Далекие путешествия

Главная страница
Контакты

    Главная страница



Далекие путешествия



страница24/28
Дата19.08.2017
Размер4.46 Mb.


1   ...   20   21   22   23   24   25   26   27   28

Такое начало становится первичной системой обучения, которая продолжается на протяжении всей человеческой жизни. Его суть — повышение осознания. Страдания и удовольствия, о которых извещают пять физических органов чувств, привлекают внимание к вызвавшему их событию. Из полученных переживаний извлекается запоминающийся урок. Если же оно связано с эмоциональным откликом, то запоминается еще лучше. Экстремальные переживания существенно ускоряют процесс обучения. Говоря простыми словами, обучаемость (память, вспоминание) непосредственно зависит от глубины переживания. Это означает, что отсутствие ярких переживаний и ослабленное внимание изрядно снижают действенность обучения.

В "начальной школе" изучаются те сведения, на которых основана физическая жизнь каждого человека. Последующие программы обучения затрагивают мышление и поступки, но основополагающие принципы существования опираются именно на предметы "начальной школы".

Другой тип обучения, "средняя школа", с которой связано человеческое существование, относится к тому, что происходит за рамками сознания. Это сведения, которые извлекаются пятью органами чувств независимо от сосредоточенности внимания. Такое обучение постоянно протекает при обычном бодрствовании, а накопленные данные сохраняются вплоть до малейших подробностей.

Поскольку внимание не участвует в этом процессе, осознающий разум чаще всего в состоянии вспомнить не более пятой части подобных сведений, но именно они составляют тот бескрайний слой памяти, которая неожиданно и без сознательных усилий поднимается на поверхность при острой необходимости. Мы почти не осознаем этих воспоминаний, однако, они оказывают мощное воздействие на наши мысли, решения и поступки.

Третья форма обучения связана с периодическими бессознательными состояниями — сном. Наяву мы можем вспомнить лишь малую часть этой деятельности, хотя она тесно переплетена с обыденной жизнью и является важной частью системы переживаний и памяти, на которой основано существование в материальном мире.

Навязанные культурой представления заставили нас не уделять особого внимания даже тем событиям в сновидениях, о которых мы помним; люди чрезвычайно редко признают влияние снов на их поступки и переживания в состоянии бодрствования.

Однако при взгляде извне автоматическое применение сновидений в процессе обучения становится достаточно очевидным.

Основная форма образования, разработанная различными культурами на протяжении всей человеческой истории, хорошо известна и остается вполне общепринятой, — но совершенно неестественной. В большинстве случаев традиционное образование полностью игнорирует внутренние переживания и уделяет основное внимание только первичному и вторичному обучению. В результате оно навязывает искусственную форму старательности и дисциплины, которая совсем не связана со средствами повышения осознания и, п целом, просто недоступна для обычного человеческого сознания. На занятиях (в особенности, при выполнении монотонных, повторяющихся упражнений) внимание учеников блуждает и отвлекается, что обычно препятствует даже автоматическому, естественному процессу обучению. Каким бы примитивным оно ни казалось, такое образование высоко ценится в человеческом обществе, хотя связано исключительно с накоплением знаний, укреплением власти над физической материей и практическим применением различных ее форм, включая соответствующие разновидности энергии.

Самый удручающий факт заключается в том, что господствующая надуманная и ограниченная система образования опирается сугубо на сигналы пяти органов чувств. Такой принцип приводит к уничтожению последних остатков изначальной сущности, которые сохраняются в личности человека. Таким образом, традиционное просвещение одновременно является и корнем проблемы, и важнейшим испытанием для воплощенной энергетической формы.

Оказавшись в условиях человеческого существования, "Тот, кто в первый раз" практически не сталкивается ни с чем таким, что могло бы отклонить его мысли от непосредственной увлеченности физической материей и пространством-временем. К несчастью, такую форму образования проповедуют и те организации, которые распространяют иные системы мировосприятия. В прошлом и настоящем встречались личности, сохранившие осознание своей изначальной сущности и в рамках человеческого существования, но при пересказе и переводе этих знаний в словесную, понятную человеку форму, а также вследствие неизбежной потери фактов при повторных изложениях сохранились лишь крохи сведений о правильном процессе обучения. К сожалению, оставшиеся фрагменты могут рассказать лишь о следствиях, а не причинах, и только в самых редких случаях приносят ясное понимание исходной мысли.

Таким образом, за срок своей человеческой жизни "Тот, кто в первый раз" подбирает и накапливает множество непредвиденных и неупорядоченных впечатлений.

Самыми мощными из них становятся эмоциональные переживания; они являются искажениями, так как связаны исключительно с действительностью пространства и времени. Эти ощущения имеют такую силу и привлекательность, что пережить все их многообразие на протяжении единственной человеческой жизни просто невозможно.

Результатом становится импульсивная тяга к повторному воплощению, которое позволило бы завершить начатое, добиться цели "вне времени", расплатиться с воображаемыми "долгами"... Этот список можно продолжать до бесконечности.

В целом, причину того, что "Тот, кто в первый раз" превращается в "повторялу", можно выразить очень кратко: человеческое существование вызывает привыкание, почти наркотическую зависимость.

Такую увлеченность (или, если угодно, падение с орбиты) вызывают два мощнейших фактора. Достаточно представить себе их тесное взаимодействие, переплетение, и станет понятно, насколько сложной может быть "ускоренная система человеческого обучения" — особенно в тех случаях, когда его проходит неподготовленная и ничего не подозревающая энергетическая форма. Вполне возможно, что эти сложности являются неотъемлемой частью самой программы. Любые попытки описать их тем, кто никогда не был человеком, оказываются совершенно бесплодными — сделать это не проще, чем объяснить "новичку" статус "выпускника". Упомянутыми факторами являются "искажение инстинкта выживания" и "растраты первичной энергии".

Искажение инстинкта выживания

Подобно животным, растениям и прочим представителям органической жизни, физический человек с рождения несет в себе могущественный инстинкт — волю к развитию и жизни, желание выжить. Этот инстинкт выражается в двух основных проявлениях.

Защита материального тела и забота о нем Первым требованием является поиск и поглощение воды и пищи. За ним следует необходимость окружать тело теплом или прохладой, а после — потребность уберечь тело от хищников — в самом широком смысле, от других людей и плотоядных животных до насекомых и мельчайших вирусов. Когда несколько таких потребностей вступают в открытое столкновение и пытаются выяснить, какая из них важнее, возникает классическая дилемма "драться или убегать".

Впрочем, в перечисленных фактах не видно никакого противоречия. В чем, собственно, проблема? Все нормальные люди тратят большую часть периодов бодрствования на удовлетворение этих потребностей в той или иной форме. Иного выбора просто нет. Если вы не сомневаетесь, что такие потребности будут удовлетворены (чем угодно — вашими собственными усилиями, заботами домашних либо государства) и завтра, и на следующей неделе, и на протяжении всей жизни, то находитесь на самой вершине пирамиды человечества и относитесь к числу избранных, составляющих лишь одну миллионную долю населения Земли.

Нет ничего нового и в поразительных искажениях, которым подверглись такие основополагающие потребности. Запасы пищи и прочих предметов (лишь на тот случай, если в будущем наступят трудные времена), бесконечное разнообразие продуктов, предназначенных не столько для питания, сколько для наслаждения вкусом и эстетического удовольствия, особые приемы приготовления и сервировки блюд... Такие извращенные формы "питания", как спиртное, наркотики, табак... и последующее возвращение к полезным для здоровья продуктам. Одежда, которая не просто удерживает тепло, но и красиво сшита, окрашена любимым цветом и приятна на ощупь, одежда на все случаи жизни — и, разумеется, следующая изменчивой моде.

Крыша над головой, которая давно перестала походить на скромную хижину среди холмов: большие дома, выстроенные в удачном месте, оборудованные часто сменяющейся новейшей мебелью, удобствами, украшениями — и все это, прежде всего, в угоду индивидуальным вкусам и велениям моды, и лишь отчасти — требованиям комфорта и преувеличенным "нуждам".

Многие новшества довели человека до такого состояния, когда ему уже не так легко умереть. Примером может служить сложнейшее и безумно дорогое оборудование для поддержания жизни в современных клиниках. Главное, чтобы тело продолжало жить, остальное не важно. В некоторых "цивилизованных" обществах самоубийство считается преступлением. Интересно, кого наказывать, если оно состоялось?

Подобные излишества и усложнения обосновываются и оправдываются бесчисленными причинами, но совсем не многие из них способны выдержать критику и тщательный анализ их необходимости. Обстоятельства осложняются соперничеством в накоплении и распределении различных предметов, которое во всей полноте отражает естественный физический закон спроса и предложения.

Чтобы уберечь накопленные "богатства", призванные служить материальному телу (которое мы считаем собой), приходится привлекать многочисленные дополнительные средства: замки и запоры, ограды вокруг домов, двери и ворота, законы и правила, лекарства и медицинское оборудование, оружие, полицию, юристов и врачей, разнообразные панацеи, города и государства, банки, армии и атомные бомбы.

Эти искажения и становятся тем клеем, из-за которого на энергетическую форму налипают тяжелые частицы — и все это началось еще в старину, в самых древних земледельческих культурах и племенах. Жестокие убийства во имя выживания считались нормальным явлением. Все прочее не имеет значения. Так и должно было случиться, ведь у нас есть "свобода воли".

Сексуальность и воспроизводство Самые могущественные проявления инстинкта выживания господствуют над всеми остальными и, следовательно, подвергаются наиболее сильным искажениям.

Величайшим среди них было и остается ложное представление о том, что, будучи актом сотворения, секс автоматически подразумевает созидательные чувства любви — вечной и божественной. В результате он приводит к иррациональным и в то же время сковывающим привязанностям и обязательствам, что не только невероятно искажает смысл текущей физической жизни, но и переносится на последующие в виде иллюзорного чувства вины, долга и широкого набора соответствующих неосознанных воспоминаний, слишком мощных, чтобы о них позабыть. Более того, первоначальное стремление к воспроизводству давно стало вторичным по сравнению с мимолетным всплеском чувственного наслаждения, которое приносит сам процесс. Если не учитывать редких исключений, трудно предположить, что с мужчинами дело когда-либо обстояло иначе. Зная об этом, предрасположенные к чуткой восприимчивости женщины использовали мужскую слабость в своих интересах и за сотни лет культурного развития достигли в таком манипулировании подлинных вершин. Прочим женщинам, также поддавшимся иллюзии продолжительности подобных чувств, оставалось просто лечь и смириться с неизбежным. Говоря простым языком, '"от одного траха не убудет" — разве что родится ребенок.

По мере накопления все больших объемов объективных знаний о влиятельной силе инстинкта выживания и, в частности, стремления к воспроизводству, связанные с ним соблазны и искушения начали использоваться намеренно и совершенно беззастенчиво. Это привело к дальнейшему искажению мощного всплеска чувств, сопутствующего самому процессу, — тогда как даже легкие указания на исходное предназначение полового акта тщательно замалчивались. Невообразимые масштабы власти обольщения простираются от отдельных людей и крупной индустрии развлечений до правительственного уровня. Результатом становится крикливая какофония искажений, которые направлены исключительно на усиление желания и потребности в акте воспроизводства, на обострение проблемы без малейших попыток найти ее приемлемое решение. Это дополнительный поток клейкого вещества, удерживающего человека на низкой орбите.

Растраты первичной энергии

Все то, что мы называем эмоциями, можно считать проявлениями некоего неизвестного "инстинкта первичной энергии" — той Созидательной Силы, которая от рождения присуща каждому из нас. Исключений нет: к этой Силе относятся радость, горе, гнев, счастье, ненависть, дружба, ностальгия, чувство собственности, верность, эгоизм, жадность, чувство вины, веселье, беспокойство, тревога и все прочее. Дополним этот перечень нетрадиционными эмоциями, такими, как любознательность, впечатлительность, вера во всеобщее равенство, надежда, одиночество — и, разумеется, любовь в достаточно своеобразном смысле.

С такой точки зрения эмоции являются важнейшей причиной всех мыслей и действий человека, основополагающей побуждающей силой. Даже самая строгая объективность чаще всего уступает эмоциональным порывам. Если отследить источник их возникновения, то обнаружится, что рациональность и эмоции всегда идут бок о бок. Если сам человек является порождением такой Созидательной Силы, то человеческое существование можно с полным правом назвать эмоциональным выражением этой энергии.

В человеческой истории не было ни единого важного события, которое не подчинялось бы эмоциям. Проницательные политики уже сообразили, что избиратели голосуют за кандидатов эмоционально, что даже самые сухие факты и цифры содержат определенную эмоциональную окраску. Все великие вожди в человеческой истории обладали несомненной эмоциональной привлекательностью и черпали в ней свое могущество. Мотивация представляет собой предварительное проявление эмоциональности. В последние годы воплощению этого принципа на практике были посвящены многочисленные исследования, авторитетные книги — и миллионы долларов.

Разумеется, все они в силу невежества либо простого отрицания старательно обходили стороной основополагающую причину этого явления.

В результате возникла хаотическая смесь неосознаваемой и распыляющейся энергии, которую представляет собой человеческое существование. Предпринимались редкие попытки мыслить и действовать, не обращая внимания на чувства, но они оказались совершенно безуспешными. Со временем стало понятно, что даже результаты строгих лабораторных опытов зависят от непреднамеренного, неосознанного и едва уловимого влияния экспериментатора. Это означает, что точного повторения того или иного события можно добиться только при идентичных условиях опыта, — но это тоже невозможно, поскольку эмоциональные реакции и мышление любого наблюдателя и экспериментатора остаются блуждающими, неустойчивыми. Чтобы убедиться в этом, попробуйте восстановить в памяти все без исключения мысли и чувства, посещавшие вас за последнюю минуту — а затем попытайтесь вспомнить, что вы чувствовали и о чем думали час назад.

На индивидуальном уровне это утверждение становится еще более понятным. В каждый миг своего существования мы представляем собой кипящий котел эмоциональных откликов на внешние и внутренние раздражители. И во сне, и наяву нас переполняет непрестанно изменяющаяся мозаика подвижной энергии, многочисленные всплески различной амплитуды и частоты. Каждый фрагмент этого бурлящего варева мы подвергаем оценке и суждениям, которые опираются на накопленный опыт и несут на себе отпечаток нашей культурной среды. Когда опыт и воспитание вступают в противоречие, мы обычно предпочитаем последнее — это целесообразнее. Таким образом, мы стараемся во всей полноте выражать своим поведением "добро", одновременно подавляя и искореняя "зло" (обычно просто заталкиваем его подальше, с глаз долой). Подлинным наследием подавляющего большинства людей является степень тех усилий, которые нацелены на управление этой могущественной и невероятно важной энергией. В лучшем случае, мы добиваемся лишь частичного успеха, так как пользуемся ошибочными принципами измерения.

Мы принимаем решения в приступе ярости, а потом сожалеем о них. Мы питаем надежды, а после разочаровываемся. Мы смеемся от радости, а когда миг веселья проходит, впадаем в уныние. Мы ненавидим человека, место или явление только потому, что они не соответствуют нашим представлением о том, какими им "следует" быть. Мы полагаем, что "любим", — и сами разбиваем себе сердца, когда обнаруживаем, что это была вовсе не любовь, а трагическая ошибка. Такой список может тянуться до бесконечности, но мы продолжаем совершать глупости, потому что просто не можем удержаться, да и не знаем иного образа жизни. Мы несемся вместе с приливом своих чувств, качаемся на его гребне, проваливаемся и взмываем ввысь до тех пор, пока не становимся циничными — старательно не замечая того, что пренебрежение также является эмоциональной реакцией. Эта сумятица становится еще беспорядочнее, когда мы вдруг понимаем, что действенные и точные решения левого полушария на самом деле принимаются под влиянием все тех же эмоциональных факторов, незаметных и тщательно замаскированных. Этот факт вновь пробуждает застарелый синдром "терпеть это не могу, жить без этого не могу". Выясняется, что свобода не так уж свободна, да и воли в ней маловато, поскольку все мы окружены целым роем эмоциональных помех.

Самым крупным и непосильным бременем является тот эмоциональный груз, который мы достаточно туманно именуем "человеческой личностью". Вероятно, вначале он был крошечным ростком инстинкта выживания, но теперь непрерывно требует и жадно поглощает огромные порции эмоциональных реакций, а также поощряет поиски новых чувств, которые остаются по своей природе искаженными и искажающими. Эго виртуозно пользуется верой в то, что эмоции необходимы для жизни, что само чувство убежденности не может существовать без поддержки эго, что счастье — это удовлетворенная личность. Эго способно порождать сотни иррациональных эмоциональных откликов только ради того, чтобы оправдать собственное существование, — и осторожно обходит стороной тот факт, что эмоциональность и иррациональность совсем не синонимы. Оно упорно держится той точки зрения, что, не будь эго, человек лишился бы всякой индивидуальности.

Что ж, в одном эго, безусловно, не ошибается: человек действительно является эмоциональным существом. Вопрос сводится к тому, как он пользуется своими чувствами, как применяет их на практике.

Эпоксидный клей, надежно закрепляющий огромную тяжесть на корпусе Космического Корабля и неизбежно сглаживающий его орбиту... Большим преимуществом эмоций является их прямая, непосредственная связь с событиями, предметами и взаимоотношениями на Земле, в рамках физической материи, в мире пространства-времени. По той же причине эмоции просто не могут применяться и даже существовать в иной действительности, отличной от этой среды.

Есть только одно исключение. Оно представляет собой ясное и точное олицетворение изначальной. Первичной Энергии. Это чувство невозможно вызвать по своему желанию. Оно является сочетанием разнообразных эмоциональных поступков и мыслей, которые уже получили свое выражение, и потому становятся неуничтожимыми. Самое главное, это чувство не является исключительной особенностью пространства-времени, его существование не зависит от степени влияния ИПВ. И потому такое чувство нельзя считать частью излишнего балласта — напротив, это источник той силы, которая позволит оторваться от поверхности, перейти на высокую орбиту и набрать скорость убегания.

Важнейшими (и, быть может, единственными) причинами поступления в школу человеческих переживаний является, во-первых, желание научиться превращать эту энергию в ощутимую формуй, во-вторых, стремление стать первоклассным творцом такой энергии. Это задача не так уж проста, ведь в самом начале мы даже не знаем, что она собой представляет, как ее удержать и, наконец, получить по собственной воле. Представьте, что человек учится петь, хотя никогда не слышал песен и не имеет ни малейшего представления о том, что такое слова, музыка и слух, — хуже того, он даже не знает, что у него есть голосовые связки!

Ключ к разгадке может скрываться в распространенном ошибочном толковании и отождествлении сходных, но определенно отличающихся друг от друга эмоций. Чтобы избежать такой путаницы, будем называть это особое чувство Сверхлюбовыо. Я подчеркну, что важнейшая особенность заключается в ее отличии от того понятия "любви", которое используется сейчас в самом широком смысле и давно потеряло какое-либо четкое значение. Для начала повторим наше краткое и упрощенное определение: Сверхлюбовь неуничтожима. Возникнув однажды, она уже не подвержена влиянию последующих мыслей, чувств и событий. Сверхлюбовь вообще не зависит от явлений в мире физической материи и деятельности самого человека. У нее нет одушевленного или неодушевленного объекта, хотя другой человек вполне может стать тем катализатором, благодаря которому она возникнет. Сверхлюбовь — непрерывное излучение, которое происходит само собой, независимо от сходного окружения и иных внешних условий. Сверхлюбовь просто есть.

Учебный план "человеческой школы ускоренного обучения" очень сложен и насыщен.

Час пик на Бродвее покажется по сравнению с ним тихим чаепитием в кругу друзей.

Во всяком случае, в городской суете вы довольно отчетливо представляете себе, что делаете и куда направляетесь. Но Сверхлюбовь стоит затраченных усилий.

В заключение этого раздела я хочу со всей искренностью заверить вас: среди немногочисленных встречавшихся мне "старшеклассников" и "выпускников" не было ни одного существа, которое не входило бы в человеческую школу ускоренного обучения вновь и вновь, независимо от того, сколько жизней им потребовалось для полного обучения. Они знали, что результат станет неописуемо величественным. И мои краткие впечатления от встреч с ними полностью поддерживают это мнение.

Подготовка: старт и взлет

Ниже следует то, что можно образно назвать записками первоклассника — правда, во многом составленными под руководством учителей и отчасти одобренными ими. Как следует из сравнения, они отнюдь не дают ответов на все вопросы и не претендуют на строгую точность. Достаточно сказать, что часть этих заметок была торопливо переписана из методического руководства для учителей, — разумеется, с их разрешения. Какими бы сбивчивыми и неразборчивыми они ни показались, вполне возможно, что эта посудина с мутной водой принесет хоть какое-то облегчение измученным жаждой участникам марафона. Так или иначе, это влага, и она может помочь сделать последний рывок, пересечь финишную черту, перейти на легкий бег трусцой и радостно улыбнуться...

Детоксификация/избавление от балласта/очищение.

Устройство мира призывает к продолжению и распространению деятельности живого во всех его проявлениях — физическом, умственном и эмоциональном. Это совсем не означает, что какие-либо факторы могут ослабить живое или поставить его существование под угрозу, поскольку даже они только обострили бы процесс и ни в коей мере его не сдержали бы. Основа перемен кроется в принципах восприятия и управления, в способности изменить направление развития тех энергетических форм, которыми все мы являемся. Сконцентрированный пучок света становится лазерным лучом и приносит совершенно невероятные результаты. Впрочем, начнем с самых основополагающих принципов.

Действительность — то, что мы воспринимаем Пребывая в рамках пространства-времени, мы воспринимаем этот мир, и он является для нас реальностью. Если ты никогда не воспринимал иных энергетических миров, они остаются нереальными. С другой стороны, вполне можно допустить, что когда-то все мы воспринимали такие миры, но теперь они просто оказались вне сферы нашего сознания. После этого остается только вспомнить...

Энергия не существует, пока не получает выражения Мы — выражения энергии. Та энергия, которую мы преобразуем или вырабатываем, не может считаться реальной, пока она не будет выражена. Идея остается чем-то несуществующим, пока не воплощается на практике. Застывшие знания и факты мертвы, если их не распространяют, не используют в жизни. Обычная мысль совершенно нереальна, пока не воплотится в поступках, не окажет воздействия на человека или окружающих. Мышление и поступки — вот то действенное, творческое сочетание, которое ведет к умственным или физическим выражениям в одном или нескольких энергетических мирах. Если поток любой такой энергии перекрыть, сдержать, заставить остановиться, она просто перестанет существовать.


Каталог: olderfiles
olderfiles -> Пётр Великий в творчестве А. С. Пушкина
olderfiles -> Курсовая работа Философские взгляды Платона и Аристотеля
olderfiles -> Комплексный анализ текста как форма подготовки к сочинению-рассуждению
olderfiles -> Реферат Французская буржуазная революция. Права человека и обязанности гражданина
olderfiles -> Реферат Культура XVIII века
olderfiles -> Реферат "Золотой век" русской культуры в XIX веке
olderfiles -> Реферат о некоторых вопросах надзора в области недропользования
olderfiles -> Общественное здоровье. Методика изучения общественного здоровья. Организация медико-социального исследования
olderfiles -> Курсовая работа Исскуство восточных единоборств
1   ...   20   21   22   23   24   25   26   27   28