (вид сосредоточения) и дхарани.

Парамита - способность, сила, в некотором смысле энергия, обладание которой делает достижимой нирвану. Парамита - то, что перевозит на другой берег. В число парамит входят щедрость, нравственность, терпеливость, мудрость и др.

Дхарани- формулы, которым приписывается сверхъестественная сила при надлежащем применении. В функциональном плане дхарани тождественны индуистским мантрам. Есть дхарани, заключающие в себе учение парамит, тогда как другие покоряют духов, богов, вызывают будд и бодхисаттв (одной из двух дхарани бодхисаттвы Авалокитешвары является знаменитая формула «Ом мани падме хум!»). Каждую ступень бодхисаттвы можно классифицировать по семи параметрам:

1. Название ступени.

2. Объяснение названия ступени.

3. «Знак» ступени.

4. «Препятствия», возникающие на пути к ступени.

5. Парамита, которой следуют на ступени. Значение каждой парамиты иллюстрируется какой-либо аллегорией. Кроме того, бодхисаттве приписывается пять генеральных установок, которым должен руководствоваться бодхисаттва при следовании парамите.

6. Самадхи, в которое способен войти бодхисаттва на соответствующей ступени.

7. Дхарани ступени.

Концепция областей бодхисаттвы представляет собой схематизированное описание характерных устойчивых состояний психики индивида. Описание этих состояний имеет достаточно общий, символический характер, поскольку их конкретное состояние определяется экзистенциальной ситуацией индивида и его совокупным опытом. В целом данная схема предназначена для психоориентации практикующего.

Первая стадия - область радости. Её содержанием является появление мысли о бодхи. Процесс интеграции индивида начинается с постановки абстрактной цели, причём возможность её достижения переживается в ходе эмоционально насыщенного интуитивного акта сознания. На этом этапе принимается обет (пранидха) бодхисаттвы.

Вторая стадия - область чистоты. Потребность деятельности в соответствии с пранидхи приводит индивида к созданию системы запретов и ограничений, следование которым образует этическую практику.

Третья стадия - освещающая область. Индивид приступает к саморегуляции посредством созерцания (бхавана), т. е. происходит активизация ментальной деятельности практикующего.

Четвёртая стадия - озаряющая область. Индивид организует свою сансарическую деятельность в соответствии с данными созерцания.

Пятая стадия - труднодостигаемая область, являющаяся ядром буддийской практики. Внутренние противоречия деятельности на предыдущем уровне выявляют недостаточность лингвистического понимания универсальной буддийской истины (дхармы), аспектами которой являются четыре благородные истины. Интуитивный акт познания четырёх истин включает понимание Второй благородной истины (истины о происхождении страдания). Уяснение этих истин означало одновременно понимание Третьей благородной истины (истина о прекращении страдания). Динамика интуитивного акта определяется как Четвёртая благородная истина (истина о методе). Акт сопряжён с особым состоянием психики, фазы которого в терминах йоги определяются как дхьяна (медитация) и самадхи (концентрация)

В системе буддийской космологии локус-коррелятом данной стадии является первая дхьяна рупалоки. Целью нахождения в данной стадии является реализация пятой, дхьяна-парамиты.

Шестая стадия - область ясного видения. Медитирующий переходит во вторую дхьяну, в ходе которой усиливается чувство спокойствия. Адепт начинает испытывать радость (прити) и безмятежность (сена). Для компенсации определённой нестабильности психики, возникающей в результате нарастания положительных эмоций, медитирующий усилием воли приводит своё сознание в состояние равновесия.

В данной стадии адепт продолжает созерцать аспекты Четырёх благородных истин. Он реализует шестую, праджня-парамиту (парамиту мудрости), в результате чего происходит активизация истинного восприятия - праджни, что в свою очередь, позволяет «увидеть» истинное содержание принципов пратитьясамутпады (зависимого происхождения) и анатмана (несубстанциональности) и выявить, таким образом, реальное содержание субъектно-объектно отношений.

Седьмая ступень - отдалённая область. Медитирующий приступает к третьей дхьяне. Состояние спокойствия сохраняется. Изменяется ощущение собственного «Я», которое начинает восприниматься как своего рода символ памяти. Данный тип самости определяется те5рмином «сампраджня».

Созерцание Четырёх благородных истин на этой стадии приводит к реализации седьмой, упая-парамиты (парамиты метода /«искусных средств»/). Индивид приступает к выполнению обета - пранидхи. Целью является успокоение всех дхарм.

Восьмая область - область неподвижности. Индивид входит в четвёртую дхьяну. Доминирующими факторами психики здесь становятся спокойствие, память-самость и чистота сознания. Медитирующий входит в бодхи, реализуя семь его ветвей. Индивид начинает проявлять четыре безграничных качества:

буддийская любовь (майтри); спокойствие (упекша) милосердие (каруна) стойкость (мудита)

На восьмой стадии адепт завершает прохождение через четыре локуса рупалоки, включающие шестнадцать брахмалоков (миров Брахмы), и реализует восьмую, пранидха-парамиту, что даёт ему возможность, завершив рассмотрение Четырёх благородных истин, начать движение к нирване. Главной задачей при этом является преодоление дуальности ментальных и нементальных актов (т. е. дуальности «Я» и «не-Я»), обусловленными накопленными индивидом энергетическими импульсами. Накопленные энергетические импульсы (упрощённо говоря - карма) вызывают неправильные способы восприятия мира, именуемые клеша. Клеша есть главный дефект непросветлённого сознания, искажающий истинный облик того мира, в котором индивид ведёт свою экзистенциальную борьбу. Постепенное освобождение от клеш осуществляется в процессе прохождения областей - бхуми. Клеши «сжигаются» в пламени познания на четвёртой стадии и « обуздываются» на пятой. На восьмой стадии практикующий должен достичь полной свободы от воздействий клеш и обеспечить стабильность психики.

Постепенное преодоление дуальности приводит к реализации праджня-состояния, в результате чего практикующий переходит в девятую стадию - область добродетельного познания. Здесь индивид приобретает специфические теургические способности (десять святых сил татхагаты), позволяющие применить к феноменальному миру принцип каруна (особая теургическая энергия, выступающая на психическом уровне как чувство космического сострадания, охватывающего весь космос). Карунические проявления спонтанны и не обусловлены причинно-следственными связями.

Индивид реализует девятую, бала-парамиту - парамиту силы, и полностью входит в бодхи-состояние.

Десятая ступень - облако дхармы. Бодхисаттва реализует десятую, джняна-парамиту (парамиту знания) и обретает качество, именуемое «всепроникновение». Оно характеризуется изменением качества мировосприятия: «Шесть корней (органы восприятия и ум-манас) распространяются, заполнив десять сторон». По-видимому, на данной стадии индивид окончательно «растворяет» себя в универсуме, ощущая своё соматическое и психическое единство с ним. В «Суварнапрабхасоттаме сутре» прямо говорится, что практикующий вступает в определённое отношение с буддийским психокосмом («Телом Закона» - дхармакая), подобным воздушному пространству. Знание, достигаемое при этом, уподобляется большому облаку, которое всё охватывает и покрывает. Можно предположить, что перед нами изложенное специфическим буддийским языком описание состояния естественной деперсонализации личности, к которому и была устремлена буддийская практика.

Завершив прохождение десяти стадий, бодхисаттва входит в ситуацию «приближающегося прозрения», в которой возможен дальнейший выбор между превращением в Будду, т. е. полным отказом от собственного «Я», или же путём, когда собственное «Я» сохраняется и используются различные способы помощи всем живущим в достижении истины.



На один уровень вверх

ОБРАЗ БОДХИСАТТВЫ В ВАДЖРАЯНЕ

В учении ваджраяны произошло некоторое смещение аспектов в понимании образа бодхисаттвы. Во-первых, мифологические бодхисаттвы не обязательно прошли путь бодхисаттвы, скорее они выступают как эманации определённых будд и представляют собой активный аспект данного будды. Так, бодхисаттва Авалокитешвара выступает как эманация будды Амитабхи. Каждому из пяти дхьяни-будд (будд созерцания) соответствует определённый бодхисаттва (см. схему мандалы дхьяни-будд): в свою очередь из мифологических бодхисаттв могут эманировать другие бодхисаттвы и идамы (божества-охранители).

Во-вторых, в ваджраяне произошло соединение классического идеала бодхисаттвы с образом сиддха - совершенного йогина, для которого все вещи возможны и для которого всё во всём, вся речь есть мантра, даже след ноги есть мандала, любой жест есть мудра и вся мысль есть дхьяна. Сиддха-бодхисаттва представляется наивысшим проявлением идеала бодхисаттвы в ваджраяне, который манифестирует полноту сверхчеловеческих способностей (сиддхи).



На один уровень вверх

ЛИТЕРАТУРА

ИСТОЧНИКИ

1. «Ваджраччхедика-праджняпарамита-сутра». Пер. Торчинова Е. А. С. 54-55 // Психологические аспекты буддизма. Новосибирск, 1986. С. 53-68

2. Васубандху. Абхидхармакоша. Пер. и комм. Рудого В. И. М., 1990. С. 109-110.

3. Вопросы Милинды. Пер. с пали, предисл. и комм. А. В. Парибка. М., 1989

4. Джатаки. Пер. и комм. Волковой О. Ф. Спб., 1993

5. Дхаммапада. Пер. с пали, введ и комм. В. Н. Топорова. М., 1960

6. Индия и окружающий мир в записках китайского паломника Фа Сяня // История и культура Древней Индии. М., 1990. С.299-352

ИССЛЕДОВАНИЯ

1. Абаев Н. В. Концепция просветления в «Махаяна-шраддхотпада-шастре» // Психологические аспекты буддизма. Новосибирск, 1991. С. 23-47

2. Андрушкевич О. В. Сотериология буддизма махаяны и психологические традиции в культуре Китая // Буддизм и культурно-психологические традиции народов Востока. Новосибирск, 1990. С. 63-78

3. Бадмажапов Ц. Б. О соотношении «психологического» и «эстетического» в буддийской иконографической традиции // Буддизм и культурно-психологические традиции народов Востока. Новосибирск, 1990. С.138-148

4. Бонгард-Левин Г. М., Ильин Г. Ф. Индия в древности М., 1985

5. Буддизм в Японии. М., 1993

6. Бэшем А. Чудо, которым была Индия. М., 1977

7. Волкова О. Ф. Предисловие // Джатаки. Пер. с санскр., предисл. и комм. О. Ф. Волковой. СПб., 1993. С. 3-16

8. Игнатович А. Н. «Десять ступеней бодхисаттвы» (на материале сутры «Цзиньгуанмин цзуйше ванцзин») // Психологические аспекты буддизма. Новосибирск, 1986. С. 69-90

9. Мифологический словарь. М., 1991

10. Ольденбург С. Ф. Буддийские легенды и буддизм // Избранные труды русских филологов-индологов. М., 1972

11. Розенберг О. О. Избранные труды по буддизму. М.. 1991

12. Рудой В. И., Островская Е. П. О специфике историко-философского подхода к изучению индийских классических религиозно-философских систем // Методологические проблемы изучения истории философии зарубежного Востока. М., 1987. С.74-94





  • Бодхисаттвы в хинаяне
  • РОЛЬ БОДХИСАТТВ В МАХАЯНЕ
  • Этика бодхисаттвы
  • Философское обоснование религиозного идеала
  • Путь бодхисаттвы
  • ОБРАЗ БОДХИСАТТВЫ В ВАДЖРАЯНЕ