Проблема обеспечения национальной безопасности в условиях санкций против россии

Главная страница
Контакты

    Главная страница


Проблема обеспечения национальной безопасности в условиях санкций против россии

Скачать 205,39 Kb.


Дата08.03.2018
Размер205,39 Kb.

Скачать 205,39 Kb.

Крылова И. А.

д. филос. н., в.н.с. Института философии РАН



ПРОБЛЕМА ОБЕСПЕЧЕНИЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ В УСЛОВИЯХ САНКЦИЙ ПРОТИВ РОССИИ
Ключевые слова: Россия, Крым, санкции, США, опасности, угрозы, мировая война, национальная безопасность.

Keywords: Russia, Crimea, sanctions, USA, dangers, threats, world war, national security.
Западные санкции и национальные интересы России

Введение западных санкций против России после воссоединения с Крымом обострило проблему обеспечения национальной безопасности. Санкции Запада носят долговременный характер (введены даже не на годы, а скорее, на десятилетия, подобно поправке Джексона-Веника) и включают в себя полный спектр инструментов экономического, политического и информационного давления на Россию. В конечном счете, они направлены на дестабилизацию социально-экономической ситуации и смену политического режима в Российской Федерации. США заинтересованы спровоцировать нашу страну на ввод российских войск на территорию Украины, столкнуть Украину с Россией в военном конфликте и втянуть в него Евросоюз. Специалисты в области долгосрочных закономерностей экономического роста связывают нынешнее обострение военно-политической напряженности в мире со сменой длинных волн экономической конъюнктуры и вековых циклов накопления. «В настоящее время совершается переход от американского цикла глобального накопления к азиатско-тихоокеанскому, где лидерами становятся Китай и Япония. Это очень болезненный процесс, который всегда сопровождается военно-политической нестабильностью и конфликтами. Страны-лидеры предыдущего цикла обычно стараются удержать свое лидерство любой ценой, и Соединенные Штаты… пытаются развязать большую войну в Европе именно с этой целью»1, используя для этого катастрофу на Украине.

Поэтому Крым явился лишь детонатором санкций против нашей страны, которые в той или иной форме применялись всегда. США и страны Евросоюза не ожидали, что Россия, как страна проигравшая «холодную войну», фактически утратившая после развала СССР суверенитет, позволившая развитым государствам определять стратегию своего развития в течение почти двадцатипятилетнего существования, заявит, наконец, о своих национальных интересах. По существу, воссоединение Крыма с Россией вернуло в политическом плане нашей стране суверенитет. Хотя в условиях глобализации полным суверенитетом Россия (как, впрочем, и большинство стран мира), не обладает1. На наш взгляд, в условиях санкций против России создание Евразийского союза – это первый ответ вызовам со стороны США и стран ЕС, это – путь защиты наших национальных интересов, нашей национальной безопасности. Для нейтрализации угрозы внешнеполитической изоляции России, которую инициируют США, не менее важно выстраивание подобной (не только экономической) интеграции с Китаем, Индией, странами АТР и Латинской Америки. Только последовательное отстаивание национальных интересов позволит нашей стране проводить независимую политику на международной арене и внутри страны, обеспечить национальную безопасность.

Экономическая безопасность России

Как известно, основой суверенитета и национальной безопасности является экономика, определяющая степень реальной суверенности страны. В условиях глобализации только достаточно развитая национальная экономика, свободная от манипуляций ТНК и международных структур, которая управляется национальным правительством, а не внешними системами управления, позволяет стране сохранять собственный суверенитет, быть независимой от угроз внешнего давления и влияния. Однако в условиях глобализации сам принцип суверенитета имеет системного противника в лице ТНК. Государственные границы, национальный суверенитет мешают свободному перемещению капитала. В этой ситуации для защиты суверенитета необходимо укрепление государства как мощного экономического игрока. Сильное государство - это ядро экономической и национальной безопасности в целом. Государство должно играть стабилизирующую социально-экономическую роль, организовывать единое экономическое пространство, чтобы каждый гражданин был обеспечен социальными гарантиями.

Суверенитет всегда адекватен уровню развития национальной экономики, которой он обеспечивается. В России же экономика носит сырьевую направленность и зависит от внешней конъюнктуры (цены на нефть). Нашей стране «разрешали» продавать нефть по высокой цене до тех пор, пока она в связи с Крымом не заявила о своих национальных интересах. Поэтому США будут и далее обрушивать российскую экономику, «понижая цены на нефть», принимая новые санкции, что представляет внешнюю угрозу национальной безопасности.

Одной из главных внутренних угроз экономической безопасности является продолжение процесса примитивизации российской экономики, которая «уже в течение длительного времени деградирует, включая ее структуру, производственно-технологический и инвестиционный потенциал»1. В этом смысле нет никакой альтернативы государственным инвестициям в экономику, тем более что для этого есть пока время и условия.

Очевидно, что любые санкции принимаемые сегодня против России, наносят ущерб не только нашей экономике, но, прежде всего, самим странам Евросоюза (в триллион евро), которые находятся в глубочайшем кризисе. Западные санкции могли бы послужить «толчком» для развития российской экономики и технологического «рывка», для национализации российской элиты и бизнеса в случае осознания необходимости «вкладывать» деньги в собственную страну для обеспечения национальной безопасности. Однако до сих пор крупный российский бизнес предпочитал размещать свои капиталы за рубежом, прежде всего, в США. По данным Центрального банка России, чистый вывоз капитала из страны частным сектором составил в 1994-2012 гг. 522,3 млрд. долл., в первом – третьем кварталах 2013 г. он достиг 62,7 млрд. долл., а в 2014 г. – 150 млрд. долл. Отток капитала до конца 2015 г. оценивается более чем в 11 триллионов рублей2.

Президент ОАО «Железные дороги» В.И.Якунин приводит пример, когда З.Бжезинский, обсуждая вопрос о национальной бизнес-элите России с одним из отечественных крупных руководителей, сказал: «У вашей бизнес-элиты в наших банках лежит 500 млрд. долл. Задумайтесь, пожалуйста, это ваша национальная бизнес-элита или уже не ваша?»3. Не случайно Президент РФ в своем Ежегодном Послании Федеральному Собранию РФ поставил вопрос о необходимости вывода капиталов российских бизнесменов из оффшоров, что, к сожалению, представляется утопичным после «обрушения» российской экономики, хотя крупные российские предприниматели должны четко осознавать, что все накопленное в виде долларовых денежных активов в одночасье может перестать существовать. Надежда на малый бизнес как выход из тяжелого экономического положения также нереальна.

Серьезную внутреннюю угрозу экономической безопасности представляет продолжающееся углубление социально-экономического сверхнеравенства в стране, что может стать источником социального «взрыва» (как на Украине). По официальной статистике, доходы верхних и нижних групп населения в среднем по России различаются в 30 раз, а по Москве – в 60 раз. В некоторых регионах, например, в Ханты-Мансийском округе, разрыв в доходах достигает 1000 раз1. Самая высокая годовая зарплата в нашей стране составляет от 150 до 248 млн. руб. – у председателей банков и их заместителей. При этом учителя в регионах получают 8-10 тыс. руб. в месяц.2

Не меньшую угрозу экономической безопасности представляет коррупция, которая стала нормой практически во всех сферах жизнедеятельности современной России. Наша страна почти двадцать пять лет входит в число стран с очень высоким уровнем коррупции. Так, в докладе международной неправительственной организации Transparency International указано, что по состоянию на декабрь 2011 г. Россия по уровню восприятия коррупции занимала 143-е место из 182 возможных. «Соседями» РФ по списку стали Азербайджан, Коморские острова, Мавритания, Нигерия, Восточный Тимор, Того и Уганда3. «Если бы силы и финансы, потраченные на так называемую “борьбу с коррупцией”, использовались эффективно, то она давно была бы уничтожена. С сожалением приходится признать, что коррупция в стране процветает и с течением времени решительно ничего не меняется, невзирая на якобы титанические усилия в борьбе с ней. Коррупция в России уже не столько угрожает важнейшим сферам общества, сколько является их органичной составной частью, приобрела устойчивый, системный характер»4. Этим в значительной степени объясняется и криминализация нашей экономики. Если в бывшем СССР процент воровства достигал 12-14%, то ныне от 50 до 70%5. Представляется необходимым восстановить сознательно исключенную из Уголовного кодекса РФ статью о конфискации имущества осужденных за крупное воровство и махинации, чтобы такие аферы как «дело Оборонсервиса» не оставались безнаказанными.

Внутренней угрозой национальной безопасности является и несуверенная денежно-кредитная политика России. Причиной втягивания российской экономики в стагфляцию стала неоправданно жесткая политика Центрального банка (ЦБ) по завышению процентных ставок и ограничению объема кредита на фоне замораживания его внешних источников, что влечет сжатие денежного предложения, падение производства и инвестиций, а также цепочку банкротств предприятий с негативными социальными последствиями. Как известно, подобное угнетение экономики происходило в истории нашей страны в 1998 и в 2008 гг. «Сочетание западных санкций, неоправданно жесткого денежного администрирования и стерилизованной налогово-бюджетной политики ведет, – по мнению С.Глазьева, – к экономической катастрофе, для предотвращения которой необходимо заменить внешние источники кредита внутренними. Требуется переход от спекулятивной модели финансового рынка к такой, которая нацелена на обеспечение устойчивого роста и модернизации»1. Однако многократные рекомендации по решению этой задачи, предлагавшиеся российскими учеными на протяжении более двух десятилетий, постоянно отвергаются руководством ЦБ, которое продолжает следовать рецептам МВФ, ориентированным на обслуживание интересов иностранного капитала. Результатом стали глубокая зависимость нашей экономики от внешнего рынка, ее сырьевая направленность, деградация инвестиционного сектора и упадок обрабатывающей промышленности, подчиненность финансовой системы иностранному капиталу, в пользу которого осуществляется ежегодный трансферт в 120-150 миллиардов долларов (6-8% ВВП). К сожалению, несмотря на печальный опыт 1998 и 2008 годов, ЦБ не предпринимает необходимых мер ни по противодействию вывозу капитала и оффшоризации экономики, ни по созданию внутренних источников кредита. Поэтому для обеспечения экономической безопасности России нужна национальная система управления развитием страны на основе суверенной денежно-кредитной политики.

Технологическая безопасность России

Санкции Запада показали, что Россия несуверенна в области передовых технологий, так как с начала 1990-х гг. находится, по существу, в технологической зависимости от ведущих стран мира. Поэтому внешние угрозы технологической безопасности России, связаны, прежде всего, с незаинтересованностью передовых стран в усилении нашего научно-технического потенциала, так как невыгодно создавать себе в России конкурентов на мировом рынке по выпуску наукоемкой продукции. За прошедшие десятилетия Россия стала фактически «сборочным цехом» западной техники, в то время как собственные предприятия были обанкрочены и закрыты. Причем наше членство в ВТО ведет к дальнейшему вытеснению национальных производителей международными корпорациями, уничтожению, либо резкому сокращению производства в большинстве отраслей промышленности2.

Очевидно, что после введения западных санкций, нашей стране окончательно «перекроют» доступ к передовым технологиям. В условиях внешнеполитической конфронтации США приняли политику изоляции России, элементами которой являются «свертывание» связей с РФ в научно-технической сфере и оказание давления на другие государства с целью ограничить их сотрудничество с нашей страной. «Несмотря на сохраняющуюся значительную заинтересованность Евросоюза, а также Японии и новых индустриальных стран Азии во взаимодействии с Россией, – считает эксперт Центра анализа стратегий и технологий В.Кашин, – зависимость от США в военно-политической сфере будет вести ко всему большему ограничению их контактов с нами в сфере высоких технологий»1.

Внутренние угрозы технологической безопасности связаны с сознательно проводимой неолиберальной политикой деиндустриализации, которая привела к износу (на 50-80%) основных фондов производственно-технологической подсистемы; к исчезновению в нашей стране целых отраслей промышленности и прикладной науки; к замене большинства отраслевых научных и проектных институтов иностранными инжиниринговыми компаниями, навязывающими зарубежное оборудование. В результате в России оказались разрушенными, в первую очередь, высокие технологии, определяющие НТП и технологическую независимость страны (которые заменены импортом). Поэтому Россия занимала лишь 120 место из числа 139 стран по позициям «внедрение высоких технологий» и «технологичность производства» в рейтинге стран по индексу глобальной конкурентоспособности за 2010-2011 гг.2.

Серьезную угрозу технологической безопасности представляет также стандартизация и понижение уровня образования в России, а также разгром фундаментальной науки и волюнтаристское реформирование Российской академии наук (что, по существу, означает выбор в пользу ресурсной экономики)3.

Для обеспечения национальной безопасности России необходим технологический прорыв в создании производств нового технологического уклада. В принципе, у нас есть определенные заделы в сфере атомной, ракетно-космической, авиационной и других наукоемких отраслях промышленности, в молекулярной биологии и генной инженерии, в нанотехнологиях, которые дают России определенные возможности для опережающего перехода к новому технологическому укладу. При продуманной концентрации ресурсов на прорывных направлениях роста нового технологического уклада, Россия могла бы вырваться вперед. Причем в условиях долговременности западных санкций инновационный путь развития экономики является единственно возможным для нашей страны.

Если же не будут использованы шансы на лидерство в соответствующих направлениях формирования новой длинной волны экономического роста, нарастающее технологическое отставание России от передовых стран не только подорвет систему национальной безопасности и обороноспособность России, но и лишит ее возможности противостоять угрозам новой мировой войны, которую пытаются развязать США и страны Запада.

Продовольственная безопасность России

С введением западных санкций значительно обострилась проблема продовольственной безопасности России. Как известно, утрата продовольственной независимости представляет угрозу суверенитету страны. Приходится констатировать, что двадцатипятилетняя разрушительная неолиберальная аграрная политика привела к подрыву продовольственной безопасности России и обернулась деградацией сельского хозяйства, разрушением отечественного агропромышленного комплекса, падением производственного потенциала сельскохозяйственного сектора, снижением объемов наиболее ценных продуктов питания1.

Между тем из международной практики известно, что при ввозе до 20% продуктов питания страна попадает в продовольственную зависимость и может утратить суверенитет. До принятия западных санкций против России (как и в 1990-е гг.) более 40% потребляемого в нашей стране продовольствия составлял импорт. Причем в Москве – почти 80%. Такой характер обеспечения продовольственной безопасности можно обозначить как «нефть в обмен на продовольствие». В ответ на западные санкции была объявлена российская политика антисанкций, которая нанесла значительный ущерб странам Евросоюза – поставщикам импортного продовольствия. В связи с санкциями Запада встала проблема импортозамещения, которая требует значительных инвестиций в отечественное сельское хозяйство (в качестве антикризисной меры предполагается выделить отечественному Агропрому 54 млрд. руб.).

Дело в том, что объем сельскохозяйственной продукции в России по сравнению с 1990 г. сократился на 40% 2. В то же время в результате членства в ВТО российский Агропром будет терять 4 млрд. долл. ежегодно3. Угрозу продовольственной безопасности РФ представляет также скупка российских сельскохозяйственных земель и предприятий Агропрома крупными иностранными компаниями. Сегодня около 40-45% отечественного зернового рынка находится под контролем ТНК. Все это свидетельствует о необходимости выработки национально ориентированной аграрной политики с прямым участием государства и государственных финансовых институтов. Рост отечественного сельхозпроизводства может привести к резкому подъему 7-8 отраслей российской экономики: машиностроения, строительства, химической индустрии, легкой и перерабатывающей промышленности и сферы услуг.

Очевидно, что для обеспечения продовольственной безопасности России необходим возврат к традиционному для нее продовольственному самообеспечению (на основе восстановления объемов сельскохозяйственного производства, продовольственного потенциала и стратегических запасов страны). Речь идет, по существу, о переходе к инновационной модели развития сельского хозяйства, производства экологически безопасных продуктов питания, исключающего их генномодицированный вариант. В условиях западных санкций целесообразным представляется восстановление поставок сельскохозяйственной продукции из бывших республик СССР (Армении, Азербайджана, Узбекистана, Таджикистана и др.), а также создание Евразийского аграрного рынка, в который могли бы войти все заинтересованные страны.

Военная безопасность России

Нынешнее обострение отношений России с США и странами НАТО из-за воссоединения Крыма с Россией и ситуации на Украине лишь часть «стратегии нестабильности», которую почти четверть века осуществляют США для сохранения своего глобального доминирования в мире. С этой же целью в условиях перехода современной цивилизации к новому технологическому укладу Вашингтоном ведется новая так называемая «хаотическая» мировая война, в которой используются современные информационно-когнитивные технологии с опорой на «мягкую силу» убеждения в добровольной капитуляции и ограниченного применения военной силы. «Расчет делается на поражение общественного сознания противника, дестабилизацию его внутреннего состояния, подкуп продуктивной элиты, разрушение институтов государственной власти и свержение легитимного руководства с последующей передачей власти марионеточному правительству, функции которого сводятся к обслуживанию интересов американского капитала… Именно таким образом США захватили контроль над Северной Африкой, Ираком, Афганистаном, Югославией, Грузией, а теперь – и над Украиной».1 В международном плане нынешняя дестабилизация ситуации на Украине (на что США потратили 5 млрд. долл.) фактически нацелена против Российской Федерации. Поэтому, по мнению С.Глазьева, «совершающаяся на Украине катастрофа, по сути, может быть определена как агрессия США и их союзников по НАТО против России»1.

Россия уже одним фактом своего существования воспринимается на Западе в качестве серьезного геополитического вызова, а геополитическое уничтожение РФ является, в конечном итоге, важнейшей стратегической целью. Уничтожение нашей страны как геополитической реальности «легко достигается “механическим” раздроблением единой Федерации – совершенно неважно, по какому принципу (территориальному, национальному, религиозному или социально-экономическому»2. В рамках стратегии Запада по геополитическому уничтожению России вырабатываются комплексы мероприятий как международного, так и внутрироссийского плана. Нарастание в любой форме социального протеста в российском обществе отвечает геополитическим интересам Запада и будет поддержано им (как было поддержано на Украине). Поэтому в целях обеспечения национальной безопасности необходима консолидация государства и общества, поскольку как за рубежом, так и в самой России есть силы, заинтересованные в смене политического режима. В этом смысле показательно, что ныне российское информационное пространство заполнено многочисленными комментариями западных и прозападных экспертов, которые предрекают в связи с принятыми против России западными санкциями: дефолт; экономический коллапс; «майдан» в Москве; смену политического режима и, наконец, территориальный распад нашей страны на «осколочные государства».

Следует признать, что как внешние, так и внутренние угрозы национальной безопасности России достаточно серьезны. Анализ длинных циклов экономической и политической активности показывает, что наиболее вероятным периодом крупных региональных военных конфликтов с участием США и стран НАТО против России могут стать 2015-2018 гг.3, когда технологические сдвиги повлекут кардинальные изменения в структуре международных отношений. Борьба между новыми и старыми лидерами технико-экономического развития за доминирование на мировом рынке приведет к росту международной напряженности и военно-политическим конфликтам, которые, как показывает история, всегда приводили к мировым войнам. Поэтому, по мнению экспертов, наиболее опасный период для России наступит в начале 2020-х гг., когда начнется технологическое перевооружение развитых стран и Китая, а США и другие страны Запада выйдут из депрессии 2008-2018 гг. и совершат новый технологический скачок. «Именно в период 2021-2025 гг. Россия снова может резко отстать в технологическом и экономическом отношении, что обесценит ее оборонный потенциал и резко усилит внутренние социальные и межэтнические конфликты, как это произошло с СССР в конце 1980-х гг. – пишет С.Глазьев. – Американские аналитики из ЦРУ и других ведомств прямо делают ставку на развал России изнутри после 2020 г. из-за внутренних социальных и межэтнических конфликтов, инициируемых извне с использованием проблем социального и регионального неравенства, а также снижения уровня жизни населения нашей страны»1.

К сожалению, в условиях западных санкций против России и девальвации рубля формальное соблюдение государством своих обязательств перед населением уже обернулось резким снижением уровня жизни большинства граждан в связи с ростом цен на потребительские товары и услуги, увеличением налогов и платежей, «монетизацией» образования и здравоохранения. Это может вызвать социальное напряжение, которым непременно воспользуется отечественная либеральная оппозиция (она же – «пятая колонна»), продолжающая активно «спонсироваться» Западом. Известно, что для создания среди российской элиты своей «пятой колонны» США выделяют до 10 млрд. долл. в год, а новым послом США в России неслучайно назначен – Джон Теффт – наиболее известный организатор госпереворотов и «цветных революций» на постсоветском пространстве.

Наблюдается также рост недовольства проводимой внутренней политикой представителей российского бизнеса, для которых новые условия кредитования и налогообложения представляются «запредельными», что ведет к закрытию сотен тысяч индивидуальных и малых, а также тысяч «градообразующих» предприятий по всей стране. Полное банкротство ожидает многие мелкие и средние банки, так как ключевая ставка в 17% фактически «выталкивает» все коммерческие банки (совокупный рост задолженности которых перед Центральным банком РФ за последние полгода составил более 4 трлн. рублей), на рынок валютных спекуляций.

Наряду с этим нарастает напряжение среди «средних» и «региональных» представителей российской «властной вертикали», которые могут начать «разыгрывать» карту национализма и сепаратизма.

Правительством РФ выработан комплекс антикризисных мер для смягчения негативных последствий санкций Запада против России. Однако для того, чтобы сценарий дестабилизации социально-экономической ситуации и территориального распада России не реализовался на практике, «необходима системная внутренняя и внешняя политика укрепления национальной безопасности, обеспечения экономической самостоятельности, повышения международной конкурентоспособности и опережающего развития национальной экономики, мобилизации общества и модернизации оборонно-промышленного комплекса»1.

На обеспечение национальной безопасности и укрепление обороноспособности страны направлена подписанная 26 декабря 2014 г. Президентом РФ новая военная доктрина, в которой дается объективный анализ существующей военно-политической ситуации в мире и главных опасностей и угроз Российской Федерации.

К основным внешним военным опасностям отнесены: глобальный удар, размещение оружия в космосе, развертывание стратегических неядерных систем высокоточного оружия, а также «установление в государствах, сопредельных РФ, режимов, политика которых угрожает интересам РФ»2.

К основным внутренним опасностям отнесена деятельность, направленная «на насильственное изменение конституционного строя, дестабилизацию внутриполитической и социальной ситуации»3, а также «деятельность по информационному воздействию на население, в первую очередь на молодых граждан страны, имеющая целью подрыв исторических, духовных и патриотических традиций в области защиты Отечества»4.

В новой военной доктрине определены основные задачи Вооруженных сил РФ в мирное время, в период непосредственной угрозы и в военное время. Причем подтверждается готовность России применить ядерное оружие даже в случае безъядерной агрессии против России, угрожающей национальной безопасности и существованию государства. В доктрине говорится и о готовности Российской Федерации защищать Беларусь и каждого члена организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) в случае совершенного на них нападения5. Примечательно, что традиционные задачи Вооруженных сил дополнены рядом задач по обеспечению экономической безопасности.



Как известно, в настоящее время Россия не входит ни в один военный блок, в то время как НАТО продолжает продвигаться на Восток. Поэтому в целях обеспечения национальной безопасности Вооруженные силы РФ должны стать неотъемлемым силовым элементом российской политики, наличие и модернизация которых вынудит любого вероятного противника считаться с позицией России. Наряду с укреплением обороноспособности, Россия должна взять на себя главную роль в создании широкой антивоенной коалиции стран, которые не заинтересованы в развязывании новой мировой войны и способны согласованными действиями прекратить американскую агрессию. «Такая коалиция нужна не только для предотвращения войны, - справедливо пишет С.Глазьев, - но и для победы в ней, если война окажется неизбежной»1. Таким образом, в условиях западных санкций против России изменяется не только сам характер внешних и внутренних угроз, но возникают новые задачи по противодействию им и обеспечению национальной безопасности.

1 Глазьев С. Украинская катастрофа: от американской агрессии к мировой войне? («Коллекция Изборского клуба»). - М., 2015. С 270-271.

1 См.: Крылова И.А. Проблема суверенитета современной России // Проблема суверенности современной России. Материалы Всероссийской научно-общественной конференции (Москва, 6 июня 2014 г.). - М., 2014. - С. 255-262.

1 Глазьев С. Указ. соч. С. 39.

2 Глазьев С. Выход из хаоса // Военно-промышленный курьер. – М., 2014. - № 46 (564), 10-16 декабря. - С. 03.

3 Якунин В.И. Интегральный проект солидарного развития на Евро-Азиатском континенте (научно-практическая концепция) // Вестник РАН. – М., 2014. - № 8. - С. 686.

1 Шевяков А.Ю. Неравенство и формирование новой социальной политики государства // Вестник РАН. – М., 2008. - № 4. - С. 313.

2 Институциональная экономика отвергает рыночный фундаментализм. Обсуждение научного сообщения // Вестник РАН. – М., 2013. - № 8. - С. 681.

3 Тавокин Е.П. Коррупция в органах власти // Вестник РАН. – М., 2014. - № 6. - С. 526.

4 Там же. С. 525.

5 Институциональная экономика отвергает рыночный фундаментализм. Указ. соч. С. 682.

1 Глазьев С. Выход из хаоса. С. 3.

2 См.: Крылова И.А. Присоединение России к ВТО: риски и угрозы // Регионы России: стратегии и механизмы модернизации, инновационного и технологического развития. Труды Восьмой межд. научно - практической конференции 31 мая – 1 июня 2012 г. Ч.2. - М.: ИНИОН РАН, 2012. - С. 288.

1 Кашин В. Санкции мимо цели // Военно-промышленный курьер. – М., 2014. - № 34 (552), 17-23 сентября. - С. 7.

2 Инновационная политика: Россия и мир. 2002-2010. - М., 2011. - С. 122.

3 См.: Крылова И.А. Невостребованность науки и проблема модернизации в России // Социально-философский анализ модернизации: теории, модели, опыт. - М., 2013. - С. 109-123.

1 См.: Крылова И.А. Неолиберальные реформы и демодернизационные процессы в современной России // История модернизации как предмет социально-философского анализа. - М., 2014. - С. 151-155.

2 Глазьев С. О продовольственной безопасности России (доклад) // Изборский клуб (Русские стратегии). 2013. - № 7. - С. 43.

3 См.: Крылова И.А. Присоединение России к ВТО: риски и угрозы. Указ. соч. С. 289.

1 Глазьев С. Украинская катастрофа: от американской агрессии к мировой войне? С. 92-93.

1 Там же. С. 161.

2 Попов И.М. Операции по стабилизации вооруженных сил США в условиях краха российской государственности // Футурологический конгресс: будущее России и мира: материалы Всероссийской научной конференции, 4 июня 2010 г. Москва. - М., 2010. - С. 515

3 Пантин В.И. Аналитическая записка «Наиболее вероятный прогноз развития политических и военных конфликтов в период 2014-2018 гг.». Июнь 2014. Опубликовано в nowson.info 12 июля 2014 г.

1 Глазьев С. Украинская катастрофа: от американской агрессии к мировой войне? С. 208.

1 Глазьев С. Указ. соч. С. 208-209.

2 Военная доктрина Российской Федерации. - С. 6. – http//news.krelin.rumediaeventsfies41d527556bec8deb3530.pdf.

3 Там же.

4 Военная доктрина Российской Федерации. С. 7.

5 Там же. С. 12

1 Глазьев С. Указ. соч. С. 216.


  • Keywords
  • Экономическая безопасность России
  • Технологическая безопасность России
  • Продовольственная безопасность России
  • Военная безопасность России