Учебно-методическое пособие для студентов, обучающихся по специальности «История». / А. Г. Ситдиков. Казань: Издательство Казанского государственного университета, 2008. 33 с

Главная страница
Контакты

    Главная страница


Учебно-методическое пособие для студентов, обучающихся по специальности «История». / А. Г. Ситдиков. Казань: Издательство Казанского государственного университета, 2008. 33 с



страница3/3
Дата08.04.2018
Размер0,52 Mb.


1   2   3

Пермские финны.

Этногенез удмуртов и коми народов

Северо-восточная, пермская, группа финноязычных народов в Восточной Европе представлена удмуртами, коми-пермяками и коми-зырянами. Они характеризуются значительная близость материальной и духовной культуры. Об этом свидетельствует не только созвучие этнонима «пермь», но и данные лингвистики, говорящие о сходство их языков.

Удмурты одна из самых многочисленных групп пермских финнов в России по переписи 2002 г. 715 тыс. человек, проживающих в основном в Республике Удмуртия (497 тыс. человек (31%)), а также соседних регионах: Республике Татарстан и Кировской области. Близкими к друг другу по языку и по этнографии являются коми-пермяки (более 147 тыс. человек), проживающие основной массой в Республики Коми, и коми-зыряне (более 94 тыс. человек), живущие в большей части в Коми-Пермяцком национальном округе Пермской края. Отдельной группой некоторые исследователи выделяют коми-язьвинцев численность около 2 тыс. человек, обособленно проживающих в Пермской крае. Всего в России проживает коми около 300 тыс. человек.

Первые упоминания пермских финнов связаны с русскими летописями X-XI в.: « в Афетове же части седят Русь. Чудь и все язици: Меря, Мурома, Весь, Мордва, Заволочская чудь, Пермь, Печера, Ямь, Угра». Важные данные о перми в районе р.Вычегды содержится в агиографии епископа Стефана Пермского конца XIV в. К концу XV в. относится первых упоминаний о вотяцкой (удмуртской) земле Казанского ханства. К XVII в. в письменных источниках появляются отдельные описания удмуртов (вотяки, остяки), коми-зырян и коми-пермяков. В записках путешественников этого времени также отмечается выделение отдельных этнических групп, пермских финнов их антропологические и языковые различия.

Этнографические описания быта и культуры коми и вотяков создаются в конце XVIII в. И.М.Лепехиным, Г.Ф.Миллером. В XIX в. выходят специальные публикации за рубежных исследователей, посвященные этнографии и языку коми-зырян (А. Щёгрен), удмуртов и коми (Ф.Видеман, Ю.Вихман, М.Кастрен, Б.Мункачи). Большой вклад в изучение пермских финнов внесли и отечественные исследователи: А.Герцен, А.Фукс, М.Блинов, М.Михайло, Н.Первухин, Г.Верещагин и Г.Лыткин. Обобщающей работой стало исследование профессора казанского университета И.Н.Смирнова, посвященное этнокультурному изучению удмуртов и пермских финнов. В лингвистических и этнографических исследованиях XIX – начало XX вв. прослеживалось родство коми-пермяков, коми-зырян и удмуртов. Территорией их формирования учеными считалм районы северного Прикамья, т.е. южнее современной территории расселения. Допускалась возможность их и более западного расселения, а район проживания предков удмуртов относили к среднему течению р. Вятки. Д.П.Европеусом высказывалась гипотеза о расселении в I тыс. н. э. на территориях современных пермских финнов угорских народов.

В XX в. выходят специальные исследования лингвистов по удмуртскому (В.И. Алатырев, П.Н. Перевощиков, Т.И. Тепляшина) и коми (В.И. Лыткин, Б.А. Серебренников) языкам. В публикациях отмечалось существование единого прапермского языка, который существовал до соприкосновения с болгарским населением в VII-VIII вв. В IX-XI вв. прапермский язык распадается на коми и удмуртский. В XIV-XV вв. происходит разделение коми-зырян от коми-пермяков и их переселение в более северные и восточные районы.

В первой половине XX в. проводились обширные этнографические исследования отечественными и зарубежными учеными: В.И.Белицер, Л.С.Грибова, В.А.Владыкин, Л.Н.Жеребцов, Т.А.Крюкова, Л.П.Лашук, У.Т.Сирелиус, А.Хемелейнен и др. В их работах, кроме анализа сходства духовной и материальной культуры пермских финнов, прослеживаются и их отличия, обусловленные спецификой региональных этнокультурных контактов. Различия отражаются в культуре, антропологии, составе языковых заимствований. В целом пермским финнам характерен сублапоноидный (вятско-камский) антропологический тип, сближающий их с марийцами. Несколько выделяются коми-зыряне, имеющие черты, более присущие восточно-балтийским антропологическим типам и имеющие значительные прибалтийские и русские заимствования в языке. Удмуртам в этнокультурном отношении характерно наличие в духовной и материальной культуре болгаро-татарских черт.

Значительный вклад в решение проблем этногенеза пермских финнов внесли результаты археологических исследований, начавшихся еще в конце XIX в. на территории расселения пермских финнов (С.Е.Мельников, Н.Г.Первухин, А.А.Спицын, Ф.А.Теплоухов, А.М.Тальгрен и др.). В работах конца XIX – начала XX вв. отмечалось, что первоначально земли пермских финнов занимали угорские племена, вытесненные в XV-XVI вв. пермскими народами и русским населением. Известные на этой территории памятники ломоватовской культуры связывались с угорским населением, находившимся под сильным болгарским влиянием. А.В.Шмидт, М.В.Талицк считали, что пермское население появляется здесь несколько раньше, в период сложения в Прикамье в IX-X вв. родановской культуры. А.П.Смирнов, М.В.Талицкий, А.В.Збруева указывали, что формирование пермских финнов шло уже в эпоху раннего железного века на ананьинской основе, представлявшей прапермскую общность. После ее распада, по мнению А.П.Смирнова, выделились праудмурты (пьяноборская культура), прапермяки и празыряне (гляденовская культура), коми-пермяки (ломоватовская и родановская культуры).

В работах исследователей второй половины XX в. (О.Н.Бадер, В.А.Оборин, В.Ф.Генинг, М.Г.Голдина, Э.А.Савельева, А.Х.Халиков и д.р.) сложение пермских финнов с древнейших времен рассматривается в современных районах расселения, но с выделением в их основании разные археологические культуры.

По мнению В.Ф.Генинга, В.А.Оборина и Р.Д.Годиной разделение пермских финнов произошло еще во второй половине I тыс. до н. э., в результате распада ананьинской общности и выделения пьяноборской основы праудмуртов и гляденовской основы пракоми. По предположению В.А.Оборин, на базе ломоватовской культуры вырастает родановская (прапермяки) и ванвиздинская (пракоми) культуры. Сложение праудмуртов В.Ф.Генинг увязывает с развитием в бассейн р. Чепцы осинской культуры (III-IV вв. н.э.), на основе которой сформировалась поломская культура (III-IX вв. н.э.), а в последствии она положила начало чепецкой культуре (IX-XV вв. н.э.), увязываемой с северными удмуртами. Южные удмурты, по мнению этих исследователей, развились от пьяноборской и азелинской культур. В XV-XVII вв. в результате территориального сближения чепецкой и азелинских культур произошло сложение современных удмуртов.

Формирование культуры прапермяков, как считают В.И.Канивц, Э.А.Савельева, является результатом развития гляденовской культуры, на базе которой в I – начале II тыс. н. э. сложилась ванвизидская. В последующем на ее основе сформировалась вымская (коми-зырян), печорская (печоры), родановская (коми-пермяков), вымская культура (коми-зырян). В отличие от выше перечисленных подходов по формированию коми народов М.Г.Буров считает, что в этническом отношении ванвизинская культура является угорской и только косвенно может быть увязана с этногенезом пермских финнов.

В работах А.Х.Халикова, Г.А.Архипова, П.Н.Старостина азелинская культура рассматривается как основа древнемарийских племен. По их мнению, сложение пермских групп населения шло севернее и северо-западнее, на что указывают данные топонимики, исторические материалы, сведения марийского и удмуртского фольклора. А.Х.Халиков исключает возможность сложения удмуртов на основе пьяноборско-азелинской (южных удмуртов), гляденовско-осинско-поломско-чепецкой (северных удмуртов) культур, а коми на – ванвиздинско-вымской (коми-зырян) и ломоватовско-родановской (коми-пермяков) культур, так как в традициях материальной культуры каждого из них имеются значительные и несовместимые различия, что не позволяет считать их истоками близкородственных народов, какими являются пермские группы. Археологически прослеживается связь лишь между вычегодскими коми (зырянами) и носителями вымской археологической культуры X–XI вв., которая, по мнению А.Х.Халикова, резко отличается не только от ломоватовской и родановской культур, хотя некоторые исследователи этнос носителей этих культур определяют как коми-пермяцкий. Исторически коми-пермяки от коми-зырян не отделяются до XV–XVI вв., а лингвистически они до сих пор считаются почти одним народом.

Важным элементов в изучении этногенеза пермских финнов являются языковые включения, заимствования в материальной и духовной культуре, позволяющие выявить этнокультурные контакты с другими народами. В.Ф.Генинг и Р.Д.Голдина отмечали, что в этногенезе удмурт участие принимала верхутчанская культура, сложившаяся на основе пьяноборско-мазунинских племен. В материалах памятников этой культуры ими прослежены этнические включения кушнаренковского (угорского), именьковско-романовского (славянского, балтского), поломского (пермского) и иных типов.

Иное мнение представлено в работах А.Х.Халикова, Е.П.Казакова, отрицающих участие азелинских, мазунинских, верхутчанских, племен в этногенезе пермских финнов. Они считают, что следов балтского и раннеславянского (именьковско-романовского) воздействия на удмуртов и их предков отсутствуют. Свои предположения А.Х.Халиков основывал и на результатах исследований лингвистов, не выявивших древневенгерские заимствования в удмуртском языке и наоборот, но отмечавших наличие венгерских основ слов в пермских языках аналогичных в большинстве своем подобным заимствованиям в чувашском и в других тюркских языках. Присутствие таких включений лингвисты объясняли контактами пермских финнов с уграми (ханты и манси) Приуралья и или тюрко-уграми (ломоватово-поломоские и болгарские истоки), но не с венгеро-мадьярскими (кушнаренковская культура) связями. От древних венгров (кушнаренковцев) предки удмуртов, по мнению А.Х.Халикова, были отрезаны ломоватовско-поломским миром.

В целом конце эпохи бронзы и начале раннего железа (рубеж II-I тысячелетий) возникают предпосылки сложения ананьинской историко-культурной общности, ставшей основой формирования восточных финских племен. К этому времени, вероятно, относятся и проникновение индоиранских заимствований, сохранившихся в языке коми, но утраченные в удмуртском языке. Объяснения более позднего проникновения, представляются невозможными вследствие отсутствия контактов прапермских племен с ираноязычным населением после прекращения существования ананьинской общности.

В IV-III вв. до н.э. в результате распада этой общности происходит образование пьяноборской, кара-абызской и гляденовской культур, ставших этнокультурной основой формирования восточных финнов. Многие элементы гляденовской культуры становятся характерным для материальной и духовной культуры пермских финнов. В V в. южные (прикамские) районы расселения гляденовских племен проникают пришлые племена, в следствие, чего в районах Прикамья, по мнению исследователей, оформляется новая культура, получившая название ломоватовской. Большая часть гляденовских племен, очевидно, перемещается в северные и северо-западные районы (бассейн Вычегды, Вятки), где в IV-V вв. возникает ванвиздинская культура. До сих пор спорным остается вопрос об этносе пришельцев, начавших формирование ломоватовской культуры. Некоторые исследователи считают, что это угроязычные племена, которые до XII-XIII вв. проживали затем в бассейне Среднего и Верхнего Прикамья. А.Х.Халиков не исключает возможность, что в их составе были и древние тюрки, а также считает, что к концу I тыс. н.э. еще сохранялась прапермская общность, археологически выраженная памятниками ванвиздинской культуры в бассейне р. Ветлуги, Верхней и Средней Печоре, Верховьях Вятки.

Эта культура, несомненно, продолжала гляденовские традиции: сочетание обряда трупоположения и трупосожжения, глиняная округлодонная посуда с гребенчатым и шнуровым орнаментом в сочетании с однорядными ямочными вдавлениями. Вероятно, что в бассейне р. Вятки на основе ванвиздинской культуры под влиянием постананьинского населения пьяноборско-азелинского круга шло формирование праудмуртов, близких в культурном отношении к ванвиздинским традициям.

В бассейне Вычегды в IX-X вв. на базе ванвиздинской культуры и участии западных (вепсы) и юго-западных (волжские финны) финноязычных племен складывается культура пракоми, называемая вымской археологической культурой (X-XIV вв.). В XII-XIII вв. области Вычегды и верхнего течения р. Вятки оказываются в сфере славяно-русского колонизационного движения145. В это время на р. Вятке на месте древнего Вотского городка возникает русская крепость. В этих условиях, очевидно, происходит массовое перемещение, вымских племен на Верхнюю Каму и начинается движение древнеудмуртских племен в бассейн р. Чепцы и южнее. Они, вероятно, проживали несколько западнее современной территории расселения. Современная территория Удмуртии, как показывает топонимический материал, была, очевидно, заселена чужими для удмурт племенами – порами (мари) (Западная Удмуртия), мосью (манси) и чудью (юрга, восточная и южная Удмуртия).

Вероятно, до XIV-XV вв. пермские финны еще носили общее имя – «пермь». Пермские финны этнически окончательно сформировались и отделились друг от друга (по крайне мере коми и удмурты) не ранее XV–XVI вв. Причем область их формирования не всегда совпадает с современной территорией расселения. В XV-XVI вв. начинают выделяться этнонимы «удмурт» и «коми». Удмурт, или вотяки, переводятся обычно как люди (мурт, морд – человек), также как и коми – «ком» (общеперм), – человек. Некоторые авторы отождествляют первое упоминание удмурт с названием «аров», обозначающим тюркское понятие «человек», но однозначное перенесение на этноним удмуртов представляется не вполне корректным и тем более отождествление с Арским княжеством.

Преимущественное вхождение пракоми племен в сферу политического и экономического и культурного воздействия Новгородской земли и Северо-Восточной Руси, а древних удмуртов в сферу Волжской Болгарии и Казанского ханства обусловили, очевидно, окончательный распад пермской общности. Это и обусловило значительное воздействие болгаро-татарского языка и культуры на древнеудмуртские племена и появление русских заимствований у коми народов.

В XV-XVI вв. под давлением славяно-русской колонизации Севера коми сдвинулись в восточном направлении. Исчезновение коми в низовьях р.Вашки, Пинеге, нижней Вычегде, Виледи, Яренге, нижней Лузе усилило и процесс распада этой общности. Вхождение всего Прикамья и Приуралья в XVI в. в состав Русского государства привело к переселению удмурт в более южные районы и к освоению ими современной территории расселения. В условиях единой государственной системы и в результате развития общих экономических связей в составе Русского государства коми-зыряне, коми-пермяки и удмурты начинают оформляться в отдельные народы.

С этого времени вплоть до начала ХХ в. происходило непрерывное расширение этнической территории коми. В XVI-XVII вв. они заселили верхнюю Вычегду, а в XVIII-XIX вв. – Печору и Ижму. В процессе взаимодействия с окружающими этносами в состав коми вошли ассимилированные группы вепсов, русских, ненцев и манси. Это отразилось на антропологическом облике и отдельных компонентах культуры коми, привело к образованию в составе коми отдельных этнолокальных групп. В XVII в. происходит переселение значительных групп коми на Урал, в Сибирь и на Дальний Восток. В XVIII - начале XX вв. большинство коми проживало в Яренском и Усть-Сысольском уездах Вологодской губернии, а также в Печорском уезде Архангельской губернии.

В 1920 г. создается Удмуртская автономная область, преобразованная в 1934 г. в Удмуртскую АССР, с 1991 – Мордовская ССР, с 1993 – Республика Мордовия. В 1921 г. организуется Коми-зырянская автономная область, преобразованная в 1936 г. в Коми АССР, с 1991 г. Коми ССР, с 1992 г. Республика Коми. В 1925 г. создается Коми-Пермяцкий национальный округ в составе Пермского края.
Литература

Акимова М.С. Антропология древнего населения Приуралья. М., 1968.

Алатырев В.И. Вопросы удмуртского языкознания. Ижевск, 1959.

Археология Республики Коми. М., 1997.

Буров Г.М. Вычегодский край. Очерки древней истории. М., 1965



Владыкин В.Е. Удмурты // ВИ. 1969. № 11.

Воронцова О.П., Галкин И.С. Топонимика Республики Марий Эл: Историко – этимологический анализ. Йошкар. 2002.

Генинг В.Ф. Азелинская культура. //ВАУ. Вып. 5. Свердловск, 1964.



Голдина Р.Д. Древняя и средневековая история удмуртского народа. Ижевск, 1999.

Голдина Р.Д. Ломоватовская культура в Верхнем Прикамье. Иркутск, 1985.

Жеребцов А.Н. Этнические и культурно-исторические связи коми с финно-уграми и самодийцами. Сыктывкар, 1974.

Збруева А.В. История населения Прикамья в ананьинскую эпоху //МИА. №30. М., 1952.

Иванов А.Г. Этнокультурные и экономические связи населения бассейна р.Чепцы в эпоху средневековья: конец V – первая половина XIII в. Ижевск, 1997.

Иванова М.Г. Истоки удмуртского народа. Ижевск. 1994.

Иванова М.Г. Погребальные памятники северных удмуртов XI-XIII вв. Ижевск, 1992.

История Удмуртии: Конец XV – XX века. Ижевск, 2004.

Кузеев Р.Г. Народы Среднего Поволжья и Южного Урала: этногенетический. взгляд на историю. Уфа, 1992.

Лашук Л.П. Формирование народности коми. М., 1972.



Лащук Л.П. Происхождение народа коми. Сыктывкар. 1961.

Луппов П.Н. Удмурты в XV–XVII вв. Сборник документов. Ижевск, 1958.



Материалы исследований городища Инкар IX–XIII вв.: Сб. ст. Ижевск, 1995.

Материалы по этногенезу удмуртов. Ижевск, 1982.

Никитин В.В., Никитина Т.Б. К истокам марийского искусства. Йошкар-Ола, 2004.



Никитина Т.Б., Михеева А.И. Аламнер: Миф и реальность (важнангерское (мало-сундырское) городище и его округа). Йошкар-Ола, 2006.

Новые исследования по средневековой археологии Приволжья и Приуралья: Сб.ст. Ижевск, 1999.

Новые исследования по этногенезу удмуртов. Ижевск, 1989.

Оборин В.А. Коми-пермяки в IX-XV вв. (Родановская культура) //Автореферат кандидатской диссертации. М., 1957.



Очерки археологии Пермского Приуралья: Учебное пособие для студентов и аспирантов. Пермь, 2002.

Пермский мир в раннем средневековье. Сборник научных статей. Ижевск, 1999.



Проблемы этногенеза народа коми. Сыктывкар, 1985.

Проблемы этногенеза удмуртов. Устинов, 1987.

Путями средневековых торговцев. Сборник материалов. Пермь, 2004.

Пятые Берсовские чтения. Сборник научных статей. Екатеринбург, 2006.

Савельева Э.А. Пермь вычегодская. О происхождении народов коми. М., 1971.

Смирнов А.П. Очерки древней и средневековой истории народов Среднего Поволжья и Прикамья //МИА. № 28. М., 1952.

Смирнов И.Н. Вотяки. Казань, 1890

Смирнов И.Н. Пермяки. Казань, 1891.



Финно-угры Поволжья и Приуралья в средние века. Ижевск, 1999.

Халиков А.Х. Основы этногенеза народов Среднего Поволжья и Приуралья. Ч. 1. Происхождение финноязычных народов. Казань, 1991.

Чагин Г.Н. Этнокультурная история Среднего Урала в конце XVI – первой половине XIX века. Пермь, 1995.

Шутова Н.И. Дохристианские культовые памятники в удмуртской религиозной традиции: Опыт комплексного исследования. Ижевск, 2001.

Шутова Н.И. Удмурты XVI - первой половины XIX вв.: по данным могильников. Ижевск. 1992.

СОДЕРЖАНИЕ


Введение …………………………………………………………………...

3

Лекция 1.

Этнические общности Поволжья и Приуралья …………………………


4


Лекция 2.

Ранние этапы этногенеза финно-угорских народов…………………….


7


Лекция 3

Этнокультуное формирование мордвы………………………………..


10


Лекция 4

Этногенез марийцев ………………………………….............................


14


Лекция 5

Пермские финны.

Этногенез удмуртов и коми народов ………………………………….

19

Содержание

26





1   2   3

  • СОДЕРЖАНИЕ Введение