ВОЗДЕЙСТВИЕ РЕАЛЬНОГО ДОХОДА НА ВАЛЮТНЫЙ КУРС

Главная страница
Контакты

    Главная страница



ВОЗДЕЙСТВИЕ РЕАЛЬНОГО ДОХОДА НА ВАЛЮТНЫЙ КУРС



страница4/4
Дата19.08.2017
Размер0.54 Mb.
ТипКурсовая


1   2   3   4

1.7. ВОЗДЕЙСТВИЕ РЕАЛЬНОГО ДОХОДА НА ВАЛЮТНЫЙ КУРС.


Предположим, реальный доход Великобритании увеличился на 10% больше, чем это случилось бы в обычных условиях. Это могло про­изойти, например, после обнаружения новых нефтяных резервов на морском шельфе. Дополнительные продажи нефти стимулировали бы новый спрос на фунты стерлингов. Согласно количественной теории, 10%-ный рост национального дохода страны в результате новых продаж нефти ведет к 10%-ному повышению спроса для совершения сделок на фунт стерлингов. На графике спрос на фунты стерлингов повысился бы с 0,05 до 0,055 от общего объема долларовой массы в точке B. Но этот новый спрос не может быть удовлетворен, так как денежная масса Ве­ликобритании по-прежнему составляет только 0,050 от долларовой массы. В результате возникает ажиотаж вокруг фунтов. Все хотят либо занять их, либо продать товары, чтобы их получить. Стоимость фунта растет с 1,20 до 1,32 долл. в точке B. Повышение в соответствии с урав­нением (при данном k) валютного курса равно увеличению реального дохода.

Однако национальный доход не является независимой составляю­щей, которая может сама по себе изменяться. То, что заставляет изме­няться национальный доход, имеет большое воздействие и на валютный, курс. В случае с открытыми месторождениями нефти реальный национальный доход возрос из-за причины, лежащей на стороне предложе­ния. Легко рассчитать укрепление фунта, либо используя уравнение количественной теории, либо через определение дополнительного экс­порта нефти. Но предположим, что реальный национальный доход Ве­ликобритании увеличился в результате дополнительных расходов пра­вительства или изменения общего спроса. Такого рода увеличение на­ционального дохода может не вызвать повышения фунта, особенно если дополнительные деньги будут использованы для наращивания импорта.

Таким образом, многое зависит от того, что вызывает изменение в национальном доходе: увеличение способности предложения продуктов (курс валюты возрастет) или увеличение внутреннего спроса (курс валюты упадет).

Так как сдвиги в совокупном спросе больше проявляют свое влия­ние в краткосрочном плане, а в предложении - в долгосрочном, коли­чественная теория отражают прежде всего долгосрочные ре­зультаты, т.е. тот случай, когда более высокий национальный доход оз­начает и более высокую стоимость валюты страны. Именно этот подход положен в основу дальнейшего анализа в данной главе.


1.8. РАЗЛИЧИЯ ПРОЦЕНТНЫХ СТАВОК.


Валютные рынки на первый взгляд довольно чувствительны к дви­жению процентных ставок. Скачки валютных курсов часто следуют за изменениями в процентных ставках, местных (i) и иностранных (if). Ре­акция курсов настолько быстрая, что процентные ставки, кажется, пря­мо влияют на валютные рынки.

Влияние этого фактора на валютный курс объясняется двумя основными обстоятельствами. Во-первых, изменение процентных ставок в стране воздействует при равных условиях на международное движение капиталов, прежде всего краткосрочных. В принципе повышение процентной ставки стимулирует приток иностранных капиталов, а ее снижение поощряет отлив капиталов, в том числе национальных, за границу. Во-вторых, процентные ставки влияют на операции валютных рынков и рынков ссудных капиталов. При проведении операций банки принимают во внимание разницу процентных ставок на национальном и мировом рынках капиталов с целью извлечения прибылей. Они предпочитают получать более дешевые кредиты на иностранном рынке ссудных капиталов, где ставки ниже, и размещать иностранную валюту на национальном кредитном рынке, если на нем процентные ставки ниже.

Легко проследить и механизм влияния процентных ставок. Если местная процентная ставка увеличилась на 1%, а иностранные остались неизменными, инвесторы стремятся купить на рынке спот доллары. Часть прибыли от владения валютой и игра на ее будущем курсе стро­ится на проценте, полученном от ее вклада на краткосрочный депозит, от векселя и облигаций в этой валюте. Таким образом, для данного кур­са доллара спот повышение американских процентных ставок делает доллар более привлекательной валютой для инвестиций. Рост внима­ния к доллару повышает его курс на рынке спот. Все выглядит просто: рост процентных ставок в долларах делает американскую валюту более привлекательной и более выгодным давать доллары взаймы под про­цент.

В действительности возникают более сложные взаимозависимости. Влияние процентных ставок, так же как и влияние реального национального дохода на валютный курс, определяется теми силами, которые воздействуют на сами процентные ставки. Если повышение процентных ставок связано с более жесткой денежно-кредитной политикой, то курс доллара на валютных рынках возрастет. Однако если процентные ставки в США растут в результате усиления инфляции или в результате увеличения государственного дефицита, то вряд ли стоит ожидать укрепления курса доллара в будущем. Доказательством данного утверждения может послужить следующий Российский пример: инвесторы не торопились вкладывать свои капиталы нашу экономику в начале 90-х, когда банковский процент доходил, чуть ли не до ста процентов годовых.




1.9. ОЖИДАЕМЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ ВАЛЮТНОГО КУРСА.


Кроме средства обращения, деньги играют роль средства сбережения. Такая функция денег по-своему проявляется в мире ва­лютных курсов и торговли валютой. Даже неденежные активы, которые служат средством сбережения, должны быть первоначально куплены на какие-нибудь национальные деньги. То же относится и к финансо­вым активам. Например, для покупки английских облигаций или акций необходимы английские фунты стерлингов в форме депозитов до вос­требования или наличных денег. Владельцу английских ценных бумаг впоследствии за них должны будут заплатить в фунтах стерлингов, а не долларами или другими валютами. Обладание обычными финансо­выми активами в некоторой стране ставит их владельца в зависимость от будущего курса ее валюты.

Финансовые активы в долларах представляют предмет риска для международного финансиста: стоимость доллара в будущем, когда на­ступит срок получения доходов по финансовым активам, может упасть. Даже если он намерен израсходовать все его доходы в Северной Америке, то все равно долларовые активы не избавляют его от валютного ри­ска, который он мог бы избежать, если бы имел ценные бумаги в иностранной валюте и мог бы продать их в будущем на большее ко­личество долларов. Естественно, такого рода риск может быть связан как с потерями, так и прибылями. Таким образом, спрос на финансовые ценные бумаги в любой валюте должен быть связан с ожиданиями в дви­жении валютных курсов.

Существует аналогия между валютным рынком и рынком акции. На обоих этих рынках сумма будущих доходов неопределенна. И там и здесь цены (или валютные курсы) в короткий срок подскакивают или падают, реагируя на какие-нибудь известия, так как инвесторы на обоих рынках стремятся предсказать будущие неопределенные цены и курсы.

Одно дело - сказать, что на валютный курс влияют ожидания от­носительно его будущей динамики, другое - выяснить, чем определя­ются сами эти ожидания. Прогнозирование валютных курсов столь же ненадежно, сколь и другие типы прогнозов. Профессионалы, которые занимаются оценкой будущих курсов спот даже на следующий месяц, достигают лишь ненамного лучших результатов, чем наивный диле­тант, и зарабатывают деньги на жизнь только потому, что при весьма небольшой спекулятивной марке у них велик объем операций. Если профессиональные инвесторы имеют лишь ограниченные возможности предсказания валютных курсов, то вряд ли и ученые-экономисты в сво­их кабинетах смогут получить лучшие результаты. Если бы мы могли предугадать движение курсов, то зарабатывали бы миллионы. Однако и профессиональные инвесторы, и академические ученые обладают об­щим пониманием того, что формирует ожидания будущих курсов, даже если нет точной формулы для их определения. Опыт последних лет по­казывает, какие силы необходимо принимать во внимание при составле­нии прогнозов валютных курсов.

1. Ожидаемые изменения денежной массы. Перед покупкой валю­ты инвесторы, как правило, выясняют политику центрального банка страны этой валюты в отношении будущего роста денежной массы. Лю­бые признаки быстрого роста денежной массы предвещают избыточное предложение валюты этой страны, что должно понизить ее цену. Фи­нансовое сообщество чувствительно реагирует на заявления представи­телей центральных банков и на характер политического давления на центральные финансовые органы. Именно поэтому представители цен­тральных банков высказываются в таких сдержанных тонах.

2. Ожидаемая правительственная политика в отношении част­ных активов. Владельцы любой национальной валюты в наличной фор­ме либо в форме финансовых ценных бумаг, приносящих доход, долж­ны внимательно следить, не собирается ли государство ввести какие-либо ограничения или налоги в этом отношении. Политические течения в стране, предполагающие будущую конфискацию частной собственно­сти, как правило, вызывают сброс валюты и падение ее курса на валют­ных рынках. Угроза новых налогов на финансовые активы в этой валюте или введения валютных ограничений, блокирующих конвертируемость национальной денежной единицы в валюте других стран, приводит к аналогичному результату.

Хорошей иллюстрацией роли ожидания инвесторов является их бегство от французских франков весной 1981 г. Во время предвыборной кампании Франсуа Миттеран взял на себя обязательство провести ре­формы, уравнивающие доходы различных слоев населения. Француз­ские владельцы крупной частной собственности были обеспокоены воз­можностью новых налогов и новыми валютными ограничениями. К на­чалу выборов курс доллара к франку поднялся с 4,2 до 5,0 фр. фр. Сразу же после того, как Миттеран выиграл выборы, опасения усилились: бы­ли введены валютные ограничения, запрещающие несанкционирован­ные сделки по конверсии франков в другие валюты. (После этого франк продолжал падать, но более медленными темпами.) Предсказать, оце­нить количественные последствия таких политических действий до­вольно трудно, но о них нельзя забывать, перечисляя основные факто­ры, определяющие валютные курсы.

3. Последствия официальных интервенций на валютном рынке. Официальные органы сами могут проводить интервенции, покупать или продавать валюту с целью воздействия на валютный курс. Их интервенции в защиту слабеющей валюты, как правило, несколько укрепляют ее положение благодаря поглощению определенного количества ее избыточного предложения. Однако конечный результат интервенций зависит от реакции спекулянтов. Если они убеждены, что официальные органы действительно хотят и имеют резервы стабили­зировать тот или иной валютный курс, то они сами будут способство­вать поддержанию курса этой валюты. Однако если заявление офици­альных органов выступить в поддержку слабой валюты выглядит как отчаянная попытка, не могущая изменить ход событий, то спекуляция против этой валюты только усилится.




1.10. ТОРГОВЫЙ БАЛАНС ИЛИ БАЛАНС ТЕКУЩИХ ОПЕРАЦИЙ.


Валютные рынки чувствительны к официальным сообщениям о двух измерителях платежного баланса. Один измеритель - торговый баланс, нетто-соотношение экспорта и импорта страны. Состояние торгового баланса в большой степени характери­зует экономическое положение данной страны. Оно служит одним из важных показателей зависимости ее экономики от внешних рынков, от конъюнктуры, международной конкуренции.

Другой показа­тель - баланс расчетов по текущим операциям - представляет собой баланс экспортно-импортных расчетов как по товарам, так и услугам. Реакция валют­ного рынка на эти потоки имеет свою логику. Например, дефицит тор­гового или текущего баланса является сигналом того, что страна боль­ше расходует денег за границей, чем получает. Такое несоответствие приводит к тому, что больше национальной валюты попадает к ино­странцам, в то время как потребность в ней падает и все больше ино­странных владельцев этой валюты стремятся продать ее. Кроме того, торговый дефицит и дефицит текущих - показатели того, что про­исходит поворот к покупке товаров и услуг в иностранной валюте, и что все больше участников рынка предпочитают иметь (или расходовать) иностранную валюту. Рынок учитывает эту ситуацию, и часто после официальных сообщений о растущих дефицитах расчетов происходит падение курса валюты. Однако не всегда дефициты внешних балансов, говорят о слабости валюты; предположим, что дефицит страны отражает желание иностранцев иметь больше данной валюты для международных операций, продавая стране больше товаров и услуг. В этом случае дефицит сопровождается увеличением курса национальной валюты, а не понижением. Именно это случилось во время повышения курса доллара в начале 80-х годов.

Таковы основные силы, определяющие движение валютных кур­сов.
II. АНАЛИЗ ДИНАМИКИ ВАЛЮТНОГО КУРСА В РОССИИ С НАЧАЛА ЭКОНОМИЧЕСКИХ РЕФОРМ (1992-2005ГГ.)

Режим валютного курса рубля подвергся изменениям с началом либеральных экономических реформ, либерализации цен и внешнеэкономической деятельности в России. С января 1992 г. Центральный банк РФ ввел рыночный курс рубля по отношению к иностранным валютам, который применялся при покупке Банком России подлежавшей обязательной продаже ему 10% экспортной выручки резидентов. Ориентиром для установления рыночного курса рубля служил межбанковский фиксинг доллара США на торгах ММВБ. Курс рубля к другим конвертируемым валютам устанавливался через кросс-курсы этих валют к доллару. Исходный уровень рыночного курса (110 руб. за 1 долл.), по которому осуществлялась продажа 40% валютной выручки российских экспортеров в Республиканский валютный резерв.

Статья VIII устава МВФ требует от стран-членов не использовать практику множественности валютных курсов. В соответствии с этим с июля 1992 г. был введен единый курс рубля к доллару, который определялся Центральным банком РФ по результатам межбанковского фиксинга на торгах ММВБ. Официально котируемый Центральным банком РФ курс рубля используется во внутренних расчетах по внешнеэкономическим сделкам для определения размера налогообложения, таможенных платежей в бюджет и бухгалтерского учета валютных средств в балансах банков, предприятий и организаций, а также для статистической отчетности. В России принята прямая котировка, то есть за единицу принимается иностранная валюта, выражаемая в рублях. Коммерческие банки устанавливают собственные курсы рубля, которые основаны на соотношении спроса и предложения, но ориентируются на курс ЦБ РФ.

Введение единого плавающего валютного курса послужило важным шагом к конвертируемости рубля. Однако кризисное состояние экономики и зависимость от импорта вызвали отрицательные последствия этого поспешного шага. Несмотря на нехватку бюджетных средств, выделялись крупные дотации для импорта жизненно необходимых товаров (зерна, лекарств, сырья и полуфабрикатов), в результате практически сохранялись некоторые элементы механизма множественности курса рубля.

Устав МВФ предоставляет странам-членам возможность выбора любого режима валютного курса. Курс рубля не привязан официально к какой-либо валюте или валютной корзине. В России в соответствии с Указом Президента РФ "О либерализации внешнеэкономической деятельности на территории РСФСР" от 15 ноября 1991 г. (п.5) установлен режим плавающего валютного курса, который складывается под воздействием соотношения спроса и предложения на валютных биржах страны, прежде всего на ММВБ, а также на межбанковском валютном рынке.

Драматические события осени 1994 г., кульминацией которых стал "черный вторник" 11 октября 1994 г., когда произошло беспрецедентное падение курса рубля на ММВБ (с 3081 руб. до 3926 руб. за 1 долл.) на 27,4% за одну торговую сессию, послужило сигналом для резкой смены макроэкономической политики России. Власти поставили во главу угла подавление инфляции любой ценой. Одновременно был взят курс на тесное сотрудничество с МВФ, безусловное выполнение его требований. В валютной сфере это нашло проявление во введении с 6 июля 1995 г. режима валютного коридора, то есть официальных пределов колебаний курса рубля к доллару. Эти зафиксированные пределы (от 4300 до 4900 руб. за 1 долл. В 1995 г. и соответственно от 4550 до 5150 руб. за 1 долл. В первом полугодии 1996 г.) поддерживались Центральным банком РФ с помощью интервенций на биржевом и межбанковских валютных рынках.

Введение валютного коридора содействовало нейтрализации импорта инфляции. Однако повышение реального курса рубля к доллару ухудшило конкурентоспособность российского экспорта. Это побудило власти перейти от "горизонтального" к "наклонному" ("ползущему") валютному коридору с середины 1996 г. В рамках этого механизма предусматривалось последовательное понижение рамок допустимых колебаний курса рубля к доллару от 5000 до 6100 руб. на 31 декабря 1996 г. Действие наклонного коридора было продлено на 1997 г. При этом осталась неизменной и ширина коридора, то есть полоса допустимых колебаний курса рубля к доллару между нижним и верхним пределами, составляющая 600 руб. Однако "угол наклона" бал значительно уменьшен: если во втором полугодии 1996 г. только за 6 месяцев верхний и нижний пределы были смещены на 500 руб., то на этот раз их снижение за год должно было составить вдвое меньшую сумму - 250 руб. (5500-6100 руб. за 1 долл. в начале года и 5750-6350 руб. в конце 1997 г.)

Уверовав в устойчивость достигнутой в 1995-1997 гг. финансовой стабилизации, власти 10 ноября 1997 г. объявили о переходе от краткосрочных к среднесрочным ориентирам динамики курса рубля. На 1998-2000 гг. был определен центральный курс рубля на уровне 6,2 руб. за 1 долл. С возможным отклонениями в пределах 15% (соответственно 5,25 и 7,15 руб. за 1 долл.). Намерение сохранить средний курс в 1998 г. на уровне 6,10 руб. за 1 долл. Практически означало возвращение к горизонтальному валютному коридору.

В 1998 г. обострение бюджетных проблем, связанное особенно с трудностями сбора налогов и ростом платежей по погашению государственных ценных бумаг (ГКО - ОФЗ), исчерпание возможностей финансирование дефицита бюджета с помощью эмиссии новых государственных ценных бумаг, резкого ухудшения платежного баланса в результате падения мировых цен на энергоносители и сырье, изъятие иностранными инвесторами в больших масштабах своих портфельных инвестиций из России вследствие мирового финансового кризиса, необходимость крупных валютных платежей по государственному долгу, возобновившееся падение производства - все эти обстоятельства в совокупности привели к глубоким финансовому и валютному кризисам.

В условиях кризисных потрясений власти 17 августа 1998 г. наряду с решением о переоформлении государственных ценных бумаг и объявлением 90-дневного моратория на возврат банками полученных от иностранцев финансовых кредитов вынуждены были пойти на смещение в сторону понижения (для рубля) и существенное расширение границ валютного коридора, который был установлен на уровне от 6 до 9,5 руб. за 1 долл. США. Однако 1 сентября верхняя граница нового валютного коридора была превышена, а в дальнейшем произошло резкое падение курса рубля (в течение трех с небольшим недель - к 9 сентября - он понизился в 3,3 раза по сравнению с уровнем на 17 августа). Фактически валютный коридор был отменен, и курс рубля вновь стал свободно плавающим.

Значительную эволюцию претерпел механизм фиксации официального курса рубля. С 17 мая 1996 г. Центральный банк РФ отказался от практики установления этого курса в форме привязки к фиксинг ММВБ и стал определять его самостоятельно на базе текущих котировок рубля на биржевом и межбанковских валютных рынках. Официальный курс рубля ежедневно устанавливался Центральным банком РФ как средняя величина между курсами покупки и продажи валюты по его операциям на внутреннем валютном рынке. С 1998 г. разница между центральным курсом и курсами покупки и продажи валюты Банка России не должна была превышать 1,5%. Центральный банк РФ старался удерживать рыночный валютный курс в пределах определявшихся им самим, более узкого по сравнению с официальным, валютного коридора.

После кризиса 1998 г. Центральный банк РФ вновь отказался от установления собственных курсов покупки и продажи и стал ежедневно объявлять официальный курс рубля к доллару по итогам утренней специальной торговой сессии на ММВБ, а с 29 июня 1999 г. по итогам единой торговой сессии ММВБ с участием региональных валютных бирж.

В целом за 1999 г. обменный курс изменился с 20,65 руб. за доллар на 31 декабря 1998 года до 27 руб. за доллар на конец 1999 года. Таким образом, в реальном выражении (с учетом инфляции на 1999 г.) рубль укрепился. Такой результат был достигнут на фоне некоторого общего улучшения платежного баланса, выразившегося в том, что удалось сохранить и даже несколько увеличить золотовалютные резервы.

В 2001 году основными задачами политики валютного курса Банка России являлись укрепление доверия к национальной валюте и обеспечение стабильности на внутреннем валютном рынке, а также пополнение золотовалютных резервов для поддержания устойчивости российской финансовой системы. Курсовая политика базировалась на использовании режима плавающего валютного курса, что позволяло Банку России учитывать изменения конъюнктуры на мировых товарных и финансовых рынках и динамику спроса на деньги.

Реализация политики валютного курса в 2001 году происходила в условиях, обеспечивших значительное положительное сальдо счета текущих операций платежного баланса (около 28 млрд. долл. США за девять месяцев 2001 года), которое превысило прогнозировавшийся уровень, хотя и несколько уступало показателям аналогичного периода предшествующего года (33,4 млрд. долл. США). Основным фактором его формирования стало сохранение благоприятной ценовой конъюнктуры основных товаров российского экспорта в течение первых трех кварталов года. Приток иностранной валюты в страну создавал потенциал значительного реального укрепления рубля.

В сложившейся ситуации для поддержания баланса между предложением иностранной валюты и спросом на нее на внутреннем валютном рынке Банк России использовал инструменты денежно-кредитной политики, среди которых главную роль играли интервенции на валютном рынке, ограничивавшие резкие колебания валютного курса рубля. Накопленные валютные резервы позволили Банку России эффективно противодействовать кратковременным всплескам спроса на иностранную валюту, предотвращая экономически необоснованные резкие курсовые колебания.

Ежемесячные темпы прироста официального курса доллара США к рублю в январе—октябре 2001 года не превышали 1,1%, а волатильность динамики обменного курса снизилась по отношению к прошлому году (диапазон внутримесячных колебаний с начала года находился в пределах 8—36 коп., не превышая 1,3% от среднемесячных значений курса). В результате за 10 месяцев с начала года курс доллара США по отношению к рублю вырос с 28,16 до 29,68 руб./долл., то есть на 5,4%. Темпы роста реального курса рубля к доллару США и к евро за январь—сентябрь 2001 года по отношению к декабрю 2000 года составили 6 и 4% соответственно, а реальный эффективный курс (агрегированный показатель, рассчитываемый на основе курсов валют стран — основных торговых партнеров России) за этот период возрос на 6%.

Несмотря на напряженный график обслуживания внешнего долга и значительные объемы валютных ресурсов, приобретаемых Минфином России для этих целей у Банка России, с начала года сохранялись довольно высокие темпы прироста золотовалютных резервов, и к 1 ноября золотовалютные резервы страны возросли на 35,7% по сравнению с 1 января, достигнув 38,0 млрд. долл. США. Накопление золотовалютных резервов происходило одновременно с сокращением чистых внутренних активов органов денежно-кредитного регулирования и не приводило к чрезмерному росту денежного предложения, а его инфляционные последствия сдерживались предпринимаемыми стерилизационными мерами. В результате в 2001 году денежная база в широком определении в пересчете по текущему курсу рубля была полностью обеспечена золотовалютными резервами Российской Федерации, что указывает на устойчивость российской национальной валюты.

Следует отметить, что укрепление рубля в реальном выражении не оказывало значимого воздействия на экономическую ситуацию на фоне существенного улучшения условий торговли для России. Кроме того, реальное укрепление рубля создавало дополнительные стимулы для увеличения объема инвестиций, направленных на повышение производительности труда и эффективности производства за счет использования интенсивных факторов его роста.

Как уже отмечалось, основным инструментом проведения политики валютного курса в 2001 году являлись интервенции на внутреннем валютном рынке. В целях стерилизации свободной ликвидности и ослабления давления на валютный рынок использовалось привлечение средств кредитных организаций на депозиты Банка России. Помимо операций покупки/продажи иностранной валюты на внутреннем рынке, в 2001 году в отдельные периоды (при возникновении дополнительной потребности в краткосрочной ликвидности) Банк России осуществлял операции “валютный своп” (покупку валюты с одновременным заключением встречной сделки с более поздним сроком). Относительно декабря 2001 г. прирост номинального курса доллара США к рублю в 2002 году составил 5,5%, евро к рублю – 17,3%. В реальном выражении относительно доллара США рубль укрепился на 6,2%, по сравнению с евро - обесценился на 6,9%. Общий же итог изменения курса рубля показан на рисунке 3:





Рисунок 3. Динамика обменного курса рубля к доллару США

В условиях сильного платежного баланса, сложившегося в 2003 году, Банк России при реализации курсовой политики использовал режим управляемого плавания. Дополнительно Банк России предпринял ряд системных шагов для того, чтобы предотвратить искусственное укрепление национальной валюты. Во первых, с 1 декабря 2002 года была существенно либерализована система обязательной продажи валютной выручки. Экспортеры получили возможность реализовывать валютную выручку в рамках обязательной продажи как на биржевом, так и на внебиржевом валютном рынке. Во вторых, процентные ставки по операциям Банка России были снижены до уровней, ограничивающих приток капитала в рублевые портфельные активы. Кроме того, после принятия поправок к Федеральному закону «О валютном регулировании и валютном контроле »,предоставивших Банку России право самостоятельно устанавливать норматив обязательной продажи в пределах 30%,с 10 июля 2003 года Совет директоров Банка России установил значение этого норматива на уровне 25%.

В итоге удалось за довольно короткий промежуток времени обеспечить сближение краткосрочных показателей доходности основных активов, номинированных в иностранной валюте и рублях. Это позволило Банку России сбалансировать к началу лета потоки краткосрочного капитала и существенно сократить свое участие на валютном рынке, повысив уровень его саморегулируемости. Номинальный курс рубля к доллару США по итогам девяти месяцев 2003 года вырос на 4,1%,в то время как по отношению к евро номинальный курс рубля снизился на 5,4%. По итогам девяти месяцев 2003 года реальный эффективный курс рубля по отношению к декабрю 2002 года повысился на 3,9%. Относительная стабильность номинального обменного курса рубля способствовала притоку иностранных инвестиций и техническому переоснащению производства.

В 2004 году необходимость использования режима управляемого плавания при формировании валютного курса рубля сохранится, что объективно обусловлено прежде всего специфическими условиями функционирования российской экономики, характеризующимися высокой степенью ее зависимости от внешних экономических факторов конъюнктурного характера.



Динамика курса доллара США к рублю в июле 2005 года определялась преимущественно факторами внешнеэкономической конъюнктуры. В начале месяца на мировом валютном рынке еще сохранялась тенденция к укреплению доллара США, и курс американской валюты к рублю за первую декаду вырос с 28,63 до 28,84 руб./долл. США. Однако со второй декады месяца на мировом валютном рынке началось некоторое ослабление позиций доллара США, связанное, в частности с решением Европейского Центрального банка сохранить процентную ставку на прежнем уровне – 2% и ревальвацией китайского юаня, сопровождавшейся заявлением со стороны Народного банка Китая о том, что в будущем курсовая политика КНР станет более гибкой. Последнее привело к укреплению евро, йены и ряда других азиатских валют к доллару США. Курс доллара США к рублю на этом фоне снизился с 28,84 руб./долл. США в первой декаде июля до уровня начала месяца, 28,63 руб./долл. США.



Рисунок 4. Динамика официальных курсов доллара США, евро и рублевой стоимости бивалютной корзины относительно среднемесячных значений

    Под влиянием общей тенденции к некоторому укреплению рубля, сформировавшейся на внутреннем валютном рынке, на форвардном рынке рубль/доллар США в конце июля - начале августа сложились ожидания некоторого снижения курса доллара США относительно среднего курса за июль (см. рис. 5).





Рисунок 5. Форвардный курс доллара США в зависимости от срока контракта

    В целом динамика курсов доллара США и евро к рублю в отчетном месяце отличалась более высокой волатильностью относительно июня, вместе с тем волатильность рублевой стоимости корзины валют – операционного ориентира курсовой политики Банка России – снизилась по сравнению с предыдущим месяцем более чем на 70%.



III. ВАЛЮТНО-КУРСОВАЯ ПОЛИТИКА.

3.1.ВОЗМОЖНЫЕ ЦЕЛИ ВАЛЮТНО-КУРСОВОЙ ПОЛИТИКИ

История знает случаи, когда ошибочная валютно-курсовая политика имела серьез­ные отрицательные последствия для экономики. Классическим примером такого рода считается восстановление в 1925 г. золотого стандарта в Великобритании на базе до­военного соотношения фунта стерлингов и доллара. Этот курс сильно завышал фунт, что мешало британскому экспорту и было одной из причин экономической стагнации.

Возможно, это — преувеличение и искажение реальности. На экономику одно­временно действует такое большое число факторов, что выделить эффект валютного курса чрезвычайно сложно, если вообще возможно. Тем не менее, нельзя не признать, что разумная валютно-курсовая политика играет существенную роль в развитии эко­номики. В этой связи зададимся вопросом: какие цели могут быть поставлены перед этой политикой? Думается, эти цели сводятся к следующему:

1. Протекционизм: защищать от иностранной конкуренции национальное производ­ство, особенно обрабатывающую промышленность.

2. Экспортная экспансия: стимулировать экспорт и тем самым способствовать улучшению платежного баланса и накоплению валютных резервов.

3. Иностранные инвестиции: стимулировать приток иностранного капитала. На первый взгляд может показаться, что все три цели обеспечиваются понижением курса национальной валюты (девальвацией).

Механизм воздействия девальвации на экономику хорошо известен. Более высокий курс доллара (и других конвертируемых валют) дает экспортерам дополнительную выгоду при обмене иностранной валюты на рубли (или позволяет им снижать цены в валюте), заставляет импортеров покупать доллары дороже и тем самым уменьшает выгодность импорта, делает для иностранных инвесторов более рентабельными рубле­вые инвестиции.

Однако, как мы знаем из экономической теории и опыта, этот эффект носит услов­ный характер и может дать благоприятные последствия лишь при весьма специфи­ческих условиях. Таких условий в России нет.

Едва ли понижение курса рубля может быть сколько-нибудь эффективным орудием защиты внутреннего производства. В условиях инфляции и слабости внутренней конкуренции рост издержек импорта сравнительно легко перекладывается на потре­бителя. Интенсивный спрос, созданный десятилетиями отрыва от мирового рынка, мало реагирует на повышение цен импортных товаров. Импортные пошлины и, воз­можно, прямые ограничения импорта могут быть более подходящими орудиями про­текционизма того типа, который нам нужен.

Российские промышленные товары мало конкурентоспособны на внешних рынках не столько по ценам, сколько по качеству, дизайну, комплектности и регулярности поставок и т.п. Что касается экспорта сырья, то мы уже хорошо знаем, что происходит при низком курсе рубля и вытекающем из этого превышении мировых цен над внутренними: хищническая продажа за рубеж с укрывательством валютной выручки, сбыт по демпинговым ценам. По экспорту тоже нужна хорошо разработанная программа диверсификации и стимулирования, а не валютные мани­пуляции.

Столь же сомнителен эффект девальвации с точки зрения привлечения иностран­ного капитала. Если даже не принимать во внимание аргумент, что это усилит "распродажу России", совершенно очевидно, что в современных условиях притоку иностранного капитала мешает не курс рубля, а хорошо известные экономические, политические и криминальные факторы.

Если положительные эффекты понижения курса рубля сомнительны и малове­роятны, то отрицательные, напротив, вполне очевидны. Прежде всего, он является в наших условиях мощным фактором инфляции и ухудшает возможности какой-либо финансовой стабилизации. Усиливается и без того катастрофический уход валютных средств за границу и накопление наличной валюты у населения.

Единственная разумная валютно-курсовая политика может заключаться в умеренном сдерживании падения курса рубля и поддержании примерного соответствия между ростом курса доллара и повышением внутренних цен.

3.2.АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ РЕЖИМЫ ВАЛЮТНОГО КУРСА

Можно сказать, что сложившийся в последние два года режим плавающего курса рубля, в известной степени регулируемого интервенциями Центрального банка, в ос­новном соответствует как экономической ситуации, так и общей линии "либерально-рыночной" экономической политики. Тем не менее, полезно рассмотреть ряд альтер­нативных режимов, возможных как при сохранении нынешней общей линии, так и в случае ее известного изменения.



1. Сохранение нынешнего порядка в усовершенствованном виде. Нет сомнения, что действующий ныне режим валютных курсов нуждается в совершенствовании и может быть улучшен. Уже внесены важные коррективы в работу Московской межбан­ковской валютной биржи: фиксирование пределов дневных колебаний курсов, улучше­ние расчетов по сделкам, создание страхового фонда и др. При нормальном развитии валютного рынка западного типа должны расти объемы межбанковской небиржевой торговли валютой, складываться — взаимодействие региональных валютных рынков с центром и между собой, развиваться — валютный арбитраж (игра на небольших разницах в курсах), срочные сделки с валютой. Все эти процессы в зачаточной форме уже имеют место, но нуждаются как в отраслевом саморегулировании, так и в госу­дарственном регулировании. Они будут развиваться тем быстрее, чем больше будет в экономике рыночных элементов и меньше инфляции.

Ключевая роль в совершенствовании валютного рынка принадлежит Центральному банку. В его распоряжении имеются в принципе три типа мер: административные (различные запреты, лимиты, нормативы и т.п.), рыночные (денежные интервенции на рынке) и неформальные. Последние (типичные, например, для Великобритании) озна­чают прямые человеческие контакты руководителей Центрального банка и узкой группы крупных коммерческих банков. В ходе этих контактов даются неформальные рекомендации и проводятся консультации. Хотя наша раздробленная система коммер­ческих банков не очень благоприятствует такому типу отношений, все же при доброй воле с обеих сторон он мог бы развиваться. Рыночные интервенции требуют наличия у Центрального банка значительных валютных резервов. Важно также, чтобы эти операции проводились умело, профессионально.



2. Введение единого твердого официального курса. Это представляется мыслимым в двух совершенно различных и даже противоположных вариантах: а) возврат к то­тальному валютному контролю вплоть до государственной валютной монополии с принудительным применением официального курса ко всем операциям и с обяза­тельной сдачей экспортерами всей валютной выручки; б) стабилизация валюты на основе прекращения инфляции и единый курс, возможно путем привязки рубля, например, к дол­лару.

Первый вариант лежит скорее в области идеологии и политики, он возможен лишь в рамках принципиального изменения их направления, как оно сложилось в последние 4—5 лет: Опыт ряда стран Восточной Европы свидетельствует, что даже возврат к власти неокоммунистов не влечет за собой таких последствий, но это еще не дока­зывает, что подобный ход событий в принципе невозможен в России. Во всяком случае, должно быть ясно, что первым следствием такого поворота был бы рост власти фи­нансовой бюрократии, процветание черного рынка и связанных с ним структур, уси­ление бегства денег за границу, не говоря уж о прекращении притока иностранного капитала и любых займов. Со всем этим пришлось бы бороться "большевистскими" методами.

Если закрепить курс рубля на каком-то установившемся уровне и сделать его при­нудительным, то в условиях развивающейся инфляции российский экспорт быстро станет полностью неконкурентоспособным. Напротив, будет усиливаться лавинообраз­ный спрос на валюту для импорта. Нет сомнения, что очень скоро пришлось бы де­вальвировать рубль путем скачкообразного (и, вероятно, неоднократного) понижения курса. Но такая нестабильность хуже, чем нынешнее более или менее плавное сни­жение рыночного курса.

Второй вариант возможен лишь при условии успешного развития рыночной эконо­мики и соответствует "мировым стандартам". Он мог бы стать закономерным и пози­тивным развитием нынешнего режима. Технически такой порядок мог бы быть введен путем установления пределов отклонения рыночных курсов от официального паритета (центрального курса) с рыночной интервенцией Центрального банка при необходи­мости. Этот паритет мог бы, в крайнем случае, изменяться сравнительно небольшими шагами.

Но надо ясно понимать, что в обозримом будущем оно едва ли реально.

3. Множественность курсов. Это валютный режим, при котором легально дейст­вуют два или более валютных курсов по отношению к данной иностранной валюте, скажем, к американскому доллару. Простейшим вариантом может быть установление твердого официального (периодически изменяемого) курса и параллельного свободно плавающего курса. Как правило, по этому курсу национальная валюта оценивается ниже, чем по-официальному. Например, устанавливается, что иностранная валюта для поездок за границу не предоставляется по официальному курсу, а должна покупаться по свободному. Эта мера при прочих равных условиях ограничивает спрос на валюту для этих целей. Или, например, экспортеры некоторых товаров получают право продавать валютную выручку по свободному курсу, тогда как экспортеры всех других товаров обязаны сдавать ее по официальному курсу. Такой режим означает стимули­рование экспорта этих привилегированных товаров. Подобная система может услож­няться путем введения нескольких официальных курсов для разных операций и даже разных товарных групп экспорта и импорта.

Под категорию множественности курсов подходит не раз выдвигавшееся в послед­ние годы предложение ввести для так называемых "операций с капиталом" — зару­бежных инвестиций и прибылей, полученных в России иностранными инвесторами, при их переводе за границу специальный заниженный курс обмена твердых валют.

Не рассматривая этот вопрос по существу, отмечу, что в мировой практике подобный инструмент применяется с обратной целью — создать льготный режим для иностранных инвестиций путем предоставления зарубежным инвесторам возможности обменивать доллары на местную валюту по более выгодному курсу.

Режимы множественности курсов довольно широко применялись в первые после­военные годы, а для некоторых развивающихся стран это характерно и теперь. Наиболее типичным это было для стран Латинской Америки, в частности для Арген­тины. Однако постепенно, такая практика вышла из моды и сохраняющиеся ныне в некоторых странах режимы едва ли могут служить для нас примером.

Совершенно очевидно, что множественность курсов предполагает жесткий валют­ный контроль и создает благоприятную почву для бюрократии и коррупции. Между­народный Валютный Фонд категорически не одобряет эти режимы. Введение множественности курсов в России, вероятно, затруднило бы для нее получение кре­дитов.

4. Создание параллельной устойчивой валюты. Речь идет о введении двойного денежного обращения и двойного масштаба цен в обесценивающихся "старых" рублях и в устойчивых "новых" рублях.

Авторы подобных предложений обычно ссылаются на опыт с червонцем в СССР 20-х годов. Можно также вспомнить, что в Германии при ликвидации инфляции в 1923 г. в качестве временной устойчивой валюты была введена рентная марка. Однако эти примеры едва ли доказывают целесообразность подобных мер в наших условиях. В обоих названных случаях имел место переход от полностью обесцененных денег к вполне назревшей стабилизации. В нынешней России достаточные условия для стабилизации не сложились.

Двойная валюта, не решив наших фундаментальных проблем, создала бы большие трудности. Можно с достаточной вероятностью предвидеть, что "старый" рубль под­вергся бы в этом случае катастрофическому обесценению, и его эмиссия не могла бы покрывать бюджетный дефицит. Тогда возникла бы необходимость и соблазн исполь­зовать для этих целей эмиссию "новых" рублей, и их устойчивость была бы быстро подорвана. Параллельное обращение двух валют с постоянно меняющимся соотно­шением между ними создало бы огромные трудности, не только технические, но эко­номические и политические.

Внедрение "нового" рубля могло бы способствовать вытес­нению доллара из внутреннего наличного оборота в России. Экономически наиболее важно уменьшить накопление безналичных долларовых (и других валютных) активов за границей и образование внутренних сбережений в долларах. Более эффективным способом решения этой задачи мне представляется выпуск и безусловно строгое обслу­живание государственных валютных обязательств.

Если из всего сказанного по поводу альтернативных валютных режимов можно сделать какой-то вывод, то он заключается в том, что в этой области нежелательны любые резкие, радикальные меры, ломающие установившийся порядок. Правильнее идти консервативным путем постепенных улучшений. Даже в случае смены общего направления экономической политики желательно к вопросу об изменении режима ва­лютных курсов подходить с большой осторожностью.
3.3. КУРС РУБЛЯ В СИСТЕМЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ

Курс рубля как конвертируемым валюта обеспечивает связь экономики России с мировым рынком. Он имеет объективную основу формирования, основные черты и особенности которой изложены выше. Возможности государства в этой области ограничены по самой природе явления. Известного успеха в смысле определения курса, соответствующего каким-то целям экономической политики, можно добиться лишь в том случае, если не насиловать экономику, не идти наперекор объективным силам, а умело маневрировать в рамках этих процессов.

Другой важнейший тезис состоит в том, что при всей своей важности вопрос о курсе рубля подчиненный и имеет смысл лишь как составная часть всей экономической и финансовой политики. Хотя возврат к глобальному огосударствлению представляется невозможным, масштабы и формы экономической деятельности государства могут быть различными. Подобный выбор так или иначе стоит перед руководством любой страны, но в России острота проблемы особенно велика. Можно сформулировать неко­торые более конкретные дилеммы, от того или иного решения которых зависит валютно-курсовая политика.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

В заключение несколько слов об отношениях России с международными органи­зациями в свете проблем валютно-курсовой политики. Принципы МВФ достаточно гибки и не предусматривают, как до реформы конца 70-х годов, установление ста­бильного паритета национальных валют в золоте и американских долларах. Свободное плавание валют или их прикрепление к какой-то устойчивой базе (доллар, экю, единица СДР, германская марка, французский франк) является делом выбора страны.

Вместе с тем принципы Фонда категорически исключают конкурентное обесцене­ние валюты (меры по сознательному понижению ее курса с целью форсирования экспорта и ограничения импорта), не одобряют множественность курсов. Разумеется, все это является частью более общих принципов экономической политики, таких, как неинфляционная экономика, свободное ценообразование, свобода внешнеэкономиче­ской деятельности, ослабление всякого рода ограничений в данной области. Хотя эти принципы соблюдаются далеко не всеми и не в полной мере, в целом они не ставятся в международном сообществе под сомнение.

С другой стороны, статус страны с переходной экономикой позволяет России осу­ществлять эти принципы с разумной постепенностью. Таким образом, мы можем быть достаточно свободны в выборе экономической политики, но не в наших интересах идти наперекор принципам, принятым международным сообществом.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ.

  1. Брейтенбихер Д.В. Валютный курс и состояние экономики //ЭКО.-1999.-№3

  2. Деньги. Кредит. Банки / под ред. Жукова Е.Ф., - М.,2002

  3. Деньги. Кредит. Банки / под ред. ЛаврушинаО.И.,-М.,1998

  4. О валютном регулировании и контроле / сост. Суханов В.Ю. - М., 1999

  5. www.cbr.ru

  6. www.bankreferatov.ru

  7. Красавина Л.Н. «Международные валютно-кредитные и финансовые отношения» г. Москва, «Финансы и статистика», 1994 г.

  8. Круглов В.В. «Основы международных валютно-финансовых и кредитных отношений» г. Москва, «Инфра-М», 1998 г.



- -

1   2   3   4

  • 1.8. РАЗЛИЧИЯ ПРОЦЕНТНЫХ СТАВОК.
  • 1.9. ОЖИДАЕМЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ ВАЛЮТНОГО КУРСА.
  • 1.10. ТОРГОВЫЙ БАЛАНС ИЛИ БАЛАНС ТЕКУЩИХ ОПЕРАЦИЙ.