Historia Polski. 1648—1764... S. 156—158

Главная страница
Контакты

    Главная страница



Historia Polski. 1648—1764... S. 156—158



страница5/5
Дата08.04.2018
Размер0,85 Mb.


1   2   3   4   5

Historia Polski. 1648—1764... S. 156—158, пер. В. А. Якубского.

Примечания. 1. Здесь и далее идет речь об истечении 6-неделышго сро­ка, предусмотренного «Генриховыми артикулами» для работы сейма, и процеду­ре продления этого срока. 2. Литва — здесь люди гетмана литовского. 3. Прус­саки— депутаты Королевской Пруссии (Гданьского Поморья). 4. Паны корон­ные — депутаты Короны, т. е. земель, которые входили в королевство Поль­ское до Люблянской унии. Королевскую Пруссию тоже считали частью Короны, но иногда (как в данном случае) рассматривали ее обособленно. 5. Подразуме­ваются города Королевской Пруссии, сохранившие в отличие от прочих поль­ских городов значительный политический вес и права. 6. Имеется в виду Мария Людвика — супруга Яна Казимира (француженка родом)—вдохновительница замыслов королевской партии, добивавшаяся избрания на польский трон фран­цузского принца. 7. Гарнйки — те жители Прикарпатья, которым было поручено следить за безопасностью границ, ловить разбойников и т. п. 8. Спижские горо­да — города в Северной Словакии, недалеко от польской границы, принадле­жавшие Польше. Находились в держании у Любомирского. 9. Любомирский го­ворит о себе в третьем лице. 10. Сейм 1730 г., срыв которого обошелся Фран­ции в 60 тыс. ливров.
Тема VIII В ПОИСКАХ ВЫХОДА ИЗ ТУПИКА

1. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПИСАТЕЛИ О НЕОБХОДИМОСТИ ПЕРЕМЕН В ПОЛЬШЕ. ИЗ ПАМФЛЕТОВ С. ЛЕЩИНЬСКОГО «СВОБОДНЫЙ ГЛАС, ОХРАНЯЮЩИЙ СВОБОДУ»

Станислав Лещйньский (1677—1766) дважды занимал польский трон: в 1704—1711 гг. как ставленник Карла XII и в 1733—1734 гг. Полагают, что «Свободный глас» написан в 1734—1737 гг. Лещйнь­ский использовал текст литовского шляхтича Матвея Белозора. По­пулярность этого произведения в дворянских кругах Польши, где с 1740-х гг. оно распространялось во многих списках и в печатном виде, бесспорна.

Плебеи. Этому сословию мы должны были бы уделять больше внимания, ибо оно — опора всех государств. Откуда богатство стран, откуда подати в казне, откуда рекруты в войске, как не от плебеев. Не будь их, пришлось бы шляхтичу превратиться в кресть­янина, самому трудясь ради пропитания. Христианский долг тре­бует от нас, чтобы мы не обращались с крестьянами как со скотом. Я же, мало того, что заставляю крестьянина работать как вола, что я вправе продать его как клячу или пса. Я вопреки закону божье­му могу, заплатив сотню гривен, безнаказанно убить его Это презрение к простому люду столь велико лишь в Польше. В госу­дарствах, которые, подобно нам, гордятся своей свободой,[плебеи] составляют особое сословие, как то видим в Швеции, в Англии, в Голландии, в Швейцарии. Без их [плебеев] совета мы обойдемся, но не обойдемся без их помощи.

Пристало ли в христианском королевстве иметь христиан за невольников? <...> Каков политический резон в том, чтобы вла­деть плебеями как вещью? В этом мне видятся две чрезвычайные опасности. Во-первых, свойственно [человеку] стремление сбросить с себя то, чем он обременен, и потому надо опасаться, не захотят ли они когда-либо по гибельному примеру украинских бунтов сбро­сить столь тяжкое ярмо неволи с опасностью для отчизны. Другая опасность в том, что простой наш народ приходит в ничтожество, ибо, трудясь только по принуждению, вовсе не может иметь охоты к заработку, не будучи в нем уверенным, и к столь нужному для экономики ремеслу... Оттого в нашей Польше, не так, как в иных государствах,— не видим мы ни внимания к экономике, ни пользы от хозяйства, ни ловкости в торговле, ни, наконец, умения в разных ремеслах. Пусть каждый прикинет, какой от этого ущерб Речи По­сполитой 2, а сверх того я не вижу, в чем выгода даже помещику оттого, что крестьянин его — невольник.

Не надо, упаси боже, урезать прерогативы шляхетского сосло­вия по отношению к его подданным. Существуют права господина, охраняемые всеми законами —■ но не такие, каких не мог бы при­своить себе даже величайший монарх, не нанеся великой обиды [своим подданным]. Его, к примеру, считали бы тираном, прикажи он казнить кого-либо. У нас же без суда, зачастую без должной причины можно казнить своего крестьянина. По обычаю всех госу­дарств право меча принадлежит лишь высшей власти. <...> Поэ­тому помещикам надлежало бы судить плебеев только в первой инстанции и дать им право апеллировать к гродам 3. Ежели како­му помещику кажется унизительным судиться в гроде со своим подданным, пусть поглядит, как вершат справедливость во всех странах, и как в трибуналах и парламентах королевства самый последний мужик судится со своим монархом и выигрывает дело, если оно правое, не ущемив этим прав величества.

Далее говоря о неволе подданных, вижу в ней верную гибель стране. Ясно это из каждодневного опыта. Если случится, что мой крестьянин и подданный осел у моего соседа и хорошо там устро­ился, тот обязан мне его вернуть. Этим я и соседскую деревню опу­стошу, и зажиточного мужика разорю, согнав его с хозяйства. <...> Оттого большая часть нашей Польши пуста, с ущербом для податей Речи Посполитой и с обидой для того помещика, который, не имея собственных подданных, не может чужих посадить. Кресть­янина из чужих краев он тоже не зазовет, ибо кто захочет добро­вольно стать рабом и попасть в истинную неволю, в какой, как ему ведомо, пребывают в Польше плебеи.

Отсюда я заключаю, что и Речи Посполитой и каждому земле­владельцу была бы большая выгода, если бы [он] договорился с крестьянином или о барщине, или о иных повинностях и чиншах, а в остальном дал бы ему свободу перейти, ежели пожелает, в другое имение. Будь такая свобода повсеместной, я, если лишусь своего подданного, смогу спокойно найти чужого. Если я его не переобременю и он будет уверен, что сам соберет заработанное своим трудом [сверх того, что обязан отдать мне], то не покинет своего двора. Свидетельством тому деревни у границ Силезии или в Пруссии ■— многолюдные и зажиточные лишь по причине свободы простонародья 4.

Будь свобода всеобщей, мы бы узрели весь край, изобилующий селениями и [с цветущим] земледелием. В городах и местечках не будет такого запустения, как ныне. Дома разваливаются, обывате­лей мало, мещане убоги, ремесленники неумелы, товаров не хва­тает, нет, наконец, порядка в управлении. Что тому причиной? Только то, что простой люд лишен защиты, терпит ото всех обиды, и мещанин никогда не найдет справедливости [в споре] со шляхти­чем. [Города и местечки] поддерживают торговлю по всему госу­дарству, без них не имели бы никакой цены наши имения. Поэтому в интересах каждого сообща заботиться о поддержании городов и местечек. Надо, чтобы были у них свободы и привилегии, как в других странах. Надо защитить их от насилий, за каковые пусть будет покаран и тот дворянин, что не поступает по-дворянски.

Feldman I. Czasy saskie. Krakow, 1928. S. 201—207, пер. В. А. Якубского.
2. ЕЩЕ ОДИН ПРОЕКТ РЕФОРМ. ИЗ СОЧИНЕНИЯ С. ПОНЯТОВСКОГО «ПИСЬМО ПОМЕЩИКА ДРУГУ ИЗ ИНОГО ВОЕВОДСТВА»

Станислав Понятовский (1676—1762)—государственный деятель и писатель, отец последнего польского короля, выходец из небогатой шляхты. Женившись на Констанции Чарторыской, стал одним из признанных предводителей партии Чарторыских. «Письмо...» написа­но накануне Гродненского сейма 1744 г., на котором сторонники Чарторыских рассчитывали провести некоторые реформы.

...Мы признаем, правда, что нам нужно большое войско, поду­мываем о нем, но все без толку. Ибо, не желая ничего предпринять по-настоящему и больше заботясь каждый сам о себе, нарочно мед­лим с тем, что сами почитаем самым неотложным для нашего спа­сения.

Ты, ваша милость, наверное, подумаешь: откуда же возьмется войско — и войско большое, какового требуют обширность страны и протяженность границ, войско регулярно обученное, хорошо оп­лаченное [чтобы никому от него не было обид]? Откуда средства на ружья, пушки, амуницию и прочие военные надобности?

Надо ввести генеральную пошлину — не только от хлеба и все­го того, что родит наша земля, но и от всех других товаров, дабы платили все без какого-либо изъятия. Назначим, к примеру, по по талеру с лашта 5 хлеба. Шляхтич-продавец от этого ничего не потеряет или потеряет очень мало, ибо то, что уплатил, вернет себе от покупателя. Казна же бесспорно намного пополнится.

Поскольку в каждом государстве размах торговли и множество торговцев являются почти единственной причиной изобилия, а сле­довательно, и общественного благоденствия, предусмотрительность предписывает нам больше всего заботиться о том, как добрыми способами облегчить всякую коммерцию в нашей стране. Но мы до сих пор поступали прямо противоположным манером. Потому мало найдется купцов, которые хотели бы с нами иметь дело, а те, что еще остались, нищают на глазах. От этого происходит упадок го­родов, людская нищета и затем большой урон Речи Посполитой. Не говорю уже о тысяче иных видов притеснений, грабежа, какие терпят купцы от частных лиц. Одна лишь та пошлина, которую они ныне должны платить Речи Посполитой, настолько поднята, что должна каждого отвратить от купечества. Чем ниже будет тариф, тем больше найдется людей, склонных торговать, и казне прибавит­ся доходов. Нужно лишь позаботиться, дабы от всех товаров, что ввозятся в страну, платилось больше, а от тех, что вывозятся,— меньше.

Надлежит ревностно заботиться о нерушимости публичного кредита, о пунктуальном и неуклонном удовлетворении векселей, расписок и обязательств — это душа и фундамент торговли. Без этого нам никак не привести дел в порядок. [Для пополнения каз­ны автор предлагает также поднять цены на пиво и водку, ввести табачную монополию и т. п.] Принесет пользу и установление во всем королевстве одинаковой меры и веса для зерна, для напитков и для всех иных товаров.

Помню похвальное предложение сенатора, каштеляна киевско­го на последнем сейме — пожертвовать на публичные надобности десятую часть годовых доходов. Давайте последуем столь прекрас­ным, столь достойным чувствам, возьмемся за руки все без изъя­тия, объединим сердца и умы наши, чтобы не погибло достойное подражания решение. Примем во внимание, что без огромного вой­ска мы пребываем и всегда будем пребывать в опасности. И не надо ограждать от добровольной, славной и, бесспорно, полезной жертвы ни наших наследственных имений, не имений духовных, ко­ролевских, заставных. Честно засвидетельствуем наши доходы. От­дадим часть, чтобы сохранить все.

Тут мне приходит на ум: не..? разумно ли исправить столь вре­дящий публичному благу обычай срывать сеймы — обычай, на ко­торый мы все повсеместно и справедливо жалуемся и который в конце концов приведет нас к гибели? Знаешь же ты, ваша ми­лость, что временами ради ничтожного личного интереса прибе­гают к этой странной и непонятной клаузуле: «Даже с ущербом для сейма»6. ...Мы злоупотребляем вольностью, вернее — превра­щаем ее в своеволие...

[Понятовский рекомендует ограничить доступ в монастыри, запретив пострижение в монахи людям моложе 25 лет.] ... Тогда бы множество людей обратилось бы к иным, полезным Речи Пос-политой, состояниям: одни в войско, другие к купечеству, иные к мануфактурам и ремеслам, иные к земледелию.

Наконец, следует нам воззвать к [королю] прося, чтобы он соб­лаговолил оказать покровительство городам и местечкам, дабы обнищавшие мещане были избавлены от почти что рабства и жили себе спокойно трудом рук своих, пользуясь свободой отправления религиозных обрядов и иными свободами. От этого нам следует большая, сверх всех ожиданий, выгода: города вскоре наполнятся купцами, ремесленниками, мануфактурами, разбогатеют и укра­сятся. ... Порядок сможет вернуться, особенно если мы... запретим духовенству и шляхте покупку домов и земельных участков, како­вая окончательно разоряет мещан...

Kantecki К. St. Poniatowski, kasztelan krakowski, ojciec Stanislawa Augusta. Poznari, 1880. T. 2. S. XCICI, пер. В. А. Якубского.

3. И ЕЩЕ ОДИН ПРОЕКТ РЕФОРМ. ИЗ «ВОЗЗВАНИЯ К ГОСПОДАМ ОБОИХ СОСЛОВИИ» А. ПОТОЦКОГО

Антони Потоцкий (1702—1766) — белзский воевода, один из пред­водителей так называемых республиканцев — группировки, проти­востоявшей Чарторыским. Памфлет был им написан в начале ав­густа 1744 г., перед открытием Гродненского сейма. Патриотическая фразеология «Воззвания...» не помешала автору и другим «респуб­ликанцам» за полученную от прусского и французского дворов со­лидную мзду сорвать сейм 1744 г.

...Разорение городов по всей Польше и [Литве] настолько по­всеместно и велико, что, за исключением лишь Варшавы, прочие самые значительные города по большей части можно уподобить сущему разбойничьему притону. Этому я усматриваю две очевид­ные причины: обременение домов видеркауфами 7 и отстранение от торговли мещан людьми, которые, пользуясь протекцией, привозят, обманув таможню, много товаров и преграждают горожанам путь к заработку. Против этого мне представляются действенными два способа. Прежде всего, надо установить законом, чтобы впредь никто из мещан не смел ни продавать дом [разве что мещанину], ни брать денег под залог дома...

Так как во всех странах города являются самым большим укра­шением и опорой государства, они были бы достойны большего с нашей стороны уважения, защиты и прав, которые бы отличали [мещан] от прочего простонародья. Для этого не мешало бы во всем государстве допустить их [в сейм] в качестве одного из сосло­вий, подобно прусским городам в тамошней провинции. Другие народы стали бы больше обращать внимания на Речь Посполитую, тогда как [сейчас] нас считают, по правде говоря, народом грубым и немилосердным, полагая, что с мещанами и подданными у нас { хуже обращаются, чем в иных местах с невольниками.

...У всех главенствующих городов должны быть свои послы в сейме следующим способом: если в воеводстве есть несколько гро-довых городов, пусть поочередно посылают послов на каждый сейм. Представители прочих городов — королевских, частновладельче­ских, духовных — вносят предложения для инструкции послам, ко­торые обязаны больше всего заботиться о подъеме торговли, заве­дении мануфактур в городах, установлении прочного порядка и строжайшем соблюдении справедливости, а также обязаны неустан­но думать о пользе Речи Посполитой. Города, таким образом, под­нимутся и принесут бесспорную и большую пользу.

...Мы из воинственного народа стали предметом насмешек и презрения для соседних государств. Разве слыхать было прежде о такой ненасытной и бесстыдной жадности, когда посол за не­сколько сотен, а временами за несколько десятков злотых, готов сорвать [сейм], а шляхтич за несколько червонных готов сорвать сеймик? Кто слыхал, чтобы послом, депутатом либо комиссаром становились за деньги? <...>

Не помышляю даже, упаси боже, об упразднении liberum veto. <...> Каждому поляку следует его ревностно охранять. Ничего не может быть более похвального, чем наложить запрет на то, что противно родному праву, святой вере и истинной свободе. Но сры­вать сеймы и сеймики — значит губить Речь Посполитую, не допу­скать, чтобы она управляла собой. Пусть мне кто-либо из знатоков публичного права укажет, где в законе сказано о срыве сеймов и сеймиков. Поскольку этого наверняка нигде нет, нужно усиленно стараться на будущее время охранять сеймовые и сеймиковые за­седания. Самый подходящий способ для этого, по-моему, таков: если кто внесет противоречащее закону, нарушающее вольность предложение, может посол или сенатор на сейме, шляхтич на сей­мике выступить с вольным запретом [liberum veto] и сразу же ука­зать, какому закону противоречит этот проект. Когда он это обсто­ятельство докажет, предложение следует отвергнуть и, перейдя к другим, согласным с законом, продолжать обсуждение. Только введя такой порядок, мы будем наслаждаться сладкой и бесценной вольностью, Речь Посполитая — с пользой управлять собою, а всег­да вредным для нас иностранным покушениям будут перекрыты пути.

Skidinski М. Europa a Polska w dobie wojny о sukcesje austriacke w latach 1740—1745. Krakow, 1912. T. 2. S. 177—181.
Примечания. 1. Имеется в виду так называемая гловщизна, пеня за убийство. 2. «Речь Посполитая» в польском политическом языке эпохи — это вообще государство и политический организм, родившийся в результате Люблин­ской унии 1569 г. 3. Гроды — здесь суды в административных центрах. 4. Под­разумеваются селения так называемых олендров ■— лично свободных колонистов, сидевших на оброке, и сходных с ними некоторых других, также немногочис­ленных, категорий крестьянства. 5. Лашт, или ласт,— примерно 1,8 т. 6. Фор­мула из инструкций, даваемых на сеймиках послам на сейм. Она давала послу полномочие сорвать сейм, если не будут приняты содержащиеся в инструкции требования. 7. Видеркауф — разновидность ростовщической операции: кредитор пользуется доходами с заложенной недвижимости до тех пор, пока должник не заплатит долг.


РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА

  1. Галл Аноним. Хроника и деяния князей или правителей польских. М., 1961. Длугош Ян. Грюнвальдская битва. М., 1962.

  2. Дневник Люблинского сейма 1569 г.: Соединение Великого княжества Ли­товского с королевством Польским. Спб., 1869.

  3. Меховский М. Трактат о двух Сарматиях / Введ., пер. и коммент. С. А. Ан­нинского. М.; Л., 1963.

  4. Нешавский статут 1454 г. // Хрестоматия по истории средних веков. М., 1961. Т. 2. С. 595—599.

  5. Польские мыслители эпохи Возрождения. М., 1960.

  6. Бардах Ю., Леснодорский Б., Пиетрчак М. История государства и права Польши. М., 1980.

  7. Воронков И. А. Инвентари имений — важный источник по истории польской феодальной деревни // Вопр. истории. 1959. № 4. С. 124—127.

  8. Греков Б. Д. Польская Правда: Опыт изучения обществ, и полит, строя Поль­ши XII в. по Польской Правде // Избр. труды. М., 1957. Т. 1. С. 266—442.

  9. Джервис М. В. О некоторых вопросах источниковедения по истории Поль­ши // Проблемы источниковедения. М.; Л., 1933. Сб. 1. С. 163—181.

  10. Исаевич Я. Д. Гродские и земские акты — важнейший источник по истории аграрных отношений в Речи Посполитой в XVI—XVIII вв. // Ежегодник по аг­рарной истории Восточной Европы. 1961. Рига, 1963. История польской литературы. М., 1968. Т. 1.

  11. Ливанцев К- Е. Сословно-представительная монархия в Польше, ее сущность и особенности. Л., 1968.

  12. Миллер И. С. Крестьянское восстание в Подгалье в 1651 г. // Уч зап Ин-та славяноведения АН СССР. 1950. Т. 2.

  13. Тазбир Я- Привилегированное сословие феодальной Польши // Вопр исто­рии. 1977. № 12. С. 159—168.

  14. Фоменкова В. М. Статуты Казимира III как источник по истории аграрных отношений в феодальной Польше // Слав, архив. М., 1963.

  15. Чаплиньский В. Органы государственной власти в Польше XVI—XVII вв // Вопр. истории. 1977. № 12. С. 148—159.

  16. Якубский В. А. Проблемы аграрной истории позднесредневековой Польши Л., 1975.

  17. Bardach A., Herbst St. Kultura polska w zrodlach i opracowaniach. Warszawa 1961.

  18. Budkowa-Kozlowska Z. Repertorium polskich dokumentow dobv piastowskiei
    Krakow, 1937. J

  19. Historia Polski. 1648—1764: Wybor tekstow. Warszawa, 1956.

  20. Kiersten A. Na tropach Napierskiego. Warszawa, 1970.

  21. Konopczynski W. Polscy pisarze polityczni XVIII w. Warszawa, 1966. T j Kutrzeba St. Historia zrodel dawnego prawa polskiego. Lwow, 1925—1926.

  22. Maleczynski K. Zarys diplomatyki polskiej wiekow srednich. Wroclaw, 1951.

  23. Matoszewski J. Najstary zwod prawa polskiego. Warszawa, 1959.

  24. Monumenta Poloniae Historica: Nova series. Krakow, 1952. T. 2. Polskie ustawv wiejskie XV—XVIII w. Krakow, 1938.

  25. Plaza St. Warsztat naukowy historyka wsi Polski feudalnej. Warszawa, 1980

  26. Rostworowski E. Legendy i fakty XVIII w. Warszawa, 1963.

  27. Roman S. Geneza statutow Kazimierza Wielkiego: Studium zrodloznawcze Krakow, 1961.

  28. Roman S. Statuty nieszawskie. Wroclaw, 1957.

  29. Transakcje chlopami w Rzeczyspospolitej szlacheckiej (w XVI—XVIII) Warszawa, 1959.

  30. Wyczanski A. Szlacheckie inwentarze posmiertne z XVI w. jako zrodto do dziejow kultury materialnej w Polsce // Kwartalnik historii kultury materialnej. Roczmk 2. Warszawa, 1954. S. 691—699.

  31. _ Zytkowicz L. W sprawie wydawania suplik chtopskich jako zrodla do dziejow wsi//Studia zrodloznawcze. 1958. T. 3. S. 255—264.





Каталог: departments -> 8825 -> study -> manuals -> dmitriev
departments -> Темы рефератов по истории и культуре стран изучаемого языка 1 курс тимпияк, фая англия
departments -> Рефераты публикуемых статей
departments -> Тематический план № п/п Наименование разделов, дисциплин, тем Виды занятий (лекции, практические занятия и т п.) Количество учебных часов
departments -> Программа курса физики для студентов геологического факультета
departments -> Материалы для чтения
departments -> Требования к выполнению и защите рефератов и курсовых работ студентами магистратуры
departments -> Занятие по методике самообразования, проблемное обучение, практическое задание, проблемное задание, анализ конкретных ситуаций, диалог, дискуссия, полемика
dmitriev -> Реферат книги: Оболевич В. Б. История польской литературы. Средневековье, Возрождение. Л.: Изд-во лгу, 1983. Глава 2
1   2   3   4   5