Адиз кусаев о себе

Главная страница
Контакты

    Главная страница



Адиз кусаев о себе



страница8/16
Дата09.01.2017
Размер3.92 Mb.


1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   16

Магомед СУЛАЕВ

(1920-1992)

Было это давно - лет тридцать с лишним назад. В одном из читальных залов библиотеки имени А.П. Чехова (в которой отмечались все более или менее заметные события культурной жизни республики) проходила читательская конференция по роману «Товсултан покидает горы», недавно вышедшему в свет на чеченском языке.

В зале, как бывало обычно в таких случаях, собрался весь цвет интеллигенции, его заполнила учащаяся и студенческая молодежь. Один за другим выходили к трибуне критики, писатели, журналисты, ученые, молодые читатели, хвалили роман, говорили о недостатках, высказывали пожелания...

Все это внимательно выслушивал очень спокойный интеллигентный человек в строгом костюме, сидящий в президиуме, с благородным открытым лицом, пышной шевелюрой над высоким лбом, всепрощающей улыбкой добрых глаз за стеклами массивных очков.

Он изредка, низко наклоняя голову, делал пометки в блокноте, снова поднимал взгляд и безотрывно смотрел на говорящего, ловя каждое слово, -то радуясь, то огорчаясь. Это и был автор романа - Магомед Сулаев.

Так я впервые познакомился с этим удивительным человеком, творчество которого давно знал и любил. С этого дня М. Сулаев стал самым строгим и в то же время доброжелательным наставником и судьей для меня. И в творчестве, и в жизни.

Чеченцы, вам Чечня милей всех стран,

И вы ее хозяева отныне.

Ведь, говорят, Отечества туман

Дороже даже солнца на чужбине...

И матери, и Родине верны

Сыны свободы смело шли в сраженье.

Порой сгорали в пламени войны,

Предпочитая гибель униженью, -

писал М. Сулаев в одном из лучших своих стихотворений «Моя Чечня». Написано оно будто сегодня, хотя поэт и умер за год-два до первой войны, пронесшейся по Чечне. Но в том и заключается секрет настоящего таланта, что он всегда - пророк, и видит дальше, глубже, зорче всех, ибо он один знает тайну рождения стиха. И еще одно: М. Сулаев был сыном своего народа, патриотом Чечни, преданным ему с первых и до последних дней своих.

Родился он 20-го сентября 1920 г. в селе Гойты. Но не долго прожил там: учился в грозненской школе №16, в алхан-юртовском детском городке, в опорной школе с. Ас-ламбековское (нынеСерноводское). В 1933 г. будущий поэт поступает на бакинский рабфак, затем там же - в медицинский институт, который заканчивает в 1941 г. В Баку, всего пятнадцати лет от роду, М. Сулаев написал и первое стихотворение, положившее начало долгому и плодотворному творческому пути писателя.

Первое крупное произведение - поэму «Солнце победит», посвященную бессмертному подвигу Героя Советского Союза X. Нурадилова на полях Великой Отечественной, поэт создал в 1943 г. С тех пор воспевание героических черт чеченского народа стало основным содержанием поэзии и прозы М. Сулаева.

Не молчал творец и в годы ссылки чеченского народа в морозные степи Сибири Казахстана и в горы Киргизии. Писал, творил. Первые книги писателя были изданы только после возвращения на Родину. Это сборники рассказов и стихов.

В 1966г. увидело свет самое крупное творением. Су-лаева-роман «Товсултан покидает горы», тогда же издан первый сборник литературно-критических статей «В све-те Октября». С их выходом, всеми гранями засверкал талант М. Сулаева-врача, поэта, прозаика, литературного критика, ранимого и отзывчивого человека, влюбленного в жизнь.

Я зависти не знал - мое окно

Людская радость с детства озаряла.

И становилось в нем всегда темно,

Когда чужое счастье умирало.

Не для себя и славы я желал,

А увлекаемый мечтой заветной

Такой любовью к людям я пылал,

Что мне хотелось их любви ответной, -

писал (не для красного словца!) М. Сулаев. Это было смыслом его жизни, сутью его творчества - творить добро.

Он был очень заботливым и терпеливым наставником молодых литераторов. Ни одну публикацию не оставлял без внимания, прочитывал и анализировал все, что печаталось в книгах, альманахах, газетах, оценивал - у него была своя система оценок. И не было в душе его - никогда - ни капли зависти. М. Сулаев по-детски радовался каждой удачной публикации коллег, огорчался неудаче.

И при встрече или в отзыве в печати открыто и честно говорил об этом автору - молодому ли, известному ли. Он со всеми вел себя как равный - не поучал, а советовался.

После каждой моей публикации (поэма ли то была или стихотворение) М. Сулаев обязательно звонил мне и искренне радовался, если ему нравилось: «Молодец, пять тебе за такие-то строки!» или «Как ты мог напечатать такое? Стихи даже на двойку не тянут». И огорченно добавлял: «В поэзии нельзя спешить с публикацией. Ведь такими стихами ты оскорбляешь читателей, принижаешь их. В чем их вина перед тобой?» Таким он был - требовательным и строгим. И к себе, и к другим.

Творческий путь М. Сулаева продолжался свыше пятидесяти лет. За эти годы были изданы десятки сборников поэзии, прозы, критики и переводов на русском и чеченском языках: «Правда», «Искры из сердца», «Вечный огонь», «Чинар на скале», «Человечность», «Песни любви», «Зори Родины», «Оживление мертвого (Врачебные были)», «Друзья встречаются вновь»); крупные поэмы: «Солнце победит», «Цвет планеты», «Песня о Чоче из Гойты», «У отцовских могил» и романы в стихах и в прозе: «Сын Чечни на берегах Волги», «Товсултан покидает горы» и «Горы не забывают». Да всего написанного и изданного М. Су-лаевым - в стихах, прозе, литературоведении, в переводах - и не перечислить, пожалуй...

До конца дней своих работал и в медицине: был хирургом в республиканской больнице и главным врачом республиканского Дома санитарного просвещения.

О романах Магомета Сулаева литературовед, доктор филологических наук X. Туркаев писал: «Тема нравственного становления молодого человека, после темы героики, занимает видное место в чеченской литературе и, в частности, в творчестве М. Сулаева. (Я имею ввиду его романы в стихах и прозе.) Это явление не случайно: под воздействием разительных перемен, происшедших в жизни народа, в сознании, характере человека происходят большие сдвиги. Накопленный художественный опыт позволяет писателю обращаться к таким формам народной жизни, к которым раньше ему путь был закрыт. Так возникают семейно-нравственно-психологические романы Магомета Сулаева. И эти проблемы писатель разрешает мастерски, с осознанием их важности».

Во всех произведениях М. Сулаева, как пульс, дающий жизненную силу всему сущему, билось главное, что наполняло чистое, отзывчивое и большое сердце писателя -доброта, готовность все отдать людям:

Если бы я стал царем,

Как в сказке,

Я не стал бы нежиться в тепле.

Я бы счастье раздавал по-царски

Всем живущим на моей земле...

Не переча сам себе с усмешкой,

Поскорее собирайся в путь:

Хоть не царь ты, все-таки не мешкай –

Осчастливь хотя б кого-нибудь!


И он осчастливил. Не кого-нибудь. Не одного. А весь чеченский народ- своим творчеством, бессмертным, как и имя его.

Умар ГАЙСУЛТАНОВ

(1920-1980)

Вот уже много лет, как имя этого удивительно одаренного человека - прозаика, драматурга и переводчика, одного из основоположников чеченской детской литературы - не упоминается ни в литературоведении, ни в научных исследованиях, ни в реестре юбилейных дат, ни в читательских кругах, ни в учебных пособиях. Как будто и не было на свете этого плодовитого писателя, автора популярнейших, в свое время, рассказов, повестей, романов. После его смерти (а умер он в 1980 г., не дожив до своего шестидесятилетия одного месяца), о нем не написано ни строчки воспоминаний (даже по «круглым» датам), не отмечен ни один его юбилей ни Союзом писателей, ни министерством культуры, ни общественностью. Уверен, что они даже не знали об этих датах. Да и когда вспоминать, если 1990г. (год семидесятилетия У. Гайсултанова) стал годом развала СССР и эйфории суверенитетов, а 1995 г. (год семидесятипятилетия) стал годом первой «чеченской кампании»... Да и последующие годы не дали нам спокойствия.

А ведь Умар Гайсултанов творил прекрасные произведения. Я хорошо знал его, часто встречался с ним, бывал у него дома, много раз и подолгу говорил с писателем, когда на радио и телевидении готовил передачи о нем и его творчестве.

Встречались мы и на собраниях в Союзе писателей, и на литературных вечерах, и на ежегодных семинарах молодых, где он руководил секцией пишущих для детей среднего и старшего школьного возраста (а именно для этой категории читателей и были написаны основные произведения Умара Гайсултанова).

Несмотря на большую разницу в возрасте, мы всегда находили тему для разговора. Часто читали друг другу свои произведения (я - стихи, он - рассказы) и обсуждали их. Умар Гайсултанов был интересным собеседником, общительным и дружелюбным. Он запомнился мне умным, тактичным человеком с неординарной внешностью: высокий (с залысинами) лоб, крупный нос, острый всеохватывающий взгляд добрых и внимательных глаз, мозолистые руки труженика и беспрерывно дымящаяся папироса. Естественно, во время наших бесед больше говорил он, наставляя меня и делясь опытом, я же больше слушал, восхищенный его эрудицией, отличным знанием чеченского языка и широтой планов, все запоминал и впитывал в себя. И до сих пор благодарен ему за все это.

Я помню, с каким восторгом встречали читатели его первую повесть «Падение Болат-Калы», изданную в 1959г. Ее читали все: и дети, для которых она была написана, и молодежь, и старики. В основе сюжета повести лежала народная легенда, мастерски обработанная автором. Внимательно и придирчиво читая ее, люди восхищались отвагой, мудростью и смекалкой героев повести, радовались победе добра над злом, гордились великим прошлым своей Родины. Вскоре повесть была инсценирована для театра, и спектакль (по нескольку раз) смотрели и стар, и млад.

-Я помню, с каким одобрением встречали читатели его роман «Александр Чеченский», в котором он, по существу, воскресил и открыл для чеченцев их знаменитого земляка, отчаянного храбреца и доблестного героя Отечественной войны 1812г., друга и соратника Дениса Давыдова

на литературных вечерах, и на ежегодных семинарах молодых, где он руководил секцией пишущих для детей среднего и старшего школьного возраста (а именно для этой категории читателей и были написаны основные произведения Умара Гайсултанова).

Несмотря на большую разницу в возрасте, мы всегда находили тему для разговора. Часто читали друг другу свои произведения (я - стихи, он - рассказы) и обсуждали их. Умар Гайсултанов был интересным собеседником, общительным и дружелюбным. Он запомнился мне умным, тактичным человеком с неординарной внешностью: высокий (с залысинами) лоб, крупный нос, острый всеохватывающий взгляд добрых и внимательных глаз, мозолистые руки труженика и беспрерывно дымящаяся папироса. Естественно, во время наших бесед больше говорил он, наставляя меня и делясь опытом, я же больше слушал, восхищенный его эрудицией, отличным знанием чеченского языка и широтой планов, все запоминал и впитывал в себя. И до сих пор благодарен ему за все это.

Я помню, с каким восторгом встречали читатели его первую повесть «Падение Болат-Калы», изданную в 1959г. Ее читали все: и дети, для которых она была написана, и молодежь, и старики. В основе сюжета повести лежала народная легенда, мастерски обработанная автором. Внимательно и придирчиво читая ее, люди восхищались отвагой, мудростью и смекалкой героев повести, радовались победе добра над злом, гордились великим прошлым своей Родины. Вскоре повесть была инсценирована для театра, и спектакль (по нескольку раз) смотрели и стар, и млад.

Я помню, с каким одобрением встречали читатели его роман «Александр Чеченский», в котором он, по существу, воскресил и открыл для чеченцев их знаменитого земляка, отчаянного храбреца и доблестного героя Отечественной войны 1812г., друга и соратника Дениса Давыдова (руководителя партизанского отряда, участника смелых партизанских рейдов по тылам наполеоновских войск, безумного храбреца и забияки). Давыдов в своих докладах фельдмаршалу М.И. Кутузову каждый раз с восхищением писал о ратных делах Александра Чеченского. Михаил Илларионович захотел встретиться с бравым штабс-ротмистром - такой высокой чести редко удостаивались тогда люди его чина. Когда Дениса Давыдова, не менее знаменитого командира партизанского отряда Фигнера и командира Бугского казачьего полка Чеченского привели к Кутузову, тот, обнимая каждого по очереди, поблагодарил за службу Давыдова и Фигнера, а потом по-отечески обратился к Чеченскому:

- Дай, братец, обнять и тебя, молодой штабс-ротмистр.

Чеченский почувствовал на своих плечах тепло и крепость рук Главнокомандующего и непроизвольно, как к родному отцу, сам прильнул к нему.

- Ну, вот и хорошо, - Кутузов на шаг отступил. - Вот и повидались. Господа офицеры и генералы, - повернулся он к военным, стоявшим поодаль. - Позвольте представить вам подполковника Дениса Давыдова, штабс-капитана Фигнера и штабс-ротмистра Чеченского. От лица службы, спасибо им, орлам российским...

Спустя некоторое время, Михаил Иванович неожиданно обратился к Чеченскому:

- Ну, а ты, штабс-ротмистр, по-черкесски можешь?

- Почти забыл, Ваше сиятельство.

- Слышал, слышал: мал был. Крестный твой - вон он. Наслышан многожды о твоих делах, юноша. Хвалю. И тебе спасибо, Николай Николаевич, за крестника твоего.

Раевский будто и не заметил похвалу - он сам был доволен своим воспитанником».

Радовало читателей и то, что, создавая свой исторический роман, Умар Гайсултанов руководствовался не правом вымысла, как многие другие писатели, а опирался на документы и факты. О работе над романом он писал: «До начала работы над «Александром Чеченским» я собрал большой книжный и архивный материал. Известно, что в историческом художественном произведении, наряду с подлинными, записанными в документах, событиями и персонажами, могут быть и вымышленные, выдуманные. В своем романе я постарался свести их к минимуму. Избежать необходимости вымысла мне помогли дневники Д. Давыдова, роман А. Задонского «Денис Давыдов», книги историка В. Потто и другие. Мне удалось собрать обширный материал о Чеченском. Например, В. Потто пишет: «Александр был чеченцем, из чеченского народа. Этого юного пленника усыновил и воспитал Николай Николаевич Раевский, когда служил в Нижегородском полку. Раевский же позаботился о том, чтобы дать хорошее образование Чеченскому - тот блестяще окончил полный курс Московского университета».

Помог мне написать достоверный портрет А. Чеченского и формуляр «О делах генерал-майора пехоты Александра Чеченского», хранящийся в Центральном Государственном военно-историческом архиве, и воспоминания великих русских писателей: А. Пушкина, М. Лермонтова, А. Задонского и других - они хорошо знали Александра Чеченского и высоко отзывались о нем». -

Так, тщательно, скрупулезно и ответственно™ Умар Гай-султанов работал над каждым своим произведением. Он очень серьезно шлифовал, по нескольку раз переделывая и переписывая его, добиваясь простоты, чистоты и точности языка, четкости композиции, занимательности повествования. Так он работал всю жизнь, этому же учил и меня. Помню его последние наставления, когда он говорил, с грустью и недоумением: «Читатели (и даже некоторые писатели) почему-то думают, что писать для детей - легко, особого труда и ума не нужно. И почему-то детских писателей не воспринимают всерьез, хотя с готовностью процитируют A.M. Горького: «Для детей надо писать также серьезно, как для взрослых, но только еще талантливей и лучше».

Писательство -это адский труд. Писателя, при случае, одинаково ругают и читатели, и критики. Но, тем не менее, я пишу и буду писать, пока хватит сил. А что ругают или хвалят - это хорошо: значит, все-таки читают. И тебе советую: не особо расстраивайся, когда поругают, и не особо гордись, когда похвалят. А работай, пиши. Это участь писателя».

В этих словах был весь Умар Гайсултанов, вся жизнь и все творчество которого были отданы чеченской детской литературе, хотя и для взрослого читателя он написал немало. Родился У. Гайсултанов в старинном и известном чеченском селе Шали в 1920 г. В шестнадцать лет окончил среднюю школу, затем - рабочий факультет в Грозном.

Работал в системе образования в районе, пока в 1941 г., весной, не был призван в Советскую Армию. Воевал с фашистами с первого дня Великой Отечественной войны до 1943 г., когда был демобилизован после тяжелого ранения и лечения. Успел вернуться на Родину, но поработать в родном селе довелось недолго: в 1944 г. был депортирован в Киргизию, где по 1957 г. проработал в финансовых органах - помогли знания, полученные на рабфаке.

Второй раз вернулся на землю отцов. Работал редактором в Чечено-Ингушском радиокомитете, в республиканской газете «Ленинский путь» и долгие годы в Чечено-Ингушском книжном издательстве. В конце шестидесятых годов XX в. стал членом Союза писателей СССР.

Писательский дар проснулся в У маре Гайсултанове еще в начале сороковых годов, но увидеть свои первые рассказы опубликованными ему помешала вначале война, затем -депортация. Писал он и в ссылке. Он по праву мог приписать и себе слова Ш. Окуева:

Писать стихи, рассказы я

Начал в те дни, когда

Мне домом стала Азия,

Казалось - навсегда.

После первой повести «Падение Болат-Калы», вышедшей в 1959 г., Умар Гайсултанов в 1960-1962 г., издает новую - «В горах Кавказа» и сборник рассказов «Чуткие уши». Он был трудолюбивым, плодовитым писателем. Когда бы я ни приходил к нему, домой ли (а жил он на первом этаже пятиэтажного дома на Привокзальной площади, памятном грозненским старожилам), в издательство ли - он всегда работал или над рукописью, или над новым произведением. Поэтому и успел написать много: в разные годы были изданы его повести, рассказы (сборники) и романы: «Малика», «Арби», «Верный друг», «Кто ты?», «Пусть солнце смеется всем», «Горы любят отважных», «Черный портфель», «По пути борьбы», «К новой жизни» и другие.

Его произведения (особенно детские), вскоре после издания, переводились на русский и другие языки народов бывшего Советского Союза. Так, сразу же были переведены на русский язык и изданы в Грозном и Москве повести и рассказы «Арби», «Пусть солнце смеется всем», «Горы любят отважных», роман «Александр Чеченский» и прочие.

Некоторые из них были переведены на украинский, латышский, белорусский, молдавский и другие языки и изданы в Киеве, Риге, Минске, Кишиневе и других городах. Повести «Падение Болат-Калы» и «Пусть солнце смеется всем» были признаны лучшими произведениями для детей: первая - на семинаре молодых литераторов СССР в Краснодаре в 1960 г., и вторая - на зональном совещании детских писателей в Нальчике в 1966 г.. Секрет этого высокого признания - в мастерстве писателя - знатока детской психологии и прекрасного воспитателя патриотов Родины.

О нем так писала литературовед и редактор Чечено-Ингушского книжного издательства (много лет проработавшая вместе с У. Гайсултановым и хорошо знавшая его творчество) Г.И. Яблокова в книге «Грани жизни» (г. Грозный, 1976 г.): «Есть в республике писатели, целиком посвятившие себя детской литературе. Умар Гайсултанов выпустил более десятка книг для детей. Писать просто и доступно для детей У. Гайсултанову помогает, на наш взгляд, то, что основные герои большинства его книг -дети. Через их внутренний мир, их глазами рисует писатель окружающее. Ему всегда наиболее удаются образы маленьких героев - живых, любознательных, непосредственных. Книги писателя не только готовят ребят к будущей жизни, они учат их действовать и быть полезными Родине и народу в любую минуту».

В чем же секрет востребованности произведений У. Гайсултанова, которые сразу же становились популярными и любимыми у читателей разных поколений? А в том, что динамизм действия и занимательность сюжета - главные и важные качества детской книги. Писатель никогда не забывал об этом. «Но писатель не стремится делать повествование занимательным ради простого привлечения читателя, - пишет Г.И. Яблокова.- Он вводит в свои произведения и раздумья и мечты своих героев, окрашенные в теплые лирические тона. В его произведениях много подробностей быта и жизни горцев, что придает повествованию особую убедительность и достоверность».

Знал У. Гайсултанов и психологию старших читателей и писал для них тоже не менее прекрасные произведения, создавая яркие образы наших современников. Скажу откровенно, мне особенно нравятся мастерски выписанные, просто зримые образы главных героев Малики и Мухтара из повестей «Малика» и «Черный портфель», которые я всегда читал с удовольствием, восхищаясь писательским мастерством Умара.

Гайсултанов был не только прозаиком и публицистом (он писал на литературные темы и печатался в газетах, альманахах), но и драматургом. В разные годы, для театра кукол им написаны пьесы «Герой», «Соколята», «Золотой орех» и др. В них, как и во всех своих произведениях, писатель проповедовал добро и мудрость, смелость и смекалку, верность в дружбе и любовь - к Родине, родной природе, людям. Кроме того, многие его рассказы и повести (особенно детские) часто инсценировались и ставились на республиканском телевидении и радио.

X. Туркаев писал о творчестве У. Гайсултанова: «Содержание всех его повестей и рассказов составляет нравственно-этическая проблематика. Социальный пафос их-в преодолении нравственных и психологических барьеров, разделяющих людей разных национальностей». А литературовед А. Арсанукаев, по достоинству оценивая повести и романы У. Гайсултанова, констатирует, что они относятся «к крупным эпическим произведениям чеченской литературы 60-90 гг. XX в.». Это ли не лучшее признание писателя, не высшая ли оценка ему и его труду? . Вот какого человека и писателя мы предали сегодня забвению. Вправе ли мы делать это? Ведь каждое новое поколение писателей и читателей вырастает на опыте, поисках, находках, достижениях предшественников. Именно от нашей памяти зависит жизнь писателя и его творений. Ведь почему А.С. Пушкин стал «великим русским писателем, солнцем русской поэзии»? Потому, по словам В. Белинского, что у него «... всякое чувство прекрасно, как чувство изящное... Это не просто чувство человека, а чувство человека-художника... В этом отношении, читая его творения, можно превосходным образом воспитать в себе человека. Творчеству его чуждо все фантастическое, мечтательное, сложное, призрачно-идеальное: оно насквозь проникнуто действительностью. Оно не кладет на лицо жизни белил и румян, показывает ее в истинной, естественной красоте».

Эти слова полностью можно отнести к творчеству Умара Гайсултанова. Так давайте же и мы будем по достоинству оценивать свои таланты и помнить о них, чтобы к их произведениям - памятникам их - не заросла «народная тропа».


Абдул-Хамид ХАМИДОВ

(1920-1969)

Старинное село Старые Атаги взрастило для чеченской литературы и искусства немало известных людей: писателей, артистов, сказителей, исследователей. Особое место среди них занимает человек необычайного дара и широкого творческого диапазона- поэт, писатель, драматург, переводчик Абдул-Хамид Хамидов. Прекрасный знаток фольклора, народных обычаев и языка, он щедро использовал их жемчужины в своих бессмертных произведениях. Поэтому каждое его слово и каждая фраза героев сразу же становятся афоризмами. Народ воспринимал их как свои творения, и они пополняли фольклор. Случалось это (да и сегодня случается!) потому, что все его произведения - это увиденные мастером кусочки жизни, а герои, плоть от плоти, -дети своего народа, оживленные талантливым творцом. Их продолжают цитировать и сегодня: «Как говорил Бож-Али...», «Как сказала Майма...», «Прав был Сутарби...» и т. д.

И будут цитировать всегда, потому что пьеса «Бож-Али» стала поистине народным творением (и лучшей еще не создано, и вряд ли в скором времени напишут). Ю. Айдаев писал: «Огромную популярность и признание получила комедия А-Х. Хамидова «Бож-Али» - чеченская пьеса, шагнувшая на всесоюзную сцену. Она была поставлена многими театрами страны». Пьеса драматурга была настолько широко известна, что ставилась с триумфом на сценах всех национальных театров республик Северного Кавказа, Башкирии, Татарстана, Турции, Иордании...

Завидная слава. Заслуженная слава. Пожалуй, ни одна из пьес чеченских драматургов не имела такой долгой сценической жизни, такого ошеломляющего успеха, не получала такого отзвука в сердцах зрителей.

Мне, к сожалению, не довелось близко знать его. Видел и слышал Абдул-Хамида Хамидова я всего три-четыре раза, но запомнил навсегда. Человеком он был впечатляющей внешности: высокого роста, плотного телосложения, с мужественными чертами лица (высокий лоб, окаймленный густой шевелюрой черных волос, проницательные, умные глаза, аккуратные усы). Говорил он неторопливо, обдумывая слова, - то серьезно, то шутливо. Остроумный был: слушатели от смеха за животы хватались, а на его лице - ни тени улыбки. Несмотря на крупную фигуру, был подвижным, порывистым, быстрым - в движении, живым, общительным - по характеру. Но, когда надо, умел быть и солидным, строгим.

Мне посчастливилось быть на так называемой сдаче спектакля «Бож-Али» (в первоначальном варианте она называлась «Падение Бож-Али») в театре, перед официальной премьерой. А-Х. Хамидов в то время был директором Чечено-Ингушского государственного драматического театра им. X. Нурадилова и вел, после просмотров, обсуждение. Бесстрастно, спокойно и внимательно выслушал он каждого выступающего. Только когда звучали критические нотки, опускал глаза и делал пометки в блокноте. Ожидал ли он в те минуты, что его детище будет так восторженно принято зрителем? Думал ли о том, что его детище на многие годы переживет его? Одному Богу известно.

Недолго, правда, пришлось ему наслаждаться славой: он погиб в 1969 г. в автомобильной катастрофе, не дотянув даже до своего пятидесятилетия. Я помню, с какой болью восприняли известие о его смерти не только те, кто знал этого удивительного человека, но и все жители республики, потому что был он всенародным любимцем. Потому еще, что не было в Чечено-Ингушетии человека, который бы многократно не смотрел спектакли по пьесам Абдул-ХамидаХамидова, не читал его остроумные рассказы, не слышал песен, написанных на его стихи...

Родился А-Х. Хамидов в с. Старые Атаги в 1920 г. Окончив начальную школу, в 1935 г. поступил в педагогическое училище, которое в то время находилось в ст. Серно-водская. В нем рано пробудилась тяга к сцене, которая и привела его после училища в Московский Государственный институт театрального искусства. Но учебу в нем пришлось прервать на четвертом курсе: в 1941 г. в начале войны, Абдул-Хамид был отозван в республику для работы в национальном театре. Некоторое время был актером, но его энергия и организаторский дар сказались быстро: он вскоре стал директором театра - в двадцать два года. Но сделать, к сожалению, успел немного: в 1944 г., как враг, был изгнан с родины. И там, в Казахстане и Киргизии, он продолжал работать в сфере искусства, не смирясь с несправедливостью: будучи мужественным человеком, писал вместе с другими представителями интеллигенции письма И. Сталину и Н. Хрущеву, хотя и знал, чем это чревато для него, спецпереселенца. Но он думал не о себе- он болел за свой оболганный народ.

В 1955 г., когда в Алма-Ате начала выходить газета на чеченском языке («Знамя труда»). А-Х. Хамидов, одним из первых, пришел в ее редакцию: работал литературным сотрудником, заведующим отделом культуры. В 1956г. он-литературный консультант Союза писателей Казахстана. А в 1957 г., восстановив Чечено-Ингушский государственный ансамбль песни и танца, вместе с ним возвращается на землю отцов. Благодаря ему, коллектив становится вскоре одним из лучших не только на Северном Кавказе, но и во всем бывшем Советском Союзе. В 1959-61гг. А-Х. Хамидов- председатель правления Союза писателей ЧИАССР, а затем - заместитель заведующего отделом пропаганды обкома партии. Но тяга к сцене берет верх: он снова становится директором национального театра и руководит им уже до конца своих дней.

Наделенный природой богатой фантазией, обладая глубокими знаниями фольклора, народной жизни, юмора, языка, Абдул-Хамид Хамидов рано приобщился к литературному творчеству. Свои первые юмористические рассказы («Хингал» и другие) и стихи он написал еще в 1935-1936 гг., но во время учебы в театральном институте и работы в драмтеатре главное внимание он уделял драматургии. «Он пришел к пониманию того, что идейная значимость, художественная ценность и расцвет развивающейся чеченской литературы будет зависеть от ее признания и принятия за пределами республики, - писал об этом периоде творчества писателя литературный исследователь, доктор филологических наук X. Туркаев. - А-Х. Хамидов очень мечтал об этом. И делал все, чтобы это стало действительностью. Начинающий драматург перевел на чеченский язык самые известные пьесы великих русских и зарубежных писателей: «Отелло» В. Шекспира, «Мещанин во дворянстве» Ж-Б. Мольера, «Власть тьмы» Л. Толстого и другие. И все они были поставлены на сцене национального театра».

Писать А-Х. Хамидов продолжал и в ссылке, но не надеялся быть опубликованным. Правда, его статьи-исследования о пьесах великих драматургов, зарубежных и русских классиков: «Коварство и любовь» Ф. Шиллера, «Ромео и Джульетта» В. Шекспира, «Без вины виноватые» А. Островского, «Васса Железнова» А. Горького и другие.

Печатались в газетах и журналах как доказательство его глубокой теоретической подготовки и профессиональной эрудиции.

Но историческая справедливость все-таки восторжествовала: в 1958 г. в Чечено-Ингушском книжном издательстве вышел первый сборник произведений А.Х. Хамидова, в который вошли его сатирические рассказы и одноактная пьеса «Абубешир». Затем последовали другие - избранные. Последним был сборник рассказов и пьес писателя, изданный в 1980 г., «Бессмертные» («Лий-рбоцурш»). В него вошли лучшие сатирические рассказы А-Х. Хамидова («Абубешир», «Дурда и Дарга», «Похождения Гирмасолты», «Платье-ту да, платье-сю да», «Экзамен»), пьесы, написанные в разные годы и (все!) поставленные на сцене национального драмтеатра с огромным успехом («Совдат и Дауд», драма «Девушка гор», комедия «Бож-Али», героическая драма «Бессмертные» -о жизни и ратных подвигах Героя Советского Союза X. Нурадилова, сказка-фантазия «Синекрылая птица», сатирическая сценка «Тяжелый день Мохсолты»).

Стихи же, написанные А-Х. Хамидовым, были настолько душевны, лиричны, ритмически отточены, совершенны и мелодичны, что сразу же становились песнями. На них писали музыку композиторы У. Бексултанов, А. Ха-лебский, 3. Чергизбиев и другие. С большим проникновением исполняли эти песни С. Магомедов, В. Дагаев, М. Буркаев...

Рассказы и пьесы А-Х. Хамидова - это яркие картинки жизни, увиденные глазами художника и описанные пером мастера афористичным и простым языком, с использованием жемчужин народной мудрости. Они безупречные по композиции. А-Х. Хамидов был мастером диалога, описания психологии и характера героев.

«Свое разностороннее дарование, все свое искристое творчество Абдул-Хамид Хамидов отдал родному народу, потому что в служении ему видел свое настоящее счастье и призвание, - писал о нем поэт Х-М. Эдилов, знавший писателя с юношеских лет. - Он имел полное право сказать о себе словами великого А. Пушкина: «И долго буду тем любезен я народу, что чувства добрые я лирой пробуждал». А-Х. Хамидов делал это так талантливо, как ни один другой чеченский писатель до него. Он был истинным сыном своего народа, потому что помогал ему расставаться со всем плохим с улыбкой. Всенародное признание и память о нем будет жить вечно». , ...Таким я запомнил этого мудреца из Старых Атагов. Я не профессиональный критик, но я твердо уверен в одном: А-Х. Хамидов внес огромный вклад в развитие чеченской драматургии.


1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   16

  • Умар ГАЙСУЛТАНОВ (1920-1980)
  • Абдул-Хамид ХАМИДОВ (1920-1969)