Системный кризис латвийского общества: причины, сценарии развития, возможности преодоления

Главная страница
Контакты

    Главная страница


Системный кризис латвийского общества: причины, сценарии развития, возможности преодоления

Скачать 409,8 Kb.


страница1/3
Дата23.11.2017
Размер409,8 Kb.

Скачать 409,8 Kb.

  1   2   3
ИНСТИТУТ ЕВРОПЕЙСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

СИСТЕМНЫЙ КРИЗИС ЛАТВИЙСКОГО ОБЩЕСТВА: ПРИЧИНЫ, СЦЕНАРИИ РАЗВИТИЯ, ВОЗМОЖНОСТИ ПРЕОДОЛЕНИЯ

Д О К Л А Д
группы экспертов, подготовленный по результатам проведения

экспертных слушаний 25-26 февраля 2009 г. в г. Рига

Слушания были организованы

Институтом европейских иссследований,

Балтийским институтом стратегических иследований и инноваций,

Обществом «Гуманитарная перспектива»

Р И Г А
2 0 0 9

СИСТЕМНЫЙ КРИЗИС ЛАТВИЙСКОГО ОБЩЕСТВА: ПРИЧИНЫ, СЦЕНАРИИ РАЗВИТИЯ, ВОЗМОЖНОСТИ ПРЕОДОЛЕНИЯ

1.Введение

2.Внутренние и внешние предпосылки формирования современного латвийского общества

3. Латвийская политическая модель-бюрократическая этнократия


4.Латвийская модель «первоначального накопления капитала»

5.«Подмороженная» социальная структура латвийская общества

6. Латвия: взаимодействие национального и мирового кризиса
7.Сценарии развития латвийского общества в условиях кризиса

8.Внутренние и внешние условия преодоления кризиса латвийского общества

9.Выводы
10. Список использованной литературы и источников

1.Введение
Латвийское общество поразил острый политический, экономический и социальный кризис. Кризис этот носит явно выраженный системный характер. Выход из него требует глобальных перемен, которые могут изменить историческую судьбу Латвии, подобно тому, как это произошло в 1918, 1940 и 1991 годах.

Между тем, нынешнее латвийское руководство демонстрирует явное неумение адекватно ответить на сложные вызовы современности. Во многом, это связано с плохим пониманием им основных тенденций исторического развития и отсутствием видения будущего, следованию в практической деятельности не прагматическим принципам, а национальной мифологии и привнесенным извне идеям, которые широко распространились в Латвии в последнее время.

Понимая свою ответственность перед обществом, в котором живем, мы - группа экспертов в области экономики, политологии, юриспруденции, методологии, социологии, психологии и педагогики, составила настоящий доклад. В нем изложено наше видение тенденций движения латвийского общества, описаны возможные сценарии дальнейшего развития событий и высказаны соображения о путях вывода его из системного кризиса.

Доклад основывается исключительно на фактах и экспертных оценках. Именно они, а не национальные и космополитичекие мифы, должны служить основой для формулирования целей и задач дальнейшего развития латвийского общества.

Целью доклада «Кризис латвийского общества: причины, сценарии развития, перспективы преодоления» является привлечение внимания и побуждение к действию тех социальных сил, которые заинтересованы в предотвращении катастрофического сценария развития событий и способны взять на себя ответственость за будущее страны. Главное сейчас - отказаться от защиты узких национальных, классовых, групповых интересов и всеми силами не допустить погружения латвийского общества в хаос, предотвратить его исчезновение с исторической арены..

2.Внутренние и внешние предпосылки формирования современного латвийского общества

В 1991 г., в результате распада СССР, Латвийская ССР приобрела независимость. Перед латвийским обществом встала проблема самостоятельного завершения, начавшейся ранее, перестройки политической, экономической и социальной структур. Выбор направлений и форм этой перестройки был предопределен рядом внутренних и внешних политических обстоятельств.

Государственное, а вместе с ним и политическое строительство в целом, в новой Латвии началось на базе концепции восстановления континуитета Первой Латвийской Республики, в ее ульманисовском, «латышском» варианте. Данная концепция была сознательно выбрана новой властной элитой, которая сформировалась из старой латышской коммунистической номенклатуры и послевоенной латышской эмиграции, поскольку обеспечивала им правовые основания для этнической мобилизации, наиболее активной, латышской части населения, также нейтрализации более пассивного русского населения. Русская по этническому происхождению номенклатура оказалась крайне советизирована и не смогла выдвинуть самостоятельного политического проекта. Реализуемый ею ранее, совместно с латышской номенклатурой, коммунистический проект массами был отвергнут. Это предопределило полную потерю советизированной русской элитой властных позиций в латвийском обществе. Часть этой элиты была вынуждена имигрировать в Россию, другая – перейти на позиции контр элиты.

В формировании латвийской политической системы очень значительную роль сыграли внешние акторы, прежде всего США. Они организационно, материально и идеологически поддержали новую элиту, имевшую достаточно слабую опору в латвийском обществе. Этой элите обеспечили внешнеполитическое «прикрытие» действий по лишению большей части русского населения Латвии прав гражданств, а взамен навсегда вынудили следовать ее в фарватере американской внешней политики, зачастую, в ущерб интересам латвийского общества.

Европейский Союз в сложившемся геополитическом раскладе получил возможность включить Латвию в поле своего экономического влияния. Действенных политических инструментов воздействия на внутреннюю ситуацию в стране у него не оказалось. Это тоже, зачастую, наносило ущерб его экономическим интересам.

Крайне ослабленная после распада СССР, Россия была в это время исключена из числа активных международных акторов. Это также не позволило ей влиять на выбор модели политического развития Латвии, несмотря на то, что в ней проживало большое число этнических русских. По материалам переписи 1989 г. русские в широком смысле этого слова, включая великороссов, малороссов и белорусов составляли почти 42% всего населения страны(1).


3.Латвийская политическая модель–бюрократическая этнократия
Перед новой латвийской властной элитой в политической сфере сразу возникло две основные проблемы: трансформации авторитарной системы в демократическую и строительства современной, политической нации. Последняя проблема, из-за мультиэтнического состава населения, оказалась самой сложной, в наибольшей степени оказала воздействие на формирование политического режима.

Национально-радикальные партии прямо провозгласили концепцию строительства «латышской Латвии». Основная часть властной элиты на словах эту концепции не поддержала, но на деле стала реализовывать ее последовательно и с большой энергией.

Первоначально упор делался на принудительное вытеснение русских из страны. Только за первые пять лет после обретения независимости, из Латвии было вынуждено уехать почти 140 тыс. русских. Из-за имиграции и резко ухудшившихся показателей естественного воспроизводства удельный вес русских в составе населения Латвии уменьшился с 41,9% в 1989 г. до 35,0% в 2005 г., и продолжал неуклонно снижаться дальше(2)

В восстановленной Второй Латвийской республике более двух третей русского населения было лишено прав гражданства. Не имевших гражданства русских вытеснили из государственного аппарата, установили для них ограничения на занятие ключевыми видами профессиональной деятельности. Это позволило сформировать чиновничий аппарат практически полностью из этнических латышей, повысить его управляемость и сплоченность.

Новоявленных апатридов, а затем и русских граждан стали увольнять из государственных учреждений и предприятий, вводить для них ограничения на занятия руководящих постов в частном бизнесе, в частности по критерию знания латышского языка. В условиях наблюдавшегося спада производства это обеспечило некоторые экономические преимущества для нарождающегося латышского среднего класса.

Параллельно, в надежде на ассимиляцию части русского насления, правящей элитой проводилась политика принудительного перевода всех видов образования на латышский язык, вытеснения русского языка из общественной жизни, ликвидации учреждений русской культуры, ограничения деятельности русскоязычных СМИ, лишения рабочих мест основной части русской интеллигенции(3).

Главную роль в проведении этнической мобилизации и распределении политических и экономических ресурсов играла бюрократия. Это позволило ей занять доминирующие позиции в политической системе и, в значительной степени, сохранить элитарный режим правления. Свое господство бюрократия реализовывала как с помощью возможностей государственного аппарата, так и через систему политических партий, построенных по этническому принципу. Через партии в обществе проводилась этнически ориентированная кадровая политика, контролировались общественные организации.

Сложившаяся этническая иерархия была зафиксирована системой законов и нормативных актов, поддержана применением государственных принудительных санкций. Она также поддерживалась посредством распространения системы национальных мифов и стереотипов через СМИ, регулярного проведения массовых общественных мероприятий, через введение идеологических элементов в школьные и вузовские программы по общественным дисциплинам. В результате в Латвии сформировалась этнократия - режим правления бюрократии, представляющей интересы только одного из этносов в мультиэтническом обществе(4).

В латвийском обществе, на базе процессов льготной приватизации государственной собственнсти, быстро сформировалась группа олигархов. Основным источником доходов для них стало использование ресурсов политической власти и обеспечиваемый ими доступ к государственному имуществу и бюджетным средствам. В силу этого, олигархия полностью поддержала сложившийся авторитарный этнократический режим.

Политические партии, отражающие социальные интересы предпринимателей и наемных работников в латвийском обществе, так и не сложились. Политические объединения и партии, отражающие интересы русского населения, оставались крайне слабыми, никогда не входили в состав правящей коалиции. Оппозиционная деятельность русских парламентских партий систематически игнорировалась и блокировалась, а опппозиционные общественные организации правящей элитой во внимание не принимались.

Массы латышского населения от установившегося этнократического режима существенных преимуществ не получили. Им надо было принимать участие в содержании непомерно большого и малоэффективного бюрократического аппарата, включая выплату чиновникам коррупционной дани. Монопольно сформировавшаяся властная элита не смогла сформулировать и на деле защитить подлинные национальные интересы. Из-за этого были утрачены многие традиционные латышские виды трудовой деятельности, массово перешел в руки иностранцев национальный бизнес. Значительная часть внешнеполитических акций правящей элиты подрывала национальные экономические интересы . Латыши утратили такое важное социальное преимущество, как знание русской культуры и русского языка. Вместо них, в латышском обществе распространились худшие стереотипы западного потребительского поведения. Проводимая бюрократией политика оказалась не способной реально обеспечить конкурентоспособность латышского образования, культуры, языка.

Внешне латвийская политическая система обладает всеми необходимыми демократическими атрибутами: конкурирующими между собой политическими партиями, регулярно обновляемым парламентом – Сеймом, свободой слова, собраний, печати. Однако эта форма легко позволяет осуществлять, практически, монопольное правление одного класса – бюрократии.

Под давлением Европейского Союза латвийские власти предоставили возможность натурализоваться небольшому числу русских, которых за десять лет до этого были лишены гражданства. Натурализация при этом обставлялась такими высокими требованиями к знанию латышского языка, что пройти ее могли не все. Кроме того, значительная часть русских принципиально отказалась от принятия латвийского гражданства, считая, что даже принятие гражданства не защитит их от этнической дискриминации.

В настоящее время в Латвии сохранилось более 380 тыс. неграждан, это составляет более чем 46% от общей численности русской общины. Процесс натурализации практически полностью остановился(5).

К началу 2000-х закончилось формирование самостоятельной русской общины. Заметных успехов в ассимилации русских латышской бюрократией достигнуто не было, зато в обществе установилось сильное этническое напряжение между латышами и русскими.

Многочисленные международные и европейские комиссии отмечали опасное этническое напряжение в латвийском обществе и настойчиво рекомендовали принять меры по его уменьшению, однако эти рекомендации неуклонно отклонялись правящей элитой, поскольку их выполнение подрывало основы этнократического режима(6).



4.Латвийская модель «первоначального накопления капитала»
Сразу после возникновения самостоятельного латвийского государства началась массовая приватизация и реституция государственного и кооперативного имущества, накопленного в советский и предшествующие периоды. Для обеспечения этих процессов властной элитой была создана особая экономическая модель, которую можно, во многом условно, назвать моделью «первоначального накопления капитала», по аналогии с системой, действовавшей в странах Западной Европы пару столетий тому назад. Под экономической моделью мы при этом понимаем устойчиво воспроизводимый набор связей между основными хозяйствующими субъектами, прежде всего между государством, предприятиями и домохозяйствами.

Отличительной чертой латвийской модели была ориентация на использование дешевых ресурсов развития, низкий уровень собственных сбережений и инвестиций, высокий уровень престижного потребления, значительная государственная регламентация хозяйствовенной деятельности, высокий удельный вес теневой экономики, включая коррумпированность государственного аппарата, а также осуществление экономического целеполагания внешними акторами.

Модель «первоначального накопления капитала» успешно действовала до тех пор, пока были доступны, относительно дешевые, внешние для нее, ресурсы развития. С исчерпанием этих ресурсов модель начала давать системные сбои.

Рассмотрим изменение собственных трудовых, научно-технических, капитальных и управленческих ресурсов Латвии, которые обеспечивают экономическое развитие.



Трудовые ресурсы.

Численность населения Латвии все время со дня обретения независимости стремительно сокращалась, как за счет высокой смертности и низкой рождаемости, так и за счет миграции. По данным официальной статистики, за период с 1989 по 2008 год численность постоянного населения страны сократилось на 14,8%, а численность занятых в народном хозяйстве – на 21,5%(7).

При этом надо учесть, что предложение трудовых ресурсов на рынке значительно увеличилось в 1998 году за счет повышения законодателем возраста выхода работников на пенсию.

В течение рассматриваемого периода не происходило и роста качественных характеристик трудовых ресурсов страны. Количество лет обучения в средней школе возросло с 10 до 12 лет, зато в высшей школе основная масса студентов стала получать степень бакалавра за 3 года, тогда как раньше обучались в вузах 5 лет. Количество студентов в вузах несколько выросло, зато качество их подготовки значительно упало. Структура подготовки специалистов слабо соответствует структуре спроса на них со стороны народного хозяйства.



Научно-технические ресурсы.

Количество занятых в латвийской науке сократилось с 31 тысячи в 1991 году до 4 тысяч в 2008 году, то есть почти в 8 раз(8) . Основная часть ученых достигла пенсионного возраста. Конкурентоспособные НИИ ликвидированы, их научный потенциал утрачен. В оставшихся институтах делается крайне малое количество открытий и изобретений. Наука получает мизерное финансирование из государственного бюджета. Частного финансирования науки также нет, так как практически все латвийские предприятия по своему размеру классифицируются как микро-предприятия и в принципе не способны финансировать научные исследования. В период с 1995 по 2007 год в Латвии на науку тратилось не более 0,25% от ВВП, тогда как, например, в Швеции затраты составляли 3,82%, в Финляндии 3,47%, в Германии 2,51% от величины ВВП (9).

Финансовые средства, которые выделяются на науку из Европейских фондов и распределяются через латвийское правительство, не осваиваются из-за отсутствия творческого научного персонала, непомерной бюрократизации процесса распределения средств и связанной с ней коррупцией.

Капитальные ресурсы.

Латвийскими властями изначально был взят курс на ликвидацию крупных, ориентированных на производство экспортной продукции промышленных предприятий(ВЭФ, «Альфа», РАФ и десятки других). Их, достаточно конкурентоспособные по тем временам, производственные фонды были попросту уничтожены. Одновременно было ликвидировано крупное сельскохозяйственное производство, а его материальные ресурсы розданы по мелким фермерским хозяйствам.

В стране практически исчезли традиционные отрасли: рыболовство и рыбопереработка, производство сахара и текстиля, переработка кожи и обувное производство, электроника.

Правительство своей политикой не поддерживало формирование крупных предприятий. В Латвии в 2007 г. из почти 130 тысяч хозяйствующих субъектов, численность занятых свыше 250 человек имели только 398 предприятия. Средняя численность занятых на одном предприятии в 2007 году составляла менее 7 человек(10).

Микро предприятия не могут обеспечить самостоятельного накопления средств и динамичного развития. Именно поэтому размер новых капиталовложений в производство все рассматриваемое время был относительно невелик. Если в 1989 году на накопление тратилось около 24% латвийского ВВП, то в рекордном 2007-м – только 19%, из которых 8% приходилось на иностранные капиталовложения(11). То есть, экономика страны могла генерировать собственные капиталовложения только на уровне 11% от размера ВВП, тогда как быстрого экономического роста, как показывает мировая практика, необходимо инвестировать около трети от объема ВВП.

Реальные инвестиции в Латвии вкладывались, главным образом, в отрасли с быстрой капиталоотдачей, но низким потенциалом народнохозяйственного роста – торговлю, складское хозяйство, банковское дело, гостиницы, жилье, офисные здания. Из-за этого преимущественное развитие в стране получила сфера услуг. Если в 1991 году отрасли материального производства обеспечивали 68% ВВП страны, то в 2007-м – лишь 25%. Доля же сферы услуг возросла, соответственно, с 32% до 75% от ВВП(12). В целом, в стране сложилась нерациональная структура экономики, которая не может обеспечить ее динамическое и сбалансированное развитие.



Управленческие ресурсы.

Управленческие кадры ликвидировавшихся крупных государственных предприятий перемещались в частный сектор и обеспечивали его относительно успешное развитие. Большая часть этих кадров приобрела высшее управленческое, экономическое или юридическое образование, накопила опыт работы в современной, высококонкурентной среде. Однако численность занятых предпринимательством была в Латвии все же в три раза ниже, чем в среднем по Европе(13).

Олигархи и большая часть тех, кто приватизировал предприятия на льготных условиях , отличались низким уровнем предпринимательской активности и компетенции.

В государственном секторе, из-за политики этнических ограничений, назначения кадров по политической, а зачастую по родственной, принадлежности, резко снизился уровень компетентности управленческого персонала. Он не умеет принимать самостоятельные решения, работать с экспертным сообществом. К примеру, за все время существования Второй Латвийской республики так и не было выработано стратегии ее развития, а все принятые официальные документы носили декларативный характер(14).

Неумение эффективно управлять экономикой породило желание тщательно регламентировать всю хозяйственную деятельность предприятийй. Аппарат государственного управления из-за этого непомерно возрос. Так, если в 1990 году численность работников аппарата государственного, общественного управления и кредитных учреждений составляла всего 3% от общей численности занятых в народном хозяйстве, то к 2008 году только занятые в аппарате государственного управления составили 7,8% всех занятых(15).

Наряду с ростом числа занятых в бюрократическом аппарате росли и расходы на его содержание. В 1990 году они составляли только 2,9% расходов бюджета, то в 2007 году уже превысили 12,3% всех расходов бюджета(16).

Регламентация всей хозяйственной жизни, делавшая невозможным ведение бизнеса, вместе с низким качеством государственного кадрового потенциала, привели к развитию коррупции, процветанию теневой экономики(17).

Завершение в конце 90-х годов процесса приватизации государственного имущества остро поставило вопрос о дальнейшей судьбе модели «первоначального накопления капитала». Однако ее существование была продлено за счет привлечения дополнительных ресурсов развития из-за пределов страны.

С начала 2000-х годов шла подготовка, а в 2004 г. Латвия была принята в ЕС. В связи с этим в нее был направлен поток иностранной помощи, инвестиций и дешевых кредитов. Эти ресурсы дали толчек к развитию экономики, но латвийская экономическая модель использовала их в соответствии со своей природой.

Весомая часть средств из европейских фондов была непроизводительно потрачена, либо прямо присвоена бюрократией и олигархией.

Иностранным инвесторам были дешево проданы высокодоходные государственные предприятия в базовых отраслях экономики. Определенная часть недоплаченной за них государству цены осела в карманах бюрократии. Олигархи продали иностранцам, доставшиеся им дешево государственные предприятия, посколько не умели эффективно управлять ими.

Дешевыми иностранными кредитыми ресурсами воспользовались многие хозяйствующие субъекты и домохозяйства. На начало 2005 года кредитная задолженность финансовых, нефинансовых институтов и домохозяйств Латвии составляла 3897 млн. лат или 52,4% от объема ВВП. К концу 2008 года она достигла величины 14 577 млн лат или 110% от объема ВВП, то есть выросла почти в четыре раза в абсолютных цифрах, или более чем в два раза в относительных показателях(18).

То, что источником роста задолженности латвийских хозяйствующих субъектов и домохозяйств были иностранные кредитные ресурсы, с высокой степенью точности, свидетельствуют показатели роста внешнего долга страны. Если в начале 2005 года он составлял 25,4%, то к III кварталу 2008 года достиг уже 57,6% от общего объема ВВП страны(19).

Дешевые кредитные ресурсы на предприятиях, из-за низкой квалификации управленцев, использовались недостаточно эффективно и возвращались только в условиях быстро расширяющегося внутреннего и внешнего рынков. Точно так же и домохозяйства необдуманно набрали дешевых кредитов и могли их выплачивать только в расчете на постоянный рост своих доходов. Банки, в надежде на высокие прибыли, поощряли выдачу малообеспеченных кредитов, не принимая во внимание специфику латвийской модели хозяйствования.



Результаты «первоначального накопления капитала».

Низкая эффективность использования ресурсов развития не позволяла обеспечивать стабильное и сбалансированное экономическое развитие страны. Это наглядно видно из анализа показателей темпов роста ВВП. В 1990 году ВВП Советской Латвии, в сопоставимых ценах 2000 года, составлял 6771 млн лат. Переход к модели первоначального накопления капитала и разрыв сложившихся экономических связей привели, в течение двух трех – лет, к падению объемов производства практически в два раза. Это падение удалось преодолеть только через 15 лет: через год после вступления в ЕС, в 2005 г, объем ВВП Латвии достиг величины 7006 млн лат, превысив на 3% показатель 1990 года. За период с 2005 по III квартал 2008 года привлеченные внешние ресурсы обеспечили более быстрый рост ВВП страны - на целых 24%, и он достиг, в тех же сопоставимых ценах 2000 года, величины 8717 млн лат(20).

Отдельно необходимо отметить специфическую модель потребления, которая сложилась в Латвии. Деньги, получаемые бюрократией и олигархией сначала от приватизации государственного имущества, а затем от использования политических ресурсов в целях личного обогащения, породили легкость их расходования. Показная роскошь, престижное потребление стали отличительной чертой латвийского правящего класса. Данный класс не был ориентирован на инвестиции в будущее своей страны. Этому способствовала особая система государственного регулирования потребления: пропорциональная шкала налогообложения личных доходов, отсутствие налога на прирост капитала, низкие налоги на недвижимость.

  1   2   3

  • СИСТЕМНЫЙ КРИЗИС ЛАТВИЙСКОГО ОБЩЕСТВА: ПРИЧИНЫ, СЦЕНАРИИ РАЗВИТИЯ, ВОЗМОЖНОСТИ ПРЕОДОЛЕНИЯ
  • 2.Внутренние и внешние предпосылки формирования современного латвийского общества
  • 3.Латвийская политическая модель–бюрократическая этнократия
  • 4.Латвийская модель «первоначального накопления капитала»
  • Научно-технические ресурсы
  • Управленческие ресурсы.
  • Результаты «первоначального накопления капитала».