Учебно-методический комплекс по курсу «психология семьи и семейная психотерапия»

Главная страница
Контакты

    Главная страница


Учебно-методический комплекс по курсу «психология семьи и семейная психотерапия»



страница5/8
Дата12.03.2018
Размер1,65 Mb.


1   2   3   4   5   6   7   8
Тема 4. Консультирование одного супруга.
Контрольные вопросы:

1. Клиенту, страдающему от супружеской измены, рекомендуется:



  1. выяснить подробности измены;

  2. прекратить половые отношения;

  3. перестать заботиться о супруге;

  4. предоставить друг другу полную личную свободу;

  5. оградить детей от общения с супругом.

2. Кризисная психотерапия конфликта зависимых отношений включает следующие методы, за исключением:



  1. кризисной поддержки;

  2. кризисного вмешательства;

  3. гипнотерапии;

  4. психоанализа;

  5. тренинга навыков адаптации.

3. Перед разводом оставляемый супруг проходит следующие стадии реакции на ситуацию, кроме:



  1. протеста с неэффективными попытками избежать развода;

  2. отчаяния с депрессией и самообвинениями;

  3. отрицания с обесцениванием своего брака и партнера;

  4. мести в виде нахождения более престижного партнера;

  5. примирения с ситуацией с избавлением от чувства несправедливости и реалистичным видением ситуации.



Тест

ХАРАКТЕРАМИ НЕ СОШЛИСЬ…

Подчеркните наиболее подходящее для вас высказывание в каждом разделе и предложите сделать это же супругу.

МОЕ НАСТРОЕНИЕ


  1. чаще всего приподнятое;

  2. периодами то очень хорошее, то очень плохое;

  3. характеризуется кратковременными подъемами и спадами от незначительных причин;

  4. портится от малейшей критики в мой адрес;

  5. ухудшается от беспокойства за близких;

  6. улучшается, когда меня оставляют одного;

  7. зависит от моих успехов;

  8. внезапно становится мрачным, и тогда достается окружающим;

  9. портится от невнимания ко мне;

  10. зависит от обстоятельств;

  11. не отличается от настроения других.

МОИ ДРУЗЬЯ



  1. – это шумная компания, где я заводила;

  2. то делают меня вожаком, то оставляют меня, когда мне плохо;

  3. с удовольствием опекают меня;

  4. очень деликатны со мной;

  5. ценят мою заботливость и безотказность;

  6. я легко обхожусь без друзей;

  7. слишком часто дружили со мной из выгоды;

  8. должны считаться с моими привычками;

  9. вначале восхищаются мною, но потом разочаровывают меня;

  10. у меня нет старых друзей, зато легко появляются новые;

  11. для меня важен не друг, а дружная компания.

ОТНОШЕНИЕ К ЛИДЕРСТВУ



  1. я люблю быть первым в компании;

  2. временами я люблю задавать тон, но иногда мне это надоедает;

  3. мне нравится, когда меня все любят, но я не стремлюсь быть первым;

  4. я лучше сделаю сам, чем заставлю другого;

  5. я бы возглавил остальных и старался ради общего блага, но меня пугает ответственность;

  6. я могу опережать других на уровне идей, но не в действиях;

  7. мне легко удается увлекать других на решение важных дел;

  8. я всегда охотно учу людей правилам и порядку;

  9. мне нравится быть в центре внимания;

  10. мне не нравится, когда меня заставляют что-то делать;

  11. я охотно следую за авторитетными людьми.

Порядок высказываний соответствует следующим типам характера: 1)гипертимный, 2) циклоидный, 3) лабильный, 4) сенситивный, 5) психастенический, 6) шизоидный, 7) паранойяльный, 8) эпилептоидный, 9) истероидный, 10) неустойчивый, 11) конформный. Номер, подчеркнутый в двух разделах теста, расценивается как указание на скрытую акцентуацию характера, в трех – свидетельствует о явной акцентуации характера.

ГИПЕРТИМ бывает расположен к независимому, самостоятельному лидеру, но при условии доброжелательного отношения к Г., искреннего интереса к его проблемам, учете его личностных особенностей. Лишь в таком случае он готов отказаться от притязаний на лидерство в отношениях. В противном случае легко возникает конфликт – открытый, когда Г. пытается перехватить инициативу у лидера, или скрытый, когда Г. восстанавливает окружающих против лидера. Г. нужна большая компания, возможность проявлять инициативу, необходима смена обстановки, разнообразие. Г. органично объединяется с циклоидом, когда тот находится в фазе подъема, легко увлекает за собой и подчиняет безвольного неустойчивого, если не требует от него больших усилий. С истероидом, паранойяльным и другим Г. обычно развивается борьба за лидерство, но если удается разделить сферы влияния, возможно сотрудничество. Отгороженного шизоида отпугивает чрезмерная общительность Г., его поверхностность отталкивает сенситивного. Ранимого лабильного легко обижает нечуткость Г., педантичного эпилептоида приводит в ярость безалаберность Г., а его независимость возмущает примерного паиньку конформиста.

ЦИКЛОИД в период подъема ведет себя как Г. В фазе же спада Ц. нуждается в ободрении, ровном, без излишних эмоций отношении, хотя внешне он может казаться безучастным к проявлениям сочувствия. В подавленном состоянии Ц. предпочитает глубокую привязанность лабильного, деликатность сенситивного чрезмерной заботе психастеника. С холодным шизоидом редко возникает взаимопонимание, грубость и властность параноидного отпугивают Ц., требовательность и жесткость эпилептоида больно ранят его, эгоизм истероида и пустота неустойчивого отталкивают. Нормативность конформиста раздражает Ц., особенно в состоянии спада, когда он и так кажется себе слабым и никчемным.

ЛАБИЛЬНЫЙ тянется, как никто другой, к искренним, благожелательным отношениям. Когда устанавливается хороший контакт, Л. жаждет его надолго сохранить. Он легче приспосабливается к условиям, не требующим большого эмоционального напряжения. Ему трудно выдержать энергичный напор Г., зато он легко находит общий язык с лабильным и особенно – с сочувствующим сенситивным. Охотно дает заботиться о себе психастенику, если тот не слишком контролирует его в обмен на свою опеку. Л. Инстинктивно избегает шизоида, неспособного понять его и разделить внутренние переживания. Паранойяльный отпугивает его своей целеустремленностью, готовностью приносить чувства в жертву интересам дела. Л. обычно избегает аффективно заряженного эпилептоида и неспособных на дружбу истероида и неустойчивого. С конформным может быть сотрудничество при совпадении правила: «делай не в службу, а в дружбу».

СЕНСИТИВНЫЙ нелегко идет на контакт, особенно если налаживать его слишком стремительно. Недоверчивая осторожность С. мешает ему сотрудничать с шумным, непредсказуемым Г., а также Ц. в фазе подъема. Впечатлительного, неуверенного С. быстро перенапрягает частая смена настроения Л. С его повышенной потребностью в эмоциональной поддержке. Тревожная мнительность психастеника усиливает у С. его склонность ожидать неприятностей. С мечтательным и ранимым шизоидом может быть непонятная для окружающих нежная дружба. Уверенный в себе паранойяльный на первых порах подкупает С. своей основательностью. Однако первые же трения выявляют эгоцентризм и недружественность паранойяльного, что совершенно неприемлемо для мимозоподобного, чувствительного С. Его хрупкая натура не выносит и тяжеловесного эпилептоида. Артистичность истероида вначале привлекает богатую, художественную душу С., но вскоре наступает разочарование: оба испытывают чувство обиды на партнера из-за недостаточного внимания к себе. Неустойчивый быстро утомляет С. своей примитивностью, навязчивой общительностью, отсутствием общих интересов. С конформным контакт затруднен из-за взаимной недоверчивости. По-настоящему способности С. разворачиваются в ситуации, стимулирующей чувство ответственности за себя и других, убеждающей в том, что он нужен другим.

ПСИХАСТЕНИКА с его страхом ответственности нельзя ставить в условия конкуренции, очень осторожно надо поручать дела, где он будет отвечать за других. Ему больше подходит роль старательного исполнителя. Г. настораживает осторожного П., прежде всего своей неупорядоченностью и авантюризмом, хотя и привлекает тем, что охотно берет на себя ответственность. Повышенная требовательность П. мешает ему сотрудничать с Ц. в фазе спада, зато за беспомощного Л. он может взять на себя и официальную ответственность. Гиперсоциальность роднит П. с С., однако в критической ситуации они, к сожалению, начинают заражать друг друга паническим настроением. Со своим типом П. любит порассуждать, но сотрудничество затруднено из-за обоюдной нерешительности и тревожной мнительности, которые приводят к тому, что незначительное препятствие вырастает в общую проблему. Шизоид хорошо дополняет ортодоксального П. своими неожиданными идеями, но их отношения остаются формальными, чисто деловыми. Трудолюбие и склонность к правдоискательству может объединить П. с паранойяльным, однако ранимому П. трудно переносить высокомерие и властность паранойяльного. С эпилептоидом быстро возникает конфликт из-за того, что оба неукоснительно придерживаются каждый своего стереотипа, порядка в делах. Истероид подкупает сухого, рационального П. своей живостью, активность, на долю. П. в этой паре выпадает вся черная, незаметная работа. П. иногда упрекает партнера в эгоизме, но благородно несет свой крест дальше. Ленивый неустойчивый раздражает трудолюбивого П., но неуверенность не позволяет П. заставить неустойчивого работать, так что единственный выход П. видит в том, чтобы сделать работу за неустойчивого. Нормативность конформного вполне устраивает гиперсоциального П., но из-за недостатка инициативы им обоим нужен лидер или, по крайней мере, четкие инструкции.

ШИЗОИД нередко создает себе парадоксальную ситуацию: он стремится ограничить круг общения, но не может обеспечить необходимый в малой группе неформальный контакт. Разрешить это противоречие можно, лишь поручив Ш. делать свое дело в одиночку. Ш. одинаково утомляют и болтливый Г., и чувствительные Ц., Л. и С. Ему легче переносить замкнутого П., а интеллектуальное общение с Ш., увлеченным той же идеей, доставляет ему высшее наслаждение, уступающее для него лишь общению с компьютером. Тяжеловесная аффективность паранойяльного и эпилептоида подавляют Ш., зато обманчивый блеск истероида может его вполне устроить. Бездуховность неустойчивого, равно как и догматизм конформного не находят отклика в богатой, творческой натуре Ш.

ПАРАНОЙЯЛЬНЫЙ часто вступает в борьбу за лидерство с Г., Э., истероидом и своим типом Пр. Зато неустойчивый и конформный охотно подчиняются ему. Чувствительных Л. и С. слишком ранит грубость Пр., хотя они признают его лидерство и при достаточно лояльности Пр. готовы выполнять его волю. П. уважает Пр. за его целеустремленность и трудолюбие, но боится его напора и не разделяет его нереалистического оптимизма. Пр. редко удается заразить своими идеями скептически мыслящего шизоида, зато со своим типом может легко возникнуть союз на базе общего дела – однако лишь при условии четкого разделения на ведущего и ведомого.

ЭПИЛЕПТОИД требует особой осторожности в общении. От него ни в коем случае нельзя требовать какие-либо унизительных с его точки зрения обязанностей. Не стоит также втягиваться в споры с ним – если его удастся переспорить, он будет упорно искать случай сравнять счет. Э. неспособен к сотрудничеству с теми, кто претендует, как и он, на лидерство: Г., Пр., истероидом. Наиболее выраженные конфликты возникают со своим типом: два Э. под одной крышей напоминают пауков в банке. Чувствительные Ц., Л. и С. избегают контактов с Э. Лучше всего выдерживает напряжение, исходящее от Э., защищенный холодной лягушачьей кожей Ш. С П. возможно сотрудничество при условии, что деятельность их обоих кем-то регламентируется. Неустойчивый и конформный легко становятся послушными исполнителями воли Э.

ИСТЕРОИД легко улавливает вкус лидера, он мастер производить выгодное впечатление. Далеко не сразу люди понимают, что имеют дело с манипулятором. Тогда И. разыгрывает роль Золушки, которую никто не любит – не жалеет, и чуткое сердце Л. и С. сдается, у П. и конформного включается чувство долга, и игра продолжается. Если у И. хватает хитрости подыграть Г., Пр. или Э., он может довольно долго жить на вторых ролях, подчеркивая свою близость к власть имущему. Но рано или поздно эгоизм подводит И., взывая гнев лидера, а сыграть роль нашкодившей собаки, униженно молящей о прощении, бывает выше его сил. Ему легче водить за нос Ш., плохо разбирающегося в истинных чувствах партнера, зато свой брат И. моментально раскусывает его и стремится оттеснить с авансцены. Простаки неустойчивый и конформный считают за честь быть послушными марионетками в руках И., однако с не меньшим энтузиазмом участвуют в судилище над своим поверженным кумиром, когда настает час расплаты.

НЕУСТОЙЧИВЫЙ своей внушаемостью, готовностью поддакивать и обещать вначале может произвести самое выгодное впечатление. Однако если оставить его без надежного контроля, он будет болтаться без дела и отвлекать своей болтовней других. Два – три Н. легко объединяются в компанию. В условиях жесткого правления Г.,Э. или Пр. могут заставить Н. делать что-то, хотя и весьма сомнительного качества. Зато во время «бунта на корабле» Н. дерет глотку громче всех. С тонкими, глубокими Л., С. и Ш. у Н. нет никаких точек пересечения. В паре с тревожным, ответственным П. и жаждущим признания И. он какое-то время может манкировать своими обязанностями. Впрочем, с эгоистичным и хитрым И. этот номер проходит с большим трудом. К. безуспешно пытается перевоспитать Н., привить ему трудовую мораль, чувство долга, но – «Васька слушает, да ест».



КОНФОРМНЫЙ обычно выполняет функции хранителя традиций, это ходячий устав, рупор «общественного мнения». В роли лидера К. легко вступает в конфликт с нарушителями норм Г. и Н. Он нередко предъявляет слишком высокие для них требования Л. и С., зато трудолюбивый П. может стать у него любимцем. Творческую натуру Ш., так же, как и самолюбивых Пр. и Э. раздражает «правильность», узколобость К., они подчиняются ему с трудом. С И. у К. может возникнуть сотрудничество по линии культурного досуга. От Н. он охотно избавился бы, но все надеется сделать из него человека.
Групповое занятие.

Работа в паре:

Зависимость. Зависимый супруг становится на колени и униженно протягивает руки к «тирану», стоящему на стуле, как на пьедестале, с указующим вниз перстом, или сажает его себе на шею. Созависимые супруги душат друг друга в объятьях.
Немые антиподы. По две минуты общайтесь с помощью пантомимы в ролях: учитель и ученик, родитель и ребенок, колдун и зомби, вор и полицейский, мужчина и женщина, сила и слабость, активность и пассивность, грубость и мягкость, любовь и ненависть, принятие и отклонение, огорчение и удовлетворение, скука и интерес и т.д.
Телепаты. Немой разговор глазами и мимикой о своем настроении. Вариант: партнеры поворачиваются друг к другу спиной, расходятся в разные стороны и пытаются одновременно оглянуться.
Извинение. Извинитесь перед человеком, перед которым вы испытываете какую-нибудь вину.
Подтекст важнее. Супруги с разным подтекстом повторяют каждый свою фразу: «Нет, это была ты!» – «Нет, это была не я!»
Три фразы. Поочередно с Супругом произносят по три фразы, начинающиеся со слов: «Я должен», «Я не обязан»; «Меня возмущает», «Меня восхищает»; «Я хочу», «Я не хочу»; «Я хотел бы», «Я боюсь»; «Я попытаюсь», «Я добьюсь». Вариант: каждая из перечисленных фраз произносится один раз; начинается она, как указано, а заканчиваются все фразы одинаково.
Договорите фразу. Скажите Супругу фразы, начинающиеся со слов: «Мне нравится, что ты…, я расстраиваюсь, когда…, я злюсь, когда…, я благодарна тебе за…, мы могли бы по другому…, я пытаюсь создать у тебя впечатление…, я чувствую возбуждение, когда ты…, я боюсь, ты подумаешь, что я…, я хочу от тебя…, если бы я прикоснулась к тебе…». Поменяться ролями.
Сократовский диалог. Консультант задает Доминирующей жене следующие вопросы: « Как вы используете свою власть? К чему это приводит? Что случится, если…? Зачем вам нужно постоянное чувство своей правоты? Где вне семьи вы можете реализовать свою потребность в активности и здоровом соперничестве? Что мешает сделать это? Как справиться с этими трудностями с помощью мужа? И т.д. Консультант может уточнять точку зрения Жены, но никак не комментирует услышанное и не оспаривает его. Жена предельно искренне отвечает даже на неприятные вопросы и не задает вопросов сама. Затем участники меняются ролями.
Говорить или слушать? Постарайтесь во время разговора с партнером говорить только тогда, когда:

  • партнер кончил выражать себя и теперь хочет послушать вас;

  • ваше высказывание вырастает из слушания и ведет к дальнейшему выслушиванию;

  • ваш вклад незаменим и полезен (например, когда партнер не в состоянии продолжить один);

  • вы хотите придать диалогу структуру;

  • вы должны поддержать партнера (например, при первых проявлениях дискомфорта);

  • вам требуется удостовериться в том, что вы правильно поняли партнера или если вы хотите лучше понять его;

  • партнер задает конкретные вопросы и не может сам найти на них ответы;

  • партнер совершенно не может начать говорить или застрял на паузе;

  • вы хотите показать понимание или вовлеченность, одобрение или положительное отношение;

  • вы должны вербализовать что-то, что партнер не в состоянии выразить словами, например, трудные чувства или запретные желания;

  • вы хотите быть искренней и честной, чтобы отношения с партнером стали подлинными и открытыми.


Внимательный терапевт. Смоделируйте терапевтический диалог, следя за соблюдением следующих правил.

  1. Прежде чем начать интервью, я стараюсь сосредоточиться на внешних и внутренних влияниям, которым я подвержен в данный момент. Для этого я записываю подряд все, что в данный момент приходит мне в голову. Затем я переключаю свои слух, зрение, мышление и чувства на партнера.

  2. До диалога и во время него я стараюсь проявлять максимум внешнего и внутреннего спокойствия.

  3. Мое поведение направлено на партнера: я сосредоточена, сконцентрирована на его высказываниях, переживаниях, способностях и неспособностях.

  4. Внимательное и серьезное слушание может быть полувербальным (“да”, “хм”) или невербальным (кивание, положение головы, поза, в которой я сижу, выражение лица, движения рук и т.п.).

  5. Я прислушиваюсь не только к словам, но также и к подбору слов, тону голоса, тембру, скорости речи, паузам и заминкам в ходе диалога.

  6. Я наблюдаю за выражением лица, жестами, состоянием тела партнера. В то же время я обращаю внимание на свой собственный язык тела и голос: выражают ли они подлинное слушание или скорее отвержение через невнимание или отвлечение?

  7. Я слежу не только за логикой высказываний партнера, но и пытаюсь уловить намеки на сильные чувства, негативные эмоции.

  8. Я замечаю ключевые слова, эмоциональные слова, ключевые фразы, ведущие вопросы, а также заминки и паузы. Есть ли какая-то центральная тема, которая возникает неоднократно?

  9. Если партнер позволяет, я записываю важные части диалога.

  10. Я слушаю с “ровным уравновешенным вниманием” и таким образом избегаю временного отключения или внутреннего перехода к другим темам. Я не концентрируюсь на какой-то определенной части диалога (которая кажется мне важной или трудной), если мой партнер говорит уже о чем-то другом.

  11. Я даю моему партнеру выговориться и не прерываю его своими мнениями, поспешными интерпретациями или вопросами. У меня есть время и терпение.

  12. Если партнер прерывается, я не ищу в панике слова, чтобы “заткнуть дыру” или сократить паузу фразами типа “я давно хочу сказать или спросить”.

  13. Я задаю только необходимые вопросы, которые помогают поддерживать диалог. Вопросы должны возникнуть из диалога, а не быть привнесены в него извне.

  14. Если мой партнер задает вопросы, то сначала я жду и смотрю, какие ответы он может найти сам. Я могу сказать ему: “Вы, наверняка, уже думали об этом”.

  15. Я внимательно слежу за тем, чтобы не поддаться искушению перехода к пространному, личному разговору (о своей жизни и своем личном опыте, описывая “схожие случаи”, убеждая, поучая, интерпретируя и т.д.).

  16. Если я и говорю, то это является реакцией и должно вести к дальнейшему слушанию, давая, таким образом, моему партнеру новую возможность говорить.

  17. Благодаря самоосознанию и самопознанию я умею узнавать ситуации, когда мне с трудом удается или я вообще не в состоянии слушать: что такое есть в людях, что делает для меня трудным выслушивание их (возраст? пол? профессия? внешность? голос?) и какие темы мне трудно выслушивать (сексуальность, религия, насилие, суицид, принуждение)? Часто причина лежит в моих защитных и охранных механизмах: я должна это признать и быть осторожной в этом отношении.

  18. Во время слушания я сохраняю положительное отношение к своему партнеру, выражаю свое принятие его самого и всех его высказываний.

  19. Кроме того, я прислушиваюсь к чувствам и эмоциональному содержанию переживаний партнера, как и к его пожеланиям и ценностям.

  20. Во время слушания я пытаюсь быть искренней и честной, насколько это возможно. Если, например, я уделяю серьезное внимание своим собственным чувствам и осознаю пределы своих возможностей слушания, значит, я на верном пути.

Поделитесь результатами с партнером и поменяйтесь с ним ролями.


Реакции консультанта. Клиент говорит: «Если жена показывает свою любовь, я отвечаю ей взаимностью, но я никогда не начинаю первый». Что вы выбираете из следующих реакций консультанта:

  • Вы задаетесь вопросом, как бы вам больше выйти из своего “панциря”?

  • Не значит ли это, что вы не чувствуете себя способным на это или просто испуганы?

  • Вы боитесь ясно показать свои чувства и желания.

  • Вы страдаете из-за своей пассивности, или это какое-то другое чувство?

  • Значит, что-то парализует вас.

Обсудите свои ответы с учетом нижеприведенного текста.

1. Я учусь воспринимать и вербализовать свои чувства и желания (например, в группе самопознания или в индивидуальной терапии). Таким образом, я ощущаю, что, с одной стороны, это трудно и может вызвать во мне оборонительную реакцию, но, с другой стороны, это хорошо для меня. Я в состоянии проявлять эмпатию и вербализацию со своими клиентами, только если я могу это делать по отношению к самому себе.

2. Я представляю себе на основе высказываний клиента его личный опыт, по возможности полно и точно, с точки зрения клиента, и сообщаю ему то, что я понял в самом глубоком смысле.

3. Прежде всего я отражаю внутренний круг ощущений клиента, а именно: утверждения, указывающие и подчеркивающие чувства (самое важное!), желания и цели, стандарты и суждения. Особенно тщательно я отражаю необычные или явно запретные утверждения клиента (например, на сексуальные или агрессивные темы).

4. С максимально возможной полнотой я вербализую все важные высказывания, сделанные клиентом, и таким образом не упускаю важные моменты, не отбираю их в соответствии с моей субъективной точкой зрения. Когда только это возможно, я отражаю сразу же после важного утверждения, сделанного моим клиентом. Таким образом, клиент может изучать себя дальше в этом направлении и не нужно накапливать целый список значимых переживаний.

5. Мое отражение должно быть кратким и легким для понимания, чтобы многословная вербализация не могла нарушить поток речи клиента. Я могу добиться этого, продолжая, например, высказывания клиента такой фразой: “... и это заставляет вас чувствовать себя несчастным (вызывает страх, злость и т.д.)”.

6. Я отражаю в конкретных живых выражениях. Абстрактная вербализация зачастую непонятна, слишком обща и ведет к тому, что клиент тоже переходит на абстракции. Иногда я поощряю клиента к конкретным высказываниям типа: “Интересно, как то, о чем вы говорите, проявляется в вашей повседневной жизни”, или “Я не могу себе представить конкретно, что вы имеете в виду”.

7. Во время эмпатического отражения я прежде всего концентрируюсь на том, что ощущает или чувствует клиент в настоящий момент (“здесь и сейчас”).

8. Когда клиент пространно разглагольствует на отвлеченные темы (например, сообщает нечто о других людях), мало говорит о себе или своих чувствах, я стараюсь выяснить, какое это имеет для него значение: что происходит с клиентом в настоящий момент; каковы связи его влечений с тем, что он говорит; в какой степени это беспокоит лично его. Имея все это в виду, я могу сказать клиенту что-то вроде: “Интересно, что это значит для вас” или “Мне бы хотелось знать, какое влияние это оказывает на вас, что сейчас происходит с вами”.

9. Я стараюсь отражать как можно аккуратнее (чтобы не искажать в роли оптимистичного или, наоборот, пессимистичного зеркала) и таким образом показывать, что я точно понял клиента. Если я не уверена в точности своего понимания, я могу начать или заключить вербализацию выражениями типа: “Не так ли?” или “...если я вас правильно поняла...”.

10. Если я не поняла клиента или существует опасность слишком быстро пройти мимо проблемы или какого-то чувства, я могу вмешаться, например, следующим образом: “Я не уверена, полностью ли я вас поняла” или “Мне бы хотелось получше понять это”, или “Может быть, вы могли бы объяснить это подробнее, чтобы это стало более ясно нам обоим”.

11. Я могу показать клиенту, что понимаю его ощущения или чувства, полувербально или невербально. Например: когда клиент говорит что-то важное, я могу отреагировать, произнося “м-м” или “да-да”. Я киваю головой или устанавливаю зрительный контакт. Я наклоняюсь вперед и таким образом обращаюсь к клиенту с большой интенсивностью. Если я отвечаю клиенту полу- или невербально, это снимает с меня напряжение: нет необходимости реагировать словами на каждое важное высказывание.

12. Когда я не распознаю чувства или желания клиента, либо не могу вербализовать их относительно быстро, то иногда я могу расспросить об этих чувствах непрямыми вопросами (а иногда и прямо). Мне это принесет облегчение.

Примеры непрямых вопросов: “Интересно, как вы чувствуете это”. “Важно узнать, как реагирует ваше сердце (тело) на это”. “Мне кажется, за тем, что вы говорите, скрывается какое-то конкретное чувство”.

Примеры прямых вопросов: “Для начала прислушайтесь к вашему внутреннему я, голосу ваших чувств”. “Что говорят ваши чувства (ваше сердце, тело) на это?” “Что происходит внутри вас?” “Можете ли вы разобраться, какие чувства поднимаются на поверхность?” “Какие чувства могут скрываться за этим?”

13. Я считаюсь со своими собственными чувствами и обращаю на них особое внимание. Во-первых, я отражаю их для самой себя и выражаю их, если это кажется полезным: мои чувства часто связаны с тем, что говорит или чувствует клиент. Например: “То, что вы говорите, вызывает во мне неудовольствие и злость (или грусть, или...), а что чувствуете вы?”

14. Я забочусь о том, чтобы моя вербализация соответствовала моим невербальным утверждениям (например, позе, свойствам речи): если нет тождества и подлинности в этом, то клиент не сможет принять мою вербализацию. Я понимаю, что и эмпатии, и вербализации требуется учиться; в начале и то, и другое трудно и выглядит не вполне естественно (так же, как в случае изучения иностранного языка).

15. Вместе с вербальными утверждениями клиента я отражаю и невербальные, например, выражение лица, позу и особенно — интонацию и голос. Иногда клиент меньше контролирует себя и более открыт в невербальной экспрессии, чем в вербальной. Для этого я использую другие слова (синонимы и антонимы) или вербализую то, что стоит за словами клиента. Например, когда клиент выражает какое-то желание, существует две возможности. Либо я могу сформулировать его более четко и конкретно, чем это сделал он, либо вербализовать источник этого желания. Если клиент говорит, что ему хотелось отдыха или отпуска, я отвечаю: “Вы в таком стрессе, вы совершенно выжаты и перегорели. Ведь это так?”

16. Я стараюсь убедиться в том, что моя вербализация не поверхностна и не просто повторяет слова клиента.

17. Особенно важно воспринимать защитные механизмы клиента и вербализовать их с эмпатией. Он может настойчиво сопротивляться моей вербализации, потому что это, возможно, слишком болезненно. Если клиент усиленно противоречит моей вербализации, это может означать, что я попал “прямо в точку”. Конечно, я мог и ошибиться. Это не так страшно, потому что клиент часто может ответить: “Нет, неправильно, это обстоит так-то...”

18. Мои эмпатия и вербализация часто субъективны, то есть они только приблизительно передают высказывание клиента. Поэтому неплохо оканчивать вербализацию внутренним вопросом или выражением, типа “или это не так?” — или “не так ли?” Например: “Все это вас огорчает, не так ли?”

19. Я не ожидаю слишком многого при отражении, иначе это вызовет сопротивление или отрицание. Для начала я берусь научиться только этому, а остальное придет позже.
Работа в подгруппе:

Благодарность. Вспомните трех людей, которых вы точно любите и уважаете, которые для вас много сделали, которым вы чем-то обязаны. Представьте их в виде участников подгруппы. Встаньте и по очереди поклонитесь первому человеку, второму и третьему. Затем участники говорят, в чей адрес было более напряженное выражение чувств. Расскажите, что было сложным для вас в выражении благодарности прототипам.
Разведенная клиентка. Каждый по очереди в роли Консультанта реагирует на следующие высказывания Клиентки:


  1. До прошлого года я надеялась, что однажды мой муж вернется ко мне. Но он приносил мне одно разочарование за другим. И все же я до сих пор иногда надеюсь.

  2. Это какой-то порочный круг: один день я невероятно тоскую, а затем меня одолевает ярость. Моему мужу это совершенно неинтересно. Он прячется за дружескими словами.

  3. Только благодаря мне муж стал таким, какой он есть сейчас. А теперь он меня отшвырнул и развлекается со своей подружкой.

  4. Я ненавижу подружку моего мужа даже больше, чем мужа, а она постоянно избегает меня.

  5. Иногда, особенно когда я испытываю депрессию, мне, хочется избить их обоих. Но и это не принесет мне никакого удовлетворения. Я переполнена ненавистью, как мне избавиться от нее?

Подгруппа обсуждает проявленную эмпатию и вербализацию Консультанта в соответствии со следующими стадиями.

Стадия 1 – очень мало. Консультант не передал чувства и переживания, конкретно выраженные Клиенткой. Он ограничен предвзятыми рамками относительно точки отсчета, которые исключают точку зрения Клиентки.

Стадия 2 – немного. Консультант воспринял явно выраженные Клиенткой чувства и переживания. Однако в своих ответах он затемнил или исказил эмоциональное содержание высказываний Клиентки.

Стадия 3 – достаточно. Консультант “ухватил” чувства и содержание переживаемого, ясно выраженные Клиенткой, но часто не “схватывает” более глубоко летящие чувства (или чувства, выраженные несколько спустя). Утверждения Консультанта выражают те же чувства и с той же эмоциональной интенсивностью, что и у Клиентки, но не ведут сколько-нибудь дальше.

Стадия 4 – много. В своей вербализации Консультант подхватил чувства и переживания, которые Клиентка не высказал в точности. Таким путем он внес существенный вклад в высказывания Клиентки, касающиеся ее чувств, избежав при этом искажения.



Стадия 5 – очень много. Терапевт полностью “настроился” на Клиентку, так что они оба могут двигаться вперед в совместном исследовании. Более того, позиция Консультанта такова, что он может прояснить чувства и переживания, которые Клиентка еще не может понять сама (это может найти живое подтверждение со стороны Клиентки).
Коммуникативный тренинг. Разделитесь на тройки: Супруги и Консультант. Консультант следит за соблюдением следующих правил:
Навыки говорящего


Употребление «я»

Говорит о собственных мыслях, чувствах, желаниях и потребностях только в 1-м лице. Избегает жалоб и упреков.

Сообщение о своих чувствах

Пытается эмоционально открыться и формулировать то, что с ним происходит.

Конкретные ситуации

Говорит о конкретных ситуациях или событиях. Избегает обобщений типа «всегда», никогда».

Конкретное поведение

Обсуждает конкретное поведение партнера, которое воспринимает как нарушающее, избегая при этом приписывания негативных свойств («Ты такой...»).

Соблюдение рамок настоящего момента

Придерживается темы и дискутирует по поводу «здесь и теперь», а не углубляется в прошлое и не ворошит старые истории.



Навыки слушающего


Принимающее слушание

С полным вниманием выслушивает партнера и выражает свой интерес краткими возражениями или вопросами или невербально (кивает и т.п.).

Повторение услышанного

Повторяет высказывания партнера собственными словами и удостоверяется, что они правильно поняли друг друга.

Открытые вопросы

Когда что-то неясно, задает открытые вопросы, чтобы удостовериться, что правильно понял содержание сообщения.

Позитивная обратная связь

Если что-то в высказывании партнера понравилось, дает ему понять это вербально или невербально.

Обратная связь о собственных чувствах

Если высказывание партнера вызвали сильные чувства, высказывает их.


Клиент и Консультант. Участники проделывают каждое упражнение по два раза, меняясь ролями и обсуждая реакции Консультанта.

1. Клиент: Я женился, потому что этого хотела моя жена. В то время я не был уверен, чего я сам хочу. Иногда мне кажется, что с женитьбой я попался. От меня требуют давать больше любви, чем я могу.

Консультант:


  • Я чувствую в вас отказ от сопротивления, но также и гнев.

  • С самого начала и до настоящего момента все это было слишком для вас.

  • Интересно, что вы чувствуете по этому поводу.

  • Вас это подавляет и втайне вам приходится упрекать жену.

  • Это похоже на ярмо, и вам хочется сбросить его.

2. Клиент: Если бы моя жена была великодушнее и давала мне больше свободы, это было бы хорошо. Но она хочет, чтобы я каждое мгновение посвящал ей и сыну. Но если я хочу в воскресенье утром заняться спортом, то ей хочется оставаться в постели. Если я хочу отправиться в поход со своими друзьями, она ждет, что я возьму с собой сына. Я люблю сына, но…

Консультант:


  • Мне бы это, действительно, действовало бы на нервы и приводило бы в ярость, а что вы чувствуете?

  • Если бы у вас был больше выбор, вы были бы благодарны жене и это было бы новой возможностью в жизни.

  • Так получается, что никакие из ваших потребностей на самом деле не осуществляются.

  • Вы чувствуете себя настолько стесненным в жизни, что брак доставляет вам очень мало удовольствия.

  • Вы мечтаете о свободе передвижения.

3. Клиент: Жена обращается со мной, как с ребенком, и добивается прямо противоположного. Если бы она так меня не заставляла, я бы лучше с ней ладил и пережил бы то, что мне пришлось жениться. Но она требует либо меня целиком, либо развода.

Консультант:


  • Мне кажется важным то, что вы хотите сейчас.

  • То давление, которое вы испытываете, шокирует вас и вызывает возмущение.

  • Вы чувствуете себя зависимым от ее милости, не так ли?

  • Если бы ваша жена умела лучше приспосабливаться, вы бы чувствовали себя более комфортно и с самим собой и в своей женитьбе.

  • Не хотели бы вы рассказать, что вы думаете и чувствуете прямо сейчас?


Работа в группе:

Любит – не любит. Вы испытываете к кому-то симпатию, но не уверены во взаимности; как вы выразите свои колебания?
Найдите скрытые убеждения клиентов.

А). Вот я опять переживаю, что бил жену, но, похоже, я ничего не могу с этим поделать. Я обещал себе, что это больше не повторится, и держался несколько месяцев. Честно говоря, мне иной раз удавалось не срываться и по 2-3 года, но тут моя женушка устраивала что-нибудь такое, что окончательно выводило меня из себя, и тогда я, вне себя от злости, снова колотил ее.



  • Вы чувствуете, что не в состоянии сдерживать свою ярость по отношению к жене?

  • Да. С ней просто сладу нет! Она ни черта не понимает!

  • А что вы хотите, чтобы она поняла?

  • Как я бьюсь ради денег. Я работаю на износ, но она не ценит мой труд. Я разрываюсь между двух работ, но ее это не волнует. Единственное, что волнует эту особу, как бы себя не обделить. Этой женщине просто невозможно угодить! И все женщины такие, они хотят, чтобы все им угождали.

  • Вам обидно, что она не ценит вас?

  • Конечно. Она должна ценить мой труд, а пока я не вижу ни капли к нему уважения.

Б). Мой муж ушел от меня. Он спит у себя в офисе. Я умоляла его вернуться домой, но он не слушает меня.



  • Вам страшно?

  • Да. Я не хочу оставаться одна. Мы были женаты 20 лет, и это единственный мужчина, которому я доверяю. Насколько мне известно, у него нет другой женщины. Так почему же он не хочет возвращаться? Я даже бросила пить, потому что ему это не нравилось. Так что же он не возвращается ко мне?

  • Вы понимаете, что с ним происходит?

  • Он не говорит. Вчера я зашла к нему в офис, но он не захотел говорить со мной. Когда я спросила, о чем он думает, он ответил, что ни о чем.

  • И вы не знаете, как выяснить, что же с ним происходит?

  • Он всегда был тихим человеком. В семье все было на мне. Несколько лет он вообще сидел без работы. А я всегда работала, платила за квартиру, убиралась в доме, воспитывала детей – все я. Моя мать видела, как я выбиваюсь из сил, и требовала, чтобы я как-то подействовала на него. Но у меня ничего не выходило.

  • Вы не решались попросить его о помощи?

  • Думаю, что так. Наверное, я боялась, что он бросит меня, если я попрошу его об этом. Знаю, что сама я не подарок. Все говорят, что он меня не стоит, но я считаю по-другому. И я верну его, во что бы то ни стало.


Семинар. Зачем люди женятся? В чем заключается проблема «маски»? Какими чертами отличаются удачные и неудачные браки? Что укрепляет отношения, а что разрушает? «Характерами не сошлись» - это приговор? Чем различается первичная и вторичная супружеская адаптация? Проанализируйте конфликты молодых супругов с родителями. Вскройте типичные причины фрустрации в среднем браке и реакции супругов на нее. Перечислите типы ситуаций, связанных с супружеской изменой и реакций на нее. Изложите программу кризисной терапии пациентов с конфликтом зависимых отношений. В чем состоят особенности консультирования супругов в предразводном периоде, периоде развода и в послеразводном периоде?
Ответы на контрольные вопросы: 1d, 2d, 3d.

Скрытые убеждения клиентов:

А). Никто не ценит его трудов; женщинам не угодишь; его никто никогда не поймет; жестокость – единственный способ добиться своего; в его поведении виноваты окружающие; он не должен идти на поводу чувств, которые испытывает.

Б). Она должна перед всеми заискивать и приносить себя в жертву, чтобы ее не отвергали; нельзя просить о помощи; нельзя говорить о своих желаниях и нуждах; она не может жить без мужа; она не заслуживает уважения.

1   2   3   4   5   6   7   8

  • Групповое занятие. Работа в паре
  • Работа в подгруппе
  • Навыки говорящего
  • Навыки слушающего
  • Работа в группе
  • Ответы на контрольные вопросы