Диаграмма 1. География участников первого научно-исследовательствого семинара «Первая мировая война: история и память»

Главная страница
Контакты

    Главная страница



Диаграмма 1. География участников первого научно-исследовательствого семинара «Первая мировая война: история и память»



страница26/27
Дата03.07.2018
Размер5,92 Mb.
ТипСборник


1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   27

Диаграмма 1. География участников первого научно-исследовательствого семинара «Первая мировая война: история и память»

Для того, чтобы заложить основу для продолжительного исторического анализа, измерить изученность темы и различные исследовательские проблемы, каждый автор сосредоточился, прежде всего, на восприятии отдельного аспекта Великой войны. Изменение роли флота и подготовка военно-морских сил Российской империи к военному конфликту стали предметом анализа А.Р. Лыковой. Изучение особенностей подводного флота России в начале XX века и его роли на балтийском театре военных действий проанализированы Д.С. Сайко. Региональный аспект исследований с акцентом на социально-культурную историю и анализом общественных процессов в годы войны, представлен в публикациях И.В. Крутоуса и С.О.Юдина. Проблема коллективных воспоминаний и так называемых русских «мест памяти» описана в исследовании М.М. Тимон-Рудковской.



Для того, чтобы понять и проанализировать память о войне 1914 – 1918 гг. необходим широкий взгляд не только на прошлое, но и современное политическое и социально-культурное окружение: ведь форматирование исторической памяти испытывает значительные колебания в зависимости от периода, преемственности политических режимов, вопросов идентичности конструкций в стране, но также находится в тесной связи с другими военными противостояними держав. Данные проблемы особенно заметны при подготовке юбилейных мероприятий. В качестве примера хотелось бы привести историю «австралийского поминовения», описанную в работах Дэмиена Уильямса, Брюса Скейтса, Ребекки Уитли и Лоры Джеймс: исследователи проанализировали данные Национальной комиссии по празднованию столетнего юбилея Первой мировой войны в Австралии и Новой Зеландии и пришли к выводу о том, что общество с необыкновенным энтузиазмом откликается на организацию всевозможных праздничных шоу, но за этим стоит сложная эмоциональная схема, отмеченная страхом забвения исторических событий, связанных с Великой войной.
Диаграмма 2. Количественный анализ материалов по темам, заявленным для обсуждения в рамках семинара.
Вопрос об использовании памяти и истории Первой мировой войны также является предметом обсуждения многочисленных рабочих исследовательских групп во Франции. Пример – межуниверстетская лаборатория «Прошлое в настоящем: история, наследие, память» во главе с Университетом Париж Запад Нантер. Именуемая «Лабораторией передового опыта», она ставит целью объединить учёных, анализирующих проблемы опосредования истории в эпоху цифровых технологий, памяти о политическом, социальном и культурном «присвоении» прошлого. Первые результаты деятельности лаборатории: использование и распространение альбомов в Интернете в цифровой форме и доступных через поиск в цифровых библиотеках, получение и размещение запросов о публичных выставках, проводимых в рамках презднования столетнего юбилея Великой войны, цель – которых через экспозиционное пространство дополнить и расширить наблюдения об этом конфликте.

Анализ государственной политики и разнообразия устройств воинских мемориалов предприняты в специальной лаборатории, созданной в Университете Париж I, где предметом анализа будут именно социально-кулльтурные практики, характерные для юбилейных мероприятий, способствуя лучшему пониманию сохранения памяти о Великой войне.

Межвузовский семинар «Первая мировая война: история и память», безусловно, будет продолжать свою работу. Нам хочется думать, что обозначенные исследовательские проблемы станут отправной точкой для будущих семинарских программ, расширения и углубления проблематики социальной-культурной, семейной истории и истории военной повседневности, изучения и анализа ментальных и социально-культурных практик, связанных с восприятием и освещением войны разными поколениями.
Список литературы

1. Gilles Benjamin, Offenstadt Nicolas, « Mémoires de la Grande Guerre », Matériaux pour l’histoire de notre temps, 1/2014 (N° 113 - 114), p. 2-5.

2. « Politique de mémoires de la Grande Guerre au temps du Centenaire dans le Nord-Pas-de-Calais. Entretien avec Yves Le Maner, directeur de la Mission histoire, mémoire et commémorations de la région Nord-Pas-de-Calais, propos recueillis par Anne-Sophie Anglaret et

Nicolas Offenstadt, à Lille, le 20 octobre 2014 », Université de Paris I, Observatoire du Centenaire, < http://www.univ-paris1.fr/fileadmin/IGPS/ Texte_Nicolas_05_Pas_de_Calais.pdf >

3. Valérie Tesnière, « La BDIC dans le moment documentaire », Matériaux pour l’histoire de notre temps, n°100, 4/2010, p.7-13.

4. URL : http://www.cairn.info/revue-materiaux-pour-l-histoire-de-notre-temps-2014-1-page-2.htm

http://www.fayard.fr/les-sites-de-la-memoire-russe-9782213600604

С. Н. Егоров

(г. Пенза, Россия)

РУССКИЙ ЭКСПЕДИЦИОННЫЙ КОРПУС В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ИСТОРИОГРАФИИ
Аннотация. Статья посвящена изучению истории Русского Экспедиционного Корпуса во Франции в отечественной историографии. Делается обзор основных научно-исследовательских работ советской, а так же эмигрантской историографии по теме. В конце статьи автор дает обзор современной российской историографии по тематике Русского Экспедиционного корпуса.

Ключевые слова: Первая мировая война, Русский экспедиционный корпус во Франции, историография.


Summary. The article is devoted to studying the history of Russian Expeditionary Force in France in the national historiography. An overview of the main research work of Soviet, as well as йmigrй historiography on the subject. At the end of the article the author gives an overview of the contemporary Russian historiography on topic Russian Expeditionary Corps.

Key-words: The First World War, Russian Expeditionary Force in France, Historiography.


Весной 2016 года исполнилось 100 лет с момента отправки Русского Экспедиционного Корпуса (РЭК) во Францию. В данной статье нами предпринята попытка проанализировать основные тенденции в освещении истории РЭК в отечественной историографии.

Труды по истории Экспедиционного корпуса начали появляться ещё тогда, когда последние корпусники ещё не успели вступить на родную землю. В 1920 г. в 4 выпуске Военно-исторического сборника который был издан в РСФСР, выходит статья Николая Валентинова «Русские войска во Франции и Салониках» [3]. В статье на основе документов ставки верховного главнокомандующего дается обзор отношения Российской Империи и союзников в начале Первой мировой войны. Автор делает подробный обзор переговоров русского командования и союзников об отправке русских экспедиционных частей на Западный фронт. Валентинов подчеркивается, что вопрос об отправки экспедиционного корпуса для французской стороны был не только внешнеполитическим вопросом, но и использовался во внутренней политике Франции. Также в статье он касается вопроса о распространении революционных настроений в корпусе. Таким образом, можно заключить, что его статья была первой попыткой рассказать об Экспедиционном Корпусе.



В советское время истории экспедиционного корпуса было уделено мало внимания, так как советских историков интересовал в основном «Лякуртинский мятеж» в связи с тем, что он имел антивоенный и пробольшевиский характер. В советской историографии этот мятеж хотели представить "октябрем за рубежом", как одну из искр мировой революции. Достаточно полно этот эпизод отражен в работе Дмитрий Ульяновича Лисовенка «Их хотели лишить Родины» [7]. В книге подробно рассказывается о начале и ходе мятежа, а так же о судьбе его участников. Этой же темы касается и Г. М. Деренковский в своей статье «Восстание русских солдат во Франции в 1917 г.» [6].

Значительный интерес к истории корпуса сохраняется в среде русской эмиграции как и до второй мировой войны в 1930 годы, так и после неё. В 1933 году русским военным эмигрантом первой волны Юрием Никифоровичем Даниловым была написана книга «Русские отряды на французском и македонском фронтах. 1916 - 1918» [5]. Её можно назвать одним из фундаментальных трудов по истории Русского Экспедиционного корпуса во Франции. При написании книги Данилов использовал источники из Военно-исторического Архива Французского Военного Министерства. Изучил свыше 150 дел экспедиционного корпуса. В своей работе он также опирался на устные свидетельства участников событий.



Книга охватывает весь период существование корпуса: от начала его формирования и заканчивая демобилизацией. Данилов подробнейшим образом рассказывает о пребывание солдат во Франции, касается даже бытовых и повседневных вопросов корпуса, таких как довольствие и отношение обычных французов к корпусникам.

Данилов хронологически показывает весь боевой путь корпуса. Подробно рассказывает о главных сражениях корпуса, в частности об участии русских бригад в наступлении генерала Нивеля. Данилов также касается отношения солдат корпуса к революции в России. Пишет он и о мятеже в лагере Ля-Куртин и последствиях этого восстания для солдат. Касается он и Русского Легиона Чести, оставшихся солдат русского корпуса, которые решили продолжать сражаться с немцами. Книга Данилова до сих пор остается одним из самых подробных трудов о Русском Экспедиционном Корпусе в отечественной историографии.

В периодической печати выходят статьи о солдатах экспедиционных сил. В эмигрантском журнале «Часовой» за разные годы можно найти публикации о корпусе. В № 526 [2] от апреля 1970 года есть статья об Энском сражении. В этом сражении участвовали Первая и Третья особые русские бригады. Во время этого сражения они заняли высоту 108. В статье приводятся также данные о потерях корпуса в ходе сражения, делается вывод о том, что самыми эффективными частями в том сражении были именно русские боевые соединения.

В этом же журнале можно найти статью эмигрантского военного историка, штабс-капитана 2-го особого полка В.А. Васильева о Русском Легионе Чести [4]. Он был создан из тех солдат экспедиционного корпуса, которые решили продолжать сражаться против Германии, несмотря на революцию в России и выход страны из войны. Его очерк начинается с мятежа в лагере Ля-Куртин, Васильев подчеркивает, что мятеж был организован в основном «фабрично-заводским» элементом, в то время как пишет автор «крестьянский элемент» пытался противостоять мятежу. Васильев прослеживает начало формирование легиона полковников Готуа, и первые бой легионеров у города Амьен. В очерке подчеркивается, особая высокая мораль офицеров легиона, которые даже после нескольких ранений оставались со своими солдатами в бою. Освещается вопрос о замене формы легионеров с русской на колониальную французскую форму и неприятия этой замены некоторыми участниками легиона. Как пишет Васильев, «это был для всех мучительный вопрос совести. Русский Легион считал, что он должен сражаться лишь в русской форме». Касается Васильев, и боев легионеров по прорыву непреступной как казалось немцем линии Гинденбурга и оккупации немецкого города Морш.

В конце XX – начале XXI века возрастает интерес к истории Первой мировой войны и русского экспедиционного корпуса в частности. В журнале «Новый часовой» 1994 году, появляется статья Павлова Андрея Юрьевича «Русские войска во Франции в период Первой мировой войны» [9]. В статье ёмко рассказывается вся история Русского Экспедиционного Корпуса. Настоящее исследование было одним из первых по теме Экспедиционного Корпуса за долгое время, которое было написано именно в России, а не в её пределах.

В этом же году в журнале «Вокруг Света» вышла статья Владимира Лобыцина «Погибли за Францию» [8] которая открывала заново историю корпуса. В статье отмечается, что просьба об отправке русских солдат на западный фронт была продиктована не только тем, что союзники видели в России «неисчерпаемый резервуар» с людьми, но и тем, что в самой Франции не хватало рабочих рук для работы на военных заводах, из-за чего часть французских солдат пришлось снять с фронта Великой войны.

В первом десятилетии XXI века интерес к теме наших экспедиционных сил только усиливался. В военно-историческом журнале выходит статья С.C. Поповой под названием «Сердца наши изболелись по погибающей нашей Родине... Трудное возвращение из Франции в Россию воинов Русского экспедиционного корпуса» [11]. В статье освещается проблема репатриации бойцов экспедиционного корпуса обратно на родину, трудности отправки домой солдат из-за политической неразберихи и начала гражданской войны в России.

Привлекательной остается для исследователей и тема мятежа в лагере Ля-Куртин. В журнале «Вопросы истории» выходит статья Чинякова М.К. «Мятеж в Ля-Куртин» [12], которая является одной из первых по этой теме в постсоветское время, автор подробно останавливается на лидерах мятежа и жертвах. Отмечается, что число жертв мятежа разнится и данные очень противоречивы.

Чиняковым рассматривается вопрос и о переговорах, об отправке экспедиционного корпуса во Францию. В статье Чиняков М.К. «Переговоры союзников с Россией об отправке русских войск на Западный фронт и на Балканы (1914 1916 гг.)» [13] Автор особо замечает, что Николай II и его правительство все-таки сумели выиграть у союзников лучшие условия отправки войск, поскольку в Европу было отправлено меньшее количество солдат, чем запрашивали союзники.

Им же рассматривается участие русских бригад в наступление Нивеля. В 2006 году была опубликована статья «Русские войска в «бойне Нивеля». Апрель 1917 г.» Автор на основе архивных данных опровергает в статье миф о том, что якобы французские войска во время наступления русского корпуса специально обстреливали его из артиллерии, якобы для того, чтобы выбить из него «революционную дурь».

В конце нулевых годов вышла статья З.C. Бочаровой «Возвращение на родину в 1920-е годы солдат русского экспедиционного корпуса» [1]. Статья рассматривает трудности репатриации русских солдат обратно в Россию.

В новом десятилетии интерес к истории РЭК не угасает, в 2011 году вышел труд А.Ю. Павлова «Русская одиссея» эпохи Первой мировой. Русские экспедиционные силы во Франции и на Балканах». В своем труде Павлов полностью прослеживает путь РЭК, от начала формирования и до эвакуации на Родину. Эта книга является наравне с трудом Данилова, самым полным трудом по истории экспедиционных сил во Франции.



В заключение мы хотим отметить, что в XX веке в истории РЭК еще достаточно белых пятен и, несомненно, изучение его истории продолжится отечественными историками.
Список литературы
1. Бочарова, З.С. Возвращение на родину в 1920-е годы солдат русского экспедиционного корпуса // Военно-исторический журнал. 2009. №9. С. 51-58.

2. Без подписи автора. Русские войска во Франции. Часовой. Л.: Rosseels Printing Co, 1970. № 526.

3. Валентинов, Н.А. Русские войска во Франции и Салониках. Военно-Исторический сборник. Выпуск 4. М.: Типография Т-ва И. Д. Сытина, 1920.

4. Васильев, В.А. Русский Легион Чести. Часовой. Л.: Rosseels Printing Co, 1970. № 629-630.

5. Данилов, Ю. Н. Русские отряды на французском и македонском фронтах. 1916-1918 - П.: Союз офицеров участников войны на французском фронте, 1933. - 288 c.

6. Деренковский, Г.М. Восстание русских солдат во Франции в 1917 г. Исторические записки т. 38. М.: Издательство Академии наук СССР, 1951. С. 71-103.

7. Лисовенко, Д. У. Их хотели лишить Родины. М.: Воениздат, 1960.300 с.

8. Лобыцын, В.В. Погибли за Францию. [Электронный ресурс]. М.: Вокруг Света,1995. URL: http://www.vokrugsveta.ru/vs/article/7081/

9. Павлов, А.Ю. Русские войска во Франции в период Первой мировой войны. Новый часовой. 1994.№2. 

10. Павлов, А. Ю. "Русская одиссея" эпохи Первой мировой. Русские экспедиционные силы во Франции и на Балканах М. - СПб.: Вече. Русская христианская гуманитарная академия, 2011. 213 с.

11. Попова, С.С. "Сердца наши изболелись по погибающей нашей Родине..." Трудное возвращение из Франции в Россию воинов Русского экспедиционного корпуса. Военно-исторический журнал.- 2003.- №2.- С.63-69.

12. Чиняков, М.К. Мятеж в Ля-Куртин Вопросы истории.- 2004.- №3.- С.57-73.

13. Чиняков, М.К. Переговоры союзников с Россией об отправке русских войск на Западный фронт и на Балканы (1914 1916 гг.) Вопросы истории. 2005. №11. С.40-53.

14. Чиняков, М.К. Русские Войска в "Бойне Нивеля" Апрель 1917 г. Военно-исторический журнал. 2006. №4. C. 59-64.



И. В. Крутоус

(г. Уссурийск, Россия)
ИЗМЕНЕНИЕ ТЕМАТИКИ И СОДЕРЖАНИЯ МАТЕРИАЛОВ ПЕРИОДИЧЕСКОЙ ПЕЧАТИ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА РОССИИ В ПЕРИОД ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
Аннотация. Данная статья содержит результаты количественного контент-анализа тематики и содержания материалов периодической печати издаваемых в период с 1914 г. по февраль 1917 г., посвященных Первой мировой войне и проблемам военного времени, издаваемых в Приамурском генерал-губернаторстве Российской империи.

Ключевые слова: Первая мировая война, периодическая печать, проблемы военного времени, общественное мнение.


Summary. This article contains the results of a quantitative content analysis of the themes and content of the materials of periodicals published in the period from 1914 to February of 1917, dedicated to the First World War and the problems of war, published in the Amur General Government of the Russian Empire.

Key-words: First World War, periodical press, problem of warеtime, public opinion.


Первая мировая война сыграла определяющую роль как в истории мира в целом, так и в истории отдельных государств, принимавших участие в одном из крупнейших военных конфликтов человечества. Участие в войне неизбежно вызывает ряд проблем внутри любой страны, в том числе и участие в Великой войне, как называла Первую мировую войну российская пресса того времени, породило внутри России множество проблем, которые отразились на жизни практически всего населения Российской империи, в том числе и жителей дальневосточных областей России, несмотря на их значительную отдаленность от театров военных действий.

Среди проблем военного времени, остро вставших перед дальневосточным населением России, прежде всего, стоит иметь в виду следующие: проблема организации мобилизации и многочисленных военных призывов; необходимость оказания обществом помощи фронту, раненым и семьям участников войны; вопрос расселения и содержания беженцев; кризисы в продовольственной, топливной и других сферах; проблемы в экономике страны и региона; трудности связанные с необходимостью размещения и охраны военнопленных [3; 6; 9].

Большинство проблем военного времени находило отражение в материалах как местной периодической печати, так и центральных изданий. Тот факт, что периодическая печать, являющаяся единственным средством массовой информации в начале XX века, с одной стороны отражала общественное мнение, с другой же, она формировала отношение народных масс к тем или иным вопросам, связанным с войной, подчеркивает важность изучения материалов периодики.

Периодическая печать являлась одним из немногих источников, дающих дальневосточникам информацию о войне. Другими обычно принято считать письма с фронтов и рассказы свидетелей и участников боевых действий (беженцы, военнопленные, раненные солдаты). При этом среди всей прессы именно местная обладала монополией в информировании населения, так как центральные издания если и доходили до далекой окраины, то с большой задержкой, а иностранные газеты и журналы, ввозимые морем по суши из Китая, подвергались жесткой цензуре. Единственным исключением были газеты и журналы, получаемые во Владивостоке и Николаевске-на-Амуре японскими дипломатическим представительством и штатным консульством, и их сотрудниками. Подобная привилегия была продиктована содержанием ст. 15 Трактата о торговле и мореплавании, заключенного между Россией и Японией 15 июля 1907 года. Напоминание о необходимости соблюдения ст. 15 Трактата с пометкой «секретно» было направленно военным губернатором приморской области А.Д. Сташевским владивостокскому инспектору по делам печати 23 декабря 1914 года [8]. Однако возможный объем присылаемой из Японии периодики и тот факт, что она печаталась на иностранных языках, снижают ее значимость в информационном обеспечении дальневосточного общества до минимума.

Накануне Первой мировой войны периодика была представлена в регионе 30-35 журналами и газетами, тематическое разнообразие которых быстро росло [2: 77]. Во многом столь бурное развитие дальневосточной периодической печати накануне войны обусловлено увеличением доли городского населения в регионе, ведь именно жители городов являлись основными покупателями газет. Средний показатель урбанизации населения в России в 1913 г. был равен 15%, тогда как доля городского населения на Дальнем Востоке в это же время, почти вдвое превышая среднероссийский показатель, достигала 28,9% [2: 58], [7].

В годы Первой мировой войны периодическая печать в регионе продолжала развиваться, хотя уже и не так активно, как накануне войны. Возможность освещать военные события позволила изданиям расширить тематику публикаций. Естественно, что любая информация, связанная с войной, пользовалась большим спросом у читателей. Увеличение спроса среди населения, наверняка, позволило издателям повысить число продаж. Доказательство такого предположения можно найти непосредственно на страницах местной периодической печати. В номере ежедневной газеты «Восток» за 4 августа 1914 в заметке, посвященной реакции жителей Владивостока на начало войны, помимо прочего, содержалась следующая информация: «Улицы города представляют собой интересную картину. Всюду видны небольшие группы, оживленно беседующих о войне. Телеграммы выпускаемых газет по нескольку раз в день чуть не вырываются из рук разносчиков и читаются на ходу» [1].

Автором проведен количественный контент анализ содержания и тематики публикаций в период 1914 – 1917 гг. в следующих периодических изданиях Дальнего востока: «Амурское эхо», «Благовещенские епархиальные ведомости», «Вечерняя газета», «Владивостокские епархиальные ведомости», «Восток», «Дальний Восток», «Народное слово», «Приамурские ведомости», «Приамурская жизнь», «Приамурский край», «Приамурский вестник», «Приамурье», «Уссурийский край», издаваемых в Благовещенске, Владивостоке и Хабаровске. Всего более 600 номеров. При этом необходимо указать на наличие среди исследованной периодики как изданий зависимых от губернской и областных администраций и придерживающихся общих тенденций государственной пропаганды с одной стороны, так и оппозиционных изданий, регулярно критикующих центральную и местную власть.

В ходе изучения материалов периодической печати было обнаружено, что в конце весны 1915 г. – начале лета 1916 г. во всех без исключения изученных изданиях произошло постепенное изменение тематики и содержания публикаций на военную тему. В связи с этим исследуемые номера дальневосточных газет были разделены на две группы по дате издания: напечатанные в период с августа 1914 г. по май 1915 г. и с июня 1915 по февраль 1917 г. Ограничение хронологических рамок исследования февралем 1917 г. вызвано значительными изменениями в области периодической печати после свержения монархии.

Среди всех публикаций, посвященных войне и связанным с ней процессами и явлениями, в период с августа 1914 г. по май 1915 г. выделены следующие категории: статьи и заметки о пожертвованиях, помощи армии, раненым войнам, семьям призванных и т.д. – 31%; исторические очерки, статьи патриотической направленности – 35 %; публикации, направленные на дискредитацию противника, – 15%; публикации о послевоенном устройстве, перспективах в войне – 1 %; публикации о союзниках и положении союзнических войск – 1%; публикации о призыве на военную службу и мобилизации – 7%; публикации о военнопленных – 1%.

Огромный интерес дальневосточного общества к начавшейся войне отразился на содержании издаваемых в регионе газет. К сентябрю 1914 года большинством изданий были созданы специальные рубрики, посвященные войне, и размещаемые, как правило, на первых полосах. На какое-то время информация о войне оттеснила из печати любые сообщения невоенной тематики, в том числе с первых полос была отодвинута реклама, основной источник дохода большинства изданий. Такие перемены в принципах распределения печатного материала, на наш взгляд, связаны одновременно и с патриотическим порывом издателей и с желанием угодить читателю, который с жадностью поглощал любую информацию о начавшейся войне.

Анализ местной периодики в период от объявления войны в июле 1914 до мая 1915 гг., позволяет сделать вывод о том, что содержание газетных публикаций в начале войны в целом отражало большинство проблем, возникших в военное время и привлекающих внимание дальневосточного общества. Наиболее важными вопросами жизни общества, судя по количеству публикаций в местной прессе, в начале войны являлись поддержка армии, помощь раненным воинам и семьям лиц, призванных на войну, что находит подтверждение как в работах других исследователей, так и в архивных материалах, изученных автором. Преобладающими настроениями в обществе в рассматриваемый период, согласно результатам анализа содержания дальневосточных газет, были уверенность в скорой победе, вера в справедливость войны со стороны России и презрительное отношение к врагу. Двумя аспектами жизни дальневосточного общества в начале Первой мировой войны, не нашедшими отражения в периодической печати этого периода, были проведение в регионе мобилизации и воинских призывов и размещение в Приамурском военном округе большого числа военнопленных. Оба процесса породили ряд проблем в регионе. Полноценное освещение этих двух тем в периодической печати было невозможно из-за существовавших цензурных ограничений [4], [5].

В период с июня 1915 г. по февраль 1917 г. тематика публикаций о войне и связанных с ней вопросах значительно изменилась. Доля публикаций о пожертвованиях, помощи армии и раненым, семьям призывников и т.д. уменьшилась до 23%; значительно уменьшилось количество исторических очерков и статей патриотической направленности, составив 9%; в два раза сократилась доля публикаций, направленных на дискредитацию противника – 7 %; публикации о перспективах в войне и послевоенном устройстве несмотря на численное увеличение продолжали составлять незначительную долю на страницах местной периодики, всего 3% среди всех публикаций на тему войны; процент публикаций о союзниках и их войсках остался практически неизменным – 8%; почти что исчезли из печати статьи и заметки о порядке призыва на военную службу и о ситуации с военнопленными в регионе – 1% и 0,1% соответственно.

Кроме того, в рамках второго периода был выделен ряд новых категорий газетных публикаций, не встреченных на страницах местной периодики, изданной в первый год войны: публикации о беженцах из западных регионов империи – 2%; статьи и заметки о немецком засилье в регионе – 1 %; публикации, содержащие критику в адрес проводимой политики правительства и местных властей в условиях военного времени, – 12%; сведения о преступности и коррупции, вызванных войной, – 8%; публикации о росте цен, дефиците товаров – 15%; статьи об экономике и хозяйстве в военное время – 7%.

Таким образом, начиная с июня 1915 г. содержание и тематика газетных публикаций на тему войны и военного времени по сравнению с начальным периодом войны значительно изменились. Изменился информационный фон, создаваемый периодической печатью. Место патриотических публикаций о могуществе и силе российского оружия, о богоизбранности России, востребованных в начале войны, заняли статьи, содержащие критику центральных и местных властей, заметки о преступности и коррупции, росте цен, спекуляциях и дефиците. В рассматриваемый период заметно снизилось количество публикаций, направленных на дискредитацию врагов. Вместе с тем в печати регулярно стали появляться статьи и заметки о ситуации во внутренних делах стран-союзниц России в войне. Единственным информационным поводом, популярность которого сохранялась на всем протяжении войны, была помощь раненым воинам, беженцам и семьям лиц, призванных на войну.

Таким образом, проведенный количественный контент-анализ тематики публикаций в местной периодической печати позволяет сделать ряд выводов о том, какие проблемы военного времени наиболее остро стояли перед дальневосточным обществом на различных этапах Первой мировой войны, как менялось во время войны восприятие ее местным населением.
Список литературы

1. Восток. 1914. № 46. 4 августа.

2. Дальний Восток России в период революций 1917 года и гражданской войны.

3. Владивосток: Дальнаука, 2003. – 632 с.

4. Иконникова, Т.Я. Дальневосточный тыл России в годы Первой мировой войны. – Хабаровск: Хабаровский государственный педагогический университет, 1999. – 365 с.

5. Именной высочайший указ, данный сенату. – О временных правилах о повременных изданиях. 24 ноября 1905 г. // Полное собрание законов Российской империи [Электронный ресурс]. Собр. 3. Т. 25. №26962. // Электронный фонд российской национальной библиотеки. URL: http://www.nlr.ru/e-res/law_r/search.php?part=1832®im=3 (Дата обращения: 02.05.2015).

6. Именной высочайший указ, данный сенату. – Об изменении и дополнении временных правил о периодической печати.18 марта 1906 г. // Полное собрание законов Российской империи [Электронный ресурс]. Собр. 3. Т. 26. №27574. // Электронный фонд российской национальной библиотеки. URL: http://www.nlr.ru/e-res/law_r/search.php?part=1851®im=3 (Дата обращения: 02.05.2015).

7. Лазарева, С.И. Государственная и общественная помощь населению в городах Дальнего Востока в годы Первой мировой войны (1914 – 1917 гг.). // Россия и АТР. – 2015. – № 1. – С. 58-68.

8. Прудкогляд, Т.В. Печать Дальнего Востока как фактор культуры (1907- февраль 1917 гг.) – Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 1998. – 75 с.

9. РГИА ДВ Ф. 24. Оп. 1. Д. 2. Л. 42-42об

10. Троицкая, Н.А. Приамурский край в годы Первой мировой войны в документах Российского государственного исторического архива Дальнего Востока // Приамурское генерал-губернаторство в годы Первой мировой войны: штрихи времени, голоса современников. Документы и материалы. – Владивосток: РГИА ДВ, 2014. – С. 7– 34.
А. Р. Лыкова

(г. Москва, Россия)

РОЛЬ ФЛОТА В ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
Аннотация. В статье речь пойдет о системе организации управлением флотом ведущих держав в годы Первой мировой войны. Первая мировая война стала одним из переломных этапов в способах применения сил флота. Морская авиация и подводные силы – стали полноправными участниками вооруженного противоборства. Появились новые классы боевых кораблей и виды морских вооружений, усовершенствованные средства связи, которые ощутимо повысили возможности системы управления силами флота.

Ключевые слова: флот, война, море, техника, театр, держава, корабль.


Summary. In this article, we will focus on the management system of the organization of the leading powers in the Navy during World War II. The First World War was one of the crucial stages for using of naval forces . Naval aviation and submarine forces - have become full members of the armed confrontation. There are new classes of warships and naval weapons types, advanced communication facilities, which significantly increased the possibility of naval command and control systems.

Key words: navy, war, sea, technology, theater, power, ship


Перед началом Первой мировой войны великие державы большое внимание уделяли своим Военно-морским силам, шла реализация масштабных морских программ. Поэтому, когда началась война, ведущие страны обладали многочисленными и мощными флотами. Особенно упорное соперничество в наращивании военно-морской мощи шло между Великобританией и Германией. Британцы в тот период обладали самыми мощными ВМС и торговым флотом, что позволяло контролировать стратегические коммуникации в Мировом океане, связывать воедино многочисленные колонии [1: 34].

Флоты были должны выполнять ряд важных задач. Во-первых, защищать побережье стран, их порты, важные города. Во-вторых, бороться с вражескими Военно-морскими силами, поддерживать свои сухопутные силы с моря. В-третьих, охранять морские коммуникации, стратегически важные пункты, особенно это касалось Британии и Франции, они владели огромными колониальными империями. В-чётвертых, обеспечивать статус страны, мощный военно-морской флот показывал положение державы в мировой неформальной табели о рангах [3: 14]. Основой тогдашней морской стратегии и тактики был линейный бой.

Британцы в начале войны имели 20 дредноутов, 9 линейных крейсеров, 45 старых линкоров, 25 броненосных и 83 лёгких крейсеров, 289 эсминцев и миноносцев, 76 подлодок. Новинки с трудом находили себе дорогу. Ещё вице-адмирал Филипп Коломб, военно-морской теоретик и историк, автор книги «Морская война, ее основные принципы и опыт» (1891 год), говорил: «Нет ничего, что показало бы, что давно установленные историей морских войн законы каким-либо образом изменились». Когда адмирал Перси Скотт высказал мысль, что «эра дредноутов и сверхдредноутов кончилась безвозвратно» и посоветовал Адмиралтейству сосредоточить усилия в области развития авиации и подводного флота, его новаторские идеи подвергли резкой критике. 

Германские ВМС располагали 15 дредноутами, 4 линейными крейсерами, 22 старыми линкорами, 7 броненосными и 43 лёгкими крейсерами, 219 эсминцами и миноносцами, 28 подлодками. По ряду показателей, к примеру, в скорости хода, немецкие корабли были лучше британских. На технические новинки в Германии обращали намного больше внимания, чем в Англии. Берлин не успел завершить свою военно-морскую программу, она была должна завершиться в 1917 году. Германский «Флот открытого моря» (нем. Hochseeflotte) базировался в Вильгельмсхафене, должен был уничтожить основные силы британского флота («Гранд флит» - «Большой флот») в открытом сражении. Кроме того, военно-морские базы были в Киле, о. Гельголанд, Данциге.

Русские и французские ВМС в качестве достойных противников не воспринимали. Немецкий «Флот открытого моря» создавал постоянную угрозу Британии и вынуждал английский Гранд-Флит постоянно быть в районе Северного моря в полной боевой готовности. Главным создателем флота был гросс-адмирал Альфред фон Тирпиц (1849 – 1930). Он был автором «теории риска», в ней утверждалось, что если германский флот сравнится с английским по силе, то британцы будут избегать конфликтов с Германской империей, т. к. в случае войны немецкие ВМС будут иметь шанс нанести Гранд-Флиту урон, достаточный для потери британским флотом господства на море. С началом войны роль гросс-адмирала упала. «Флотом открытого моря» руководил адмирал Фридрих фон Ингеноль (в 1913 – 1915 годы), затем Гуго фон Поль (с февраля 1915 года по январь 1916 года, до этого был начальником Генерального морского штаба), Рейнхард Шеер (1916 – 1918). Кроме того, флот был любимым детищем германского императора Вильгельма, если решения по армии он доверял делать генералитету, то ВМС управлял сам. Вильгельм не решился рискнуть флотом в открытом сражении и разрешил вести только «малую войну» – с помощью субмарин, миноносцев, минных постановок.

У французов было 3 дредноута, 20 линейных кораблей старого типа (броненосцев), 18 броненосных и 6 лёгких крейсеров, 98 миноносцев, 38 подлодок. Италия сначала была нейтральной, а затем перешла на сторону Антанты, австро-венгерский флот выбрал пассивную стратегию. Австро-Венгерская империя имела 3 дредноута (4-й вошёл в строй в 1915 году), 9 броненосцев, 2 броненосных и 10 лёгких крейсеров, 69 миноносцев и 9 субмарин. Вена также выбрала пассивную стратегию и «защищала Адриатику», почти всю войну австро-венгерский флот простоял в Триесте, Сплите, Пуле.

Российский флот при императоре Александре III уступал только ВМС Англии и Франции, но затем потерял эту позицию. Особенно большой удар ВМС России получили во время русско-японской войны: была потеряна почти вся Тихоокеанская эскадра и лучшие корабли Балтийского флота, посланные на Дальний Восток. Флот было необходимо восстанавливать. В период с 1905 по 1914 годы было разработано несколько военно-морских программ. Они предусматривали достройку 4 ранее заложенных эскадренных броненосцев, 4 броненосных крейсеров и постройку 8 новых линкоров, 4 линейных и 10 лёгких крейсеров, 67 эсминцев и 36 подводных лодок. Но к началу войны ни одну программу целиком не реализовали (свою роль в этом сыграла и Госдума, которая не поддерживала эти проекты). 

К началу войны у России было 9 старых линкоров, 8 броненосных и 14 легких крейсеров, 115 эсминцев и миноносцев, 28 подлодок (значительная часть старых типов). Уже в ходе войны в строй вошли: на Балтике – 4 дредноута типа «Севастополь», все они были заложены в 1909 году – «Севастополь», «Полтава», «Петропавловск», «Гангут»; на Чёрном море – 3 дредноута типа «Императрица Мария» (заложены в 1911 году). 

Российская империя не была отсталой державой в военно-морской области. По ряду направлений даже лидировала. В России были разработаны отличные эскадренные миноносцы типа «Новик». Корабль к началу Первой мировой войны являлся лучшим эсминцем в своём классе, и послужил мировым образцом при создании эскадренных миноносцев военного и послевоенного поколения. Технические условия для него создали в Морском Техническом комитете под руководством выдающихся русских учёных-кораблестроителей А. Н. Крылова, И. Г. Бубнова и Г. Ф. Шлезингера. Проект был разработан в 1908-1909 годах, судостроительным отделом Путиловского завода, который возглавляли инженеры Д. Д. Дубицкий (по механической части) и Б. О. Василевский (судостроительная часть). На русских верфях, в 1911 – 1916 годы, в 6-ти типовых проектах, всего заложили 53 корабля этого класса. Эсминцы сочетали качества миноносца и лёгкого крейсера – скорость хода, манёвренность и довольно сильное артиллерийское вооружение (4-е 102-мм пушки). Русский инженер-железнодорожник Михаил Петрович Налётов первым воплотил идею подводной лодки с якорными минами [6]. Уже в 1904 году, в ходе русско-японской войны, участвуя в героической обороне Порт-Артура, Налётов на свои средства построил субмарину водоизмещением в 25 тонн, способную нести четыре мины. Провёл первые испытания, но после капитуляции крепости аппарат был уничтожен. В 1909 – 1912 годах на Николаевской верфи была построена подводная лодка, получившая название «Краб». Она вошла в состав Черноморского флота. Во время Первой мировой войны «Краб» совершил несколько боевых выходов с минными постановками, дошёл даже до Босфора. 

Уже в ходе войны Россия стала мировым лидером в области применения гидрокрейсеров (авианосцев), благо этому способствовал фактор доминирования в сфере создания и использования морской авиации. Русский авиаконструктор Дмитрий Павлович Григорович, который с 1912 года работал техническим директором завода Первого Российского общества воздухоплавания, в 1913 году сконструировал первый в мире гидросамолёт (М-1) и сразу стал совершенствовать самолёт. В 1914 году Григорович построил летающую лодку М-5. Это был двухместный биплан деревянной конструкции. Гидросамолёт поступил на вооружение русского флота в качестве разведчика и корректировщика артогня, и весной 1915 года самолёт совершил свой первый боевой вылет. В 1916 году был принят на вооружение новый самолёт Григоровича, более тяжёлый М-9 (морской бомбардировщик). Затем русский самородок сконструировал первый в мире гидросамолёт-истребитель М-11.

На русских дредноутах типа «Севастополь» впервые применили систему установки не двух-, а трехорудийных башен главного калибра [4].

В Англии и Германии первоначально отнеслись к идее скептически, но американцы оценили идею и линейные корабли типа «Невада» строили с трёхорудийными башнями. В 1912 году было заложено 4 линейных крейсера типа «Измаил». Они были предназначены для Балтийского флота. Это были бы самые мощные в мире по артиллерийскому вооружению линейные крейсера. К сожалению, они так и не были достроены. В 1913 – 1914 годах было заложено восемь лёгких крейсеров типа «Светлана», по четыре для Балтийского и Черноморского флотов. Их собирались ввести в строй в 1915 – 1916 годах, но не успели. Одними из лучших в мире считались русские подводные лодки типа «Барс» (их начали строить с 1912 года). Всего построили 24 «Барса»: 18 для Балтийского флота и 6 для Черноморского.  Надо отметить, что в западноевропейских флотах в предвоенные годы уделяли мало внимания подводному флоту. Это объясняется двумя основными причинами. Во-первых, предшествующие войны ещё не выявили их боевого значения, только в Первую мировую войну стало понятно их огромное значение. Во-вторых, доминирующая тогда военно-морская доктрина «открытого моря» отводила подводным силам одно из последних мест в борьбе за море [5]. Господство в морях должны были завоевать линейные корабли, одержав победу в решающем сражении. 

Русские инженеры и артиллеристы-моряки внесли большой вклад в развитие артиллерийского оружия. Перед началом войны на русских заводах было освоено производство улучшенных образцов морских орудий калибра 356, 305, 130 и 100 мм. Началось изготовление трёхорудийных башен. В 1914 году инженер Путиловского завода Ф. Ф. Лендер и артиллерист В. В. Тарновский стали первопроходцами в области создания специальной зенитной пушки калибром в 76 мм. В Российской империи перед войной разработали три новых образца торпед (1908, 1910, 1912 годов). Они превосходили однотипные торпеды зарубежных флотов в скорости, дальности хода, хотя имели меньший общий вес и вес заряда. Перед войной были созданы многотрубные торпедные аппараты – первый такой аппарат построили на Путиловском заводе в 1913 году. Он обеспечивал залповую стрельбу веером, русские моряки освоили её до начала войны.

Россия была лидером в области минного дела [2]. В Российской империи после войны с Японией были построены два специальных минных заградителя «Амур» и «Енисей», Началось также строительство специальных тральщиков типа «Запал». На Западе до начала войны не уделяли внимания необходимости создания специальных кораблей для постановки и траления морских мин. Это доказывает и тот факт, что в 1914 году британцы были вынуждены купить у России тысячу шаровых мин для защиты своих военно-морских баз. Американцы купили не только образцы всех русских мин, но и тралов, считая их лучшими в мире, и приглашали русских специалистов, чтобы обучить их минному делу. Купили американцы и гидросамолёты Ми-5, Ми-6. Перед началом войны в России разработали гальваноударные и ударно-механические мины образцов 1908 и 1912 годов. В 1913 году сконструировали плавающую мину (П-13). Она удерживалась в подводном состоянии на определённой глубине благодаря действию электрического прибора плавания. Мины прежних образцов держались на глубине за счёт буёв, что не давало большой устойчивости, особенно во время штормов. П-13 имела электроударный взрыватель, заряд в 100 кг тола и могла держаться на заданной глубине трое суток. Кроме того, русские специалисты создали первую в мире речную мину «Рыбка» («Р»). В 1911 года на вооружение флота поступили подсекающие змейковые и катерные тралы. Их применение сокращало сроки тральных работ, т. к. подсечённые и всплывающие мины сразу уничтожались. Ранее затравленные мины надо было буксировать на мелководье и там уничтожать. 

Русский флот был колыбелью радио. Радио стало средством связи и управления в бою. Кроме того, перед войной русские радиотехники сконструировали радиопеленгаторы, что позволяло применять прибор для разведки. 

Учитывая тот факт, что новые линкоры на Балтике не вступили в строй, к тому же немцы имели полное превосходство в силах линейного флота, российское командование придерживалось оборонительной стратегии. Балтийский флот должен был защищать столицу империи. Основой морской обороны были минные заграждения – за годы войны в устье Финского залива выставили 39 тыс. мин. К тому же на берегу и островах были мощные батареи. Под их прикрытием крейсера, эсминцы и подводные лодки совершали рейды. Линейные корабли были должны встретить германский флот, если тот попробует прорваться через минные заграждения.



Черноморский флот к началу войны был хозяином Чёрного моря, т. к. у турецких ВМС было всего несколько относительно боеспособных кораблей - 2 старых эскадренных броненосца, 2 бронепалубных крейсера, 8 эсминцев. Попытки турок перед войной изменить ситуацию покупкой новейших кораблей за границей успеха не принесли. Русское командование планировало с началом войны полностью блокировать Босфор и турецкое побережье, поддерживать войска Кавказского фронта (при необходимости и Румынского) с моря. Рассматривался и вопрос проведения десантной операции в районе Босфора, для захвата Стамбула-Константинополя. Ситуацию несколько изменил приход новейшего линейного крейсера «Гебен» и легкого Бреслау». Крейсер «Гебен» был мощнее любого русского линейного корабля старого типа, но вместе эскадренные броненосцы Черноморского флота его бы уничтожили, поэтому при столкновении со всей эскадрой «Гебен» отступал, пользуясь своей высокой скоростью. В целом, особенно после ввода в строй дредноутов типа «Императрица Мария», Черноморский флот контролировал бассейн Чёрного моря – поддерживал войска Кавказского фронта, уничтожал турецкие транспорты, совершал нападения на вражеское побережье.
Список литературы
1. Губин, А.В. Военно-морской фактор национальной безопасности Северо-Восточной Азии // Ойкумена: регионоведческие исследования. 2011. № 2. – С. 221.

  1. Коршунов, Ю.Л., Дьяконов, Ю.П /Мины российского флота /Под редакцией контр-адмирала В. Н. Панферова. – С.-Петербург:«Гангут» МП «Нептун», 1995. [Электронный ресурс] http://coollib.net/b/261147/read#t5; http://www.navylib.su/arms/miny-rosflota/07.htm; http://www.rulit.me/books/miny-rossijskogo-flota-read-318544-7.html (дата обращения: 5.11.16).

  2. Широкорад, А.Б. Великая речная война. 1918 – 1920 годы. М.: Вече, 2006. – 600 с.

  3. [Электронный ресурс] http://modelyard.narod.ru/russian/ships/sevas/index.htm (дата обращения: 5.11.16).

  4. [Электронный ресурс] http://weaponscollection.com/2016/05/25/avianoscy-proshloe-i-nastoyaschee.html (дата обращения: 5.11.16).

  5. [Электронный ресурс] http://weaponscollection.com/2016/01/21/pr632-i-pr648-poslevoennye-podvodnye-minnye-zagraditeli.html (дата обращения: 5.11.16).



Д .С. Сайко

(г. Уссурийск, Россия)
УЧАСТИЕ ПОДВОДНОГО ФЛОТА РОССИИ В БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЯХ В ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
Аннотация. Война, начавшаяся в 1914 году и продолжавшаяся в течение четырех лет, была небывалой и беспрецедентной по своим масштабам, доселе невиданной, недаром в сочинениях западных историков она более известна под названием Великая война. В русской историографии ее принято называть Первой Мировой войной. Первая Мировая война стала первой, в которой подводные лодки использовались в качестве секретного мощного средства, назначение которого поняли не сразу.

Ключевые слова: Первая Мировая война, Россия, Германия, подводный военно-морской флот, подводная лодка.


Summary. The war which has begun in 1914 and continuing within four years was unknown and unprecedented on the scales, unprecedented hitherto, not without reason in compositions of the western historians it is better known under the name Great war. In the Russian historiography it is accepted to call it World War I. World War I became the first in which submarines were used as a confidential powerful tool which purpose was understood not at once.

Key-words: World War I, Russia, Germany, underwater navy, submarine.


Плохая оснащенность армии, устаревшее оборудование были одними из главных проблем русских войск в 1914 – 1918 годах. Огромные численные потери войск, отношение к солдатам как к пушечному мясу, недостаток орудий, – все это сказывалось на ходе войны. Несмотря на поражение в русско-японской войне 1904 – 1905 гг., которое должно было послужить серьезным предупреждением, правительство Российской империи накануне Первой Мировой войны было настроено положительно в отношении оснащенности своих войск.

Отсталость русской промышленности, слабая производственная база предприятий по производству оружия и многочисленность русской армии объясняют обеспечение армии иностранными образцами оружия. Однако нужды армии в Первой Мировой войне потребовали огромного напряжения всех имеющихся  производственных сил. Потребности в техническом вооружении сразу же предъявили значительные требования к российской промышленности.

Говоря о потребностях в технической оснащенности войск, необходимо упомянуть о тогда еще таком малоизвестном, но таящем в себе огромный потенциал оружии, как подводная лодка.

Первой построенной русской подводной лодкой считается «потаенное судно» Ефима Никонова, построенное им в 20-х годах XVIII века. При Петре I изобретатель испытывал свою модель в действии, однако несколько подряд попыток оказались неудачными. Дворцовые перевороты и неспокойная внешнеполитическая обстановка способствовала пренебрежению флотом. Только в конце XVIII века появляются новые модели подводных лодок, которые, впрочем, не имеют особого успеха.

В XX веке развитие подводного флота шло бурными темпами. По инициативе Главного инспектора кораблестроения Кутейникова в Морском ведомстве была создана комиссия для проектирования подводных судов. В него вошли: Иван Григорьевич Бубнов, Михаил Николаевич Беклемишев и Иван Семенович Горюнов [8: 33]. Они занялись разработкой и строительством первой официально зачисленной в списки российского флота подводной лодки. Проект носил название «миноносец №150» или «Дельфин» [8: 6]. Лодка данного типа крайне важна в истории подводного судостроения – она легла в основу целого поколения модификаций.

Опыт эксплуатации «Дельфина» позволил инженерам создать новый, более совершенный тип подводных лодок – «Касатка» (длина – 33,5 м, ширина – 3,4 м). Энергетическая установка включала в себя уже керосиновый мотор и электромотор с аккумуляторами. Вооружение состояло из четырех торпедных аппаратов системы Джевецкого [8: 16]. Благодаря «Дельфину» и «Касатке» формируется так называемый «русский тип» конструкции подводных лодок – однокорпусные лодки без поперечных переборок и с носом таранного типа.

После русско-японской войны начинается активное развитие подводного флота строительство новых моделей: подводные лодки типа «Осетр», «Сом», «Карп» и др. [8: 48]. Появлялись индивидуальные проекты: «Минога» (1906 – 1909 гг.), первая в мире подводная лодка с дизельным двигателем [8: 38].

Кроме того, первой русской подводной лодкой, способной действовать на дальних коммуникациях, была «Акула» (та самая, которую нашли эстонские дайверы в июне 2014 года). Проект был разработан И.Г. Бубновым в 1905 году. Лодка, которую считали мощным, почти непобедимым оружием, успешно прошла все испытания, однако в ноябре 1915 года не вернулась из боевого похода.

Главной целью подводных лодок в Первую Мировую войну стало нарушение морских коммуникаций противника [2: 6], его морская блокада  – именно то, о чем говорили знаменитые общественные деятели и крупные военные специалисты накануне начала масштабной войны. Но в основном моряки считали подводные лодки оружием береговой обороны. Главный конструктор подводных лодок И.Г. Бубнов также писал о такой позиционной службе субмарин.

Императорский российский флот не был  максимально развит, особого внимания к нему не предъявляли. Если говорить о подводном флоте, то популярностью он не пользовался и среди моряков. Приходилось принимать специальные меры (к примеру, повышение жалованья матросам субмарин и пр.), которые не были эффективными.

Несколько пренебрежительное отношение к подводному флоту можно объяснить недостаточной технической оснащенностью самих субмарин. Из-за недостатков техники и эксплуатации главное оружие лодок – торпеды – оказалось недействительным на тех глубинах, на которые подводные лодки уже могли погружаться.

Адмирал фон Эссен, командующий Балтийским флотом [6: 7], в приказе от 27 октября 1914 года писал: «Последние недели войны ясно указали, что на некоторых морских театрах, к которым относится Балтийский, подводные лодки, мины заграждения и воздухоплавательные аппараты получают большое значение. Все эти факторы не были нами достаточно изучены перед войной, поэтому обращаю внимание всех гг. офицеров на желательность серьезного ознакомления с вопросами, связанными с подводным плаванием, минным заграждением и воздухоплаванием, так как знание дела не только может разъяснить многие заблуждения и неверные представления, но и вызовет предложение различных способов активной и пассивной борьбы с этими элементами морской войны».

В итоге в 1914 году командование русским подводным флотом разработало несколько стратегий по борьбе с противником: стояние перед минными позициями, поиск противника у берегов и активные боевые действия у баз противника. Было совершено около 20 походов. Необходимо отметить, что основные боевые действия в 1914 году проходили на Северном и Балтийском морях, все остальные районы были незначительны в плане боевой активности.

Только в начале 1916 года в подводный флот начали поступать субмарины нового типа «Барс». Одна из таких лодок, «Волк», сыграла большую роль в боевых действиях. За один день русская субмарина смогла захватить и затопить три немецких судна – небывалый успех по сравнению с предыдущими боевыми действиями балтийских лодок. Все три немецких крейсера – «Гера», «Бианка» и «Кольга» – были торпедированы русской подводной лодкой. Главной задачей «Волка» были действия против немецких судов, доставляющих в Германию из Швеции железную руду. Собственных ресурсов для ведения войны Германии не хватало. После успеха русской субмарины немцы задержали выход своих судов, так что «Волк» успешно справился со своей задачей прерывания коммуникации.

В целом военно-технический потенциал Российской империи своеобразно отражал ее общую отсталость. Недостаток финансовых средств для модернизации русской армии сказывался на уровне ее технического обеспечения. Несмотря на гениальные проекты, разработки и исследования русских инженеров-строителей, работавших в частности в сфере подводного судостроительства, нехватка средств и квалифицированных кадров имели подавляющее значение на неудачи российского подводного флота. Недостатки технического оснащения, таким образом, сыграли роль в поражениях России в Первой Мировой войне.
Список литературы
1. Александров, Ю.И. Отечественные подводные лодки до 1918 года // Бастион. 2002. №6.

2. Гибсон, Р., Прендергаст, М. Германская подводная война 1914 – 1918 гг. М.: Харвест, 2000. №2. – 464 с.

3. Гончаров, Л. Г., Денисов, Б. А. Использование мин в мировую импери-алистическую войну 1914 – 1918 гг. //  М-Л.: Военмориздат НКВМФ СССР, 1940. – 176 с.

4. Козенко, Б. Д. Происхождение Первой Мировой войны // Новая и новейшая история. 2001. № 3. С. 3 – 27.

5. Михельсен А. Подводная война 1914–1918 гг. – М.: Военмориздат НКВМФ СССР, 1940, 138 с.

6. Романовский, Паскаль Де. Российский императорский флот накануне Первой Мировой войны 1914 – 1918 гг. / Пер. с фр. С. В. Кудряшова. – М.: Издательский дом Руденцовых, 2008, 150 с.: ил.

7. Тарас, А.Е. Подводные лодки Великой войны 1914 – 1918. – М.: Харвест, 2003. – 336 с.

8. Трусов, Г.М. Подводные лодки России. – М.: Издатель Р.Р. Муниров, 2006. – 88 с.

9. Флот в Первой Мировой войне. В 2 т. Т. 1. Действия русского флота / ред. Н.Б. Павлович. – М.: Военмориздат, 1964. – 647 с.
ИНФОРМАЦИОННО-КОММУНИКАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В ГУМАНИТАРНОМ ОБРАЗОВАНИИ
М. П. Болотская

(г. Пенза, Россия)
О ФУНКЦИЯХ и ТЕХНОЛОГИЯХ ИНТЕРАКТИВНОЙ ДОСКИ
Аннотация. В статье рассматриваются наиболее часто используемые в процессе преподавания функции и технологии интерактивной доски: «Затенение экрана», «Затенение ячейки», «Ластик», «Группировка объектов», «Перетащи и отпусти», «Бесконечное клонирование», «Связь» (подробно описаны действия пользователя, желающего освоить интерактивную доску).

Ключевые слова: инструменты, функции и технологии интерактивной доски.


Summary. In the article there are the most frequently used in teaching functions and interactive whiteboard technologies: "Screen Shade", "Cell Shade", "Eraser", "Grouping objects", "Drag and drop", "Infinite Cloner ", "Link" (details the steps a user who wants to master the interactive whiteboard).

Key words: tools, features and technology the interactive whiteboard.


Для того чтобы продуктивно использовать возможности интерактивной доски в процессе преподавания, необходимо в них разбираться [2: 40]. Без чётких инструкций, касающихся последовательности выполняемых действий при применении той или иной технологии, интерактивное оборудование освоить крайне трудно, поэтому рассмотрим функции и технологии интерактивной доски, «не оставляя пробелы и не пропуская детали».

Для работы с объектом (на занятиях по современному русскому языку это может быть буква, морфема, слово, предложение, текст и др.) на странице Notebook его необходимо выделить (выделить – это значит дотронуться до объекта). У выделенных объектов имеются два манипулятора и «Выпадающее меню». «Манипулятор вращения» используется, чтобы повернуть объект, а «Манипулятор размера», чтобы изменить его размер. С помощью «Выпадающего меню» можно выполнять различные действия с объектом (клонировать, вырезать, копировать, вставлять, удалять, закреплять, группировать и др.) [1: 21].

Все материалы, которые были разработаны ещё до приобретения интерактивной доски (например, презентации, созданные в Power Point), можно применять в SMART Notebook. Чтобы использовать разнообразные возможности программы SMART Notebook в процессе работы с презентацией, необходимо перевести презентацию, созданную в Power Point, в формат SMART Notebook. Для этого необходимо выполнить следующие действия.


  1. Открыть программу SMART Notebook.

  2. Выбрать команду «File» (в левом углу экрана).

  3. Выбрать команду «Import» (3-я сверху) на появившейся панели инструментов.

  4. Выбрать нужный файл в появившемся окне поиска.

  5. Выбрать команду «Открыть» (в правом нижнем углу экрана).

  6. Сохранить появившуюся презентацию в SMART Notebook. Для этого необходимо: а) выбрать в левом верхнем углу «Файл»; б) выбрать команду «Save As»; в) ввести нужное имя для файла; г) выбрать место, куда хотим сохранить презентацию; д) выбрать команду «Сохранить».

Суть технологии «Затенение экрана» (клавиша напоминает светлый экран со стрелкой вниз) заключается в том, что шторка закрывает некоторый фрагмент экрана, а скрытая за ней информация открывается в определённый момент, что позволяет организовать не только поэтапное изложение материала, но и проверку выполненного задания [1: 21]. «Затенение экрана» можно применять и тогда, когда студенты выполняют задание самостоятельно на местах. После выполнения оно проверяется с помощью интерактивной доски.

Затенить можно не только весь экран, но и отдельную ячейку в таблице. Если через «Выпадающее меню» установить «Затенение ячейки», то, щёлкая по ячейке, в нужный момент можно открывать «спрятанную» в таблице информацию.

Установить «Затенение ячейки» можно следующим образом: 1) «Выбрать инструмент»; 2) щелчком отметить ту ячейку, где необходимо установить «Затенение ячейки»; 3) в «Выпадающем меню» выбрать «Аdd Cell Shade» («Затенить ячейку»).

Скрывать и открывать в нужный момент информацию можно и с помощью технологии «Ластик». В этом случае ответы заранее закрашены, отрыть их можно с помощью инструмента «Ластик», причём стирать «закраску» с ответов можно в той последовательности, которая представляется преподавателю целесообразной [1: 24]. Данную технологию удобно применять при фронтальном опросе, при проверке домашнего задания или при закреплении изученного материала.

Рассмотрим последовательность действий при использовании технологии «Ластик».


  1. Оформить слайд, закрасив его маркером: выбрать инструмент «Маркер»; выбрать маркер; выбрать нужный цвет; закрасить этим цветом фон; выбрать команду «Lock in Place» («Закрепить»).

  2. Создать объект.

  3. Закрепить этот объект: выделить объект; выбрать «Выпадающее меню»; выбрать команду «Lock in Place» («Закрепить»).

Проверить выполненное задание можно и при помощи технологии «Группировка объектов». Один из способов применения технологии группировки объектов – это «спрятать» ответы за край слайда. Преимуществом данной технологии является то, что при проверке не тратится время на подписи и обозначения.

Для реализации этой технологии необходимо выполнить следующее.



  1. Создать сам объект (например, предложение).

  2. Создать ярлычок (а) через инструмент «Фигуры» выбрать, например, трапецию (определить место, вытянуть в ту сторону, в которую нужно, и увеличить настолько, насколько необходимо); б) нажать на клавишу «Выбрать инструмент»; в) повернуть трапецию на 90 градусов, зажав «Манипулятор вращения»; г) расположить ярлык (трапецию) по вертикали на том расстоянии, на котором необходимо).

  3. Сгруппировать ярлык с объектом (предложением) (а) «Выбрать инструмент»; б) нажать на ярлык; в) вызвать экранную клавиатуру; г) на экранной клавиатуре нажать «Ctrl» один раз; д) нажать на объект (предложение); е) выбрать на предложении «Выпадающее меню»; ё) выбрать в «Выпадающем меню» команду «Group» («Группировать»)).

4) Создать копию только что образованного объекта (а) нажать на клавишу «Выбрать инструмент»; б) нажать на этот объект; в) через «Выпадающее меню» выбрать команду «Copy» («Копировать»)).

5) Нажать на правую кнопку на лотке инструментов.

6) Выбрать участок, куда хотели бы сохранить копию.

7) Выбрать в «Выпадающем меню» команду «Paste» («Вставить»).

8) Создать те объекты, которые содержат правильные ответы. Расположить их в нужных местах.

9) Группировать скопированное предложение с ярлыком и ответами (а) нажать на клавишу «Выбрать инструмент»; б) нажать на один из ответов; в) вызвать «Экранную клавиатуру». На ней выбрать клавишу «Ctrl» и по очереди, нажимая пальцем, выбрать объекты-ответы. Нужно выбрать и ответы, и предложение, и ярлык и сгруппировать их в один объект, вызвав «Выпадающее меню» и выбрав команду «Group» («Группировать»)).

10) Созданную группу объектов перетащить за край слайда так, чтобы был виден только ярлык (Получается, что правильные ответы скрыты за пределами слайда).

Для проверки задания вытаскиваем правильные ответы, нажав на ярлык, и совмещаем ярлыки.

При помощи технологии «Drag and Drop» («Перетащи и отпусти») на экране интерактивной доски может быть перемещён любой объект, поэтому можно выполнять задания, в которых требуется установить соответствие между объектами (такими объектами могут быть надписи, схемы, картинки, фигуры и др.), сгруппировать их. Чаще всего данная технология используется на этапе закрепления пройденного материала. Последовательность выполнения команд: 1) создать объект; 2) переместить (нажать на клавишу «Выбрать инструмент»; 3) выделить объект; 4) выбрать «Выпадающее меню»; 5) выбрать команду «Unlock» («Отпустить»)).

В тексте, перенесённом в SMART из Power Point, технологию «Перетащи и отпусти» можно использовать для отдельных слов. Укажем порядок работы: 1) выделить объект; нажать на лотке инструментов правую кнопку мыши; 2) в появившемся «Выпадающем меню» выбрать «Copy»; 3) нажать на свободное место; 4) в «Выпадающем меню» выбрать «Paste» («Вставить»); 5) перетащить объект в нужное место, совместить его с исходным словом.

Когда объект используется несколько раз на занятии, используют функцию «Infinite Cloner» («Утилита множественного клонирования») [1: 23]. Для этого необходимо: 1) создать объект; 2) нажать на клавишу «Выбрать инструмент»; 3) выделить объект; 4) выбрать «Выпадающее меню»; 5) выбрать команду «Infinite Cloner» («Бесконечное клонирование»).

С помощью команды «Link» («Связь») (в «Выпадающем меню» «Link» занимает 12-ую строчку) можно связать с объектом файл, находящийся на компьютере, создать гиперссылку, перейти на тот или иной сайт (конечно, при наличии интернета).

Чтобы связать с объектом файл, находящийся на компьютере, нужно: 1) нажать на клавишу «Выбрать инструмент»; 2) выделить объект; 3) выбрать «Выпадающее меню»; 4) выбрать «Link» («Связь»); 5) выбрать «File on this Computer» («Компьютерный файл»); 6) выбрать «Browse» («Просматривать»); 7) выбрать нужный файл; 8) нажать на клавишу «Открыть» (в правом нижнем углу); 9) нажать на «ОК».

Освоение функций и технологий интерактивной доски, несомненно, поможет преподавателю в разработке собственных средств обучения, способствующих эффективности преподавания учебной дисциплины.


Список литературы
1. Иванова, И.И., Касторнова, В.А. Использование возможностей интерактивных досок (на примере уроков русского языка и математики) // Педагогическая информатика. – 2011. – № 2. – С. 18-28.

2. Усенков, Д.Ю. Интерактивная доска SMART BOARD: до и во время урока // Информатика и образование. – 2006. – № 2. – С. 40-48.



С. А. Кожевникова

(г. Пенза, Россия)
интеллектуальная игра как средство развития

икт – компетентности в рамках внеклассной работы по предметам гуманитарного цикла
Аннотация. Важнейшим современным устройствами ИКТ являются компьютер, снабженный соответствующим программным обеспечением и средства телекоммуникаций вместе с размещенной на них информацией. Но компьютер – всего лишь инструмент, использование которого органично вписывается в систему обучения, способствует достижению поставленных целей и задач урока. Компьютер не заменяет учителя или учебник, но коренным образом меняет характер педагогической деятельности. Учитель всегда ищет пути и способы совершенствования преподавания. Обновление содержания образования требует новой методики – активной, несущей высокую степень самостоятельности учащихся. Как гласит древняя китайская мудрость: «Скажи мне  –  и я забуду, покажи мне – и я, возможно, запомню,  научи меня – и я пойму, отойди в сторону – и я пойду сам».

Ключевые слова: ИКТ – компетентность, интеллектуальная игра, системно - деятельностный подход, социализация через интеллектуально - познавательную деятельность, интеграция дисциплин гуманитарного цикла.


Summary. The most important modern ICT devices are computer equipped with th appropriate software and means of telecommunication along with information therein. But the computer is just a tool, which fits in with the learning system contributes to the achievement of objectives of the lesson. The computer does not replace the teacher or the textbook, but radically changes the nature of teaching. The teacher is always looking for ways and means of improving teaching. Updating the content of education requires new methods is an active carrier high degree of autonomy of the students. As a Chinese proverb: "Tell me and I will forget, show me and I may remember, teach me and I will understand step back and I'll go myself."

Key-words: ICT competence, intellectual game, system and activity approach, socialization through intellectual and cognitive activities, integration of disciplines of humanitarian cycle.


Цель обучения ребенка состоит в том,

чтобы сделать его способным

развиваться дальше без помощи учителя.

Элберт Хаббарт.


Процессы информатизации современного общества и тесно связанные с ними процессы информатизации всех форм образовательной деятельности характеризуются процессами совершенствования и массового распространения современных информационных и коммуникационных технологий (ИКТ).

В современном обществе, исходя из стандартов второго поколения, ИКТ-компетенцией должны обладать все учащиеся школы.

Для того чтобы правильно определить понятие «ИКТ-компетентности», необходимо обозначить составляющие данного понятия, а именно «информационно-коммуникативные технологии» и «компетенцию».



Как же трактует ИКТ-компетенцию учащихся ФГОС? «ИКТ-компетентность  это способность учащихся использовать информационные и коммуникационные технологии для доступа к информации, для ее поиска, организации, обработки, оценки, а также для продуцирования и передачи/распространения, которая достаточна для того, чтобы успешно жить и трудиться в условиях информационного общества» [4].

  1. Компетенция (в первом значении) – это владение знаниями, умениями и навыками по какому-либо вопросу из какой-либо области знаний [2, 60].

Таким образом, ИКТ-компетенция может быть определена как владение знаниями, умениями и навыками (формами, методами и средствами) взаимодействия с людьми и работы с техническими средствами с целью получения, систематизации и применения информации [3, 30].

В связи с возрастающей в современном обществе значимостью информационных ресурсов, определяющих его потенциал и перспективы развития, формирование и развитие ИКТ - компетенций у школьников становятся одной из важных задач, стоящих перед образовательным учреждением.

В Концепции модернизации российского образования определены новые приоритеты. Ведущим аспектом является подготовка подрастающего поколения к жизни в быстро меняющемся информационном обществе, в мире, где постоянно возникает потребность в новых профессиях, в непрерывном повышении квалификации. Использование компьютеров в учебном процессе способствовало обновлению традиционных методов и приёмов в организации образовательного процесса. Все эти изменения обусловлены необходимостью создания активной образовательной среды, которая предоставила бы возможность доступа обучающимся к различным источникам информации, помогла удовлетворить интересы современного школьника, общающегося в Интернет-сообществе. Поэтому в современном образовательном процессе необходимо использовать не только новые технические средства, но и новые формы и методы преподавания, осуществлять новый подход к процессу обучения.

Учитель всегда ищет пути и способы совершенствования преподавания.

В чём новизна подхода к обучению по новым стандартам?

В основу Стандарта положен системно-деятельностный подход, который обеспечивает возможность каждого ученика самостоятельно осуществлять деятельность учения, ставить учебные цели, искать и использовать необходимые средства и способы их достижения, уметь контролировать и оценивать учебную деятельность и ее результаты [4]. Данный подход может быть решен при последовательном применении активных, в том числе игровых, методов, позволяющих организовать уникальное творческое взаимодействие педагога и обучающихся, создать оптимальные условия для интенсивного развития личности.

Миллионы людей проходили в игре школу жизни, познавали окружающий мир, учились человеческим отношениям. И это доказывает, что игра – прекрасное средство развития. А на современном этапе развития, в информационном обществе с большим, постоянно меняющимся потоком информации, она не только является полигоном общественного и творческого самовыражения каждого, но и обеспечивает становление и развитие учебной (общей и предметной) и общепользовательской ИКТ - компетентности, в том числе:


  1. способности к сотрудничеству и коммуникации,

  2. к самостоятельному приобретению, пополнению и интеграции знаний;

  3. способности к решению личностно и социально значимых проблем;

  4. воплощению решений в практику с применением средств ИКТ.

Любая игра – это наука побеждать. Интеллектуальная игра – это такая игра, где успех достигается прежде всего за счет мыслительных способностей человека, его ума.

Средний и старший возраст – период самоутверждения, проверки своих возможностей, активного самопознания. Школьники стремятся разнообразить свой досуг, но зачастую они просто не умеют или не знают, как это сделать, как организовать свое свободное время с целью развития в себе таких способностей, как организаторские, интеллектуальные, коммуникативные. В связи с этим возникла необходимость создания социально – досуговой программы, в которой бы сочетались разнообразные формы работы с подростками. Эта программа должна способствовать также и развитию ИКТ – компетенции.

Мною была разработана и реализована (г. Екатеринбург) программа КИИ (клуб интеллектуальных игр). Срок реализации программы – 2 года. Новизна и особенность данной программы состоит в обобщении и структурировании работы по развитию интеллектуальных, организаторских и коммуникативных способностей подростков с применением средств ИКТ и через включение их в интеллектуальную досуговую деятельность как активных участников, организаторов и составителей интеллектуально - познавательных мероприятий путем совместной деятельности взрослых и детей.

Актуальность разработки и создания данной программы обусловлена анализом сложившейся ситуации в социуме, который позволил выявить следующие противоречия:

- развитие интеллекта ограничивается рамками школьной программы, а социальная действительность требует более широкого кругозора;

- у подростков есть потребность в межличностном общении, но отсутствуют первичные навыки социальных коммуникаций;

- между нереализованностью интеллектуального и творческого потенциала подростков и стремлением к самореализации и самовыражению.

Реализация программы предполагается в рамках внеклассной работы по предметам гуманитарного цикла в ОУ. В основу программы были положены взгляды педагогов Н. Е. Щурковой, А. А. Гина, Э. Б. Эльконина, С. П. Афанасьева.

Познавательные мероприятии, интеллектуальные игры, конкурс знатоков предполагают развитие логического мышления школьника, способности обобщать, анализировать, выдвигать и опровергать гипотезы, задания имеют занимательный, познавательный характер, что способствует активизации игровой деятельности и поддержанию устойчивого интереса учащихся.

Цель: создание условий способствующих интеллектуальному развитию учащихся и их социализации через интеллектуально – познавательную деятельность (с применением средств ИКТ).

Задачи:


  1. Формировать умение использовать инструменты ИКТ для определения необходимой информации.

  2. Формировать умение извлекать и собирать необходимую информацию (умение обеспечить к ней доступ).

  3. Формировать умение применять информацию (управление).

  4. Способствовать формированию умения интерпретировать информацию, обобщать, сравнивать и противопоставлять данные (интегрирование).

  5. Развивать умение выносить суждение о качестве, полезности и важности информации (оценивание).

  6. Развивать умение генерировать, адаптировать и разрабатывать информацию (создание).

  7. Формировать умение передавать информацию в доступном для других виде (сообщение, передача информации в электронном виде соответствующей аудитории и т.д.).

Принципы, на которых строится работа КИИ: свобода действий, мнений, позиций; приоритет личностно-ориентированного подхода; равных возможностей; доверия и открытости; ориентация на успешную деятельность; самореализация.

Регламент работы. Открытое заседание КИИ проходит один раз в четверть. Этому общешкольному внеклассному мероприятию предшествуют три подготовительных заседания (интеллектуальные игры, экскурсии, создание мультимедийных презентаций, «мозговой штурм», написание сочинения, эссе, просмотр документального фильма, создание газеты, видеоматериалов, поиск необходимой информации с использованием образовательных порталов в сети Интернет и т.д.), объединенные общей темой. Содержанием заседаний является выходящий за рамки общеобразовательной программы материал по гуманитарным наукам.

Для данной программы были выбраны следующие темы, актуальность которых очевидна (юбилейные даты, изучение истории родного города, воспитание патриотизма):



Тема «Истоки»: квест - игра «Древние цивилизации» – посвящение в члены КИИ. Коммуникативно - интеллектуальная игра с элементами театрализации; «Откуда есть пошла земля русская» – «Своя игра» – по страницам древнерусской литературы; «Аз, буки, веди …» – история русского алфавита.

Тема «Пушкиниана»: «В океане Пушкинианы» – морской бой; Литературная гостиная»; «Учимся писать и мыслить у Пушкина» – «Своя игра».

Тема: «Последний император»: экскурсия в Краеведческий музей и посещение Храма на крови (г. Екатеринбург); «Мы – одно целое» - просмотр и обсуждение документального кинофильма (дом. задание – эссе «Исторические уроки, модель моей будущей семьи»); «Последний император» – интеллектуальная игра.

Тема: М.В.Ломоносов: оформление информационного стенда, посвященного 300-летию ученого; Интеллектуальная гостиная – «Михайло Васильевич Ломоносов – великий гуманитарий и естествоиспытатель».

Тема: «Петербург, Петроград, Ленинград»: «Восстание декабристов» – интеллектуальная игра с элементами театрализации; организация туристической поездки в город Санкт-Петербург; проект – «Карта – схема С.-Петербурга»; игра - путешествие «Петербург, Петроград, Ленинград».

Тема: «Екатеринбург – вчера, сегодня, завтра»: экскурсии по городу; подготовка творческих домашних заданий; «Екатеринбург – вчера, сегодня, завтра» – интеллектуальная игра с элементами театрализации (экскурсии на эту тему можно провести виртуально или произвести замену на родной город – г. Пенза).

В начале каждого учебного года происходит составление и корректировка плана на год, создание информационно - методической базы по планируемым темам заседаний. В конце учебного года – создание фильма о деятельности КИИ, подведение итогов работы КИИ, перспективное планирование на новый учебный год.

Интеграция (взаимопроникновение) дисциплин гуманитарного цикла способствует развитию навыков и умению творческого мышления, всестороннего развития личности, помогает ученику проявлять свою индивидуальность и сформировать прочные системные знания. Блочная система позволяет составить всеобъемлющую картину: исторические события, шедевры литературы, анализ языкового материала, культурное наследие, выстроенные в единую зрительную цепочку.

Процент усвоения материала, его понимание и запоминание зависят от роли, которую добровольно выбирает участник игры. При подведении итогов учитываются активность и результативность, соблюдение этических норм, а также участие в подготовке и проведении мероприятий. На основе этих показателей (для возможности учета динамики изменений личностного роста обучающихся) были разработаны «Ступени личного роста»:



Ученик игры – работает с одним - двумя видами источников информации; умеет составлять библиографию на заданную тему; может организовать собственную научно - поисковую деятельность под руководством педагога;

Знаток игры – умеет составлять аннотацию к книге художественного и научно-популярного содержания, подбирать литературу, пользоваться библиотечной картотекой, составлять вопросы к прочитанному тексту по законам викторины.

Мастер игры – умеет составлять вопросы двух уровней сложности, представить, тактично и убедительно отстаивать свою точку зрения, знает правила ведения нескольких форм интеллектуальных игр, составил, подготовил и провел одну интеллектуальную игру.

Таким образом, ориентировка школьников в информационных и коммуникативных технологиях (ИКТ) и формирование способности их грамотно применять (ИКТ-компетентность) являются важным элементом формирования универсальных учебных действий обучающихся на любой ступени образования, обеспечивающим его результативность. Применение информационно-коммуникационных технологий во внеурочной деятельности по предметам гуманитарного цикла позволяют максимально индивидуализировать обучение, создают все необходимые условия для самостоятельной работы учащихся, повышают мотивацию к изучаемому предмету, способствуют выработке самооценки у обучаемых, тем самым создают достаточно комфортную для ребенка среду обучения, познания и самореализации [1, 72].


Список литературы
1. Информационные и коммуникационные технологии в образовании («ИТО–Екатеринбург – 2011"): мат. V Международной науч.-практ. конф., проводимой в рамках Международного конгресса конференций «Информационные технологии в образовании», 12–13 мая 2011 г. / Минобрнауки России, Правительство Свердл. обл., ГБОУ ДПО СО «ИРО», Киевский обл. ин-т последиплом. образования пед. кадров, АНО «Информационные технологии в образовании»; отв. ред. вып. Л. И. Долинер.  Екатеринбург: [ИРО], 2011.  540 с.

2. Погодина, И. А. Информационно-коммуникационная компетенция учащихся: проблемы и модель формирования // Открытое и дистанционное образование. 2009.  № 4 (36).  С. 58 63.

3. Шпарута, Н. В. Современные сервисы Интернет в педагогической практике (Web 2.0): учебно-методические материалы для слушателей образовательной программы / Н. В. Шпарута, И. А. Волкова, Н. Ю. Сероштанова; ГБОУ ДПО СО «Ин-т развития образования», Каф. информационных технологий в образовании.  Екатеринбург: ИРО, 2012.  117 с.  Библиогр.: с. 117.

4. Электронный ресурс. Федеральный государственный образовательный стандарт.  http://standart.edu.ru/

5.Электронный ресурс. http://school2100.com/uroki/elementary/inform.php. А.В. Горячев, Программа «Информатика и ИКТ (информационные и коммуникационные технологии)».



З. П. Ларских

(г. Елец, Россия)


Каталог: files
files -> Тема конкурсной работы, руководитель (фио, должность)
files -> Рабочая программа по история отечества цикла
files -> Александр Николаевич Островский (1823-1886) Для чтения и изучения. Драма «Гроза». конспект
files -> Рабочая программа учебного курса «Литература» для 5 класса на 2015-2016 учебный год срок реализации: 1 год
files -> Курс «Риторика и стилистика»
files -> «Аристотель об этике»
files -> Реферат Сравнение взглядов на модель государства у Платона и Аристотеля
files -> Методический материал для медсестры процедурного кабинета
1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   27

  • Список литературы
  • С. Н. Егоров (г. Пенза, Россия) РУССКИЙ ЭКСПЕДИЦИОННЫЙ КОРПУС В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ИСТОРИОГРАФИИ
  • А.Ю. Павлова «Русская одиссея» эпохи
  • В заключение мы хотим отметить, что в XX
  • Список
  • И. В. Крутоус (г. Уссурийск, Россия) ИЗМЕНЕНИЕ ТЕМАТИКИ И СОДЕРЖАНИЯ МАТЕРИАЛОВ ПЕРИОДИЧЕСКОЙ ПЕЧАТИ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА РОССИИ В ПЕРИОД ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  • А. Р. Лыкова (г. Москва, Россия) РОЛЬ ФЛОТА В ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  • Д .С. Сайко (г. Уссурийск, Россия) УЧАСТИЕ ПОДВОДНОГО ФЛОТА РОССИИ В БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЯХ В ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  • ИНФОРМАЦИОННО-КОММУНИКАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В ГУМАНИТАРНОМ ОБРАЗОВАНИИ М. П. Болотская
  • С. А. Кожевникова (г. Пенза, Россия) интеллектуальная игра как средство развития
  • Цель
  • Тема «Пушкиниана»
  • Тема: «Петербург, Петроград, Ленинград»
  • Тема: «Екатеринбург – вчера, сегодня, завтра»
  • «Ступени личного роста»