ЛЕКСИКОГРАФИЧЕСКИЕ СПОСОБЫ И СРЕДСТВА ОПИСАНИЯ ТЕРМИНА

Главная страница
Контакты

    Главная страница



ЛЕКСИКОГРАФИЧЕСКИЕ СПОСОБЫ И СРЕДСТВА ОПИСАНИЯ ТЕРМИНА



страница2/17
Дата16.01.2017
Размер3,92 Mb.
ТипДиссертация


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

1. ЛЕКСИКОГРАФИЧЕСКИЕ СПОСОБЫ И СРЕДСТВА ОПИСАНИЯ ТЕРМИНА

1.1. Научный термин и его лексикографическое описание



Научный термин является предметом данного исследования, поэтому необходимо остановиться на этом понятии и определить его.

Суть термина была сформулирована В.В.Виноградовым еще в 1947 г. в работе “Русский язык”: “Если слово становится средством логического определения, тогда оно научный термин” [Виноградов, 1947]. В дальнейшем термин становится объектом пристального внимания наших первых отечественных терминологов-специалистов Д.С.Лотте, Э.К.Дрезена, С.А.Чаплыгина, А.М.Терпигорева, В.С.Кулебакина, Я.А.Климовицкого, которые, являясь профессионалами в специальных областях знаний, исследовали термин в целях его унификации и стандартизации. В 60-е и 70-е годы термин становится предметом изучения лингвистов – Г.О.Винокура, В.Г.Гака, А.А.Реформатского, Р.А.Будагова, формируется новый раздел языкознания – терминоведение. Как любая языковая единица термин рассматривался на разных уровнях языка и в разных аспектах: диахроническом [Виноградов, 1982; Кутина, 1964; Божно, 1971], функционально-стилистическом [Береснев, 1951; Будагов, 1967; Андреев, 1967; Денисов, 1969], лексико-семантическом [Даниленко, 1971; Котелова, 1976; Кузькин, 1962; Капанадзе, 1965; Канделаки, 1964, 1970; Митрофанова, 1973], как объект моделирования и стандартизации [Авербух, 1985; Герд, 1978; Лейчик, 1981; Кобрин, 1976; Шелов, 1976; Волкова, 1984], и позднее - лексикографическом [Шайкевич, 1983; Герд, 1986; Гринев, 1986, 1995; Сороколетов,1984; Мельников, 1991; Комарова, 1991; Марчук, 1992].

Все исследователи без исключения вставали перед необходимостью определить понятие термин”. Многообразие определений термина весьма наглядно отражается в родовых понятиях, через которые он определяется:


Словесный комплекс;

Специальный объект;

Специальное понятие;

Языковой знак;

Слово;

Специальное слово;

Словесный комплексный мотивированный знак;

Лексикализованное сочетание;

Сокращение;

Функция;

Член терминологической системы;

Единство знака и понятия;

Лексическая единица.

Наличие множества пониманий и определений термина подтверждает невозможность создания универсального определения, что характерно и для слова и, видимо, для большинства базисных понятий. В то же время в перечисленных кратких определениях легко просматриваются лингвистические признаки термина.

Все лингвистические исследования термина, так или иначе, были нацелены на выявление особенностей термина как языкового знака. Вполне естественно, что отличительные признаки термина проявляются прежде всего в особенностях его функционирования как лексической единицы. Функциональный подход к изучению термина, основанный Г.О. Винокуром и В.В. Виноградовым, реализовался в огромном количестве описательных исследований номинативных, семантических и словообразовательных особенностей терминов. Противопоставление “термин - слово” явилось очень продуктивным в создании теории термина. Одним из основоположников терминоведения, исследовавших термин как лексическую единицу, был Б.Н.Головин [Головин, 1981, 1988]. Исследование термина в оппозиции к слову объединило усилия лингвистов в определении понятий “термин” и “терминология” и в свое время послужило теоретической базой для создания “горьковской” терминологической школы во главе с Б.Н.Головиным (ежегодный сборник трудов “Термин и Слово” в течение многих лет использовался студентами филологических факультетов провинциальных вузов в качестве учебника по терминологии).

Дискуссия 70-х о том, что такое термин, не выработала общепринятого определения, но помогла обобщить признаки, характерные черты термина, описание которых и составило впоследствии теорию термина. Теория термина суммирована в книге В.А.Татаринова “Теория терминоведения” [Татаринов, 1996].

Параллельно с функциональными исследованиями в 70х и 80х гг. в стране развернулась работа по упорядочению и стандартизации научно– технической терминологии. Так называемый “нормоцентрический” подход позволил сформулировать свойства “идеального” термина:



  • Точность;

  • Однозначность в пределах одной терминологической системы;

  • Отсутствие идеографических синонимов;

  • Отсутствие эмоционности (что отличает его от профессионализма);

  • Мотивированность, которая определяется тем, что термины – это вторичные наименования;

  • Номинативность – функция обозначения специального понятия, которая реализуется независимо от контекста;

  • Дефинитивность – значение термина формулируется в виде логического определения;

  • Системность – свойство занимать определенное место в системе терминов, которое, в свою очередь, обусловлено определенным местом специального понятия, обозначаемого термином в системе специальных понятий;

  • Систематичность – свойство отражения системности на морфологическом, словообразовательном и категориальном уровнях.

Все эти признаки в совокупности и отражают понятие “термин”, определяют его лингвистическую сущность. Все они характерны и для научного термина, который обычно относят к разновидностям терминологического наименования.

Среди всех перечисленных черт термина наиболее существенными, сохраняющимися неизменными в тексте, определяющими суть термина и прежде всего научного термина, являются номинативность и системность.

Номинативность присуща научному термину, как и любому другому слову. Семиотическая природа термина отражается в его непосредственной связи с понятием, и эта соотнесенность термина со специальным, научным понятием выступает на первый план. Понятийность термина отмечается не только лингвистами-терминологами, но и рассматривается исследователями с позиции философии и теории познания. Так, Г.А.Дианова прослеживает эволюцию отношений термина и понятия как результат развития научных представлений [Дианова, 1996]. Философское осмысление семантики научного термина представлено также в книге В.В.Петрова “Семантика научных терминов” [Петров, 1982]. В основе исследования механизма изменения значений терминов В.В.Петров положил онтологический статус теории понятий.

Понятийная природа научного термина проявляется в его познавательных функциях. В логике выделяются следующие когнитивные функции научного понятия как знания о существенном: "Во-первых, понятие, а тем более система научных понятий, являются концентрацией нашего знания, а потому лишь овладение определенной совокупностью понятий дает возможность человеку осмыслить явления, происходящие вокруг него. Во-вторых, понятия о существенных свойствах и отношениях действительности являются важнейшим средством ориентировки в той массе единичных предметов и явлений, с которыми человек сталкивается на каждом шагу. А потому лишь овладение известной совокупностью понятий дает возможность человеку осуществлять планомерную целесообразную деятельность по преобразованию мира, вырабатывать соответствующее поведение, соответствующее отношение к явлениям общественной жизни. В-третьих, поскольку в понятиях и системах понятий фиксируется опыт, накопленный человечеством, постольку овладение известной совокупностью понятий является необходимым условием дальнейшего прогресса науки, дальнейшего прогресса познания. Понятие является в этом случае базой, на основе которой осуществляется научный прогрес. В-четвертых, понятие есть важнейшее средство упорядоченного мышления." [Горский, 1961, 129].

Способность научного термина отражать систему знаний предопределяет обязательную системность в семантизации термина, в том числе и в определении термина в словаре.

Понятийность и системность как отличительные признаки научного термина хорошо просматриваются в процессе построения словарного определения научных понятий. Как отмечает С.Ландау, определение специального понятия часто требует отнесения к базовому (basic) понятию и обязательно требует включения специальных понятий с общими и пересекающимися признаками (Terms sharing a common element) [Landau S.I., 1989, 151].

Интерпретации термина – знака сегодня очень разнообразны, поскольку ориентированы прагматически на конкретные виды деятельности, такие, как перевод, кодирование и декодирование информации, лексикографическое описание, стандартизация, обучение специальным языкам и т.д. Наиболее продуктивным сегодня становится текстовой подход к изучению термина. Так, например, рассмотрение терминологической лексики научного изложения позволяет определить термин как “свернутое знание, результат познания, его “имя собственное”, вход в дисциплинарное знание, способ его контроля, хранения и передачи” [Рябцева, 1996, 10]. Такой достаточно широкий подход к термину дает возможность охарактеризовать научный текст не только как стиль, но и как деятельность – научное изложение, где термины не просто слова, организованные определенным образом, но знаки, которые в совокупности воссоздают картину научного знания, терминологическую систему.

Своеобразие понятийности термина состоит в том, что термин–знак, термин–символ соотносится не просто с одним понятием, но с системой понятий, с фрагментом всей научно–понятийной системы. Понятийная системность как отличительное своеобразие термина–знака отмечается практически всеми современными исследователями. С.Д.Шелов вводит понятие терминологичности и подчеркивает, что “терминологичность знака (слова или словосочетания) определяется только относительно некоторой системы объяснения его значения (например, относительно системы определений)” [Шелов, 1995, 35].

Системное описание термина, т.е. описание термина путем описания его места в системе специальных понятий, характерно для современных терминологических исследований любой направленности. Отражение системных понятийных отношений в термине и определяет значение термина как лексической единицы, а вся терминосистема может рассматриваться как контекст, в котором это значение реализуется. Именно системное описание термина через его контекст легло в основу одного из лексикографических описаний терминологии маркетинга в виде текстологического словаря [Семенов, 1994].

Таким образом, термин - это знак, соотносимый не просто с одним специальным понятием, но с системой понятий, а описание значения термина -это описание его отношений с другими терминами, описание определенного фрагмента терминосистемы.

Научные термины обозначают научные понятия и в совокупности образуют терминосистему, которая является составляющей языка науки - структурированное научное знание.

Термины, как и всякие другие языковые единицы, неоднородны. Разновидности терминологических наименований обусловливаются двойственной природой термина: с одной стороны, его принадлежностью к лексической системе языка, с другой - характером обозначаемого им специального понятия и особенностями отношений между ними.

Какого бы определения термина мы не придерживались, в нем всегда будет соотнесение знака со специальным понятием. Словосочетание “специальное понятие”, несмотря на достаточно общий смысл, понимается однозначно и непосредственно ассоциируется со специальными словами, специальной лексикой, противопоставляемой неспециальной, общей лексике, используемой в устной и письменной речи. Для того, чтобы определить понятие “научный термин”, необходимо уточнить сочетание “специальное понятие” и то, как знак – термин соотносится с этим понятием.

Специальная лексика включает в себя термины (обозначающие специальные понятия) и номенклатурные наименования (названия объектов).

Разведение терминологии и номенклатуры проводится большинством лингвистов. Терминология представляет собой совокупность лексических единиц, обозначающих общие понятия, в то время как номенклатура обозначает единичные понятия [Ахманова, 1966]. Г.О.Винокур в работе “О некоторых явлениях словообразования в русской технической терминологии” первым обратил внимание на функциональные различия терминов и номенов – сигнификативную функцию термина, который отражает объекты мышления, и номинативную функцию номена, который называет объект, указывает на него, является его ярлыком [Винокур, 1939]. Терминология используется как средство фиксации знаний на стадии логического осмысления понятийных отношений. “Язык науки – это язык компрессии смысла” [Никитина, 1987, 4]. В то время как номенклатура дает лишь перечень специфических объектов. Принципиальное различие терминологии и номенклатуры в том, что за терминологией стоит система понятий, а за номенклатурой – совокупность объектов. Это различие, происходящее из специфики обозначаемого, лежит в основе противопоставления “термин – номен”, принятого многими лингвистами-терминологами, такими, как А.А.Реформатский, Т.Л.Канделаки, А.С.Герд, В.М.Лейчик, С.В.Гринев, З.И.Комарова, А.И.Моисеев и др. Данное противопоставление дает возможность отделить номенклатурные наименования от собственно научных терминов, которые обозначают специальные понятия и соотносятся с системой специальных понятий, с системой научных знаний.

Принадлежность термина к общей лексической системе и его естественное функционирование в этой системе в качестве лексической единицы объясняют попытки классифицировать термины по стилистическому принципу. Так, З.И.Комарова схематически классифицирует терминологию следующим образом:

Терминология:

- нормативная:

- предметные термины;

- собственно термины;

- ненормативная:

- профессионализмы;

- терминоиды;

- индивидуально-образные выражения

[Комарова, 1991, 21].

Согласно этой классификации научная терминология не включает в себя профессионализмы, поскольку относится к нормативной лексике. В то же время дальнейшее деление терминов на “собственно термины” (выражающие научные понятия) и на “предметные термины” (обозначающие специальные предметы) подводит нас к классификации научного термина как собственно термина, но не предметного, что не однозначно. Почему предметный термин не может быть научным? Согласно такой классификации огромное число предметных геологических, биологических, географических терминов выпадут из научной терминологии.

Очевидно, “предметные” и “научные” термины противопоставлены как “конкретные” и абстрактные, поскольку научные термины всегда абстрактны.

Отделив термины от номенов по понятийному критерию, можно далее по этому же критерию отграничить научные термины от технических: научные термины обозначают научные понятия, а технические – технические понятия. “Технические термины, выражающие обобщенные понятия инструментов и операций, отличаются от научных терминов, прежде всего, меньшей зависимостью от концепций” [Лейчик, 1976, 5]. Габриэль Отман, рассматривая понятийную специфику термина, подразделяет все термины на научные, которые обозначают теоретические понятия наук (concepts theoriques des sciences) и технические, которые обозначают инструменты, артефакты, опыты, наблюдения, меры (des instruments, des artefacts, des observations, des experiences, des measures … ) [Otman, 1996, 15].

Научные термины также могут быть классифицированы, например, по происхождению на "исконные" и "заимствованные"; по степени мотивированности на "правильно ориентирующие" и "ложноориентирующие"; по степени дефинированнности – на “прототермины, терминоиды и предтермины” [Гринев, 1993] или по функционально–стилевой ограниченности на “нормативные и ненормативные” [Комарова, 1991, 21], или на термины, профессионализмы и специальные жаргонизмы [Шелов, 1984].

Подавляющее большинство классификаций терминов, таким образом, основывается на лингвистическом статусе терминов. Но лингвистическое основание не единственно возможное. Такие экстралингвистические аспекты, как “объект терминирования” и их “прагматическая функция”, предложены В.М.Лейчиком в качестве оснований в многоуровневой классификации термина [Лейчик, 1976].

Функциональный и контекстуальный анализы позволяют развести в научных текстах наряду с научными, предметными терминами – общенаучные, используемые во всех научных текстах термины, такие, как “метод”, “исследование”, “анализ”, “проблема”, “теория” и т. д. Описание общенаучной лексики представляет интерес для желающих овладеть метаязыком научного изложения [Рябцева, 1996]. Сочетание “общенаучный термин” может пониматься и в буквальном смысле – термин, используемый сразу в нескольких науках, например, “морфология”, “система”, “функция”, “адаптация” и т.д. [Лейчик, 1976, Табанакова, 1997, Чернов, 1998]. Один из путей разграничения научных терминов от общенаучных терминов и общенаучной лексики, очевидно, начинается с классификации современных наук, которая дает возможность устанавливать логические и понятийные отношения, внутри–научные и внутри–тематические, как это предлагает В.Ф.Журавлев [Журавлев, 1988].

Неоднородность терминологии может быть также прослежена с позиции становления термина, т.е. в процессе “терминологизации”. Такой термин использует С.П.Хижняк, исследуя развитие терминологичности юридической терминологии. С.П.Хижняк выделяет 3 вида юридических терминов в зависимости от степени терминологизации: прототермины, терминоиды и термины, которые бывают дефинированными и недефинированными [Хижняк, 1998].

Можно также вывести понятийные типы научного термина на основе категориального анализа. Очевидно, что в большинстве наук имеются такие категориальные классы понятий, как система, процесс, функция, признак, состояние, структура, категория, отношения и т.д. В то же время каждая наука имеет свою понятийную сетку и, соответственно, свой набор наиболее часто встречаемых категориальных понятий. Так, например, для лингвистических наук наиболее характерными категориями будут единица, уровень, система, процесс, состояние, функция, в то время как для естественных наук - объект, структура, фактор, иерархия и т.д. Следовательно, выявление понятийных разновидностей научного термина возможно только относительно определенной конкретной терминосистемы. В данном исследовании понятийные типы научного термина разработаны на материале лексикологической английской терминологии. В разделе 3.2 проанализирована и описана систематичность лексикологического термина на морфологическом, словообразовательном и категориальном уровнях.

Таким образом, научный термин – это языковой знак, выражающий специальное научное понятие и отражающий место этого понятия в соответствующей системе научных понятий, системе знаний. Научная терминология представляет собой систему терминов, за которой всегда стоит система понятий, которая реализуется в его дефиниции. Именно системность и понятийность отличают термин от нетермина и придают специальной лексике статус научной терминологии.

Подтверждением этому может служить определение границ фундаментальной науки и прикладной науки. Так, например, методика преподавания иностранного языка является прикладной областью именно потому, что у нее нет своего терминологического аппарата, своей терминологии, которая бы отражала систему специальных научных понятий. Понятия, которые используются как специальные методические, либо являются лингвистическими, либо психологическими, либо носят общий педагогический характер и не закреплены в системе логических дефиниций.

Термин стал объектом лексикографического описания очень давно. Например, в английской лексикографии в более чем 20 словарях, изданных до 1750 года, описывались новые термины самых разных областей знаний, таких, как анатомия, риторика, законодательство, музыка, коневодство и т.д. Лексикограф Edward Philips в 1671 году издает так называемый терминологический указатель a List of Technical Consultants наподобие современных американских терминологических словарей. Впоследствии и по сей день термины описываются в словарях английского языка как специальные значения слов, представленные согласно традиционной, классической схеме, заложенной Сэмьюэлом Джонсоном – создателем еще в 1755 г. классического словаря английского языка The New English Dictionary:



  1. произношение pronunciation;

  2. значение meaning;

  3. грамматическая характеристика grammar;

  4. контекст citation;

  5. этимология etymology, first used citation.

Вопрос “Какие термины включать в словарь?” решался в традициях, установленных автором первого классического словаря английского языка: не включать только самые специфичные технические термины.

В современной английской лексикографии теоретическая терминография находится лишь в стадии постановки проблемы. Так, известный английский лексикограф Juan C.Sager в своем докладе на международной конференции по лексикографии 1983 года (а позднее в статье под тем же названием) Terminology and the Technical Dictionary делает попытку развести terminology and special-language lexicography терминологическую и специальную лексикографию, при этом специальная лексикография – это технические словари. Он предлагает взглянуть на такие устоявшиеся термины, как technical dictionary, terminology, special language lexicography и на совсем недавно появившийся, но еще не принятый термин terminography [Sager, 1983, 315].

Рассмотрение терминологии (в значении терминоведение) в сопоставлении с терминографией есть не что иное, как придание лингвистического статуса терминологии, которая долгое время в истории отечественного терминоведения изучалась исследователями-предметниками. Сегодняшний взгляд лингвиста на терминологию – это взгляд лингвиста–лексикографа, который, семантизируя термины, имеет дело со специальными объектами и понятиями.

Далее в этой же статье фактически формулируется принцип лексикографического (идеографического) описания термина “от специального понятия - к термину-знаку: “This is what is meant by the onomasiological approach. Subject specialists and now increasingly terminologists single out the concrete or abstract entities, processes, products or states relevant to a particular field and then look for the name or names by which they should be known”[Sager, 1983, 317]. По мнению Сэйгера, именно тезаурусный подход “от понятия – к слову” и должен лечь в основу лексикографического описания термина.

При совпадении принципиальных положений относительно лексикографического описания термина в отечественной и английской лексикографии имеются некоторые терминологические расхождения. Так, лингвистический тип словаря в английской лингвистической энциклопедии называется лексикографическим: “ A Lexicographic Dictionary is one which provides lexically relevant information”. Противопоставление толковый - идеографический закрепляется в терминах Alphabetic Lexicography – Thematic Lexicography [McArthur Tom, 1998, 150] и заложено в описание двух типов алгоритма словаря (Dictionary Algorithm). Алгоритм большинства словарей основан на семасиологическом входе в словарь (semasiological entry) - going from name to notion, в то время как словари-тезаурусы – на ономасиологическом (onomasiological) – going from notion to name [Linguistic Encyclopedia, 1991].

Специфика термина в общем словаре и в отечественной, и в английской лексикографии рассматривается в основном как проблема ограничения содержания и объема понятия. Что касается типов словарной дефиниции специального понятия, то нет сомнений в том, что логическая дефиниция (analytical) является самой подходящей для определения специального понятия, логического по своей природе. Вместе с тем, наблюдаются некоторые различия в терминах. Так, Householder и Sol Saporta считают, что дефиниция, которая раскрывает значение термина более подробно, (specific) может быть названа энциклопедической (encyclopedic). В качестве иллюстрации “специфической” энциклопедической дефиниции они дают определение понятия “треугольник”:



“Triangle - a figure that has three sides and three angles, the sum of which is 180º, а затем называют это определение слишком специальным (overspecific), так как в нем указана сумма градусов в дополнение к обычному определению через число сторон – is overspecific, since Triangle is sufficiently defined by the number of sides”.

                                                    [Householder and Sol Saporta, 1975, 32].

К энциклопедическим они относят также дефиниции с пометами Ботан., Зоол. и т.д. [Householder and Sol Saporta, 1975, 32].

Более широкий подход к словарному определению термина дается в статье Juan C. Sager “Terminology and the Technical Dictionary”, где рассматриваются 3 способа описания специального понятия:

а) дефиниция (definition),

b) отношения с другими понятиями (relationships to other concepts),

c) лингвистические формы (linguistic forms, the terms, phrases or expressions, by which they are realized in any other language)

[Sager, 1983, 319].

Следует тауже отметить, что вопрос определения слов и терминов в зарубежной теории лексикографии часто формулируется как раскрытие значения термина в контексте дефиниции, в контексте иллюстрации или в контексте коллокации. Коллокация (restricted collocation) традиционно рассматривается как тип контекста в английской лексикографии [Nayef, Kharma, 1983]. Не различая принципиально определение термина в общем и специальном словаре, зарубежные лексикографы используют коллокацию любых типов в качестве контекста в любом типе словаря.

В отечественной терминографии вопрос о роли терминологического сочетания в семантизации термина ждет своего разрешения. В то же время уже сегодня исследуется “семантизирующая сила” ТС. Так, например, К.Я.Авербух и А.В.Бурмистова подчеркивают знаковую нагрузку именных ТС в тексте: “В предложении и тексте устойчивые именные сочетания приобретают коммуникативную достаточность, они обозначают процессы и предметы в их действительных связях, соотносясь с реальной ситуацией и прагматическим фокусом сообщения” [Авербух, Бурмистова, 1999, с.136].

С появлением полных толковых словарей русского языка термин описывается в толковых словарях и в нашей отечественной лексикографии. Предметом обсуждения термина в общем словаре традиционно являются следующие проблемы: количественная проблема включения термина в словарь (сколько и какие?); включать термин как самостоятельную лексическую единицу или как специальное значение в семантической структуре слова; проблема определения термина (полнота раскрытия значения, тип дефиниции (аналитическая, описательная и т.д.); проблема соотношения энциклопедического описания и лингвистического.

Особое место в теории терминографии занимает проблема определения термина, поскольку она не ограничивается рамками толкового типа словаря.

Лингвистический аспект проблемы – это двойственная природа термина–знака, его принадлежность одновременно к двум системам: логической системе языка и терминологической системе, за которой стоит система специальных понятий. В отечественной литературе эта проблема активно дискутировалась и получила первые обобщения в книге “Проблематика определения термина в словарях разных типов” в 1976 году.

В последующие годы типы определений исследовались такими лингвистами как З.И.Комарова, 1979; И.Н.Волкова, 1986; Л.А.Морозова, 1989, 90; В.П.Даниленко, 1977; Д.С.Шелов, 1995, 97.

Наиболее обобщенно основные виды определений термина представлены в докторской диссертации Д.С.Шелова “Опыт построения терминологической теории: значение и определение терминов”. Во второй главе работы описаны и проиллюстрированы 5 видов определений: родовидовые, перечислительные, контекстуальные, операциональные, мономорфные и полиморфные [Шелов, 1995]. Более подробное обсуждение понятия “лексикографическое определение” представлено в данной работе в разделе 1.4. Дефиниция – основное средство семантизации термина.

С разделением лексикографии на общую, специальную, учебную, двуязычную и идеографию проблема определения стала обсуждаться относительно каждого соответствующего типа словаря – определение термина в толковых, терминологических, переводных, учебных, идеографических словарях. Нужно отметить, что все последующие определения терминов разрабатывались на основе накопленных типов толкований терминов в общих словарях. З.И.Комарова пишет: “Анализ словарной практики толковых словарей русского языка показал, что за период с 30х по 70 годы было разработано 37 типов толкований специальных слов “ [Комарова, 1991, 130]. При этом все способы лексикографических определений по содержанию, как показывает анализ метаязыка толковых словарей, восходят к методам дефинирования: синонимический, денотативный, аналитическо–логический, синтетический, функциональный [Дарбинян, 1988].

Следует подчеркнуть, что все лексикографические определения, какими бы разнообразными они не были по форме, семантизируют термин, определяют его значение и, следовательно, их содержательное наполнение – это описание специального понятия, раскрытие его существенных и отличительных признаков и указание места этого понятия в системе специальных понятий через установление отношений с другими специальными понятиями данной понятийной системы. Дефиниция термина, полно и точно отражающая терминосистему, является основным средством идеографического описания термина.

Идеографическое описание термина непосредственно связано с таким широко используемым в литературе понятием, как системное описание. Системный анализ, системное описание, систематизация терминологии сегодня однозначно признается всеми терминологами-прикладниками как необходимый этап лексикографического описания. При этом систематизация терминов понимается не в узком значении упорядочения списка терминов и определений при составлении рекомендуемых терминологических сборников, издаваемых КНТТ, но в более широком смысле – анализ всего комплекса сложившихся понятий в той или иной области знания и построение системы этих понятий, т.е. логико-понятийное моделирование терминосистемы, представляющее собой частный случай моделирования научных знаний и знаний о мире [Герд, 1988]. "Именно такой системный анализ является желательным и даже обязательным при подготовке терминологических словарей", отмечает С.В.Гринев в своем докладе “Принципы теории терминографии” на всесоюзной конференции “Подготовка и использование научно–технических словарей в системе информационного обеспечения”. В то же время в докладе подчеркивается, что “предварительная систематизация терминов является обязательной в настоящее время при составлении нормативных и информационных словарей и отсутствует при подготовке толковых, переводных и учебных словарей” [Гринев, 1998, 9].

Практика и теория научно-технической лексикографии всех последних лет подводит нас к однозначному тезису – предварительный логико-понятийный анализ терминосистемы необходим и обязателен для составления терминологического словаря любого типа.

Мы можем проследить реализацию системного подхода к лексикографическому описанию термина в терминологических словарях толкового типа по следующим публикациям: Журавлев В.Ф. “Об отношениях научных понятий в системном толковом терминологическом словаре”, 1988; Морковкин В.В. “О лексикографическом обеспечении профессионально ориентированного обучения русскому языку нерусских студентов”, 1988; Никитина С.Е. “К проблеме описания термина в системном толковом терминологическом словаре”, 1988; Симоненко Л.А. “Основные аспекты систематизации научной терминологии при составлении двуязычных терминологических словарей”, 1988; Борисова Л.Т. “О системном подходе к представлению терминологии в отраслевом словаре”, 1990; Мартьянова Т.В. “Опыт системной организации терминологии статистической радиофизики в терминологическом словаре”, 1990; Уткина Ю.Е. “Построение отраслевого идеографического словаря на основе фреймового анализа текстов”, 1990.

Вполне естественно, что предметом лексикографического описания как одного из этапов упорядочения терминосистем становятся прежде всего терминологии точных, фундаментальных и прикладных наук физико-технического цикла: теоретическая механика, терминодинамика, гидромеханика, ядерная физика, радиоэлектроника, робототехника, вычислительная техника и т. д., поскольку именно эти области непосредственно определяют научно-технический прогресс. Одновременно в нашей стране происходит бурное развитие терминологии гуманитарных наук, а также таких, как экономические, юридические, теория познания, теория управления, что и определяет актуальность разработки метаязыков для описания языка науки.

Тезаурусное описание научной терминологии с фундаментальными теоретическими обобщениями началось с монографии С.Е.Никитиной “Семантический анализ языка науки” [Никитина, 1987]. Новый ракурс проблемы в том, что тезаурус рассматривается не как информационно-поисковый язык, что к 80-м стало уже традиционным, но как лингвистический инструмент описания языка науки, и что для нас принципиально важно – как лексикографический и коммуникативный инструмент [Никитина, 1983]. Сегодня также делаются попытки более общего осмысления тезауруса как инструмента современного языкознания [Гетман, 1991].

Характерной особенностью системного лексикографического представления современной научной терминологии сегодня является его ярко выраженный прикладной характер, как, например, комплексное, тематическое, системное описание лингвистического термина в учебном терминологическом словаре [Введенская, 1988]; терминологический словарь – тезаурус как средства и результат концептуального моделирования предметной области "литературоведение" [Русова, 2000]; системное описание терминологии маркетинга в виде контекстологического словаря с целью использования в переводческой деятельности [Семенов, 1994]; тезаурус как основа специального переводного словаря [Крючков, 1997]. Именно эти два направления прикладной терминографии – обучение языку как специальности и научно-технический перевод являются наиболее востребованными, перспективными.

Лингвистическая терминология не зря становится предметом тезаурусного описания (см. “Информационно-прикладной тезаурус по прикладной лингвистике”, Никитина С.Е.). Интеграция лингвистики с логикой, психологией, математикой и другими науками определяют необходимость понятийной систематизации лингвистической терминологии. Сложность лексикографического описания лингвистической терминологии была и остается в том, что метаязык лингвистики “выступает как язык второго порядка, как особая семиологическая система, употребляемая тогда, когда надо говорить о языке же, выступающем в качестве языка объекта” [Ахманова, 1966, 3]. Лингвистическая терминосистема является одной из малоупорядоченных, и потребность в системных терминологических лингвистических словарях сегодня остается, несмотря на издание фундаментального лингвистического энциклопедического словаря (ЛЭС) 1990 года, экспериментального системного толкового словаря стилистических терминов 1996 года и Краткого Словаря Лингвистических Терминов 1995 года.

Отдельным вопросом лексикографического описания научного термина является вопрос о роли лингвиста. До недавнего времени считалось, что составление специальных словарей – дело терминологов–специалистов. Однако с появлением терминоведения и терминографии как научных лингвистических дисциплин у нас в стране роль терминолога–лингвиста в семантизации термина становится определяющей. Логично предположить, что с дальнейшим развитием терминографии искусство составления терминологических словарей будет начинаться и заканчиваться лингвистами-терминологами с помощью и непосредственным участием специалистов на определенных этапах данной работы. Английская лексикография включает в этот процесс трех исполнителей: терминолога - специалиста terminologist, лексикографа lexicographer и стандартизатора standardizer or linguistic rule-maker. Последовательность в перечислении не случайна и подчеркивает тот факт, что начинает работу терминолог - специалист, но его работа носит относительный характер и отвечает на вопрос “что?” в то время как лексикограф и стандартизатор устанавливают правила описания и отвечают на вопрос как?: prescription of terminology is therefore always based on compromise; thus the terminologist’work moves between the descriptive work of the lexicographer and the prescriptive work of the standardizer” [Sager, 1983, 323].

Выводы к разделу 1.1

1. Научный термин – это языковой знак, выражающий специальное научное понятие и отражающий место этого понятия в системе научных понятий, системе научных знаний. Отличительными признаками научного термина являются:

Понятийность, обозначение научного понятия, которое представляет собой некоторое обобщение и абстракцию на определенном этапе формирования языка науки. За научным термином в отличие от номена всегда стоит логическое осмысление понятия и его отношений с другими понятиями.

Системность – место в системе научных понятий, что также отличает его от номенов.

Систематичность - проявление системности на морфологическом, словообразовательном и категориальном уровнях.

Дефинитивность – значение термина единиц формулируется в виде логической дефиниции, которая закрепляется за ним в объеме и содержании специального понятия, обозначенного термином – знаком.

Отсутствие идеографических синонимов, что дает возможность отграничить его от неспециальных лексических единиц.

Отсутствие эмоциональной окраски отличает научный термин от профессионализма.

Все эти свойства научного термина в совокупности определяют особенности его семантизации.

2. Семантизация термина в словаре должна быть основана на принципе “от специального понятия к термину – знаку”. Общая и специальная лексикография выработала большое многообразие способов семантизации термина, в том числе и разные типы словарных определений. В то же время теория лексикографии еще не разработала нормативные требования к определению термина в том или ином конкретном типе словаря.

3. При всем разнообразии форм, словарное определение термина стабильно в своем содержании: оно вскрывает существенные и отличительные признаки специального понятия.

4. Идеографическое описание - это инструмент семантизации термина. Определение научного термина в словаре любого типа основывается на системном, логико-понятийном анализе терминологии.



1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17