Приграничная торговля и интеграция. Китайский и российский подходы

Главная страница
Контакты

    Главная страница


Приграничная торговля и интеграция. Китайский и российский подходы

Скачать 256,24 Kb.


страница1/2
Дата29.08.2017
Размер256,24 Kb.

Скачать 256,24 Kb.

  1   2
ПРИГРАНИЧНАЯ ТОРГОВЛЯ И ИНТЕГРАЦИЯ.

КИТАЙСКИЙ И РОССИЙСКИЙ ПОДХОДЫ
Н.П.Рыжова,

Амурский государственный университет, n_p_ryzhova@list.ru
Теоретические и эмпирические исследования [Krugman, Elizondo, 1996; Hanson, 1996] свидетельствуют, что приграничную торговлю и интеграцию приграничных рынков можно рассматривать как ключ к экономическому развитию в окраинных регионах. Это во многом зависит от избранной модели (де)централизации: т.е. ориентации на создание контактных границ, или предпочтение границ барьерных.

Известно, что развитие российско-китайской приграничной торговли несимметрично: в Китае ее поддерживают и стимулируют, а в России не созданы даже минимально необходимые институциональные рамки. То есть Китай стремится к интеграции приграничных рынков, а Россия – нет. С чем это связано?

Согласно европейской рамочной конвенции (ETS N 106) приграничное сотрудничество – это «любые согласованные действия, направленные на усиление и поощрение отношений между соседними территориальными сообществами и властями, находящимися под юрисдикцией двух и более договаривающихся сторон». Данное поощрение в виде изъятий из налогового, таможенного и другого права предоставляется в пределах специально оговоренной полосы по обе стороны сухопутной (речной) границы. Поэтому приграничная торговля – это еще и взаимодействие между приграничным регионом и центром, в рамках которого могут возникать противоречия. Регионы, получая большую часть доходов от кросс-граничных обменов, в целом ориентированы на расширение торговых свобод. Для нации в целом можно представить ситуацию, в которой более выгодным окажется уменьшение приграничной открытости. Соответственно можно предположить, что для Китая усиление приграничной открытости предпочтительнее, нежели для России.

Опыт разных стран показывает, что приграничная торговля может развиваться и в отсутствии формально закрепленных льготных условий и «оговоренных полос». Исключения из правил «большой торговли» могут быть: а) формальными, закрепленными в нормативных актах; б) неформальными, в виде традиционных, архаичных форм торговли [Peberdy, 2000]; в) неформальными, в виде нелегальной деятельности [Yükseker D., 2007]. Можно предположить, что Россия опасается нарастания неформальной составляющей в приграничной российско-китайской торговле, и поэтому не торопится ее развивать.

Также осторожное отношение к развитию приграничной торговли в России можно объяснить тем, что не проведена оценка эффектов, которые могут получить региональные и национальная системы; вместо этого ведется полемика о «неконтролируемомлышнаско-китайской жегодников (рачиватне осмыслен, институты ия китайскихчто выбранная в Китае модель приграничной интеграции б притоке китайских мигрантов».

В докладе обсуждается три вопроса: опыт КНР в интеграции приграничных рынков; взаимная внешняя открытость России и Китая; ненаблюдаемый оборот в приграничной торговле; а также дана оценка социально-экономической динамики приграничных регионов КНР и РФ 1995-2006 гг. На основании чего делается вывод о необходимости пересмотра политики приграничной открытости в РФ.


«Приграничный пояс открытости».

Или что сделано в Китае и чего нет в России?
В Китае приграничная торговля прошла несколько этапов от самоорганизации до развития в преференциальных условиях «приграничного пояса открытости» (ППО) [Чжунго дуйвай, 1993. С. 184-216]. ППО, созданный по образу «приморского пояса открытости», включил следующие институциональные механизмы: создание пунктов таможенного пропуска, присвоение статуса «открытости» ряду приграничных городов, учреждение в приграничных регионах свободных зон с особыми режимами управления. Институты ППО не были такими же эффективными, как институты «приморского пояса» (меньшие объемы внешней торговли, скромнее результаты функционирования экономических зон, меньше суммы привлеченных иностранных инвестиций). Впрочем, ППО и не мог соревноваться со своим приморским прототипом, который изначально был ориентирован на изменение траектории развития экономики КНР путем включения ее в глобальный рынок, а ППО – на улучшение положения территорий путем развития приграничной торговли и интеграции. Наиболее заметные эффекты от создания ППО получили самые окраинные и потому наиболее экономически отсталые «открытые» города и уезды. В них существенно увеличилось население, принципиально изменилась структура экономики. В период 1992-1996 годов во всех открытых городах темпы экономического роста были выше, чем темпы роста их провинций. С 1996 ситуация изменилась: некоторые города продолжают показывать опережающие темпы роста, некоторые – начали отставать от провинциальных показателей [Рыжова, 2008].

В России «расцвет» приграничной торговли произошел в начале 90-х; основные ее результаты увидели в стимулировании неформальной экономики, опасном ослаблении миграционного контроля, в отвлечении платежей и налогов из центрального бюджета [Александрова М.В., 2005; Ларин В.Л., 2007; Портяков В.Я., 2007]. Приграничную торговлю начали сворачивать, и до сих пор опыт 90-х не осмыслен, эффективные институты не созданы. Федеральный закон "Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности" (№ 164-ФЗ, 2003) определяет понятие "приграничная торговля", но не раскрывает основных элементов особого ее режима. Концепция приграничного сотрудничества (распоряжение № 196-р, 2001) содержит понятийный аппарат, но не реализуется. Проект Федерального закона "О приграничном сотрудничестве в Российской Федерации", находится на рассмотрении в Госдуме более 4 лет.


Пространственная структура взаимной торговли России и Китая

Пространственная структура торговли в КНР с РФ представлена в (табл. 1). приграничная провинция Хэйлунцзян – традиционно ведущий партнер РФ; Цзилинь, АРВМ и СУАР, также имеющие границы с РФ, уступали в объемах китайско-российской торговли только приморским и центральным административным субъектам, имеющим большие преференциальные условия. На столичный Пекин приходилось лишь 1,7-2,2%% и его рейтинг не превышал 9 позиции. На китайские провинции пространственно приближенные к российским рынкам приходилось не менее четверти всей торговли между двумя странами.


Таблица 1

Пространственная структура торговли в Китае с Россией

Административная единица1)

Оборот с РФ в 2007, млн.дол.

Рейтинг

2007

2006

2005

2004

Хэйлунцзян

10727,9

1

1

1

1

Гуаньдун

5740,0

2

3

4

2

Шанхай

4895,0

3

2

3

3

Шаньдун

3596,8

4

4

5

4

Чжэцзян

3578,7

5

5

2

5

Цзянсу

2331,8

6

6

7

6

Шэньси

1564,5

7

7

15

16

Таньцзинь

1445,8

8

9

9

8

Пекин

1054,8

9

10

10

13

Цзилинь

801,9

10

11

( )

14

Хэбэй

676,4

11

8

6

( )

СУАР

601,6

12

15

11

9

Ляонин2)

( )

( )

( )

8

7

1) Представлены данные по крупнейшим партнерам РФ, а не по полному кругу провинций.

2) Из-за отсутствия данных за 2006-2007 гг. рейтинг рассчитать невозможно.

Источник: рассчитано по [провинциальные стат. ежегодники; Uncomtrade Database]
Пространственная структура российской внешней торговли с КНР тяготеет к центру (табл. 2): основные российские регионы – партнеры Китая находятся в зоне действия Центрального таможенного управления (ТУ). Совокупная доля внешнеторгового оборота с КНР, учтенного по таможенным управлениям, где расположены пункты пропуска российско-китайской границы (Сибирское ТУ и Дальневосточное ТУ) меньше доли Центрального ТУ. На приграничные регионы Дальневосточного ТУ, где проходит большая часть российско-китайской границы (Приморский, Хабаровский, Забайкальский края, Амурскую область, Еврейскую АО) в 2006 г приходилось около 16% учтенного оборота с Китаем, в 2007 г около 10%.

Таблица 2

Пространственная структура торговли в России с Китаем в 2007 г.

Показатель

Оборот, млн.дол.

%

Импорт, млн.дол.

доля, %

Центральное ТУ

15397,8

38,2

8207,3

33,6

Северо-Западное ТУ

6775,6

16,8

6117,9

25,1

Южное ТУ

728,8

1,8

567,1

2,3

Приволжское ТУ

2937,1

7,3

539,5

2,2

Уральское ТУ

980,9

2,4

( )

( )

Сибирское ТУ

9227,0

22,9

( )

( )

Дальневосточное ТУ

4272,3

10,60

2626,7

10,8

Источник: рассчитано по [данным ФСГС РФ, ФТС РФ].
Что показывают данные зеркальных балансов?

Приграничную торговлю часто «подозревают» в распространенности неформальных экономических практик. Наши исследования это «подозрение» подтверждают [Ryzhova N. 2008]. Однако расчеты показывают, что уровень неучтенного оборота в приграничной торговле сопоставим с таким же показателем во всей внешней торговле РФ-КНР (табл. 3).



Таблица 3

Расхождение данных китайской и российской таможенной статистики

Показатель

2000

2002

2003

2004

2005

2006

1. всего оборот приграничных регионов ДВ с КНР, млн.дол.

993

1377

1769

1990

3190

4030

2. приграничный оборот провинции Хэйлунцзян, млн.дол.

1014

2131

2540

2540

3685

4652

3. превышение, раз

1,02

1,55

1,44

1,28

1,16

1,15

4. торговый оборот РФ с КНР данные РФ, млн.дол.

5347,2

7722,6

10248,5

13106,8

18469,4

26760,0

5. торговый оборот КНР с РФ, данные КНР, млн.дол.

8003,2

11927,4

15758,0

21225,5

29101,2

33386,8

6. превышение, раз

1,50

1,54

1,54

1,62

1,58

1,25

Пояснения к табл.3. Из-за институциональной неопределенности статистическое наблюдение в России за приграничной торговлей не ведется, поэтому в качестве приграничной торговли учтен весь оборот с КНР в приграничных регионах РДВ. Эти регионы граничат с провинцией Хэйлунцзян, в которой выделен оборот приграничной торговли с РФ (других государственных границ, кроме границ с РФ в этой провинции нет).

Источник: рассчитано по данным [провинциальные статистические ежегодники; Uncomtrade Database; региональные статистические ежегодники].

Динамика социально-экономических показателей приграничных российских и китайских регионов
Приграничная торговля ведется через официально открытые соответствующим межправительственным соглашением 1994 г пункты пропуска (табл. 4).

Таблица 4

«Малые» и «большие» приграничные регионы КНР и РФ

1

1.1 Яньбянь: Хуньчунь

4.1 Хасанский район: Краскино

4

2

2.1 Цзиси: Мишань, Хулинь

4.2 Ханкайский район: Турий рог

4.3 Лесозаводский район: Марково

2.2 Муданьцзян: Суйфыньхэ, Дунин

4.4 Пограничный район: Пограничный, Полтавка

2.3 Ичунь: Цзяинь

5.1 Облученский район: Пашково

5

2.4 Хэган: Лобэй

5.2 Октябрьский район: Амурзет

2.5 Цзямусы: Тунцзян, Фуюань

5.3 Ленинский район: Нижнеленинское

6.1 Хабаровский район: Хабаровск

6

2.6 Шуанъяшань: Жаохэ

6.2 Бикинский район: Покровка

2.7 Хэйхэ: Айхуэй, Суньу, Сюнькэ

7.1 Благовещенский р-н: Благовещенск

7

7.2 Константиновский р-н: Константиновка

7.3 Михайловский р-н: Поярково

2.8 Дасиньянлинь: Хума, Мохэ

7.4 Шимановский район: Ушаково

7.5 Сковородинский район: Джалинда

3

3.1 Хулунбуир: сомон Манчжоули (Манчжоули, Эрка), сомон Эргунаюци (Хэйшаньтоу, Шивэй)

8.1 Забайкальский р-н: Забайкальск, Абагатуй

8

8.2 Приаргунский район: Староцурухайский

8.3 Нерчинскозаводский район: Олочи

Примечания: 1 и 2 – провинции Цзилинь и Хэйлунцзян, 3 – АРВМ, 4 и 6 – Приморский и Хабаровский края, 5 – Еврейская АО, 7 и 8 – Амурская и Читинская области.

Источник: Соглашение, Пекин, 27 января 1994 года
Активно функционируют пограничные переходы: Манчжоули – Забайкальск, Суйфыньхэ – Пограничный, Дунин – Полтавка, Хуньчунь – Краскино, Хулинь – Марково, Мишань – Турий рог, Жаохэ – Покровка, Лобэй – Амурзет, Хэйхэ – Благовещенск, Мохэ – Джалинда. Далее представлены некоторые показатели социально-экономического развития российских и китайских «малых» районов (или уездов) и «больших» регионов (провинций, краев или областей), прилегающих к границе.

Анализ территориального распределения населения свидетельствует, что в китайских «больших» регионах за период 1995-2006 плотность населения увеличилась, хотя динамика этого роста значительно уступала средним показателям по Китаю. Тогда как в большинстве «малых» приграничных районов динамика была либо отрицательной, либо нулевой – исключение уезды Цзямусы, Хэйхэ (провинция Хэйлунцзян), Хулунбуир (АРВМ). Во всех российских «больших» приграничных регионах плотность населения снизилась, при этом она выросла в некоторых «малых» приграничных районах (Лесозаводский, Пограничный и Забайкальский). И китайские и российские «малые» районы с увеличившимся населением – это районы, через которые проходит больший трансграничный товарный поток. Население увеличилось в этих районах в большей степени за счет миграционного, нежели за счет естественного прироста.

Рост миграционного притока, как правило, происходит, если создаются рабочие места и увеличивается уровень реальных доходов населения. Проведенный анализ показывает, что приграничные районы в обеих странах по-прежнему имеют худшие показатели по обеспеченности занятости населения по сравнению с «большими регионами», в состав которых они входят, а также по сравнению со своими странами. Однако сопоставление данных в 2006 г по сравнению с 1995 г показывает, что доля работающего населения во всех китайских регионах стала выше. Заработная плата в китайских «больших» приграничных регионах уступает средней заработной плате в КНР (примерно в два раза) и превышает заработную плату в «малых» приграничных регионах на 3-55%. В российских «больших регионах» номинальная заработная плата превышает среднюю по стране, но в большинстве «малых» приграничных регионов она ниже, чем в регионе и в стране.

Если сравнивать китайские и российские приграничные регионы между собой, то к очевидным и широко известным фактам о большей плотности населения, большем уровне безработицы и низкой заработной плате на китайской стороне (что в целом справедливо), необходимо добавить одно важное наблюдение. А именно – заработная плата в китайских «больших» и «малых» приграничных регионах растет быстрее, чем в российских. При этом в целом по КНР уровень заработной платы сопоставим с уровнем заработной платы в РФ – около 380-390 дол. в мес., в приграничных регионах он ниже (173-193 дол. в китайских регионах по сравнению с 351-474 дол. в российских), но при этом разрыв в уровне заработной платы, выраженной в долларах, сократился во всех «больших» приграничных регионах за период 1995-2006 (табл. 5).



Таблица 5

Разрыв в уровнях заработной платы 1), раз

Регионы

1995

2006

Цзилинь и Приморье

2,7

2,3

Хэйлунцзян и Амурская

2,9

2,4

Хэйлунцзян и Хабаровский

3,2

2,7

АРВМ и Читинская

2,5

1,9

1)пересчитано по средним курсам валют за год по данным (https://www-globalfinancialdata-com).

Источник: рассчитано по [провинциальные статистические ежегодники; региональные статистические ежегодники; ФСГС РФ].
Объем торгового оборота на душу населения, косвенно отражающий реальные доходы населения, в России выше (в 2006 году в целом по РФ 2244 дол. на чел. в год, в приграничных «больших» регионах – от 1469 до 2465 дол.), чем в Китае (в 2006 году в целом по КНР 729 дол., в «больших» регионах – от 656 до 836 дол.). Однако рост этого показателя в китайских «больших» приграничных регионах выше, чем в среднем по Китаю, а также выше, чем в большинстве российских регионов (рис. 2). В российских приграничных «больших» регионах, напротив, торговый оборот рос медленнее, чем в целом по России.




Источник: рассчитано по [провинциальные статистические ежегодники; региональные статистические ежегодники; ФСГС РФ].
Рис. 2 Рост торгового оборота на душу населения в 2006 к 1995

Если же сравнить между собой «малые» приграничные районы, то преимущества китайской приграничной полосы становятся совершенно очевидными. Например, в 4 из 5 приграничных «малых» районах Амурской области торговый оборот на душу населения за период 1995-2006 гг. даже сократился, и только в областном центре вырос. А в соседних приграничных «малых» районах Китая торговый оборот вырос значительно (табл. 6).


Таблица 6
  1   2

  • «Приграничный пояс открытости». Или что сделано в Китае и чего нет в России
  • Пространственная структура взаимной торговли России и Китая
  • Пространственная структура торговли в Китае с Россией
  • Пространственная структура торговли в России с Китаем в 2007 г.
  • Что показывают данные зеркальных балансов
  • Расхождение данных китайской и российской таможенной статистики
  • Динамика социально-экономических показателей приграничных российских и китайских регионов
  • «Малые» и «большие» приграничные регионы КНР и РФ
  • Разрыв в уровнях заработной платы 1) , раз