Сценарий праздника 1 сентября

Главная страница
Контакты

    Главная страница


Сценарий праздника 1 сентября



страница5/14
Дата12.03.2018
Размер6,98 Mb.


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

Дети. Нет.

Учитель литературы. Почему?

Дети. Автору это не важно.

Учитель литературы. А вот как участников похода князя Игоря представили ребята в своих рисунках… (рисунки на доске.) Как вы думаете, на каком из них князь Игорь? Почему?

Дети. Цвет одежды красный, золотой, вооружение.

Учитель литературы. Удалось ли автору рисунка передать черты того князя Игоря, о котором мы сегодня говорили?

Дети. Да.

Учитель литературы. А вот как князя Игоря изобразил художник Илья Глазунов. (Показывается репродукция картины.) Какие качества характера он хотел передать?

Дети. Строгое, аскетическое лицо, глаза смотрят вдаль, как будто провидят будущее, икона на шлеме; изображение похоже на лик святого или лик Христа.

Учитель литературы. Какой же мы можем сделать вывод по теме урока? Каким видят князя Игоря композитор и автор поэмы? Схожа ли их оценка?

Дети. Да.

Учитель литературы. Итак, в поэме и в опере князь Игорь показан одинаково. Зачем нужно Бородину повторять автора «Слова…»?

Дети. Во-первых, ему была близка сама идея единения Русской земли. Во-вторых, он захотел эту идею воплотить другими художественными средствами.

Учитель литературы. Что нам дает разное воплощение одного и того же сюжета?

Дети. Обогащает, помогает лучше, глубже, точнее понять произведение.

Учитель музыкальной литературы. Сегодня мы с вами еще раз убедились в огромной силе музыки, и в частности оперного жанра. Благодаря музыке мы смогли окунуться в атмосферу старины, более ярко увидеть каждый образ, ощутить красоту русских народных напевов и прелесть восточного колорита.

Учитель литературы. Ну а теперь слово Ивану Калиновичу.

Иван Калинович. Ребята, мне очень понравилось на вашем уроке. И когда я слушал ваши ответы, у меня сложились такие строки:

Сквозь столетий дымку голубую

Вижу я, как будто наяву,

Всадника, кольчугу боевую,

Шлем его, и меч, и тетиву.

За спиною алый плащ шелкувый,

В ножнах меч работы своей ждет.

Взор открытый, смелый и суровый:

«Игорь к Дону воинов ведет».

Учитель литературы. Спасибо, Иван Калинович.

А сейчас оценки за урок. (Объявление и аргументация оценок.)



Задание на дом (на доске):

I группа: найти «скрытое цитирование» в стихотворении М. А. Волошина «Гроза».

II группа: стихотворения И. А. Бунина «Ковыль» или И. Северянина «Игорь и Ярославна» (по выбору). Вопросы на с. 81.

Учитель музыкальной литературы. Оценки за урок. (Проаргументировать оценки.)

Задание: сегодня мы завершили цикл уроков по опере А. П. Бородина «Князь Игорь». Подготовиться к музыкальной викторине и письменной работе «Характеристика образа князя Игоря», основываясь на музыкальных примерах.

Два мира
(
Сценарий проведения литературно-музыкальной гостиной
по творчеству Э. Асадова)

Сцена разделена на две части, первая часть оформлена в серых тонах, вторая – в ярких. Название первой – «Мир без любви», название второй – «Любовь – это жизнь». Ребята первой группы одеты в черные накидки с капюшонами, ребята второй – в красивые разноцветные наряды.

1. Вступление:

– вступительное слово учителя;

– биография автора.

2. Основная часть:

– любовь к человеку;

– любовь к другу;

– любовь к ребенку;

– любовь к природе;

– любовь к искусству;

– любовь к жизни;

– любовь к Родине.



Основная часть

Картина 1

Звучит музыка, исполняется танец двумя девушками: одна вся в черном, другая – в белом. Танец называется «Добро и зло». В конце танца девушка в белом останавливается на своей половине, а девушка в черном – на своей.

1-й чтец (обращается к девушке в черном):

Когда на лице твоем холод и скука,

Когда ты живешь в раздраженье и споре,

Ты даже не знаешь, какая ты мука,

Ты даже не знаешь, какое ты горе…

2-й чтец (обращается к девушке в белом):

Когда ж ты добрее, чем синь в поднебесье,

А в сердце и свет, и любовь, и участье,

Ты даже на знаешь, какая ты песня,

И даже не знаешь, какое ты счастье!

Картина 2

Люди в темном медленно двигаются по сцене. Идет один человек и пытается с ними заговорить, все отворачиваются.

Звучат слова:

Падает снег, падает –

Тысячи белых ежат…

А по дороге идет человек,

И губы его дрожат.

Мороз под шагами хрустит, как соль,

Лицо человека – обида и боль,

В зрачках два черных тревожных флажка

Выбросила тоска.

Измена? Мечты ли разбитой звон?

Друг ли с подлой душой?

Знает об этом только он

Да кто-то еще другой.

Случись катастрофа, пожар, беда –

Звонки тишину встревожат.

У нас милиция есть всегда,

И «Скорая помощь» тоже.

А если просто: падает снег,

И тормоза не визжат,

А если просто идет человек

И губы его дрожат?

И разве тут может в расчет идти

Какой-то там этикет,

Удобно иль нет к нему подойти,

Знаком ты с ним или нет?

Падает снег, падает снег,

По стеклам шуршит узорным.

А сквозь метель идет человек,

И снег ему кажется черным…

Картина 2а

Под музыку картина оживает. Девушка в белом проходит по сцене. Вперед выходит юноша, читает стихотворение.

Юноша. Пришли друзья. Опять друзья пришли!

Ну как же это славно получается:

Вот в жизни что-то горькое случается,

И вдруг – они! Ну как из-под земли!

Четыре честно-искренние взора,

Четыре сердца, полные огня.

Четыре благородных мушкетера,

Четыре веры в дружбу и в меня!

Меня обидел горько человек,

В которого я верил бесконечно.

Но там, где дружба вспыхнула сердечно,

Любые беды – это не навек!

И вот стоят они – четыре добрых друга,

Готовые и в воду, и в огонь!

Попробуй, подлость, подкрадись и тронь,

И гнев в четыре вскинется кинжала.

Пусть сыплет зло без счета горсти соли,

Но если рядом четверо друзей,

И если вместе тут четыре воли,

То, значит, сердце вчетверо сильней!

И не валюсь я под любою ношею,

Когда на всех и радость, и беда.

Спасибо вам за все, мои хорошие!

И дай же Бог вам счастья навсегда!



Во время чтения стихотворения под музыку к молодому человеку подходят трое юношей по очереди. После стихотворения все берутся за руки. Музыка усиливается, затем замолкает.

Картина 3

Юноша и девушка сидят на скамейке и смотрят в разные стороны. Девушка в черном ходит под музыку возле них. Когда девушка поворачивается к юноше, он отворачивает голову, и наоборот.

Да, легко живет, наверно, тот,

Кто всерьез не любит никого.

Тот, кто никому не отдает

Ни души, ни сердца своего.

У него – ни дружбы, ни любви,

Ибо втайне безразличны все.

Мчит он, как по гладкому шоссе,

С равнодушным холодком в крови.

И, ничьей бедой не зажжено,

Сердце равнодушно и спокойно бьется…

Картина 3а

Юноша и девушка сидят на скамейке, он нежно обнимает ее за плечи. Около них танцует девушка в белом.

Звучат слова.

Она уснула на плече моем

И, чуть вздыхая, как ребенок, дышит,

И, вешним заколдованная сном,

Ни чувств, ни слов моих уже не слышит…

И среди этой лунной тишины,

Где свет и мрак друг в друге растворяются,

Какие снятся ей сегодня сны?

Чему она так славно улыбается?

А кто сейчас приходит к ней во сне?

Я знаю. Ибо я умен и зорок!

Улыбки эти, безусловно, – мне,

Ведь я любим и непременно дорог!..

Девушка в белом кружится и замирает.

Картина 4

Девушка в черном кружит возле парня с девушкой, которые сидят на скамейке. Головы их наклонены в разные стороны. Они спят. Им снятся «темные сны». Выходят ребята в черных накидках, на лицах у них серые маски. Они по очереди подходят к сидящим. Юноша встает и уходит. Девушка держит руками голову. Музыка замолкает. Сцена замирает.

1-й чтец. Ее называют «брошенная»,

«Оставленная», «забытая».



2-й чтец. Звучит это как «подкошенная»,

«Подрезанная», «подбитая».



3-й чтец. Раздоры – вещи опасные,

А нравы у жизни строги:

Ведь там, где все дни ненастные,

А взгляды и вкусы разные,

То разные и дороги.

4-й чтец. Сейчас выяснять бессмысленно,

Кто прав был в их вечном споре.

Счастье всегда таинственно,

Зато откровенно горе.



Картина 4а

Девушка в белом танцует, за ней по очереди выходят девушки, которые читают стихи. Девушка спит на плече у юноши.

1-я девушка. Не уходи из сна моего!

Сейчас ты так хорошо улыбаешься,

Как будто бы мне подарить стараешься

Кусочек солнышка самого.

Не уходи из сна моего!

2-я девушка. Не уходи из сна моего!

Ведь руки, что так меня нежно обняли,

Как будто радугу в небо подняли,

И лучше нет уже ничего.

Не уходи из сна моего!

3-я девушка. Не уходи из сна моего!

Теперь, когда ты наконец-то рядом,

Улыбкой и сердцем, теплом и взглядом,

Мне мало, мне мало уже всего!

Не уходи из сна моего!

4-я девушка. Не уходи из сна моего!

И пусть все упущенные удачи

Вернутся к нам снова, смеясь и плача,

Ведь это сегодня важней всего.

Не уходи из сна моего!

Девушка «просыпается», берет за руку юношу, они встают, смотрят друг другу в глаза. Она читает стихи.

Девушка. Не уходи из сна моего!

Во всех сновиденьях ко мне являйся!

И днем, даже в шутку, не расставайся.

И лучше не сделаешь ничего.

Не уходи из сна моего!

Картина 5а

Все ребята в белом расходятся парами, держатся за руки, звучит соловьиная трель.

1-й чтец. С вершины громадной сосны спозаранку

Ударил горячий веселый свист.

То, вскинувши клюв, как трубу горнист,

Над спящей тайгою поет зарянка.



2-й чтец. Зарянкой зовется она не зря;

Как два огонька и зимой, и летом,

На лбу и груди у нее заря

Горит, не сгорая, багряным цветом.



3-й чтец. Над чащей, где нежится тишина,

Стеклянные трели рассыпав градом,

–Вставайте, вставайте! – звенит она. –

– Прекрасное – вот оно, с вами рядом!



4-й чтец. В розовой сини – ни бурь, ни туч,

Воздух, как радость, хмельной и зыбкий.

Взгляните, как первый весенний луч

Бьется в ручье золотою рыбкой.



5-й чтец. А слева в нарядах своих зеленых

Цветы, осыпанные росой,

Застыли, держа на тугих бутонах

Алмазно-блещущие короны

И чуть смущаясь своей красой!

1-й чтец. А вон, посмотрите, как свежим утром

Речка, вспыхнув, как белый налим,

Смеется и бьет в глаза перламутром

То красным, то синим, то золотым!



2-й чтец. И тотчас над спящим могучим бором,

Как по команде, со всех концов

Мир отозвался стозвонным хором

Птичьих радостных голосов.



3-й чтец. Ветер притих у тропы лесной,

И кедры, глаза протерев ветвями,

Кивнули ласково головами:

– Пой же, заряночка! Пой же, пой!



4-й чтец. Птицы в восторге. Да что там птицы!

Старый медведь и ворчун барсук,

Волки, олени, хорьки, лисицы

Стоят, не в силах пошевелиться,

И пораженно глядят вокруг.

5-й чтец. А голос звенит горячо и смело,

Зовя к пробужденью, любви, мечте.

Даже заря на пенек присела,

Заслушавшись песней о красоте.



6-й чтец. Небо застыло над головой,

Забыты все битвы и перебранки,

И только лишь слышится: – Пой же, пой!

Пой, удивительная зарянка!



Картина 6

Мать закинула руку, пытается ударить сына.

1-й чтец. Не бейте детей, никогда не бейте!

Поймите, вы бьете в них самих себя,

Неважно, любя их иль не любя,

Но делать такого вовек не смейте!



2-й чтец. Вы только взгляните: пред вами – дети,

Какое ж, простите, геройство тут?!

Но сколько ж таких, кто жестоко бьет,

Вложив чуть не душу в тот черный труд,

Заведомо зная, что не ответят!

3-й чтец. Кричи на них, бей! А чего стесняться?!

Ведь мы ж многократно сильней детей!

Но если по совести разобраться,

То порка – бессилье больших людей!



4-й чтец. И сколько ж порой на детях срывается

Всех взрослых конфликтов, обид и гроз.

Ну как же рука только поднимается

На ужас в глазах и потоки слез?!



5-й чтец. И можно ль распущенно озлобляться,

Калеча и душу, и детский взгляд,

Чтоб после же искренно удивляться

Вдруг вспышкам жестокости у ребят.



6-й чтец. Мир жив добротою и уважением,

А плетка рождает лишь страх и ложь.

И то, что не можешь взять убеждением,

Хоть тресни – побоями не возьмешь!



7-й чтец. В ребячьей душе все хрустально-тонко,

Разрушим – вовек уж не соберем.

И день, когда вы избили ребенка,

Пусть станет позорнейшим вашим днем!



1-й чтец. Когда-то подавлены вашей силою,

Не знаю, как жить они после будут,

Но только запомните, взрослые милые,

Они той жестокости не забудут.



2-й чтец. Семья – это крохотная страна.

И радости наши произрастают,

Когда в подготовленный грунт бросают

Лишь самые добрые семена!



Картина 6а

Звучит смех ребенка. «Мать» от девушки в белом принимает завернутого «ребенка». Качает его и напевает песню, все улыбаются. Картина замирает.

Картина 7

Девушка в темных одеждах подходит по очереди ко всем ребятам, все качают ей в ответ головой, показывают письма, но не дают. Она садится на стул. Горит свеча, она «горько плачет». Девушка в черном проходит возле нее и задувает свечу.

Чтец. Что в сердце нашем самое святое?

Навряд ли надо думать и гадать.

Есть в мире слово самое простое

И самое возвышенное – Мать!

Так почему ж большое слово это,

Пусть не сегодня, а давным-давно,

Но в первый раз ведь было кем-то где-то

В кощунственную брань обращено?

Тот пращур был и темный, и дурной

И вряд ли даже ведал, что творил,

Когда однажды взял и пригвоздил

Родное слово к брани площадной.

И ведь пошло же, не осело пылью,

А поднялось, как темная река.

Нашлись другие. Взяли, подхватили

И понесли сквозь годы и века…

Пусть иногда кому-то очень хочется

Хлестнуть врага словами, как бичом,

И резкость на язык не только просится,

А в гневе и частенько произносится,

Но только мать тут все-таки причем?

Пусть жизнь сложна, пускай порой сурова.

И все же трудно попросту понять,

Что слово «мат» идет от слова «мать»,

Сквернейшее – от самого святого!

Неужто вправду за свою любовь,

За то, что родила нас и растила,

Мать лучшего уже не заслужила,

Чем этот шлейф из непристойных слов?!

Ну как позволить, чтобы год за годом

Так оскорблялось пламя их сердец?!

И сквернословам всяческого рода

Пора сказать сурово наконец:

Бранитесь или ссорьтесь, как хотите,

Но не теряйте звания людей.

Все. Не трогайте, не смейте, не грязните

Ни имени, ни чести матерей!



Картина 7а

Девушка в белой одежде пробегает и вручает письма героиням. Все улыбаются, девушка читает письмо, делится эмоциями со всеми. Стоит «замерев». Звучат стихи.

Юноша. Мама! Тебе эти строки пишу я,

Тебе посылаю сыновий привет,

Тебя вспоминаю, такую родную,

Такую хорошую, слов даже нет!

Читаешь письмо ты, а видишь мальчишку,

Немного лентяя и вечно не в срок

Бегущего утром с портфелем под мышкой,

Свистя беззаботно, на первый урок.

Мы были беспечными, глупыми были,

Мы все, что имели, не очень ценили,

А поняли, может, лишь тут, на войне:

Приятели, книжки, московские споры, –

Все – сказка, все в дымке, как снежные горы…

Пусть так, возвратимся – оценим вдвойне!

Сейчас передышка. Сойдясь у опушки,

Застыли орудья, как стадо слонов,

И где-то по-мирному в гуще лесов,

Как в детстве, мне слышится голос кукушки.

За жизнь, за тебя, за родные края

Иду я навстречу свинцовому ветру.

И пусть между нами сейчас километры,

Ты здесь, ты со мною, родная моя!



1-я девушка. Как мало все же человеку надо!

Одно письмо. Всего-то лишь одно.

И нет уже дождя над мокрым садом,

И за окошком больше не темно…



2-я девушка. Зажглись рябин веселые костры,

И все вокруг вишнево-золотое…

И больше нет ни нервов, ни хандры,

А есть лишь сердце радостно-хмельное!



Девушка с письмом:

И я теперь богаче, чем банкир, –

Мне подарили птиц, рассвет и реку,

Тайгу и звезды, море и Памир,

Твое письмо, в котором целый мир.

1-я девушка. Как много все же надо человеку!

Картина 8

Два человека в черных одеждах делают движения, имитирующие бой на саблях. Остальные ребята на заднем плане делают такие же движения.

Картина 8а

Люди выстраивются плечом к плечу «лучами». Первые три человека читают:

Россия начиналась не с меча,

Она с косы и плуга начиналась,

Не потому, что кровь не горяча,

А потому, что русского плеча

Ни разу в жизни злоба не касалась…

И в схватке с самой лютою войною

Она и ад сумела превозмочь.

Тому порукой города-герои

В огнях салюта в праздничную ночь!

И вечно тем сильна моя страна,

Что никого нигде не унижала.

Ведь доброта сильнее, чем война,

Как бескорыстье действеннее жала.

Встает заря, светла и горяча –

И будет так вовеки нерушимо.

Россия начиналась не с меча,

И потому она непобедима!



Картина 9

Ребята в темных одеждах стоят «цепочкой».

Первый. Ах, как все относительно в мире этом!..

Вот студент огорченно глядит в окно,

На душе у студента темно-темно.

Студент. «Запорол» на экзамене два предмета…

Первый. Ну а кто-то сказал бы ему сейчас:

Второй. Эх, чудила, вот мне бы твои печали!

Я «хвосты» ликвидировал сотни раз,

Вот столкнись ты с предательством милых глаз –

Ты б от двоек сегодня вздыхал едва ли!



Первый. Только третий какой-нибудь человек

Улыбнулся бы:



Старик. Молодость… Люди, люди!..

Мне бы ваши печали! Любовь навек…

Все проходит на свете. Растает снег,

И весна на душе еще снова будет!

Ну а если все радости за спиной,

Если возраст подует тоскливой стужей

И сидишь ты беспомощный и седой –

Ничего-то уже не бывает хуже!



Первый. А в палате больной, посмотрев вокруг,

Усмехнулся бы горестно:



Больной. Ну, сказали!

Возраст, возраст… Простите, мой милый друг,

Мне бы все ваши тяготы и печали!

Первый. Только те, кого в мире уж больше нет,

Если б дали им слово сейчас, сказали:

«От каких там вы стонете ваших бед?

Вы же дышите, видите белый свет,

Нам бы все ваши горести и печали!».

Две девушки вместе:

Есть один только вечный пустой предел…

Вы ж привыкли и попросту позабыли,

Что какой ни достался бы вам удел,

Если каждый ценил бы все, что имел,

Как бы вы превосходно на свете жили!



Заключение.

Картина 9а

Ребята выходят парами или тройками. Берутся за руки. Читают по очереди.

1-й участник. Дорожите счастьем, дорожите!

Замечайте, радуйтесь, берите

Радуги, рассветы, звезды глаз –

Это все для вас, для вас, для вас.



2-й участник. Услыхали трепетное слово –

Радуйтесь. Не требуйте второго.

Не гоните время. Ни к чему.

Радуйтесь вот этому, ему!



3-й участник. Сколько песне суждено продлиться?

Все ли в жизни может повториться?

Лист в ручье, снегирь, над крышей вяз…

Разве будет это тыщу раз!



4-й участник. На бульваре освещают вечер

Тополей пылающие свечи.

Радуйтесь, не портите ничем

Ни надежды, ни любви, ни встречи!



5-й участник. Лупит гром из поднебесной пушки.

Дождик, дождь! На лужицах веснушки.

Крутит, пляшет, бьет по мостовой

Крупный дождь в орех величиной.



6-й участник. Красоту увидеть в некрасивом,

Разглядеть в ручьях разливы рек!

Кто умеет в буднях быть счастливым,

Тот и впрямь счастливый человек!



7-й участник. И поют дороги и мосты,

Краски леса и ветра событий,

Звезды, птицы, реки и цветы:

Дорожите счастьем, дорожите!



Картина 10

«Темные» срывают по очереди маски.

Первый. Мне казалось когда-то, что одиночество –

Это словно в степи: ни души вокруг.

Одиночество – это недобрый друг

И немного таинственный, как пророчество.



Второй. Одиночество – дьявольская черта,

За которой все холодно и сурово,

Одиночество – горькая пустота,

Тишина… И вокруг ничего живого…



Третий. День, как рыба, ныряет в густую ночь.

Только ночь – жесточайшая это шутка:

Мучит, шепчет о подлостях и разлуках,

Жжет тоской – и не в силах никто помочь!



Четвертый. Нынче в душу мне словно закрыли дверь.

Боль крадется таинственными шагами.

Одиночество – очень когтистый зверь.

Только что оно, в сущности, рядом с вами?!



Пятый. На земле нашей сложно и очень людно.

Одиночество – злой и жестокий друг.

Люди! Милые! Нынче мне очень трудно,

Протяните мне искренность ваших рук!



Картина 11

«Темные» и «светлые» смешиваются. «Любовь» в центре. Все выстраиваются, как на фотографии. Цветы, шары, свечи в руках.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14