Н.А. Шиблева (г. Пенза, Россия) Н. В. ГОГОЛЬ О «ПОПРИЩЕ СЛОВА»

Главная страница
Контакты

    Главная страница



Н.А. Шиблева (г. Пенза, Россия) Н. В. ГОГОЛЬ О «ПОПРИЩЕ СЛОВА»



страница15/27
Дата03.07.2018
Размер5,92 Mb.
ТипСборник


1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   27

Н.А. Шиблева


(г. Пенза, Россия)

Н. В. ГОГОЛЬ О «ПОПРИЩЕ СЛОВА»

Аннотация. В статье рассматривается одно из ключевых понятий в творчестве Н.В. Гоголя 40-х годов XIX в. Оно относится, в частности, к сфере журналистики и связано с нравственным аспектом деятельности.

Ключевые слова: Н.В. Гоголь, журналист, ответственность, нравственный.
Summary. This article is about one of concept N. V. Gogol´s works in 40-s years XIX century. This concept apply to journalism. Author consider it in connection with moral aspect of occupation.

Key-words: N. V. Gogol, journalist, responsibility, moral.


«Поприще слова» [2: 195] – так называет Н.В.Гоголь сферу применения нравственных сил писателя и, в частности, журналиста. Для журналиста-критика поле деятельности становится ещё и «поприщем полемическим» [4: 414].

От деятельности людей, чьё «поприще» – слово, от их личностных духовных качеств, по мнению Н.В. Гоголя, во многом зависит нравственное состояние общества.

Н.В. Гоголь подчёркивал, что журналистика способна оказать огромное влияние на читателей, поэтому она может и должна способствовать нравственному совершенствованию личности, общества, а значит и его движению вперёд. Писатели (в XIX в. писательством назывались тесно связанные между собой и художественное творчество, и журналистика – Н.Ш.), будучи «воспитателями людей» [2: 197], должны поразмыслить о своём призвании, о цели своей деятельности. Н. В. Гоголь убеждён, что именно игнорирование нравственной стороны деятельности привело к тому, что «в то время, когда уже было начали думать люди, что образованьем выгнали злобу из мира, злоба другой дорогой, с другого конца входит в мир, – дорогой ума, и на крыльях журнальных листов, как всепогубляющая саранча, нападает на сердца людей повсюду» [2: 388]. Чтобы исправить такое положение дел, по мысли Н.В. Гоголя, одного желания добра мало. Во-первых, журналист должен быть честным, самокритичным, объективным, поскольку ложь, самоуверенность, гордость ума, односторонность уводят личность от добра, от истины: «Уже и самого ума почти не слышно. Уже и умные люди начинают говорить ложь противу собственного убеждения, из-за того только, чтобы не уступить противной партии, из-за того только, что гордость не позволяет сознаться перед всеми в ошибке…» [2: 388]. Во-вторых, журналист должен уметь обращаться со словом, поскольку следствие несозревшей мысли, несдержанности, необдуманности речи – «неряшество и неопрятность» [2: 197], способствующие распространению зла: «Обращаться с словом нужно честно. Оно есть высший подарок Бога человеку. Беда произносить его писателю в те поры, когда он находится под влиянием страстных увлечений, досады, или гнева, или какого-нибудь личного нерасположения к кому бы то ни было, словом – в те поры, когда не пришла ещё в стройность его собственная душа: из него выйдет слово, которое всем опротивеет. И тогда с самым чистейшим желанием добра можно произвести зло» [2: 196].

«Поприще» – одно из ключевых понятий в творчестве Н.В. Гоголя 40-х годов. В понимании публициста, это не просто «место», на котором человек трудится, не просто «должность», которую человек занимает; поприще – это, прежде всего, ответственность личности перед Богом, перед совестью, перед людьми; сфера применения нравственных сил человека. Поскольку автор убеждён, что «Бог недаром повелел каждому быть на том месте, на котором он теперь стоит» [2: 190], он призывает каждого к совершенствованию: «Нужно подумать теперь о том всем нам, как на своём собственном месте сделать добро» [2: 190]; «… мы призваны в мир не затем, чтобы истреблять и разрушать, но, подобно Самому Богу, всё направлять к добру, – даже и то, что уже испортил человек и обратил во зло» [2: 244].

Состояние «журнальной литературы» – главная тема статьи Н.В.Гоголя «О движении журнальной литературы в 1834 и 1835 году», опубликованной в журнале «Современник». По мнению публициста, одна из причин бедственного положения – нерадивое, безответственное отношение редакторов к своему делу, литературное невежество журналистов-рецензентов, отсутствие «заботы» о формировании мировоззрения и вкуса читательской аудитории.

Редактор, он же и критик, по убеждению Н.В. Гоголя, должен быть человеком мыслящим, имеющим «убеждения и чувства» [3: 151], эстетический вкус, обладающим «живостью слога» [3: 159]; редакторами не должны становиться люди, которым «приличнее было бы заниматься просто торговлею, а не литературою» [3: 160].

Журналисты-критики, проявляя заботу о формировании мировоззрения, вкуса «публики», должны, по мысли публициста, пробовать перо не ради собственного самолюбия, славы, «удальства» [3: 154]. Их «долг» – постоянно давать себе отчёт в том, «что сделали они… такого, которое должно вписаться в историю нашей литературы, оставить в ней оригинальную черту, какие мнения, какие толки они утвердили, что определили и какой мысли дали право гражданства» [3: 149].

«Безукоризненное» исполнение должности [2: 195], по мнению Н. В. Гоголя, тесно связано с гражданственностью: каждый, «выступая на поприще», должен прежде «создаться как гражданин земли своей» [1: 457]. В письме к П.А. Плетнёву он писал: «Уже всё зовёт ныне человека к занятиям более сосредоточенным, не только значительность современных вопросов, но даже самая пустота современного общества и легковесная ветреность дел его приглашают ныне человека взглянуть строго на самого себя, вопросить с большей отчётливостью свои силы и определить себе труд не временный, минутный, но… живительный и полный…» [4: 416]. В «Авторской исповеди» проводится мысль о том, что на каждом из «поприщ» мудрый человек найдёт себе дело по душе: «И мне кажется, что если только хотя сколько-нибудь умеешь ценить человека и понимать его достоинство, которое в нём бывает, даже и среди множества недостатков, и если только при этом хоть сколько-нибудь имеешь истинно христианской любви к человеку и, в заключенье, проникнут точно любовью к России, – то, мне кажется, на всяком месте можно сделать много добра. Сила влияния нравственного выше всяких сил» [1: 459].

«Слово гнило да не исходит из уст ваших! Если это следует применить ко всем нам без изъятия, то во сколько крат более оно должно быть применено к тем, у которых поприще – слово» [2: 197], – обращается к своим читателям, и прежде всего, к писателям, журналистам Н.В. Гоголь, призывая к ответственному отношению к слову как дару, которым должен воспользоваться человек для утверждения и распространения добра, истины.
Список литературы
1. Гоголь, Н. В. Авторская исповедь // Гоголь Н. В. Собрание сочинений в восьми томах. Том VII. – М.: «Правда», 1984. – 528 с. – С. 430 – 466.

2. Гоголь, Н. В. Выбранные места из переписки с друзьями // Гоголь Н. В. Собрание сочинений в восьми томах. Том VII. – М.: «Правда», 1984. – 528 с. – С. 181 – 391.

3. Гоголь, Н. В. О движении журнальной литературы в 1834 и 1835 году // Гоголь Н. В. Собрание сочинений в восьми томах. Том VII. – М.: «Правда», 1984. – 528 с. – С. 147 – 167.

4. Гоголь, Н. В. О «Современнике» // Гоголь Н. В. Собрание сочинений в восьми томах. Том VII. – М.: «Правда», 1984. – 528 с. – С. 414 – 423.



И. Ф. Шувалов

(г. Пенза, Россия)


КАЛАМБУРНЫЙ ЗАГОЛОВОК НА СТРАНИЦАХ ГАЗЕТ
Аннотация. В статье рассматриваются способы создания каламбурных заголовков в газете. Это – столкновение или замена созвучных слов, выделение шрифтом, совпадение в созвучии частей разных слов, омонимия и др. Цель таких заголовков – привлечь внимание читателя, вызвать комический эффект.

Ключевые слова: каламбур, газета, заголовок, способ образования.


Summary. The article examines ways of creating punning headlines in the newspaper. That includes collision or replacing consonant words, font selection, coincidence in assonant parts of different words, homonyms, etc. The objective of such headlines is to attract the reader's attention, cause a comic effect.

Key-words:  wordplay, newspaper, headline, method of forming.


Каламбур – «игра слов, основанная на нарочитой или невольной двусмысленности, порождённой омонимией или сходством звучания, и вызывающая комический эффект» [1: 207]. Как отмечает Е.П. Ходакова в энциклопедии «Русский язык», каламбур как один из приёмов языковой игры был распространён «в юмористическом или сатирическом контексте, в эпистолярной литературе и разговорной речи» [3: 174]. Употребляясь чаще всего для забавы, развлечения, он во многих случаях является намёком на какие-либо особенности изображаемого, на которые надо обратить внимание читателя. На современной газетной полосе делается это не только в самом контексте, но очень часто и в заголовках. Цель – заинтересовать читателя, усилить на него эмоциональное воздействие необычным сочетанием слов, их звучанием, или разным значением, не сопоставимом в данном контексте. «Столкновение в контексте обособившихся по значению однокорневых слов способствует более ясному осознанию их родства в прошлом и расхождения их в последующее время» [3: 174].

Рассмотрим некоторые наиболее распространённые способы создания каламбурных заголовков. Для этого проанализируем материалы, полученные путём многолетних наблюдений за еженедельниками «Аргументы и факты» (далее – «АиФ»), «Комсомольская правда»-«толстушка» («КП») и некоторыми другими центральными и региональными изданиями.

I. Одним из самых распространённых способов создания каламбурных заголовков является приём столкновения общеязыкового слова и созвучного ему индивидуального новообразования, совмещающего в себе значение и звучание обоих слов. Например:

1. Фальшированная рыба / Как не проглотить вместе с ней паразитов, микробов… («АиФ», 44-2009; первая цифра обозначает номер, а вторая – год издания газеты). Каламбурное образование получилось из соединения двух слов: «фальшивый» и «фаршированный».

2. Гаремыки султана Брунея («КП», 220-1997) – из «горемыка» и «гарем».

3. Стакановское движение / Может ли Россия прожить без «дури»? («АиФ», 51-2010) – из «стакан» и «Стаханов».

4. Мэрская должность («АиФ», 44-2010) – из «мэр» и «мерзкий».

5. Тарифметика / Откуда в квитанциях «страшные» цифры («АиФ», 13-2010) – из «тариф» и «арифметика».

6. Депутаты снимают с депутан последние штаны («КП», 17.06.1998) – из «депутат» и «путана».

II. Каламбурный заголовок получается и тогда, когда одно слово заменяется другим, созвучным тому, которое должно быть в данной ситуации. Например:

1. Блог – в помощь / Чиновники выходят в интернет («АиФ», 15-2010). Заголовок созвучен пословице «Бог в помощь».

2. Как таран на новые ворота («КП», 25-т, 2014) – баран-таран.

3. Гость в горле / Могут ли мигранты привести Россию и Европу к катастрофе («АиФ», 14-2016) – кость-гость.

4. Суд да тело («КП», 04-т, 2016) – дело-тело.

5. Хочу любви, тепла и ласты («КП», 27.03-4.04-2014) – ласка-ласты.

III. В качестве средства создания каламбурного заголовка иногда выступают:

а) омонимы – одинаково звучащие слова, формы слов и сочетания [2: 81]:

Что светит дольщикам и сколько светит директору («Наш город», 51-2010); Есть что есть («АиФ», 28-2015); Зато они живут в ЗАТО («Наша Пенза», 14-20.02-2003); Девушке голо без гола / Т. Арно разделась из-за проигрыша сборной Испании («КП», 25-2014); Джентльмены у дачи («АиФ», 15-2009); О спорт! О да! («КП», 2-9.08-2012); История о том, как переписывают историю («КП», 15-22.11-2012).

б) паронимы – слова, близкие по звучанию [2: 132]:



Дума-2002: кто не сдрейфил, тот дрейфует («АиФ», 04-2002); Доверчивость утратила доверие («КП», 29.11-6.12-2012).

IV. К каламбуру приводит и совпадение в заголовке частей разных слов или слова и совпадающей по звучанию части другого слова. Например:



Вляпались в Лепса («АиФ», 8-2013); Обама без обмана («АиФ», 29-2009); Что за шорами офшоров («АиФ», 14-2016); Два пути Путина («АиФ», 19-2012); Топай как Топтыгин («КП», 15-22.07-2015).

V. Каламбурный заголовок может создаваться и с помощью супраграфемики, в частности, путём варьирования шрифта, когда в заголовке выделением отдельных букв или частей слова «рождается» новое слово, связанное с основной темой текста, вызывая более яркие ассоциации. Так, в заголовке «Кто ОПоГанил Россию?» выделенные буквы ОПГ образуют аббревиатуру, которая расшифровывается как «организованные преступные группировки» [4: 164].

Аналогичные примеры:

Не БэГэугодное это дело – русский шансон («АиФ», 29-2002) – заголовок к интервью с БГ – Борисом Гребенщиковым. Как доПиться удвоения ВВП («АиФ», 12-2006). СамоКАлечение («АиФ», 42-2004); НЕограниченные возможности / Наши паралимпийцы взяли 38 медалей в Ванкувере («АиФ», 12-2010). Советские запИвалы («АиФ», 15-2016). Рекомендованный цЕнизм («АиФ», 23-2007).

В качестве вставных элементов часто выступают аббревиатуры. Например:



45 лет под ОПЕКой («АиФ», 45-2005) – материал о юбилее ОПЕК; Украина поПРОсилась под американский ядерный зонтик («АиФ», 11-2007); Школа: объЕГЭрят всех («АиФ», 12-2007); МАКСимальный контракт ВВС («АиФ», 35-2009) – материал о московском авиакосмическом салоне; ЧОПнутое время / В охранном бизнесе сегодня трудится около 3 тыс. пензенцев («Пензенская правда», 86-2010); ОбГЭГочешься («АиФ», 15-2005) – ГЭГ – комическая миниатюра без текста; ПодНАТОрели / Альянс отказался давать гарантии – что дальше? («АиФ», 48-2011).

Обыгрываются в заголовках и имена. Например: БУШечное мясо («АиФ», 37-2004) – материал о ножках Буша; Нецензурная ФИЛИППика («АиФ», 20-2004) – о поведении Ф. Киркорова; Воспитание по-ДИКому («АиФ», 42-2010) – заметка о Дике Адвокате-тренере по футболу; ПЕЛЕна на глазах / Чем помогут России бразильские футболисты («АиФ», 40-2010); ОбезЖИРенная ЛДПР («АиФ», 52-2009) – материал о Жириновском; Будет ли Украина ЮЛИть, не платить за российский газ («АиФ», 41-2007) – о позиции Юлии Тимошенко в этом вопросе.

Обыгрываются и названия городов: Пока ВАНКУВЕРкаемся / Что мешает России озолотиться («АиФ», 7-2010); Как проСОЧИться? («АиФ», 46-2013) – материал о том, как попасть на игры в Сочи.

Однако подавляющее большинство каламбурных заголовков, созданных путём варьирования шрифта, относится к таким, в которых выделяется самое яркое, нужное в данном материале общеязыковое слово. Оно сразу бросается в глаза и настраивает читателя на соответствующее восприятие текста. Иногда даже не требуется разъяснительный подзаголовок. Например:



Чиновничьи надБАБКИ («АиФ», 79-2011); Берегите РОДИНкУ («АиФ», 49-2006); ЗаДАЧКИ новой власти («АиФ», 27-2004) – материал о «незаконных» дачах в Подмосковье; ЗаКРЫМа бывшей родины («АиФ», 29-2004); Россия отЧАЯнная («АиФ», 28-2008) – материал о потреблении чая; оГРИБём – заголовок о сборе грибов («АиФ», 22-2008); ЗаХЛЕБнулись ценами / Кто взвинчивает стоимость продукта №1 («АиФ», 36-2010); Киргизы разБАЗАривают американцев («АиФ», 07-2009) – материал о закрытии военной базы; Сколько ещё туЖИТЬ в бараке («АиФ», 13-2012); Вести с орБЫТы / Как в невесомости спят, едят… («АиФ», 10-2011).

Таковы основные способы создания каламбурных заголовков. Существуют и другие, которые, вероятнее всего, встречаются главным образом в текстах, а не в заголовках, ограниченных по определению небольшим количеством слов [3: 174-175].

Представленные краткие заметки о создании таких заголовков говорят о богатых возможностях образования новых слов в языке, которые называются окказионализмами, т.е. образованными по случаю, обусловленным специфическим контекстом. И судьба их специфична. Они так и останутся единичными одномоментными образованиями. Их роль – «словесная экономность, лаконизм и острый, неожиданный поворот мыслей» [3: 174], направленных на фиксацию текущей действительности в необычной форме. Образование большинства слов-каламбуров не противоречит законам языка. Они легко читаются и хорошо понимаются исходя из контекста. Например: БЛОГОдатные темы («Земляки», 09-2011); ПоБЕДА витаминов («АиФ», 43-2009); В России – всё – хОкКЕЙ («АиФ», 22-2008); Бесшайбашные («АиФ», 20-2011); Бензобразие («АиФ», 30-2005) и мн. др. Образования, стоящие на грани дозволенного по звучанию и содержанию, единичны: Космические засланцы в лесу («АиФ», 11-2013), Рубль в овне («АиФ», 37-2015), ПравоохрЕнительные органы («АиФ», 45-2009).

Большинство же каламбурных заголовков соответствуют нормам русского языка. Наряду с другими игровыми заголовками они обладают большими стилистическими возможностями. Умелое пользование ими позволяет создавать яркий языковой эффект, придать тексту особый эмоционально-экспрессивный оттенок, послужить средством создания юмора, иронии, сатиры и т.д.


Список литературы
1. Словарь иностранных слов. – М.: Русский язык, 1983. – 687 с.

2. Фомина, М. И. Современный русский язык. Лексикология. – М.: Изд-во «Высшая школа», 1990. – С. 126-132.

3. Ходакова, Е. П. Каламбур // Русский язык. Энциклопедия. М.: Изд-во «Дрофа», 1997. – С. 174-175.

4. Шувалов, И. Ф. Некоторые особенности оформления заголовка на газетной полосе // Экология русского языка. – Пенза, 2010. – С. 164-167.



ВОПРОСЫ ФИЛОЛОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ

И МИРОВАЯ ПРАКТИКА

Г. В. Адыгезалов

(г. Нахчыван, Азербайджан)
К ИСТОРИИ АЗЕРБАЙДЖАНСКО-РУССКИХ

ЛИТЕРАТУРНЫХ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ
Аннотация. В исследовании основная цель заключается в изучении азербайджанско-русских литературных связей через призму всей истории взаимоотношений государств России и Азербайджана и эволюции развития проблемы. Автор на основе богатых историко-филологических фактов исследует все этапы азербайджанско-русских литературных взаимоотношений, начиная от средних веков, XIX-XX столетий и кончая современного периода, с учетом исторических особенностей сотрудничества государств.

С целью обстоятельного изучения особенностей развития литературного сотрудничества исследованы источники, отражающие особенности литературных связей в средних веках, XIX-XX столетиях и начале XXI века, особенности каждого периода оценены на основе историко-филологических фактов.

В заключительной части, выступая из исторических реалий современности, вынесена объективная и обоснованная оценка повышения уровня взаимовлияний азербайджанско-русских литературных связей.

Обоснована мысль, что хронологическое исследование литературной взаимосвязи позволяет выявить эволюцию восприятия Азербайджана в русской литературе на фоне происшедших исторических событий.

Ключевые слова: азербайджанско-русские литературные связи, средние века, XIX-XX столетия, современный период, взаимовлияние, взаимообогащение.

Summary. In the research the basic goal consists of the investigation of conditions of developing Azerbaijan- Russian literary ties in modern stage on the background of all state cooperation of Azerbaijan- Russian states. The author drawing into research the rich historical-philological sources from the middle ages, XIX –XX centuries and the historical characteristics of modern period point of view is systematized the development lines of all the stages of Azerbaijan-Russian literary ties from their formation till nowadays.

On the purpose of detailed learning the problem the sources reflecting the development characteristics of the literary ties in the middle ages, XIX-XX centuries and XXI century are investigated and the characteristic features of each times are shown on the base of historical philological facts.

In the conclusion part performing from modern historical reality point of view the Azerbaijan-Russian literary ties, their mutual impact level and rise are valued well-founded and objectively.

The investigation of literary ties systematically on the base of happened historical events gave an opportunity to th fullness of reflection praising Azerbaijan theme in Russian literature.

Key words: Azerbaijan-Russian literary ties, middle ages, XIX-XX centuries, modern period, mutual impact, mutual enrichment.

Общение между литературами – факт, влияющий на жизнедеятельность всей литературы. Только подобный угол зрения может помочь увидеть в ней то, что останется на века. Связи между разными по национальному генезису художественными явлениями свидетельствуют, что объектом исследования, внутри которого ищутся схождения и различия, сегодня стало искусство (и литература в том числе), включенное в историю человечества. Именно этот отсчет от человечества и созданной им культуры позволяет заметить связи между явлениями, прежде казавшимися изолированными. В одной из статей в периодической печати И.П.Щеголихин указывал на то, насколько важным является отношение к прошлым культурным ценностям: «Многих беспокоит положение в культуре, в науке, в литературе. Если раскрыть Российскую энциклопедию, уже современную, постсоветскую, можно увидеть в ней имена многих известных национальных поэтов и писателей. Россия всех помнит и всех хранит, зная, что чужой культуры не бывает» [13: 88]. Здесь, думается, автор указывает на необходимость обращения к истокам духовной культуры целого поколения, для полного и глубокого понимания современных проблем, связанных с литераторами, от деятельности которых зависит прогресс в культуры и искусства, они призваны направлять свою духовную энергию на сохранение культурных ценностей и нравственного климата в обществе.

История взаимодействия и складывания двусторонних литературно-культурных отношений между Азербайджаном и Россией богата и уходит корнями в средневековье. Историко-филологические факты свидетельствуют о том, что первым случаем российско-азербайджанских межгосударственных отношений, заложивших основу и культурно-литературных взаимосвязей, можно считать обмен между Москвой и Шемахой посольствами. Посол Василий Папин вез от царя Ивана III Ширваншаху Фаруху Ясаху 90 кречетов. Было это во второй половине XV века. И хотя, Шекинское, Карабахское, Гянджинское, Иреванское, Кубинское, Нахчыванское и Талышское ханство, не считались государствами, факт принятия царем России посла от Фаруха Ясаха указывает на именно межгосударственные отношения, переросшие в дальнейшем в культурные [14]. С течением времени отношения между Россией и Азербайджаном укреплялись путем установления стабильных экономико-политических связей, а так же путем непрерывного культурного взаимодействия. Апогей этого взаимодействия относится к XIX-XX векам, то есть периоду включения Азербайджана сначала в состав Российской Империи, а затем – страны советов.

Актуальность азербайджанско-русских литературных связей представляется весьма актуальной по той причине, что на современном этапе положение дел обязывает взглянуть на эти отношения через призму всей истории взаимоотношений государств и эволюции развития проблемы. Однозначно утверждено, что на первых этапах взаимодействия России и Азербайджана, отношения между государствами характеризуются в основном как захватнические. После завершения окончательного присоединения (захвата) Северного Азербайджана к Российской империи в 1828 году в русской литературоведческой науке стал проявляться профессиональный интерес к истории, географии, этнографии, культуре и искусству, обычаям и традициям нашего народа, что нашло свое отражение во многочисленных очерках, путевых заметках, дневниковых записях самых различных представителей русской культуры. Определенный интерес для исследования представляют работы, отражающие весь пройденный путь литературных связей, начиная с самых ранних периодов вплоть до вхождения Азербайджана в состав Российской империи и современности, когда мир шагнул в XXI век, расширились возможности человеческого общения, в процессе жизни стало понятным, что общезначимые художественные явления сближают народы и процессы, протекающие в разных литературах. Опираясь на эти процессы, мы можем прочесть карту культуры XIX-XX веков по-новому, отвлекаясь от массы вторичных признаков.

При взаимосвязанном изучении национальных литератур, необходимость которого диктуется социально-политическими, историко-культурными и национально-литературными реалиями современной жизни, неизбежно встает проблема межлитературного синтеза, типа литературных отношений, ее истории, роли, места и значения в мировом литературном процессе.

Тема азербайджанско-русских литературных связей еще недавно, лет тридцать тому назад была одной из актуальной не только в азербайджанском литературоведении, но и в других «братских» республиках, составивших СССР. Тема взаимосвязей национальных литератур с русской литературой была приоритетной в литературоведческой науке. Но с распадом советской империи, образованием независимых суверенных национальных государств изменились приоритеты во многом, в том числе и в этом, некогда актуальном и популярном направлении. Сейчас настало время по-новому, с учетом новых исторических реалий рассмотреть эти литературные связи, дав объективную и честную оценку деятельности отдельных писателей, представляющих как русскую, так и азербайджанскую литературу.

Чтобы изучать литературный процесс, сегодня востребованы иные подходы: объективное рассмотрение процессов в двух, соприкасающихся в процессе развития, литератур, все наиболее важные моменты взаимодействия их, а не только, что рассматривалось в прошлом в основном двухвековые связи – ХIХ-ХХ столетий, тогда как эти связи налаживались еще со средних веков. Причем следует рассматривать эти связи только с учетом интересов двух взаимодействующих литератур и с учетом новой исторической дистанции и перспективы отношений. Хронологическое исследование литературной взаимосвязи позволяет выявить эволюцию восприятия Азербайджана в русской литературе на фоне происшедших исторических событий.

При всем многообразии написанной о российско-азербайджанских отношениях литературы можно выделить несколько литературоведческих направлений и периодов, идущих непосредственно от позиций участников этих отношений и от позиции межкультурных отношений. Именно в рамках культурно-экономических связей сформировались оценки и традиции, оказывающие влияние не только на развитие литературных, но и современной равноправной и взаимовыгодной политической ситуации. Используя принцип историзма, который всегда остается действенен и актуален, строго придерживаясь правил хронологии в изложении фактов, постараемся рассматривать те политические и культурные связи, которые возникли между Россией и Азербайджаном еще со времен древности и продолжали активно развиваться на протяжении всех последующих этапов. Исходя из этой позиции, в данной работе мы поставили перед собой целью изучать историю литературно-культурных связей азербайджанского и русского народов периода средних веков, ХIХ-ХХ столетий и современного периода, дать научную оценку взаимосвязям русской и азербайджанской литератур.

Культурные и торговые связи Азербайджана и России имеют древние традиции. Закавказье вообще и Азербайджан в частности уже в раннее средневековье привлекали внимание русских людей. Академик Б.Греков указывает, что в VII-X веках «большое развитие получила торговля закавказских городов со странами восточной Европы» [10: 12].

Отметим, что во всей Закавказии Азербайджан занимал особенно выгодное, с точки зрения торговли, положение. Через него проходили сухопутные и торговые пути, которые связывали древнюю Русь с Востоком. Так, русские бывали в Дербенте, у устья Куры, в Баку, Табризе и других городах. Многообразные впечатления о поездках получили отражение в литературных памятниках. К примеру, древнерусское «Хождение за три моря Афанасия Никитина» содержит весьма интересные впечатления об азербайджанских реалиях. Летопись свидетельствует о том, что «Афанасий Никитин волей судьбы очутился в Азербайджане, около трех месяцев прожил в Баку, в Шемахе и в Ленкорани» [8: 107]. Его впечатления об этих древних азербайджанских городах, не привлекавшие должного внимания ученых, представляют для нас большой интерес по теме. В Баку его привлекает «неугасимый огонь» (по предположению ученых, храм огнепоклонников в Сураханах), наблюдает Афанасий прибой на Каспии. В Шемахе Никитин побывал дважды. Изнурительной кажется ему летняя жара и духота в Шемахе, но это не мешает ему не только работать там, но и встречаться с правителем ее Узун-Гасаном. До сих пор, по рассказам местных жителей Шемахи, сушествует там гора, где находилась резиденция Узун-Гасана и где остонавливались не только Никитин, но и европейские путешественники ХV века – Контарини, Барбаро и др. Записки Никитина о виденных им азербайджанских городах выразительны и лаконичны.

Летописец свидетельствует, что позже (в 1623 году) в азербайджанских городах побывал другой русский путешественник, Федот Афанасьевич Котов, который вел дневник, содержащий чрезвычайно ценные сведения о географии, этнографии, культуре азербайджанских земель. Котов делает интересные наблюдения, касающиеся Ширвана, Шемахи и других регионов Азербайджана.

Отображение Азербайджана – популярнейшая тема в русской литературе и в последующие периоды истории. Один только перечень имен русских литераторов того времени, к ней обращавшихся, показывает огромный интерес представителей различных слоев русских к Кавказу, особенно нашему региону. «Тема Кавказ и Азербайджан в русской литературе» – тема, которая охватывает кавказские материалы различных лет – со времен присоединения этого края к России вплоть до наших дней. Следует остановиться на материалах литературы ХIХ века, и это не случайно. В начале ХIХ века с захватом и, как результат, вхождением Азербайджана в состав России, открываются новая полоса в рвзвитии русско-азербайджанских связей, когда этот регион привлекал пристальное внимание монархического режима. Именно с этого периода на Кавказ и в Азербайджан направляются уже не единичные представители дипломатических и торговых кругов, а многочисленные группы военных, чиновников, путешественников, писателей, из дневниковых записей которых появляются путевые заметки, статьи, поэмы, стихотворения, повести, посвященные Кавказу [6: 5].

Здесь приходится говорить о произведениях так называемой «массовой» литературы, созданной «второстепенными» писателями, исходя из того, чтобы «познать, какими условиями вызваны перемены, изменения, новые эпохи в литературном развитии, нужно обобщить огромный материал, изучить «массовое» литературное движение» [11: 54].

Присоединение Кавказа и в его составе Азербайджана к России выдвигало много важных проблем. Одной из них была проблема взаимоотношений русского народа с кавказцами. Понятно, что самодержавный строй России стремился к колонизации Кавказа, пытаясь оправдать политику порабощения кавказских народов, стремясь представить горцев кровожадными существами, а кавказскую природу – исчадием ада, создающим дикарей. Авторы многочисленных работ расчитывали на внимание к своим произведениям со стороны обывателей, увлеченно читающих второсортные небылицы о туземных приключениях. Таковы прозаические произведения А.А. Шишкова («Перечень писем из Грузии»), Г. Геракова («Путевых записках по многим российским губерниям»), Н. Пауля («Кавказские картины (из записок очевидца)»), М. Соболева, П. Зубова («Шесть писем о Грузии и Кавказе, написанные в 1833 году»), И. Радожицкого «Отрывок из письма к родным в Россию», М. Ведениктова («Взгляд на кавказских горцев»), Н.Б. Голицына («Переезда через Кавказские горы»), стихотворения Н. Бутырского, А. Писарева, П. Шаликова, Л. Якубовича и многих др., произведения которых сыграли определенную роль в пресечении опасных выступлений писателей романтического плана. Такого рода произведения о Кавказе подверг резкой критике В.Г. Белинский, писавший, что «истинные поэты живописуют нравы и обычаи страны, избранной ими театром... Кавказ интересует всех и дикою красотою своей первобытной природы, и дикими нравами своих обитателей, и вот стали являться беспрестанные описания этой страны... Конечно, все это бывает в жизни, и на Кавказе больше, нежели где-нибудь, но ведь это только одна сторона жизни горцев: зачем же отвлекать только одну ее? Оно, конечно, эффективно, но одно да одно – воля ваша – наскучает» [4: 482].

Среди представителей «массовой» литературы П.А. Муханов известен как автор нескольких кавказских произведений, причем более всего его интересовала история и культура этого края, что предопределило документальность его публикаций. Среди представителей «второстепенных» русских писателей было немало людей объективных и достаточно талантливых, внесших весомый вклад в установлении нормальных отношений между русским и кавказскими народами, в русскую кавказоведческую науку. Одно из первых мест в этом принадлежит Н.А. Нефедьеву, в очерках которого содержатся интересные информации об азербайджанских городах Нахчыван, Джульфа, Ордубад, им приводятся наблюдения над обычаями и бытом азербайджанцев. Произведения многих вышеперечисленных авторов отличаются от других «путешествий» и «массовой» литературы достоверностью описания архитектурных соружений Кавказа, объективностью изображения военных событий на Кавказе.

Как можно убедиться, русская «массовая» литература 20-30-х годов ХIХ века содержит богатый материал об Азербайджане, целый ряд «второстепенных» деятелей русской литературы, произведения которых большей частью основательно забыты в наши дни, дал русскому читателю первые и достаточно верные сведения о культуре, литературе, истории, быте и нравах кавказских народов, заложив тем самым начало русско-кавказским и русско-азербайджанским литературным связям.

Очерки, путевые заметки, рассказы и повести А.А. Бестужев-Марлинского (1797-1837), такие как «Прощание с Каспием», «Путь до города Кубы», «Горная дорога из Дагестана в Ширван через Кунакенты», «Последняя станция к старой Шамахе», «Переезд от станции Топчи в Куткаши», «Дорога от станции Алмалы до поста Мугансы», повести «Аммалат-бек» и «Мулла-Нур» [12].

Большой интерес представляют кавказские и азербайджанские стихотворения сотрудника ряда периодических органов первой половины ХIХ века, специалиста по экономике кавказского края В.Н. Григорьева (1803-1876), который с глубоким интересом изучал этот древний край и творчески использовал свои познания. Своеобразное отношение Григорьева к Кавказу и его жителям проявилось уже в раннем его стихотворении об этом крае – «Вечер на Кавказе» (1825), в котором наряду с описанием природы даны раздумья о будущем этого края. В произведениях Григорьева Кавказ получал совершенно новое литературное освещение. Особенно значительен для нас труд В. Григорьева «Статистическое описание Нахичеванской провинции» (1833, СПб), где наряду с хозяйственно-экономическими статистическими сведениями приводятся достоверные факты переселения армян из Ирана на территорию Нахчывана [7].

Русский читатель получает возможность более объективно познакомиться с жизнью, историей и культурой кавказских народов, в том числе и с реалиями азербайджанского народа, по кавказским и азербайджанским произведениям А.С.Пушкина и М.Ю. Лермонтова, которые стремились донести до отечественного читателя всю правду об образе жизни здешних народов. В посвящении к поэме «Аул Бастунджи» Лермонтов называет себя «сыном» Кавказа: «Я сердцем твой, - всегда и всюду твой». В своих кавказских поэмах: «Кавказский пленник» и «Черкесы», «Каллы», «Аул Бастунджи», «Измаил-бей», «Хаджи-Абрек», «Мцыри», «Беглец», изображая характер горцев, Лермонтов воспевает такие черты, как страстность, сила стремлений, решительность, волевая настойчивость этих народов. Но главное в монументальной поэме «Измаил-бей» юный Лермонтов от имени горцев декларировал приоритет «вольности» по отношению ко всему остальному [15].

Пребывание Лермонтова в Азербайджане, знакомство опального поэта с культурой и языком, представителями азербайджанского народа, азербайджанские мотивы в его творчество обстоятельно рассмотрены нами в статье, приуроченной к 200-летию со дня рождения певца Кавказа [1].

Литературная деятельность Я.П. Полонского, Н.Н. Муравьева А.Н. Плещеева, А.Ф. Писемского и некоторых представителей «массовой» русской литературы, рассматривая тему Азербайджана в русской литературе с различных общественно-политической позиции и гражданского гуманистического отношения к ней, ввела в русскую романтическую литературу новые образы и идеи, внесла в нее новую, живительную струю, обогатила лексику романтической прозы словами и выражениями ориентального происхождения. Аккумуляция интеллектуальных сил русских художников слова «второго эшелона» позволила великим классикам создать живые, яркие и красочные картины из жизни кавказских народов в «Путешествии в Арзрум» (А.С. Пушкина) и «Ашик-Керибе» (М.Ю. Лермонтова), соответственно. А в середине и конце XIX века своеобразную эстафету от А.С.Пушкина и М.Ю. Лермонтова подхватили А.Н. Островский, Л.Н. Толстой и А.П. Чехов.

В XIX веке в дневниках, письмах, эссе и путевых заметках корифеи русской литературы А.Н. Островский, Г.Н. Успенский, А.Ф. Писемский, Н.Г. Чернышевский, Л.Н. Толстой, А.П. Чехов описывали впечатления от поездок в Азербайджан и на бакинские нефтепромыслы. Иногда они были мимолетными, а порою продиктованы достаточно долговременным пребыванием писателей-реалистов на Кавказе, но неизменно представляли собой ценный ориентальный материал. К славным именам присоединялись сочинения В. Золотницкого, Я. Полонского, В. Романовича, С.А. Раевского и других. Они могли быть самого разного содержания. Например, Я.Полонский привнес в русскую культуру свежие впечатления, нарисовав картины, отдающие «восточным духом». Раевский в основном занимался этнографией закавказского края. В. Романович посмотрел на историю Баку с исторической точки зрения, ассоциативно-умозрительно связав некоторые архитектурные памятники города с античностью. «Отсюда и характерологические «Отрывки из путешествия ориенталиста. Баку. Холера-Морус. Девичья башня в Баку. Предание об Аристотеле и Платоне» [5: 115].

Самые достоверные сведения о характере кавказских народов, в том числе об азербайджанцах, мы находим в творениях Л.Н. Толстого, который просто влюбился в гордость и свободолюбие обитателей Кавказа и находил потрясающие идеи своих произведений. Толстой, пробывший в этих местах достаточно длинный и, пожалуй, самый значимый отрезок своей жизни, сумел, как никто другой, честно оценить достоинства и мужество людей этого прекрасного края. Тому свидетельствует запись в дневнике престарелого писателя, отметившего, что «Я начинаю любить Кавказ, хотя посмертной, но сильной любовью». Об этом говорит множество произведений художника, посвященных именно величественному краю и воспевавших героизм его отважных сынов: «Кавказский пленник», «Казаки», «Набег», «Хаджи Мурат»… Эти бесценные шедевры русской и мировой литературы повествуют о том, что природа наделила кавказцев горячим темпераментом и холодным рассудком, однако не забыла и о духовном их развитии, что в их душах с малолетства заложена огромная любовь к своей родине, любовь, толкающая их на бессмертные подвиги. Произведения Л.Н. Толстого актуальны и по сей день, что заставляет нас говорить о нем как об одном из открывателей достоверного характера представителей народов Кавказа.

Таким образом, в формировании, развитии и расширении русско-азербайджанских литературных связей огромная заслуга русских литераторов XIX столетия, явившегося основным предпосылком для дальнейшего укрепления литературного содружества русского и азербайджанского народов.

В начале XX века отношения между Азербайджаном и Россией кардинально меняются. В новых условиях литературам надо было выходить за пределы узконационального, приобретать общечеловеческое звучание, стать достоянием других народов. Такая задача оказывалась немыслимой без освоения опыта развития национальных литератур. Серьезным препятствием было отсутствие переводчиков: национальные писатели не владели русским, русские же писатели не знали языков народов национальных окраин. Поэтому, начиная с 1920-х годов, создаются широкие условия и возможности для обстоятельного изучения как классической, так и современной русской литературы. Государство придавало огромное значение художественному переводу с обоих языков, способствовавшему ознакомлению читателей с лучшими произведениями писателей и поэтов обоих народов. Азербайджанская литература, благодаря переводу на русский язык, становилась достоянием других народов, обогащая их литературы. Этим «Национальные писатели не только учатся у великой русской литературы, но и вносят свою дань в ее развитие...» [9: 146].

Отметим, что этот процесс особенно усилился с призывно звучащих слов «Давайте переводить друг друга», сказанных Максимом Горьким в 1934 году на I Всесоюзном съезде писателей. Таким образом, время диктовало свои условия, из которых следовало, что необходимо создание большого монолитного и всеохватывающего труда, способного создать у русского читателя полное представление о сокровищнице азербайджанской поэзии: с древних времен и до наших дней. Такими трудами явились издание антологий азербайджанской поэзии [3], в подготовке которых принимали самое активное участие несколько поколений русских поэтов-писателей и значение которых трудно переоценить. Ныне достоянием азербайджанской публики также стала многоцветная панорама и сокровищница русского поэтического слова, от Пушкина, Лермонтова, Крылова, Некрасова до А. Блока, С. Есенина, В. Маяковского и других мастеров слова – Н. Асеева, Н. Тихонова, М. Светлова, Э. Багрицкого, В. Луговского, К. Симонова, Я. Смелякова, Е.Евтушенко, Б. Ахмадулиной, А. Вознесенского, Р. Рождественского и других талантливых поэтов России. Работа над переводами произведений азербайджанских писателей, выпуски антологий позволяли русским переводчикам проникнуться духом азербайджанского народа, обогащали их как художников слова новыми выразительными средствами и приемами, способствовали оживлению этих связей, отражая, «как укрепляются идейно-художественная связь и взаимовлияние между двумя литературами, как, взаимовоздействуя, эти связи приобретают новые качества, обогащаются» [2: 6].

Современный Азербайджан образовался в результате распада СССР. 30 августа 1991 года Верховный Совет Азербайджана принял декларацию «О восстановлении государственной независимости Азербайджанской Республики», а 18 октября был принят Конституционный акт «О государственной независимости Азербайджанской Республики», который учредил основы государственного, политического и экономического устройства независимого Азербайджана. С этого момента Азербайджан строит свои отношения с государствами мира на равноправном и взаимовыгодном условиях в государственно-правовой, политико-экономической и культурно-литературной области.

На современном этапе значительный интерес представляет по-новому изучение восприятия отдельных русских классиков в Азербайджане и азербайджанских поэтов и писателей в России. Изучение азербайджанской и русской литератур немыслимо без теории и практики перевода, поскольку, в первую очередь, необходимо донести до иноязычного читателя всю прелесть поэзии или прозы национальных культур. Переводы не только расширяют общее познание читателей об азербайджанской и о русской литературе, но и углубляют культурные связи двух народов. Оказавшись в составе разных суверенных государств, мы не потеряли нитей взаимосвязи, взаимопонимания, взаимоуважения и взаимопроникновения наших литератур и продолжаем переводить друг друга. Перевод и издание русской литературы в постсоветском Азербайджане набрал такие темпы, до которых никто не додумался бы раньше. В последние два десятилетия появились поэтические сборники русских модернистов, поэтов серебряного века, были осуществлены новые переводы классической и современной русской поэзии.

Таким образом, переосмысление и переоценка истории национальных литератур, происходящая в последнее время на всем постсоветском пространстве, совершенно невозможна в отрыве от мирового литературного процесса, в изолированном виде, без учета достижений современной науки, ее прогностических моделей в русле сравнительного литературоведения.



Каталог: files
files -> Тема конкурсной работы, руководитель (фио, должность)
files -> Рабочая программа по история отечества цикла
files -> Александр Николаевич Островский (1823-1886) Для чтения и изучения. Драма «Гроза». конспект
files -> Рабочая программа учебного курса «Литература» для 5 класса на 2015-2016 учебный год срок реализации: 1 год
files -> Курс «Риторика и стилистика»
files -> «Аристотель об этике»
files -> Реферат Сравнение взглядов на модель государства у Платона и Аристотеля
files -> Методический материал для медсестры процедурного кабинета
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   27