Способностей

Главная страница
Контакты

    Главная страница


Способностей



страница1/29
Дата11.01.2018
Размер7,38 Mb.


  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   29

















Д. Б. Богоявленская

психология

ТВОРЧЕСКИХ

о

СПОСОБНОСТЕЙ








ACADEMA


УДК 159.9(075.8) ББК88.37я73 Б 74

Богоявленскому Евгению Александровичу — мужу и другу — посвящается



Б 74



ISBN 5-7695-0888-4

Рецензенты:

доктор психологических наук, профессор,



член-корреспондент РАН А.В.Брушлинский;

доктор психологических наук, профессор И.И.Ильясов

Богоявленская Д.Б.

Психология творческих способностей: Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений. — М.: Издательский центр «Академия» 2002.-320 с.

ISBN 5-7695-0888-4

В учебном пособии изложены основные концепции и понятия, связан­ные с темами способностей, мышления, творчества и психодиагностики; четко выделены основные тенденции в понимании творческих способнос­тей, логика их становления и замены альтернативными. Представлена здесь и авторская концепция: впервые выделенная единица анализа творчества и валидный метод идентификации творческих способностей, раскрыта их структура.

Книга может быть интересна также специалистам в области психоло­гии творчества и широкому кругу психологов, философов и педагогов.

УДК 159.9(075.8) ББК 88.37я73

©Богоявленская Д.Б., 2002

© Издательский центр «Академия», 2002

ВВЕДЕНИЕ


В качестве пролога к изложению концепций творческих спо­собностей и одаренности мне хотелось бы рассказать о встрече с тем, кто в конечном счете является объектом самой теории.

Олегу Н. 9 лет. Он так страстно увлечен математикой и физи­кой, что, обучаясь индивидуально, проходит уже программу за восьмой класс. Делегация специалистов, посетившая школу, была поражена даже не столько объемом, сколько глубиной и структу­рированностью его знаний, наличием уже сформированного фи­зического мышления. Все в процессе урока подтверждало, что пе­ред нами подлинный вундеркинд. Поэтому, когда на вопрос одно­го из гостей, какие творческие работы выполнялись им по матема­тике, он ответил: «Никакие», — все присутствующие были обеску­ражены. «Ну а по физике ты же выполнял творческие работы?» — продолжал упорствовать спрашивающий. И опять последовал от­вет: «Нет». Видя общее недоумение, Олег с детской непосред­ственностью объяснил нам, что по математике, физике, биоло­гии творческих работ вообще не бывает. Недоверие, выраженное на наших лицах, заставило его пояснить, что творческие работы, конечно, бывают, но только по русскому языку: «Там на листах так и написано: творческая работа». Оживление, наступившее в классе, мальчик расценил адекватно: «Не надо путать уровень выполнения с тем, что называется "творческая работа"!» — горя­чо воскликнул малыш и, задавшись желанием все же доказать свою правоту, попросил дать ему минуту на размышление. Лука­вое детское личико стало очень серьезным, и через минуту он с гордым видом произнес: «Все правильно. Творческая работа — это не свободное, а просто устойчивое словосочетание».

В это мгновение нам всем, наверное, вспомнилось, что устами младенца глаголет истина. Эмоциональный шок, пережитый в тот момент, пройдет не скоро. Пожалуй, он даже усиливается при попытке раскрыть на редкость емкое определение Олега. В форму­лировке мальчика схвачена не только суть проблемы творчества, но и наряду с этим наличие его форм, закрепленных в практике, превращенных, ставших расхожими и потерявшими свой истин­ный смысл. Для Олега естественно, что любой труд требует пол-

ной отдачи, ценен сам по себе и то, что это и есть творчество, слишком интимно, чтобы говорить об этом громко и для всех. И напротив, афиширование, предваряющее еще не полученный ре­зультат, вызывает недоверие и настораживает.

«Просто устойчивое словосочетание» — это приговор злоупот­реблению значимым понятием, которое как бы заранее обрекает на отсутствие самого явления. Поразительно, как ребенок уловил исходное противоречие, лежащее в основе реальных трудностей, связанных с пониманием того, что есть творчество. Они порожде­ны тем, что существующее определение не отражает сущностную характеристику творчества.



Не только в обыденном сознании, но и в научной литературе широко распространено определение творчества не по процессу­альной стороне — механизму, а по результату — продукту (созда­нию нового). Признавая это, психологи не рефлексируют, что определение творчества по критерию создания нового — это оп­ределение творчества по его феноменологии, лишь по его прояв­лению. В этом пункте психология разделила судьбу любой стано­вящейся науки. Подобно этому, молодая физика, не имея науч­ного определения теплоты, использовала градусник для ее изме­рения с опорой на чистую феноменологию: при нагревании тела расширяются. Поэтому определение творчества по новизне про­дукта — своего рода «градусник». При этом, естественно, нельзя ничего утверждать о его природе и механизмах.

Одновременно следует иметь в виду, что феноменология творче­ства сколь широка, столь и неоднородна. Одни ученые, очерчивая сферу творчества, считают, что оно характеризует лишь социально значимые открытия. Другие указывают на столь же несомненный творческий характер тех открытий, которые делает человек для себя. Третьи проводят водораздел по признаку алгоритмизации деятель­ности. Так появляется деление на творческие профессии и нетвор­ческие. В основе такого деления лежит мысль: в творческой профес­сии проявления творчества — обязательная норма. Однако в силу этого определения можно быть не мастером, а ремесленником, но все равно принадлежать к творческой профессии.

Отсутствие научной дифференциации феноменологии творче­ства приводит к тому, что определение «творческий» становится применимо почти к любому процессу деятельности, кроме узкого круга крайне автоматизированных действий.

Как проекцию нерешенности общей проблемы природы твор­чества можно рассматриватьсуществующее положение в понима­нии творческих способностей и одаренности. Общепризнано от­сутствие единого научно обоснованного понятия одаренности. Даже в психологической литературе часто приходится встречаться с чисто интуитивным представлением, а подчас просто иллюзией четко­го понимания творческих способностей и одаренности.

Отмечаемый парадокс — творчество, являясь высшим проявле­нием феномена «Человек», менее всего изучено — объясняется так­же спецификой его собственной природы: спонтанный характер твор­чества делает его неуловимым для естественно-научных методов. Подтверждение тому — моменты «кризиса», которые стимулируют рефлексию науки на свои методы. Примечательными в этом плане являются резюме X. И.Трика (1968), которым он заключает свой фундаментальный обзор исследований творчества в США, и исход­ные посылки X. Гутмана, выражающиеся в сомнении: каким обра­зом можно творчество «как спонтанный процесс изучать стимуль-но-реактивными методами» {Gutman, 1967). Но обычно наука под давлением социального заказа, требующего действовать здесь и сей­час (прикрываясь постулатом относительности истины), обходится наличными на данный момент средствами и представлениями.

Подчеркивая спонтанный характер творческого процесса, не­обходимо оговорить, что спонтанность связана не только с невоз­можностью прогнозирования момента озарения и решения ис­ходной проблемы, но также с неопределенностью, сменой само­го предмета, так как рожденная идея может не быть напрямую связана с решаемой проблемой. Напомним, что именно для объяс­нения этого явления уже древние греки ввели понятие «поризм», обозначавшее новую идею как непредвиденное следствие, воз­никшее вне связи с целью данной познавательной деятельности. Если греки ввели понятие, то на Востоке это явление получило обличие легенды о принцах Серендипа, обладавших способнос­тью находить нечто ценное случайно, в поисках чего-то другого. Современная наука накопила столь мощный арсенал фактов по­добного рода, что метафорическое высказывание Сурье: «Чтобы изобретать, надо думать "около"» (Ж.Адамар, 1970. — С. 21), рас­ценивается естествоиспытателями как удивительно точное и адек­ватное выражение сути дела.

Однако пока эти попытки носят «наивный», буквальный харак­тер. Чтобы разобраться во всем спектре точек зрения на творческие способности и, главное, понять появление и утверждение сегод­няшних приоритетов, необходимо восстановление исторического контекста проблемы, который один лишь может позволить адек­ватно оценить и полноценно понять конкретную теорию, ее место в системе теоретического знания, причины, вызвавшие ее к жиз­ни, а затем к уходу со сцены, т.е. то, что является логикой разви­тия науки, выявлением вектора ее развития и тех социальных фак­торов, которые выступают в качестве его катализатора.



Предлагаемый далее текст является развернутым изложением университетского курса по психологии и диагностике творческих способностей. Книга содержит как текст авторских лекций, так и тексты, которые входят в список обязательной литературы, и по­этому может рассматриваться в качестве учебного пособия.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   29

  • Д. Б. Богоявленская психология ТВОРЧЕСКИХ о СПОСОБНОСТЕЙ
  • Богоявленская