Современные тенденции развития иноязычного образования в высшей школе

Главная страница
Контакты

    Главная страница


Современные тенденции развития иноязычного образования в высшей школе



страница20/31
Дата06.01.2017
Размер9,12 Mb.


1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   31
Электронные учебники при обучении русскому языку в полинациональном государстве



Журавлева Е.А.

Евразийский национальный университет им. Л.Н. Гумилева (Казахстан)
Мақалада Қазақстандық көпұлтты қоғамның талаптарына сәйкес орыс тіліндегі электрондық оқулықтарды жасау мәселелері қарастырылады.

The article is devoted to issuses of compiling electronic textbooks of the Rassian language for Kazakhstan which will be adapted for the needs of today's polinational society.
В современную эпоху, эпоху развития многогранных интеграционных процессов, создающих мультикультурный мир и формирующих поликультурные личности, язык выполняет основную когнитивную функцию и консолидирующую роль в обществе. Такую роль играет в настоящее время русский язык во многих странах СНГ, одной из которых является Казахстан, характеризуя существующие языковые взаимоотношения в полинациональных государствах.

Языковая картина Казахстана представляет собой уникальное культурно-историческое и лингвистическое пространство, в котором проживает более 120 национальностей. В связи с этим, всем живущим в Казахстане присущи весьма специфические психологические и поведенческие стандарты, которые и определяют характер казахстанского цивилизованного общества. Данные стандарты отражают современные концепции этнической и социальной взаимозависимости, формируют особую языковую личность и ментальность граждан страны.

Развитие общественного уклада в мировом сообществе в современный период не позволяет рассматривать национальный менталитет изолированно от общества, в котором он формируется и развивается. При анализе ментальных черт необходимо учитывать территориальные, социальные и культурные особенности региона, где компактно проживают представители данного этноса. Это позволяет увидеть целый ряд отраженных в языке собственных целостных концептуальных картин мира и присущих им строго специфичных систем приоритетов.

Согласно идеям Гумбольдта и гипотезе Сепира-Уорфа, язык и образ мышления взаимосвязаны. Язык не только средство общения, но и орудие мыслей и чувств, и его рассмотрение с позиции данных категорий представляет собой «основу подлинного языкового исследования» [3, 377]. Культурно-исторические и этнические процессы, происходящие в Казахстане, оказывают влияние на лексический состав русского языка Казахстана, придают некоторым его элементам национально маркированные коннотации и приводят к появлению специфичных культурных концептов, среди которых выделяются общезначимые концептуальные единицы, определяющие специфику национальной картины мира русских и русскоговорящих казахстанцев. Круг этих культурно-исторических констант, составляющих ядро казахстанской ментальности, достаточно широк и разнообразен.

По определению Э. Бенвениста, в основе лингвокультуры лежит триада «язык, культура, человеческая личность», представляющая собой линзу, с помощью которой исследователь может увидеть материальную и духовную самобытность этноса. Особое место отводится конкретной языковой личности.

Понятие «языковая личность» образовано проекцией в область языкознания соответствующего междисциплинарного термина, в значении которого преломляются философские, социологические и психологические взгляды на общественно значимую совокупность физических и духовных свойств человека, составляющих его качественную определенность [2, 65-67]. Существует несколько интерпретаций понятия «языковая личность». Для нашей работы представляет интерес один из аспектов его толкования, согласно которому «человек как носитель языка рассматривается со стороны его способности к речевой деятельности» [1, 3], в связи с тем, что акцент делается на способности индивида производить и воспринимать речевые произведения.

Таким образом, при преподавании русского языка необходимо исходить из той языковой ситуации, в которой он функционирует; задач, которые он выполняет в данном обществе; аудитории, которая его воспринимает и применяет. Для условий Казахстана характерно следующее: русский изучается как родной и как неродной, кроме того, его признают как первый язык люди, не являющиеся русскими по национальному признаку.

Известно, что преподавание русского языка как родного, как неродного и как иностранного существенно различаются. Многие ученые считают, что эти различия заключаются прежде всего в психологии обучения (А.А. Леонтьев, И.А. Зимняя, А.А. Залевская). В Казахстане в школах с русским языком обучения и русских отделениях вузов обучаются представителей разных национальностей, считающие русский язык первым, основным, иногда единственным языком, но занимаются они в одной аудитории и подход к ним в обучении языку, как представителям русского языка как родного. Используется не методика преподавания русского языка в национальной школе (как второго родного языка), а методика преподавания, характерная для российских школ (обучение этнических русских).

В Казахстане отправители и получатели коммуникативной информации на русском языке – это носители русского языка как родного и как неродного, имеющие длительные совместные социокультурные традиции и в силу длительности совместного проживания и общения, обладающие приблизительно одинаковой лексической базой русского языка. Необходимо отметить, что эта база включает в себя не только объем лексической системы русского языка, но и единицы языка-окружения, казахского языка.

Большое место в плане отражения особенностей регионального русского языка занимает фоновая лексика, которая представляет собой понятия, эквивалентные понятиям родного языка, плюс определенное количество сведений экстралингвистического плана, представляющих собой культурный компонент значения данного слова.

«Статус лексического фона и его место в системе языка – сложная лингвистическая проблема, но фоновые слова позволяют «через слово» заглянуть в жизнь другого народа, увидеть в слове отражение многочисленных конкретных материальных, общественных и духовных процессов, происходящих в обществе» [4, 67].

Одной из задач, стоящей перед преподавателями русского языка в условиях инонационального окружения, является передача более широкой культурологической информации для расширения возможности общения на русском языке в полинациональном коллективе, учитывая при этом особенности страны проживания. Важно изучать грамматику, литературные формы, основной лексический состав языка, но наравне с этим, и единицы, характеризующие реалии данной страны, акцентировать внимание на фоновой лексике, прецедентных именах, произношении топонимов, имен собственных, значениях аббревиатур и др., необходимых для выполнения профессионально-трудовой и социально-культурной деятельности.

Обучающимся необходимо усвоить разнообразный лексический материал, часть которого составляют актуальные слова и словосочетания русской речи, функционирующей в Казахстане. И в этом плане большую помощь могут оказать электронные учебники.

Создание и использование электронных средств обучения обусловлено потребностями современного образовательного процесса. Переход на кредитную систему обучения внес свои коррективы в образовательный процесс: постоянно возрастает доля самостоятельной работы в системе вузовского обучения, увеличилась роль дистанционного освоения теоретического и практического материала. И в этом плане разработка электронного учебника – это создание обучающей среды, в которую погружен студент, модели, на которой он проверяет свои собственные решения, системы контроля его знаний.

Электронный учебник позволяет поставить ряд задач, решение которых не может обеспечить «бумажный» вариант учебного пособия: сформировать у студента навыки работы с соответствующими информационными системами; вести поиск необходимого учебного материала с использованием системы навигации, что дает возможность обучающемуся выстраивать собственную образовательную траекторию.

Русский язык как иностранный обеспечен большим количеством электронных учебников, над которыми работают целые коллективы ученых, специализирующихся на проблемах преподавания русского языка как иностранного, представляющих МГУ, РУДН и др. российские вузы.

Однако, даже при высоком качестве данных электронных учебных комплексов, они не могут иметь одинаково высокую результативность при их использовании в разных странах, поскольку в каждом конкретном случае они должны, но не могут, отражать реалии той страны, в которой преподается русский язык.

Безусловно, именно электронный учебник расширяет возможности работы с любым видом текста, появляется как свободная, так и заданная авторами траектория поиска информации студентом: можно работать с материалами словарей разных типов; сравнивать фрагменты разножанрового и разностилевого современного русского дискурса, в том числе казахстанского русского дискурса; пользоваться дидактическим материалом.

Изучение лексикологического материала, отражающего особенности развития языка в полиэтничном обществе и включающего такие исследовательские области, как лексическая организация текста, лексическое воплощение языковой личности, коммуникативно-прагматическое описание разных типов дискурса (в его лексическом воплощении), социолингвистическое изучение словаря, динамические процессы в современном языке и др., практически невозможно осуществить при традиционной форме обучения. Современный электронный учебник представляет макро- и микронавигационнные системы: первая позволяет студенту перемещаться от одного содержательного блока к другому (от лекций к словарям и хрестоматиям и т.д.), а вторая предлагает систему шагов при изучении конкретной темы. Так, студент может начать работу над темой непосредственно с выполнения практических заданий; если ему не удается решить предлагаемые задачи, он может выбрать необходимый источник информации: лекции, справочные и вспомогательные материалы, хрестоматию и др. С другой стороны, последовательность выполнения тех или иных упражнений внутри содержательного блока является оправданно регламентированной и отражает логику освоения конкретной лексикологической проблемы.

Работа с текстами, содержащими актуальную для русского языка в Казахстане лексику, позволяет формировать у студентов умение осознавать тему текста и строить высказывание в соответствии с заданной темой; самостоятельно строить высказывание с учетом коммуникативного намерения; правильно и осознанно отбирать необходимые языковые средства. Все это связано с тем, что определенный корпус слов и выражений казахского языка, как будто чуждых русской речи, принадлежащих другой культуре, иной языковой стихии, тем не менее органично вошел в русскую речь и отражает особенности народного восприятия окружающего мира и его ценностей и в целом специфику картины мира русских, проживающих в Казахстане. Нельзя рассматривать введение в русский текст указанных единиц только как результат интерференции, что, безусловно, не исключается. Однако чаще они сознательно вносятся в текст, поскольку имеют высокую концентрацию национально-культурного фона и отражают социально-политические и экономические реалии страны. Анализировать подобного рода тексты помогают современные инновационные технологии.

Основные цели обучения русскому языку в полинациональном государстве – научить языку и применению его во всех сферах общения и формирование социокультурной компетенции. Социокультурная компетенция подразумевает знакомство учащихся с национально-культурной спецификой русского речевого поведения, с теми элементами социокультурного контекста, которые релевантны для порождения и восприятия речи с точки зрения носителей языка: обычаи, правила, нормы, социальные условности, ритуалы, страноведческие знания и т.д., характерные для полинационального государства, в котором активно используется русский язык.

Использование инновационных технологий и, в частности, электронных учебников позволяет успешно осваивать изучающим русский язык на филологических специальностях, а также русский как второй и как иностранный, помогает во всем многообразии единиц лексической системы осуществлять коммуникативно оправданный выбор слова.

Таким образом, необходимость создания электронных учебников русского языка для Казахстана невозможно переоценить.
Литература


  1. Богин Г.И. Типология понимания текста. – Калинин, 1986.

  2. Воркачев С.Г. Лингвокультурология, языковая личность, концепт: становление антропоцентрической парадигмы в языкознании // Филологические науки. 2001. № 1. – с. 65-67.

  3. Гумбольдт фон В. Язык и философия культуры. – М., 1985.

  4. Поддубская О. «Через слово» заглянуть в жизнь другого народа. Использование лингвострановедческих словарей для семантизации национально-культурной лексики художественного текста // Учитель. 2002. № 5. – С.64-67.


Модель языковой личности г.и. богина в ее отношении к современности
Жумагулова Н.С.

Кокшетауский государственный университет им. Ш.Уалиханова (Казахстан)
Мақала Г.И. Богинның тілдің қатынастың модельдік қорытындысы туралы көзқарасына арналған. Автор өзінің моделін актуалды және уақытылы деп есептейді.

The article deals with the analysis of the linguistic personality model by G. I. Bogin. The author considers this model to be actual and contemporary.
Последние четверть века лингвистика, социолингвистика, философия, лингводидактика, методика преподавания языков и другие науки активно оперируют понятием «языковая личность». Важную роль в создании теории языковой личности сыграл академик В.В.Виноградов, который впервые использовал и, тем самым, ввел в научный обиход понятие «языковая личность», открыв категорию «образ автора» [6]. К анализу личности говорящего и пишущего субъекта и производимого ими текста обращались также такие известные учёные как Г.О. Винокур, Ю.М. Лотман, М.М. Бахтин, Ю.Н.Караулов и др.

Как известно, Г.И. Богин был одним из первых, кто в начале 80-х годов прошлого столетия эксплицитно ввел в научную терминологию понятие «языковая личность» и предложил свою модель языковой личности: «Кроме В.В.Виноградова, … диссертация не имеет прямых предшественников, которые широко разрабатывали бы концепцию языковой личности,…» [3, 2]. Именно Г.И. Богин впервые представил результат и описал процесс развития языковой личности в своей диссертации «Модель языковой личности в ее отношении к разновидностям текстов» [3]. Он выделил текст, воспринимаемый и создаваемый индивидуумом, как главную характеристику языковой личности. Ученый классифицирует языковую личность следующим образом: «предмет настоящего исследования – языковая личность, т.е. субъект речевой деятельности как носитель готовности создавать и принимать произведения речи (тексты)» [там же, 8]. В его дефиниции определена перспектива развития языковой личности в интеллектуальном поле ее деятельности, поскольку человек уже в онтогенезе получает первый опыт создания собственных текстов, а также восприятия и адекватного понимания чужих текстов. В интерпретации Г.И. Богина языковая личность вообще и языковая личность студента в частности, рассматривается как субъект речевой деятельности, т.е. полноправный участник коммуникации, имеющий определенную систему базовых филологических знаний, позволяющих ему кодировать и декодировать тексты различной степени информационной насыщенности и ее языкового воплощения.

Г.И. Богин анализирует языковую личность с учетом ее противоречий: «…способ формирования языковой личности так же противоречив, как и способ ее существования. Источник противоречий – в факте развития языковой личности [2, 27-28]. Он не связывает этапы развития языковой личности с возрастным фактором, он исходит из того, что «языковая личность закономерным образом развивается от одного уровня готовности действования с речевым произведением к другому, а также то, что результат этого развития может быть описан в упорядоченной форме» [3, 9]. Г.И. Богин представил единую параметрическую модель всех вообще готовностей человека к производству речевых поступков, преследуя при этом главную цель – исследовать структуру языковой личности, выявить уровни и компоненты этой структуры, выявить отношения, зависимости и функции этих уровней и компонентов, исследовать их генезис. Его диссертация стала отправной точкой в современном исследовании языковой личности.

Ученый тщательно исследует структуру языковой личности, ее компоненты и уровни. Он создает модель языковой личности, формализующей процессы использования языка человеком. В теории языковой личности Г.И. Богина языковая личность выступает в качестве структуры, а язык гарантирует единство структуры языковой личности. При моделировании языковой личности и анализе ее возможных уровней он исходит из того, что уровни языковой личности не совпадают с уровнями моделей языка. Он подчеркивает, что «…делается попытка представить в единой параметрической модели все вообще готовности человека к производству речевых поступков» [2, 3]. И поэтому «…модель языковой личности первоначально должна абстрагироваться не только от индивидуальных различий людей, но и от различия известных им языков, она должна обладать высокой мерой упрощения и инвариантности» [2, 3].

Определить уровни развития языковой личности – одна из задач построения исходной модели языковой личности. Ученый выделяет и детально описывает уровни развития языковой личности, считая, что «…прежде всего надо представить языковую личность полностью, отвлекшись от знания об относительности этой полноты в каждой индивидуальной языковой личности» [3, 15]. Г.И. Богин выделяет 5 уровней развития языковой личности высшего порядка [2, 14].


  1. Первый уровень – уровень правильности;

  1. Второй уровень - уровень интериоризации;

  1. Третий уровень – уровень насыщенности;

  1. Четвертый уровень – уровень адекватного выбора;

  1. Пятый уровень – уровень адекватного синтеза.

При описании своей модели языковой личности Г.И. Богин опирается на 3 аксиомы:

  1. язык включает фонетическую, лексическую и грамматическую стороны (с соответствующей им семантикой);

  1. Пользуясь языком, человек либо говорит, либо слушает, либо пишет, либо читает, либо совмещает эти действия;

  1. развитие языковой личности может быть большим или меньшим, лучшим или худшим, и эти различия можно представить в форме дискретных уровней.

Оценивая сегодня, по прошествии 25 лет, вклад ученого в развитие теории языковой личности, можно констатировать, что Г.И. Богин впервые предпринял попытку рассмотрения модели языковой личности в ее отношении к учебной деятельности, направленной на обучение иностранному языку. Спустя годы эта мысль нашла свое отражение и воплощение в международном документе, согласно которому предлагается обучать иностранным языкам в Европейском Сообществе. Этот документ разрабатывался с 1988 по 1996 годы, был принят в 2001 году и получил название «Общеевропейские языковые компетенции» («Common European Framework of Reference» или «Der Gemeinsame Europдische Referenzrahmen»). Он используется сегодня во всех странах ЕС как руководство к составлению учебных пособий, учебников иностранных языков, учебных планов, а также в учебном процессе, при проведении контроля знаний, умений и навыков владения иностранным языком и т.д. Г.И. Богин как практик и теоретик понимал необходимость определения этапов овладения языком – родным и иностранным с тем, чтобы процесс обучения языку был более результативным, а для этого необходимо было определить уровни развития языковой личности. Для моделирования современной языковой личности в учебном дискурсе вуза универсальная модель Г.И. Богина представляет особый интерес.

Определенное значение приобретает сегодня третий раздел диссертации, в которой автор на основе предложенной им модели языковой личности обосновывает возможность разработки понятия «выделение языка как учебного предмета» [2, 26]. Г.И. Богин считает, что понятие «владение языком» является весьма противоречивым и дробным объектом исследования. Собственно, и сегодня нет единого мнения по поводу дефиниции этого понятия.

Г.И. Богин подчеркивает, что языковую личность можно исследовать только во взаимодействии с социальной средой, которая стимулирует ее развитие и формирует готовность языковой личности к саморазвитию, познанию и развитию своих способностей. В лингвистике он был одним из первых, кто считал социум мощным фактором, оказывающим значительное влияние на формирование языковой личности, в том числе и через тексты. Модель Г.И. Богина наиболее приемлема для анализа языковой личности современного студента в учебном дискурсе казахстанских вузов – в условиях разнообразных форм многоязычия. Социальная среда современного Казахстана очень разнородна: как известно, социальная среда - это совокупность материальных, экономических, социальных, политических и духовных условий существования, формирования и деятельности лица или семьи. Если политические условия у всех граждан Казахстана одинаковы, то все остальные далеко нет. И мы руководствуемся в нашей работе словами Г.И. Богина: «…нам нужна модель-идеал, своего рода ориентир для улучшения деятельности языковой личности» [3, 7].

Модель языковой личности Г.И. Богина напоминает своеобразный кубик Рубика – в ней сошлись виды речевой деятельности (говорение, аудирование, чтение, письмо), языковые навыки (фонетические, лексические, грамматические) и параметры развития языковой личности, разработанные ученым (правильность, интериоризация, насыщенность, адекватный выбор, адекватный синтез). Тем не менее, ученый называет данную модель языковой личности упрощенной и подчеркивает: «Вообще языковая личность, взятая в каждом отдельном случае, зависит не только от меры собственного развития, но и от используемого языка, и от множества типов речевых поступков и типов текстов (речевых произведений), которыми оперирует индивид» [2, 11]. «Совокупность наблюдений показывает, что языковая личность, (1) овладев принятыми в обществе высокочастотными средствами прямой номинации, переходит к (2) интериоризации речи, что открывает ей путь к (3) лексико-грамматическому многознанию и, далее, к (4) своеобразной свободе в выборе средств выражения из множества потенциальных субституентов. Достижение этой свободы позволяет развитой языковой личности (5) оперировать целым текстом таким образом, чтобы форма текста оптимально рефлектировалась в содержании, выступала как «содержательная форма»» [2, 9-10].

Положения диссертации Г.И. Богина нашли свое продолжение в трудах других ученых. Так, например, мысль о том, что «...действительная языковая личность, развиваясь от уровня к уровню, приходит к готовности действования не только в области прямых номинаций элементов объективной реальности. Развитая языковая личность способна передавать и принимать также субъективные реальности, значащие переживания, не обозначая их средствами прямой номинации» [3, 24] нашла свое продолжение в трудах Ю.Н. Караулова, в его теории прецедентных текстов.

Г.И. Богин приходит к заключению, что «полем реализации инициатив языковой личности, вышедшей на высший уровень своего развития, может быть только целый текст»[3, 38]. Ученый считает, что языковую личность характеризует не только систематика готовностей, но и систематика текстов. Эту мысль ученого подхватил и представил в своем исследовании Ю.Н.Караулов, назвав систематику текстов, которыми владеет языковая личность, прецедентными текстами. Ю.Н.Караулов, продолжая тему, изучает языковую личность на основе анализа речи персонажей текстов: «возможно ли, а если возможно, то как, воссоздав из текстов, принадлежащих данному персонажу в данном литературном произведении, характеристику его языковой личности, прийти в итоге к раскрытию и пониманию всего многосложного художественного образа, в основе которого лежит духовный мир этой личности?» [4, 71].

Г.И. Богин ввел в научный обиход понятие «высокоразвитая языковая личность», которое сегодня активно разрабатывается как «элитарная языковая личность» Так, Г.И. Богин утверждает, что «хотя и на начальных уровнях языковая личность оперирует определенной подсистемой языка, все же именно высший уровень развития языковой личности предполагает свободный выбор подсистем и свободное оперирование ими» [2, 12]. По его мнению, «высокоразвитая языковая личность не только выбирает подъязык и строит или понимает речевое произведение на нем, но и способна строить текст со смешением подъязыков (и их стилей) в той мере, в какой подъязыки допустимы в тексте при общении с людьми, постоянно пользующимися не всеми этими подъязыками» [2, 12]. Таким образом, Г.И. Богин показывает не только упрощенную модель языковой личности, но и описывает параметры языковой личности высшего уровня, а также процесс становления ею. Элитарная языковая личность по Богину реализуется на уровне адекватного синтеза.

Центральное место в теории языковой личности Г.И. Богина занимает текст – как порождаемый, так и воспринимаемый высокоразвитой языковой личностью. При этом он считает необходимым учитывать текст в его соотношении с видами словесности [2, 12]. Одной из важных характеристик высшего уровня развития языковой личности является и выбор видов и подвидов словесности: «даже в пределах одного языка факт существования системы видов словесности создает особые требования к языковой личности» [2, 13].

Свою модель языковой личности Г.И. Богин успешно реализовал в учебном процессе на факультете иностранных языков Кокчетавского пединститута в 70-х годах ХХ века. Диссертация Г.И. Богина дает и сегодня ответы на многие вопросы, имеющие непосредственное отношение к процессу формирования языковой личности, в том числе и при изучении субъектом иностранного языка.

Основная часть диссертации посвящена анализу использования созданной им модели языковой личности «в теории и практике понимания текста»[2, 16]. Ученый подчеркивает, что модель языковой личности является одновременно и моделью развитости готовности к пониманию текстов, т.е. уровни модели языковой личности соотносительны с разными мерами готовности к пониманию – в известной степени – с разными типами понимания текста» [2, 16]. Ученый отмечал, что языковая личность должна овладеть рефлексией для адекватного понимания текста. Студента, читателя, необходимо учить распредмечивать текст.

Г.И. Богин предлагает три уровня понимания текста – семантизирующее понимание, когнитивное понимание и распредмечивающее понимание [2, 17]. Охват всех типов ситуаций, представленных в тексте, наличными тремя типами понимания – основа правила принципиальной понятности текста. Знаковые ситуации осваиваются семантизирующим пониманием, объективно-реальностные – распредмечивающим, хотя возможны и переходные случаи [2, 18]. Ученый справедливо считает, что универсализация какого-то одного типа понимания всегда сопряжена с недооценкой других типов.

Важной для теории текста, психолингвистики, методики преподавания языков является и мысль ученого о том, что «модель языковой личности служит основанием для построения не только типологии понимания текстов, но и типологии самих текстов по критерию их приспособленности к разным типам понимания» [2, 24]. «В конце ХХ века увеличивается доля художественных и научных текстов, в оптимальном освоении содержательности которых собственно понимание, основанное на рационально протекающих рефлективных техниках, играет значительную роль, часто не уступающую роли нерефлективного смыслового восприятия. Это ставит перед современным реципиентом задачу – учиться рефлексии с целью достижения надежной готовности правильно, глубоко и всесторонне понимать текст» [2, 26].

Сегодня исследования языковой личности продолжаются и с позиций коммуникативной лингвистики, так как в ее характеристики входят коммуникативные стратегии и тактики, регламентирующие приемы речевого воздействия на партнера. Г.И. Богин первый обратил внимание и лингвистов, и психолингвистов, и методистов на процесс развития, формирования и становления языковой личностью студента факультета иностранных языков. Сегодня многие исследователи продолжают развитие этой темы. Г.И. Богин предложил две эмпирические интерпретации модели языковой личности (для деятельности понимания и для деятельности обучения языкам) [2, 29].

Для высокоразвитой языковой личности характерна «риторическая и эстетическая обоснованность использования вида словесности» [2, 13]. Следующая группа характеристик высокоразвитой языковой личности касается текста «в его соотношении с опредмечиваемыми категориями содержания» [2, 13]. При этом «существенны средства выражения, не являющиеся средствами прямой номинации», к которым он относит характеристики личности: мировоззрение, социальный статус, этический, эмоциональный и оценочный аспекты, а также тип характера. Ученый считает, что именно «на высшем уровне развития языковой личности….. появляется сигнализация о человеческой субъективности, невозможная без языкового кода и опредмечиваемая им, но не равная ему» [2, 13].

Г.И. Богин рассматривает текст «в его соотношении с противоположными тенденциями речевой деятельности» [2, 13]. Нельзя не согласиться с тем, что «каждому произведению речи присущи та или иная пропорция или иная мера устойчивости и вариативности этих тенденций» [2, 13], а «оптимальное регулирование отношений в каждой паре противоположных тенденций – свойство высокоразвитой языковой личности» [2, 13].

Собственно, в модели языковой личности Г.И. Богина под языковой личностью понимается совокупность познавательных, творческих способностей и характеристик субъекта, обусловливающих создание и восприятие им речевых произведений (текстов), которые различаются степенью структурно-языковой сложности, глубиной и точностью отражения действительности, определённой целевой направленностью. Именно от способностей говорящего зависят особенности создаваемых им текстов.

В Казахстане, полиэтническом государстве, в котором проживает более 100 национальностей и функционирует множество языков, имеющих различный статус, проблема исследования языковой личности либо различных типов языковой личности является как никогда актуальной. Языковая личность современного студента казахстанских вузов достаточно противоречива Казахстанское языковое сообщество весьма разнородно - оно складывается из сообществ больших и малых городов, областей, регионов, поселков и т.д. Одним из разновидностей городского сообщества является сообщество вуза. В учебном дискурсе соединяются языковые личности разных уровней развития и различной степени развития, хотя это выпускники единой системы образования.

Работа Г.И.Богина является для нас базовым исследованием, позволяющим продолжить работу, начатую им, с целью изучения и определения особенностей современной языковой личности в учебном дискурсе казахстанских вузов на примере КГУ им. Ш. Уалиханова.


Литература

  1. Виноградов В.В. О языке художественной прозы: избранные труды. – М.: Наука, 1980. – С. 56-175.

  2. Богин Г.И. Модель языковой личности в ее отношении к разновидностям текстов: Автореф. дис… докт. филол. наук. –Ленинград, 1984. – С. 31.

  3. Богин Г.И. Модель языковой личности в ее отношении к разновидностям текстов: Дис... докт. филол. наук. – Ленинград, 1984.

  4. Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность. Изд.3-е, стереотипное. – M.: Едиториал, 2003. – С. 264.


Русский язык в поликультурном пространстве северного кавказа
Заврумов З.А.

Пятигорский государственный лингвистический университет (Россия)
Мақала Солтүстік Кавказдың полимәдениетті өңірінде орыс тілінің қолданылу жайына және сол аймақта тұратын халықтардың мәдени мұрасын сақтаудағы Пятигорск қаласының мемлекеттік лингвистикалық университетінің рөлін баяндауға арналған.

The article is devoted to description of the Russian language functioning in polycultural space of North Caucasus and to the role of Pyatigorsk state linguistic university on keeping cultural legacies of living in the region.
Россия богата великим множеством языков. Северный Кавказ – уникальное географическое, культурно-историческое и лингвистическое пространство, в котором проживают народы, говорящие более чем на 50 языках. Здесь сосуществуют, интегративно развиваются духовные северокавказские ценности, представляющие собой единое этнокультурное целое. Многоязычие Северное Кавказа – редкостное лингвистическое и поликультурное явление, которому нет аналогов в мире.

Северокавказская языковая ситуация – это созданная самой природой и историей уникальная научно-исследовательская лаборатория по изучению актуальных проблем языковых контактов, межкультурной коммуникации, этнолингводидактики.

После принятия в РФ новой Конституции национальные республики стали равноправными субъектами Российского государства. Одновременно с обретением политического и национального суверенитета в бывших союзных республиках, которые вышли из состава Советского Союза, была решена и проблема языкового суверенитета. Начался процесс принятия законов о языках. Например, в КЧР в соответствии с ее Конституцией (1996 г.) – пять государственных языков: карачаевский, черкесский, абазинский, ногайский, русский, в КБР по Закону «О языках народов Кабардино-Балкарской республики» три языка имеют статус государственного: кабардинский, балкарский, русский; в Республике Ингушетия по Закону, принятому в 1996 г., два государственных языка – ингушский и русский. В середине 90-х гг. законы о языках уже функционировали в 10 национальных республиках из 21. При этом характерно, что правовым статусом государственных языков конституциями некоторых республик были наделены как титульные языки (осетинский в Республики Северная Осетия – Алания), так и не являющиеся таковыми (например, все 14 языков Республики Дагестан).

Каждая республика Северного Кавказа представляет собой уникальное многонациональное образование, в состав которого входит несколько этнический единиц, связанных общностью исторических судеб и относящихся к общему типу культуры и цивилизации.

В Законе Российской Федерации «О языках народов Российской Федерации», принятом в 1991 году, заложены основные принципы языковой политики, которая сводится к созданию условий наибольшего благоприятствования каждому из языков народов РФ, к решению задачи формирования функционального, паритетного и равноправного национально-русского двуязычия, обеспечения гражданам РФ условий для использования в различных сферах государственной и общественной жизни языков народов РФ, к заботе об их возрождении, сохранении и развитии.

Вопрос о месте и роли русского и родных языков в республиках решается на основе принципа свободного овладения родным и русским языками. Нельзя не заметить, что в последние годы изучению и дальнейшему развитию родных языков в республиках СК уделяется большое внимание. Сложное языковое переплетение объясняет функционирование в республиках различных типов школ: 1) школ с родным языком обучения до 2 класса, где русский язык изучается как предмет; 2) школ с русским языком обучения, где родной язык изучается как предмет; 3) школ с многонациональным (смешанным составом учащихся, где обучение ведется на русском языке, а вопросы изучения родного языка решены только частично. Поэтому вопросы двуязычия и многоязычия в республиках приобретают особый характер. Двуязычие и многоязычие здесь развиваются без какого то бы ни было принуждения. Это особенно касается национально-русского двуязычия, которое в силу исторических причин стало жизненной необходимостью для большинства людей многих национальностей.

Основными тенденциями современной языковой жизни республик Северного Кавказа являются:

а) возрождение интереса к национальным языкам и национальным культурам;

б) стремление расширить социальные функции национальных языков в разных сферах;

в) языковая толерантность, выражающаяся в высоком уважении к иному языку, как к своему родному;

г) высокий уровень развития национально-русского двуязычия.

Однако при том, что каждый народ имеет право на свой язык и соблюдение языковых прав малых групп населения обеспечивается государственной языковой политикой, многие представители меньшинств делают добровольный выбор в пользу доминирующего языка. Родным языком для многих представителей малых народов является не язык, который совпадает с языком национальности, а основной язык, которым человек владеет, которым пользуется, который в состоянии обеспечить достижение жизненного преуспевания, который является языком общенациональной культуры и подавляющего большинства населения. Таким языком для представителей различных национальностей в нашей стране является именно русский язык.

В этом свете особенно актуальны вопросы методики преподавания русского языка в ситуации естественного билингвизма с учетом глубокого изучения языкового сознания носителей различных этнических культур.

Исторически сложилось так, что языком межнационального и межэтнического общения выступил русский язык, а оформившейся языковой нормой стало национально-русское и русско-национальное двуязычие. Языки и культуры всех народов, населяющих Северный Кавказ, представляют собой вечный источник духовных, нравственных и эстетических ценностей. Это «живой» музей культур.

На Северном Кавказе выработаны своеобразные формы народной дипломатии, тосты особого колорита и содержания. Жители гор, напоенные воздухом свободы, всегда стремившиеся к миру и добрососедству, сформировали складывающийся тысячелетиями кодекс чести: уважение к старшим, гостеприимство, мужество, любовь к земле и родному очагу, которые нашли широкое отражение и отзвук в русском языке и культурах других народностей. Так у многих кавказских народов определились строго регламентированные стандарты приветствия, обращения, выражения почтительности и уважения. Познание подобных формул дает возможность эффективно строить речевое общение с учетом соответствующих национальных особенностей этикета. Через национальное мир приходит к общечеловеческому.

В последние годы в связи с региональной суверенизацией, непомерным засильем английского языка и снижением культуры общения происходит резкое падение грамотности и культуры русской речи. В условиях многоязычия на Северном Кавказе это особенно ощутимо.

Практика показала, что для решения межнациональных отношений как предпосылки мира и содружества возникла потребность в создании такой гуманитарной парадигмы, которая предполагает целостное исследование особенностей межкультурной коммуникации на Северном Кавказе и изучение роли языков населяющих его народов и народностей.

Естественно, язык тесно связан с миром его носителей и отражает не только так называемые физические условия жизни, климат, природу, быт, но и общественное самосознание народа, его мораль, менталитет, систему ценностей, национальный характер - все то, что формирует этнос, образующий нацию через хранение и передачу культуры, которая в учебно-методическом плане именуется как «мир изучаемого языка».

Русский язык и русская литература как средство трансляции духовных и художественных ценностей народов Северного Кавказа фактически закрепили основы северокавказской межкультурной коммуникации.

Проблемы, связанные с особенностями функционирования русского языка на Северном Кавказе, необходимо рассматривать в контексте этнического состава населения, в плане складывающейся политической и экономической ситуации в данном регионе, с учетом специфики идеологии регионального образования, поскольку каждая из северокавказских республик не однотипна по вышеперечисленным характеристикам.

В Пятигорском государственном лингвистическом университете (ПГЛУ) ведется масштабная научная и практическая работа по исследованию социолингвистических характеристик функционирования русского языка в поликультурном регионе Северного Кавказа, теоретическому обоснованию путей динамического взаимодействия русского и национальных языков и гармонизации языковой картины мира региона на основе антропоцентризма, экологии языков и культур, толерантности речевого поведения, выявлению закономерности функционирования русского языка как государственного в поликультурной среде Северного Кавказа, где народы имеют многовековые культурные, этнополитические, этнодемографические связи и единую государственность. Мы утверждаем статус русского языка как гармонизирующего фактора во всех аспектах жизни и деятельности региона, что соответствует принципам современного цивилизованного поликультурного диалога и вхождения северокавказского региона в мировое культурное пространство.

С 1995 года Пятигорский государственный лингвистический университет осуществляет свой долгосрочный проект «Мир на Северном Кавказе через языки, образование, культуру». Это широкая миротворческая научно-исследовательская, образовательная и культурно-просветительская программа, цель которой – способствовать достижению мира, добрососедства и сотрудничества в северокавказском регионе.

Прежде всего, следует отметить, что сущность программы вытекает из ее гуманитарного содержания и определяется ее гуманистической направленностью. Одна из основных целей программы состоит в том, чтобы на основе изучения гуманитарных ценностей северокавказских народов, воплощенных в языках, культурах, литературах, обычаях, искусстве, наиболее полно реализовать их духовно-нравственный потенциал. Программа также преследует цель активизировать северокавказские исследования в области гуманитарных, социальных и политических наук путем систематического проведения научно-практических конференций, совещаний, обмена опытом между учеными, деятелями культуры. Наконец, особое место занимает всестороннее изучение всего комплекса проблем северокавказской цивилизации, установление ее генезиса, эволюции, взаимодействия с другими цивилизациями и так далее.

Научно-исследовательская часть программы предполагает также изучение истории, этнокультуры и этнопедагогики народов Северного Кавказа, анализ языковой ситуации на Северном Кавказе, разработку и проведение исследований по поликультурному образовательному пространству.

Языковая ситуация на Северном Кавказе требует совершенствования действующего в Российской Федерации законодательства в языковой сфере, дальнейшей разработки принципов языковой политики и языкового строительства в целом и применительно к специфике языковой ситуации на Северном Кавказе с учетом отечественного и зарубежного опыта. Необходимо расширение и углубление исследований северокавказских языков на всех лингвистических уровнях, включая изучение ономастики и топонимики, фонетических систем, морфологии и синтаксиса. Требуется лексикографическое описание языков, инициирование сопоставительных, типологических исследований языков народов Северного Кавказа с русским и славянскими языками на всех исследовательских уровнях, включая лингвокультурные, лингвоисторические и лингвогеографические данные.

При всем культурном и языковом многообразии, которые пронизывают все сферы жизни на Северном Кавказе, в обществе появляется понимание того, что это многообразие не сводится лишь к тому, что носителям «больших» и «малых» культур воздается равное должное и предоставляется так называемая культурная свобода, чтобы это поликультурное сообщество могло вести внутри себя межкультурный диалог; так же как и не только, и не столько к тщательному разглядыванию и «народоведческому» натаскиванию школьников на толерантность по отношению к представителям разных культур. На самом деле мы приходим к пониманию того, что не национальное самоопределение, не право на «свои» территорию, государственность, язык, а прежде всего право на культурную и языковую сложность и уникальность каждого конкретного человека и является признаком культурной и языковой свободы. Представитель любого народа, проживающего на Северном Кавказе, является прежде всего частью цельной российской культуры преимущественно на основе русского языка, который уже давно не является исключительной собственностью только этнических русских. Изучение и развитие русского языка способствует в условиях интеграции продвижению национальных интересов России и укреплению тех возможностей, которые предоставляет русский язык как язык государственный и как язык межнационального общения.

Осенью 2007 года состоялся уже пятый международный конгресс «Мир на Северном Кавказе через языки, образование, культуру» (председатель программного комитета – председатель Комитета Государственной Думы Федерального Собрания РФ по делам национальностей Е.Н. Трофимов; председатель исполнительного комитета – ректор ПГЛУ А.П. Горбунов). Организаторами 5 международного конгресса выступили: Комитет Государственной Думы Федерального Собрания РФ по делам национальностей, Общественная палата РФ, Федеральное агентство по образованию Министерства образовании и науки РФ, Российская академия образования, Академия педагогических и социальных наук, Правительство Ставропольского края, администрация города Пятигорска, Сеть этнологического мониторинга и раннего предупреждения конфликтов, ПГЛУ.

В рамках конгресса работало 19 научных симпозиумов по широкому спектру проблем миротворчества и совершенствования межнациональных отношений на Северном Кавказе: государственная национальная политика и межэтнические отношения; социальное управление как средство достижения согласия в XXI веке; русский язык и литература как когнитивно-коммуникативные средства межнационального общения на СК; проблемы формирования многоязычной личности: мульти(этно)лингводидактика и межкультурная коммуникация; теоретические и прикладные аспекты исследования языков народов мира.

Пятый конгресс рекомендовал вынести для рассмотрения на следующих заседаниях вопросы экологии русского языка (в том числе проблему молодежного жаргона), языковой цензуры в области СМИ, роли учителя-филолога русской и национальной школы в формировании лингвокультурной среды. Одобрены и практические предложения – ввести во всех вузах Северного Кавказа спецкурс «культурные традиции, этикет народов СК», регулярно проводить этнографические фестивали, праздники искусств и дни культур Северного Кавказа.

Совсем недавно в университете прошла Международная научно-методическая конференция «Русскоязычие и би/полилингвизм в межкультурной коммуникации XXI века», посвященная проблемам би/полилингвизма в современной коммуникации. Она была подготовлена объединенными усилиями ученых университета: русистами, литературоведами, психологами и привлекла внимание широкого круга исследователей практически из всех регионов России и ближнего зарубежья. И главное – форум собрал наших постоянных участников и коллег из северокавказских вузов и учителей школ и колледжей, заинтересованных в рассмотрении вопросов социокогнитивного моделирования билингвальности.

Состоялось многогранное, обстоятельное обсуждение форм функционирования различных языков в глобализирующемся мире. Кроме того, программа включала встречи с местными поэтами и писателями, проведение тематических круглых столов, мастер-классов, психологических тренингов, демонстрацию национальных нарядов. Подобные международные конференции различной тематической направленности проводятся в нашем вузе в течение каждого года не менее 15 раз. Учёные ПГЛУ участвуют в многочисленных интернет-дискуссиях и телемостах, хотя живое и неформальное общение им ближе.

Для Пятигорского государственного лингвистического университета конференции подобного рода и необходимость, и традиция, позволяющие использовать богатый лингвокультурный материал народов, населяющих ЮГ России.

Мы делаем все возможное для того, чтобы как можно мягче связать между собой лоскутки, составляющие то лингвистическое полотно, которое покрывает уникальное географическое пространство, протянувшееся от Черного до Каспийского моря, пространство, которое во все времена привлекало к себе огромное внимание всего мира.

Олжас Сулейменов, казахский поэт, политик, автор книг «Аз и я», «Язык письма» мудро сказал о взаимодействии национальных культур, идей, языков: «Важно найти со своими соседями взаимный язык компромиссов. Возвысить степь, не унижая горы. Органически соединить эти две задачи могут только люди высокой культуры, которыми владеет не спекулятивно-декларативная идея «мира во всем мире», а понимание той ответственности, которую накладывает на каждого вступление в новый век...»

В рамках программы «Мир на Северном Кавказе через зыки, образование, культуру» началось печатание многотомной «Антологии литературы народов Северного Кавказа» (главный редактор и составитель проф. А.М. Казиева, ответственный редактор проф. Л.В. Витковская).

Том I «Поэзия народов Северного Кавказа» состоит из трех книг, в которых собраны лучшие образцы северокавказской поэзии, от первых авторских произведений до конца XX века. Книга первая (1120 страниц), вышедшая из печати в мае 2003 года, представляет собой подарочное издание улучшенного качества: суперобложка, твердый переплет с тиснением золотой фольгой, 25 цветных иллюстраций, более 800 графических рисунков, 19 шмуцтитулов к каждому разделу с учетом национальной специфики. Книга снабжена комментариями: вступительная статья об особенностях развития данной национальной поэзии, сведения об авторах, глоссарий. Книга вторая (836 страниц) и книга третья (912 страниц) составлены из лучших поэм северокавказских авторов.

Том II «Проза» состоит из трех книг, в которых собраны прозаические произведения северокавказских авторов (отрывки из романов, повести, рассказы), от первых авторских творений до конца XX века: книга первая (948 страниц), книга вторая (964 страниц), книга третья (1012 страниц).

Том III «Русская литература на Северном Кавказе» состоит из двух книг, в которых собраны произведения русских поэтов и писателей: книга первая «Поэзия» (948 страниц), книга вторая «Проза» (1012 страниц).

Том IV «Детская литература» (932 страницы) составлен из произведений северокавказских авторов для детей (повести, рассказы, сказки, стихотворения, считалки, скороговорки и так далее).

Том V «Драматургия» (1108 страниц) составлен из драматических произведений северокавказских авторов.

«Антология литературы народов Северного Кавказа» – это пятитомное (в 10 книгах) собрание лучших поэтических, прозаических и других произведений, созданных за многовековую историю Северного Кавказа – от первых авторских творений до сочинений конца XX века. В переводах на русский язык представлены образцы литературного творчества писателей всех республик региона, а именно: абазинская, адыгейская, кабардинская, черкесская, балкарская, аварская, даргинская, кумыкская, лакская, лезгинская, табасаранская, татская, ингушская, калмыцкая, карачаевская, ногайская, осетинская, чеченская поэзия.

Невозможно переоценить значение такого всеобъемлющего культурного проекта. Впервые вместе от лица народов Северного Кавказа заговорят поэты, прозаики, драматурги. Особым томом издаётся детская литература.

В работу активно включились видные общественные деятели, работники культуры, учёные и литераторы. В каждой северокавказской республике были созданы редакционные коллегии, которые тщательно отбирали наиболее ценные в художественном отношении тексты. Трудоёмкую работу по публикации томов антологии взяли на себя специалисты ПГЛУ совместно с ведущими научными центрами Северного Кавказа.

Особо хочется отметить, что в проекте заложено издание тома «Русская литература на Северном Кавказе», в который войдут произведения русских поэтов и писателей, проживающих в регионе. Творчество русских авторов – яркая неотъемлемая часть многонациональной палитры северокавказской литературы.

К сожалению, пока удалось издать только первую книгу первого тома «Поэзия», которая представляет собой подарочное издание. Остальные книги пока находятся в компьютерном варианте. Весь многотомный проект должен быть осуществлён в течение 2009–2010 гг. при условии организационной и финансовой поддержки. На наш взгляд, в издании антологии должны быть прежде всего заинтересованы государственные структуры. Только тогда можно надеяться, что проект сдвинется с мёртвой точки.

Издание первой книги удалось осуществить при поддержке правительств Кабардино-Балкарии, Калмыкии, небольшое количество закуплено Северной Осетией и Ингушетией.

По сути, книга уже стала раритетом. Её нет в библиотеках школ и вузов Северного Кавказа, не говоря уже о библиотеках других регионов России.

Издание пятитомной «Антологии литературы народов Северного Кавказа» – событие знаковое, знаменующее новый этап в возрождении культурных традиций юга России.

С 1998 года в университете работает научно-исследовательская лаборатория «Русский язык на Северном Кавказе», ее деятельность направлена на изучение актуальных социолингвистических проблем функционирования русского языка в условиях естественного двуязычия и их влияния на обновление содержания и методов обучения русского языку в школе и в вузе.

В условиях снижения общего культурного уровня в стране лаборатория ставит перед собой задачи по сохранению и подъему духовного художественного, культурного и научного потенциала русского языка.

Рабочая программа лаборатории охватывает основные аспекты сравнительно-исторического, типологического и сопоставительного исследования русского языка и языков народов Северного Кавказа, а также вопросы изучения русского языка и литературы как средства трансляции и интернационализации художественных ценностей народов России и Северного Кавказа.

Поиск направлений и стиля исследований складывается как на базе традиционных подходов, так и с учетом развивающихся концептуальных учений.

С лабораторией активно сотрудничают многие учёные Северного Кавказа: Т. Гуриев (Северная Осетия), Ю. Леденев и П. Чекалов (Ставрополь), А. Мусукаев (Нальчик), Т. Есенова (Элиста), М. Картоев (Магас), из Дагестана – А. Гюльмагомедов, Д. Самедов и др. География исследований за эти годы значительно расширилась – от Якутска до Петрозаводска, от Москвы и Санкт-Петербурга до Волгограда и Элисты. Тематические сборники и журналы привлекают зарубежных авторов.

С 2001 г. лаборатория издаёт научный журнал «Русский язык и межкультурная коммуникация». В выпусках ежегодника публикуются статьи об изучении буквально всех языков (в том числе довольно редких – рутульского, цахурского) народов, проживающих на Северном Кавказе. Большой интерес молодых исследователей вызывает творчество современных северокавказских авторов, среди которых А. Балкаров, А. Макоев, Б. Чипчиков, Н. Куёк (повесть «Чёрная гора»), Э. Мальбахов (роман «Страшен путь на Ошхамахо»), А. Черчесов (роман «Реквием по живущему»). Кстати, их произведения будут интересны и российскому читателю. Научно-исследовательская лаборатория «Русский язык на Северном Кавказе» реализует стратегию сохранения сбалансированного многоязычия и воплощает идею о том, что русский является первым среди равных языков народов в России.

Проводятся семинары для учителей русского языка вузов и школ всех северокавказских республик, методические презентации мультимедийных средств обучения, организуются круглые столы по преоблеме «Русский язык в многоязычной и поликультурной стреде». За последнее время проведена целая серия научно-практических конференций о специфике функционирования русского языка на Северном Кавказе. В последние годы лаборатория организует и проводит форумы совместно с научно-исследовательским центром общего и сравнительного литературоведения. Особый интерес вызвали темы «кавказский текст: национальный образ мира как «концептуальная поликультурная система» и «Эпический текст».

Северокавказский научно-исследовательский институт филологии Пятигорского государственного лингвистического университета разработал в 2008 году два проекта.

Первый – «Комплексное исследование современного состояния языка, литературы и культуры бжедугов», включающий полевые исследования в местах их компактного проживания (бжедуги – один из субэтносов адыгов). Второй проект – издательский: «Фольклор народов Северного Кавказа», куда войдёт разбросанный по разным изданиям и малоизвестный архивный фольклорный материал всех северокавказских народов, в том числе и малочисленных, не имеющих письменных источников, языки которых находятся под угрозой исчезновения. Это касается некоторых языков народов, проживающих в Республике Дагестан, а также языков различных субэтносов Северного Кавказа.

Северокавказский научно-исследовательский институт филологии работает над созданием электронного учебного комплекса (учебник и хрестоматия) «История литератур народов Северного Кавказа» для высших учебных заведений северокавказского региона и Российской Федерации. Цель проекта – создание единой объективной истории национальных литератур северокавказских народов, сосуществующих на протяжении многих веков в этом уникальном культурно-историческом пространстве.

Ведётся работа над энциклопедией эпического сказительства.

Северокавказский научно-исследовательский институт филологии издает журналы «Caucasus philologia» и «Caucasus folklore».

Это проект, призванный содействовать развитию научно-исследовательской работы, как ученых университета, так и специалистов образовательных учреждений, научных организаций Северного Кавказа, Российской Федерации, Ближнего и Дальнего Зарубежья.

Новые независимые периодические научные издания необходимы для решения поставленных СК НИИ филологии задач, основная из которых - консолидация ученых, занимающихся изучением культуры, фольклора, литературы, языков народов Северного Кавказа; исследованиями в области межкультурной коммуникации, вопросами влияния литературы и фольклора, лингвистических исследований на этнокультурные, ментальные и социальные процессы и т.д., а также интенсификации обмена научной информацией в северокавказском регионе, регионах РФ, странах Ближнего и Дальнего Зарубежья.

Выпускается два номера каждого журнала в год. Тираж каждого журнала – 300 экземпляров.

В составе редколлегии представители ПГЛУ, ученые Российской Федерации, известные северокавказские ученые, которые активно привлекаются к рецензированию материалов, редактированию научных статей, иных публикаций. Это, несомненно, способствует, с одной стороны, объективной независимой оценке представляемых материалов, с другой – широкому обмену научной информацией в масштабе всей страны, международному научному сотрудничеству.

Кроме того, только что вышел в свет международный литературно-художественный и научно-публицистический журнал «Мегалог», ставящий своей целью знакомить читателей с современной литературой народов Российской Федерации, Северного Кавказа, стран СНГ, литературой северокавказских диаспор в переводах на русский язык, а также русскоязычной литературой национальных авторов. Журнал открыт для известных и пока неизвестных авторов, живущих в самых разных странах. Основная концепция журнала – сделать издание своеобразным культурным мостом, связывающим страны и континенты на основе русского языка. Для него являются важными и вопросы истории, культуры, литературы, языка всех народов, проживающих на территории России и в странах постсоветского пространства. Поэтому особое внимание уделяется разделам, в которых будут опубликованы научные и публицистические материалы.

В научной деятельности Пятигорского государственного лингвистического университета русский язык широко представлен в рамках проектной деятельности и выполнении тематических планов научных исследований.

ПГЛУ оказался победителем в конкурсе проекта «Подготовка пособия по изучению культуры русского народа в практике преподавания русского языка в условиях многоязычия Северного Кавказа для высших учебных заведений Южного федерального округа» и проекта «Подготовка пособия по изучению культуры русского народа в практике преподавания русского языка в условиях многоязычия Северного Кавказа для средних учебных заведений Южного федерального округа», выполнявшихся в рамках Федеральной целевой программы «Русский язык (2006-2010 гг.)», мероприятие «Реализация комплекса мер по усилению роли русского литературного языка в сохранении единого образовательного и культурного пространства Российской Федерации», задача «Укрепление позиций русского языка как средства межнационального общения народов Российской Федерации».

Целью проектов явилась разработка и издание пособий и методических рекомендаций к ним, нацеленных на расширение единого лингвокультурного пространства посредством изучения культуры русского народа в практике преподавания русского языка как фактора, оказывающего решающее влияние на состояние и функционирование русского языка как средства межнационального общения народов Российской Федерации.

В рамках Тематического плана НИР ПГЛУ по Заданию федерального агентства по образованию и науке РФ ПГЛУ выполнил проект «Исследование социолингвистических характеристик функционирования русского языка в поликультурном регионе. Лингвокогнитивное описание языковой картины мира региона в аспекте концептосферы языковой личности, стратегий и тактик ее речевого поведения».

Объектом построения в рамках данной темы являются социолингвистические характеристики, отражающие современное состояние русского языка в поликультурном регионе Северного Кавказа и позволяющие выявить возможности лингвокогнитивного описания концептосферы и речевого поведения языковой личности.

Кроме того, университет делает очень многое для дальнейшего утверждения международного статуса русского языка, продвижения русского языка и культуры за рубежом. В этой работе очень важно сотрудничество на общероссийском уровне, сетевое взаимодействие вузов, имеющих большой потенциал в этой сфере.

В основном образовательном процессе на Филологическом фыкультете ПГЛУ, который изначально создавался как факультет РКИ (русский язык как иностранный) эта специальность получила воплощение в виде специализации.

В 2008/2009 учебном году в ПГЛУ обучаются 126 иностранных студентов, в том числе курсы русского языка проходят 48 иностранных граждан-стажеров из 9 стран мира (Австрия, Китай, Корея, Афганистан, Вьетнам, Турция, США, ФРГ, Испания).

В рамках сотрудничества ПГЛУ с Чанчуньским педагогическим университетом (КНР) китайские партнеры ввели у себя в 2006 году преподавание русского языка. Два года подряд специалисты-русоведы ПГЛУ работают в Чанчуне, помогая китайским коллегам.

Достигнута договоренность о введении русского языка в учебные программы другого нашего партнера – Асьютского университета (Египет), где также намечается при содействии ПГЛУ открытие Центра русского языка и культуры.

Центр русского языка страноведения России, созданный в сотрудничестве с армянскими коллегами, открыт в сентябре 2008 года в Ереванском государственном лингвистическом университете им. В. Брюсова.

В последние 3 года семестровые стажировки в ПГЛУ по собственной инициативе прошли 12 студентов Хартумского университета (Судан), что заложило основу для развития межвузовского партнерства и заключения в июне 2008 года Договора об академическом сотрудничестве, в соответствии с которым ПГЛУ становится основной базой стажировок старшекурсников и магистров-русистов Хартумского университета. Наш университет также предоставляет возможность повышения квалификации преподавателей русского языка Хартумского университета и готов направлять специалистов русского языка как иностранного для проведения методических семинаров и мастер-классов в Хартуме.

С 2005 года у нас налажено централизованное тестирование по русскому языку как иностранному, которое проводится в тесном сотрудничестве с Головным Центром тестирования граждан зарубежных стран по русскому языку (ГЦТРКИ) РУДН. Более 40 иностранных стажеров прошли такое тестирование, получив сертификаты соответствующего уровня.

В заключении хотелось бы отметить, что в современном многополярном мире изучение и развитие русского языка способствует в условиях интеграции продвижению национальных интересов России, укреплению тех возможностей, которые предоставляет русский язык как государственный язык и как язык межнационального общения.

1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   31