Политическая коммуникация в условиях легитимации и делегитимации власти в современной россии (2013)

Главная страница
Контакты

    Главная страница


Политическая коммуникация в условиях легитимации и делегитимации власти в современной россии (2013)



страница1/12
Дата24.02.2017
Размер3,17 Mb.


  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования
«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА
И ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ
ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»

На правах рукописи



БУХАРБАЕВА Асия Радолевна
ПОЛИТИЧЕСКАЯ КОММУНИКАЦИЯ В УСЛОВИЯХ ЛЕГИТИМАЦИИ И

ДЕЛЕГИТИМАЦИИ ВЛАСТИ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ (2013)



Специальность 23.00.02 – политические институты, процессы и технологии

Диссертация на соискание ученой степени

кандидата политических наук

Научный руководитель:

доктор политических наук,

профессор

Тимофеева Л.Н.





Москва - 2013

СОДЕРЖАНИЕ




СОДЕРЖАНИЕ 2

Бочаров М.П. История паблик рилейшнз: нравы, бизнес, наука. М.,2007; Галкин А.А. Обратная связь и публичная сфера // Публичная политика в контексте задач модернизации России : кконструктивный потенциал и формы использования / отв.ред. Л.И. Никовская. М., 2012. С.39-53; Грачев М.Н. Политика, политическая система, политическая коммуникация. М.,1999; Ирхин Ю.В. Политическая коммуникация//Вестник РУДН. Серия “Литературоведение. Журналистика”. 1996. № 1; его же. Политология. М., 2006; Комаровский В.С. Государственная служба и СМИ. Воронеж, 2003; Управление общественными отношениями. Учебник/Под общ. ред. В.С.Комаровского. М., 2003; Ледяев В.Г. Власть: концептуальный анализ. М.,2001; Морозова Е.Г. Прямая коммуникация исполнительной власти с обществом: контуры «демократии сервиса»? // Государственное управление в XXI веке. М., 2006; ее же. Бюрократия: теории, модели,  политическая роль. Политическое консультирование //Политология: Учебник. 2-е изд. Отв. ред. В.С.  Комаровский. М.,2006; Назарчук А.В. Теория коммуникации в современной философии. М.,2009; Соловьев А.И. Культура власти. М., 1993; Соловьев А.И. Коммуникативные механизмы власти и управления в российском обществе: время перемен// Государственное управление: новые технологии. М., 2004; Тимофеева Л.Н. Власть и оппозиция: взаимодействие, взаимоограничение, взаимоконтроль, коммуникация. М., 2004; ее же. Власть как искусство убеждения (теоретико-методологические и практические вопросы)//Государственное управление в XXI веке: традиции и инновации. М.,2006; Политическая коммуникативистика: теория, методология и практика/под ред. Л.Н. Тимофеевой. М.,2012; Пляйс Я.А. Демократия в современном мире. М.,2009; Политические коммуникации. Учеб пособие/Под ред. А.И.Соловьева. М.,2004; Сухомлинова Т.П. Региональные системы СМИ и особенности взаимоотношений в региональном информационном пространстве// Информация и коммуникация в стратегии социальных реформ.М.,2006; Чумиков А.Н., Бочаров М.П. Связи с общественностью: теория и практика. М.,2010; Чумиков А.Н. Управление кризисными ситуациями. М.,2000; Шевченко А.В. Информационная устойчивость политической системы. М., 2004 и др. 10

Аврутина Л.Г. Легитимация политической власти в России: анализ, проблемы, приоритеты: Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук: 23.00.02. М.:РАГС, 2001; Лазарев М.В. Политическая лояльность как фактор стабильности государства: диссертация ... д-ра политических наук: 23.00.02. М.: РАГС, 2004; Скиперских А.В. Механизмы легитимации политической власти на постсоветском пространстве: диссертация … доктора политических наук: 23.00.02. Воронеж, 2007; Чумикова С.Ю. Политическая коммуникация как ресурс легитимности законодательной власти субъекта Российской Федерации: диссертация ... кандидата политических наук: 23.00.02. М.:РАГС, 2007; Кармак П.Н. Политическая коммуникация как фактор легитимации политической власти: диссертация...кандидата политических наук:23.00.02.СПб.: СПБГУ. 2007; Суханова К.В. Политические коммуникации власти в современном российском обществе: диссертация ... кандидата политических наук:23.00.02. Башкир. гос. ун-т. Уфа, 2009; Алексеев О. Ю.. Роль политических коммуникации в легитимации российской власти в условиях современного демократического транзита: диссертация ... кандидата политических наук: 23.00.02. СПб.: Рос. гос. пед. ун-т им. А.И. Герцена, 2009; Губин М.А. Информационная легитимация власти в современной России: состояние, тенденции и развитие: диссертация ... кандидата политических наук: 23.00.02. Тула: Тул. гос. ун-т., 2011; Попов О. А.. Проблемы развития политических коммуникаций в федеральных органах исполнительной власти в современной России: диссертация ... кандидата политических наук : 23.00.02. М.: Ин-т социологии РАН, 2011; Далаева Ю.Д. Информационная власть в политической системе России: диссертация…кандидата политических наук:10.01.10. М.: РАНХиГС, 2012 и др. 11

Глава 1. Теоретические основы исследования политической коммуникации в условиях легитимации и делегитимации власти 19

1.1 Особенности коммуникативной трактовки власти среди других ее концепций 19

1.2 Политическая коммуникация как инструмент 46

легитимации и делегитимации современной власти 46

Легитимность политической власти как методологическая проблема // Волков Ю. Г., Лубский А. В., Макаренко В. П., Харитонов Е. М легитимность политической власти. (Методологические проблемы и российские реалии). М.: Высшая школа, 1996. 47

1.3 Политическая коммуникация как атрибут и пространство функционирования  власти в условиях кризиса легитимности 66

Глава 2. Политическая коммуникация в условиях кризиса легитимности власти (на региональном и федеральном уровнях) 94

2.1 Легитимационная и делегитимационная роль политической коммуникации на региональном уровне (на примере Москвы и Башкортостана) 94

См.: Марк М., Пирсон К. Герой и бунтарь. Создание бренда с помощью архетипов. СПб.: Питер, 2005. С. 16. 104

2.2 Возможности политической коммуникации в условиях снижения легитимности федеральной власти (на примере парламентских и президентских выборов 2011-2012 гг.) 130

2.3 Совершенствование легитимационного потенциала политической коммуникации на пути к делиберативной демократии 155

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 182

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 189

ПРИЛОЖЕНИЕ А 208

ПРИЛОЖЕНИЕ Б 211

ПРИЛОЖЕНИЕ В 212


ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования обусловлена постоянной потребностью любой власти на федеральном, региональном или местном уровне завоевывать доверие граждан для успешного выполнения своей прямой функции - управления обществом. Но если раньше в качестве оснований легитимации власти выступали традиция, закон, харизма, идеология, эффективная политика и т.д., то сегодня все чаще на первый план выдвигается информационно-коммуникативный фактор, который обладает сильным кумулятивным эффектом при легитимации или делегитимации власти.

Кроме того, в условиях распространения глобального капитализма происходит перегруппировка основных субъектов легитимации: на первое место выходит замкнутый на себя политический и административный классы, больше заинтересованные в создании связей с влиятельными бизнес-группами, чем в проведении политических программ, отвечающих интересам простых граждан (К. Крауч). Это приводит к упадку общественных классов и массовой политики участия. Процесс легитимации или делегитимации власти становится уделом элиты, бюрократии, приближенных к ним средств массовой информации, что порождает апатию или протест у граждан.

В этих условиях кризис легитимности власти бывает подлинный, вызванный неэффективностью управления, реальным обеднением населения, и мнимый, связанный с развязанной диффамационной информационной кампанией против конкретных лиц в традиционных СМИ и Интернете. То же самое касается и процесса легитимации власти, нередко мы сталкиваемся с фальшивой легитимацией власти с помощью политической коммуникации, когда идет активный процесс мифологизации и мистификации образа власти, виртуализации ее политики, выдаваемого гражданам как подлинное ее лицо.

Однако наряду с этими процессами сегодня в корне меняется медиадизайн коммуникационной системы в России и мире. Легко контролируемая печатная, радио- и тележурналистика все чаще уступает место интернет-коммуникациям (соцсети, блоги, независимая социальная журналистика), а онлайн-среда становится площадкой свободной оппозиционной активности граждан страны, различных заинтересованных групп, что определенным образом влияет на легитимацию (делегитимацию) действующей власти. Одновременно с этим власть также пользуется этими каналами в своих целях, например, федеральная власть для делегитимации регионального политика, утратившего доверие федерального центра, или для дискредитации оппозиционных лидеров. При этом субъект коммуникации в отличие от прежней практики партийно-советской пропаганды часто является весьма условным, а иногда и анонимным, прячущимся за всевозможными «никами». Таким образом, гражданам бывает довольно сложно восстановить подлинную картину происходящего и по достоинству оценить власть и ее политику.

Например, при выражении Президентом РФ недоверия мэру г. Москвы Юрию Лужкову, в условиях развернувшейся против него диффамационной кампании в близких к Кремлю СМИ, показатели его правления в 2011 году были весьма позитивными по сравнению с 1992 годом – временем его прихода к власти: уровень безработицы снизился с 6,2 до 1,4%; индекс промышленного производства поднялся с 76,2 до 102,4; доля населения ниже прожиточного минимума снизилась с 19,2% до 10,1%1. Примерно такая же ситуация сложилась и вокруг президента Республики Башкортостан Муртазы Рахимова. И, напротив, при резком падении доверия к федеральной власти во время предвыборной агитации осенью-зимой 2011-2012 гг. кампания медиалегитимации первых лиц государства удержала уровень доверия к ним (особенно к Владимиру Путину) на достаточно высокой отметке.

В этой ситуации к субъектам легитимационной и делегитимационной политической коммуникации и ее качеству должны предъявляться особые требования. Общество сегодня нуждается в формировании политики массового участия, в создании условий для появления демократии обсуждений, для которой характерен постоянный диалог с властью, в четких критериях эффективности ее работы.

Совокупность этих доводов и заставило автора заняться исследованием роли политической коммуникации в условиях легитимации и делегитимации власти в России как на федеральном так и на региональном уровнях.

Степень научной разработанности проблемы. Исследование феномена политической коммуникации и легитимации власти получило широкое освещение в российских и зарубежных источниках. Но чаще всего данные явления рассматриваются авторами работ в отдельном контексте или акцент делается на одном из них. Ощущается нехватка материалов о роли политической коммуникации в условиях делегитимации власти.

Особое значение в исследовании легитимности власти играют труды М.Вебера, заложившего начало исследованиям данного феномена, Д.Истона (предложившего системный подход к исследованию данного вопроса), С.Липсета, связывающего легитимность с эффективностью власти в обеспечении ее стабильности, а также Ж.Шабо, М. Догана, Д.Хелда, осовременивших веберовскую трактовку легитимации2. Среди отечественных исследователей легитимности власти особо выделим работы Л.Г.Аврутиной, В.А.Ачкасова, С.М.Елисеева, С.А.Ланцова, Ю.Г.Волкова, А.В.Лубского, В.П.Макаренко, Е.М.Харитонова, К.Ф.Завершинского, О.Ф.Шаброва, А.В.Скиперских, Н.Ф.Пономарева и др.1

Научному осмыслению проблемы власти в ее коммуникативном аспекте посвящены фундаментальные труды зарубежных исследователей, представителей Франкфуртской научной школы – М.Хоркхаймера, Т.Адорно, Х.Арендт, Г.Маркузе, Ю.Хабермаса. Основу для анализа мы находим в кибернетическом подходе Н.Винера; в коммуникационном осмыслении политической системы Ж.-М. Коттрэ; в генетическом структурализме П.Бурдье; в теории самореферентных систем Н.Лумана; в постструктуралистском понимании власти М.Фуко; в бихевиористской модели коммуникации Г.Лассуэла; в структурно-функциональном анализе общества Т. Парсонса; в постмодернистских трактовках власти как текста Ж.Бодрийяра; в компаративистском подходе к исследованию власти и коммуникации Е.Вятра, П.Шарана; в концепции «гибкой власти» Дж. Ная; в оригинальных трактовках власти как особого политического института Б. де Жувенеля; в постдемократической концепции взаимоотношения власти и граждан К.Крауча и др. 2

Большую ценность для диссертационного исследования представляют труды по теории информационного общества, влиянию института СМИ на его формирование Д.Белла, М.Гидденса, М.Кастельса, М.Маклюэна, Э.Тоффлера, Ф.Уэбстера и др.2 Глубокому пониманию воздействия общественного мнения на легитимацию власти и политическую коммуникацию способствуют работы американцев У.Липпмана, Дж.Цаллера и др., наших соотечественников: Е.Г.Андрющенко, Д.П.Гавры, Б.А.Грушина, С.Г.Кара-Мурзы, В.С.Комаровского, А.К.Уледова, В.А.Ядова и др.3

Важные ориентиры в оценке социально-политической психологии масс, массовой политической коммуникации и политического поведения граждан в различных условиях представляют труды как зарубежных: Э.Аронсона и Э.Р.Протканиса, Т.Р.Гарра, Р.Харриса, Ф.Фукуямы, так и отечественных исследователей: Г.Г.Дилигенского, А.М.Зимичева, Д.В.Ольшанского, И.Н.Панарина, Е.Б.Шестопал, А.И.Юрьева и др.1

Вопросы власти как коммуникативного общественного феномена также исследуются в работах отечественных ученых: М.П.Бочарова, А.А.Галкина, А.В.Глуховой, М.Н.Грачева, Ю.В.Ирхина, В.С.Комаровского, В.Г.Ледяева, Е.Г.Морозовой, А.В.Назарчука, Я.А.Пляйса, А.И.Соловьева, Т.П.Сухомлиновой, Л.Н.Тимофеевой, А.Н.Чумикова, А.В.Шевченко и др.2

За последние годы определенный вклад в рассмотрение политической коммуникации, ее взаимосвязи с легитимностью (легитимацией) власти внесли авторы диссертационных исследований: Л.Г.Аврутина (2001), М.В.Лазарев (2004), А.В.Скиперских (2007), С.Ю.Чумикова (2007), П.Н.Кармак (2007), К.В.Суханова (2009), О.Ю.Алексеев (2009), М.А.Губин (2011), О.А.Попов (2011), Ю.Д.Далаева (2012) и др. 3

Однако, несмотря на большое количество книг, монографий, диссертаций по политической коммуникативистике, легитимности власти, тема политической коммуникации как фактора легитимации и делегитимации власти не до конца изучена и недостаточно обобщена, не имеет должного теоретического и практического обоснования. В этой связи диссертационное исследование автора призвано восполнить имеющийся пробел.



Гипотеза исследования. Инновационость в сфере информационных процессов и глобализация капитализма в корне изменили медиадизайн коммуникационной системы и легитимационный ландшафт функционирования власти в России. Созданы условия, во-первых, для беспрецедентного участия политической коммуникации как в реальной, подлинной, так и в виртуальной, искусственно сконструированной легитимации и делегитимации политической власти; а, во-вторых, произошла перестановка основных субъектов легитимации: на первое место вышли замкнутые на себя политическая элита и бюрократия, больше заинтересованные в создании связей с влиятельными бизнес-группами, чем в проведении политических программ, отвечающих интересам граждан. Их не всегда прозрачный и конвенциональный альянс с влиятельными медиа порождает деформацию в процессах легитимации и делегитимации власти, порождая условия для формирования симулякр-демократии в России.

Объектом исследования является политическая коммуникация в современной России.

Предметом – политическая коммуникация в процессе легитимации и делегитимации власти в современной России.

Цель исследования - выявить конструктивный и деструктивный потенциал влияния политической коммуникации на общественное мнение в процессе легитимации и делегитимации власти и обозначить пути совершенствования легитимационной политической коммуникации в современной России.

Основные задачи исследования:

  1. Изучить особенности коммуникативной концепции власти среди других ее трактовок в условиях информационной революции и показать ее когнитивные возможности для раскрытия сущности феномена власти.

  2. Исследовать процесс воздействия политической коммуникации на легитимацию и делегитимацию органов власти и их первых лиц.

  3. Проанализировать содержание легитимационной и делегитимационной коммуникации.

  4. Рассмотреть практику осуществления политической коммуникации в условиях усиления делегитимации власти «сверху» - со стороны элиты и «снизу» - со стороны избирателей на федеральном и региональном уровнях.

  5. Сформулировать и предложить эффективные меры борьбы с деструктивной легитимационной политической коммуникацией, создающей условия для формирования симулякр-демократии.

Основные научные результаты, полученные лично соискателем, и их научная новизна:

  1. Доказаны преимущества использования коммуникационной концепции политической власти по сравнению с другими исследовательскими подходами, позволяющей в наибольшей степени понять суть происходящего в эпоху постмодерна, когда основой для дискурса о настоящем служат не бытие, труд, производство, а коды (знаки) производства, формирующие их системы (традиционные и новые медиа) и порожденная ими виртуальная политика. В этих условиях управление информационными потоками и технологиями становится одной из главных функций власти, а эффективное управление политической информацией наряду с другими факторами определяет уровень ее легитимности.

  2. Выявлены функции политической коммуникации как основания для легитимации и делегитимации власти: смыслосозидающая, комплементарная, кумулятивная, что наряду с такими уже известными основаниями ее утверждения как закон, традиция, харизма (М.Вебер), идеология, структура, персона (Д.Истон), демократические, технократические, онтологические основания власти (Ж.-Л.Шабо), нормативное и идеальное нормативное согласие (Д.Хелд), общая вера и политическая активность граждан (Дж. Везерфорд) и др., что значительно усиливает и изменяет вектор легитимации. При этом она может нести как конструктивный, так и деструктивный потенциал.

  3. Показано, что процесс легитимации и делегитимации посредством политической коммуникации связан с верой людей в источник информации (традиционные или новые медиа), с тем, как в них представлено соответствие/несоответствие действий власти ожиданиям общества, его потребностям. Предложено эвристическое видение процесса делегитимации власти: легитимность→лояльность→нелояльность→делегализация→утрата морального доверия→кризис легитимности→делегитимация, тесно связанное с влиянием политической коммуникации на каждом этапе.

4. Представлены результаты решающего воздействия медиалегитимации или медиаделегитимации (наряду с другими основаниями) при формировании доверия/недоверия к власти (на среднее и старшее поколение – телевидения, на молодежь – интернет-медиа). Отмечено, что, несмотря на падение доверия к медиа, они остаются главными источниками формирования общественного мнения, посредством которых проявляется отношение (скрытое или явное) различных групп населения к политическим событиям и к деятельности лидеров власти. Целенаправленно выстроенная политическая коммуникация с помощью медиаресурса способна как повысить, так и понизить уровень легальности и морального доверия к власти, составляющих содержание процесса ее легитимации и делегитимации, даже в условиях, противоречащих реальным ее достижениям.

5. Даны две модели делегитимации власти – «сверху» и «снизу» на региональном и федеральном уровнях. Делегитимация «сверху» выражается недоверием руководителя высшего звена нижестоящему. «Верхушечная» делегитимация вторична, зависит от авторитета лидера страны и имеет менее устойчивый эффект. Делегитимация «снизу» сопровождается утратой властью кредита общественного доверия и более устойчива. В обоих случаях коммуникационное вмешательство дает заметный результат.

6. Сделан вывод о том, что в целом для политической коммуникации в современной России характерна вертикальная асимметричная модель общения власти с обществом. Сформулированы и предложены меры по борьбе с деструктивной легитимационной политической коммуникацией, ведущей к симулякр-демократии. При этом для ее дальнейшего совершенствования необходимо: 1) развитие качественной журналистики, свободной от влияния государственных структур и лоббирования определенных групп интересов; 2) совершенствование практики общественного телевидения и on-line площадок общественных инициатив в интернете; 3) проведение публичных политических дебатов с участием первых лиц государства, способствующих легитимации власти в глазах общественности; 4) усиление медиавоспитания населения и привитие ему политической культуры для борьбы с манипулятивными информационными воздействиями; 5) оптимизация деятельности PR- и пресс-служб органов власти, предоставляющих актуальную информацию обществу; 5) в региональном разрезе - проведение прямых выборов глав субъектов федерации, достоверных публичных опросов общественного мнения, формирование пула профессиональных независимых СМИ.

Теоретическая и практическая значимость работы обусловлена комплексным исследованием политической коммуникации в условиях легитимации и делегитимации власти. Ее результаты могут быть использованы в дальнейших научных исследованиях политической коммуникации в условиях легитимации и делегитимации власти в регионах и России в целом. Теоретические разработки, выводы и предложения диссертационной работы могут быть применены политиками, органами государственной и муниципальной власти при формировании PR- и медиапланов на федеральном, региональном и муниципальном уровнях, а также при составлении образовательных программ в области политологии, политической коммуникативистики, теории и практики связей с общественностью, социологии массовых коммуникаций, политической конфликтологии.

Методология и методы исследования. С учетом многоаспектности темы ключевое значение имеет междисциплинарный и комплексный характер исследования. В работе использованы положения и выводы политической науки, философии, социологии, политической и социальной психологии, оформившиеся в виде различных теорий: власти, элит, легитимности, коммуникаций, политического процесса, интеракции и символического обмена, информационного общества, теории сетей, управления, психологии масс, мифов и мифотворчества, общественного мнения, имиджа и др.

В качестве методологического ключа автор использовал принцип поливариативности исследования, объединив институциональный, структурно-функциональный, социокоммуникативный, социокультурный подходы. Применение институционального подхода, к примеру, позволило всесторонне рассмотреть феномен власти в контексте ее становления. Социологический - выявил взаимозависимость власти и коммуникационных процессов от состояния развития общества, его социальной структуры, элиты. Нормативно-ценностный подход позволил обнаружить корреляцию легитимации власти с совпадением (несовпадением) оценок происходящего у власти и общества с точки зрения общего блага и их моральных ценностей. Методы социологического анализа: ивент- и контент-анализ СМИ широко применялись автором для анализа медиапрактики на региональном и федеральном уровнях, став основой для разработки мер по совершенствованию легитимационной политической коммуникации.



Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Власть является многомерным понятием, по отношению к которому на протяжении всей истории формировались различные подходы, концепции и оценки. В целом до середины XX века господствовала силовая концепция, однако в связи с глобализацией и завоеваниями информационно-коммуникативной революции стало формироваться новое медиапространство, повлиявшее на медиатизацию политики. В этой связи наиболее эвристичной представляется коммуникативная трактовка власти как наиболее авторитетного коммуникатора в общественно-полезном дискурсе. В современном информационном обществе политическая коммуникация осуществляет формирующее воздействие на систему ценностей, как отдельного человека, так и общества в целом посредством внедрения в массовое сознание оценок актуальных событий. Она выступает неизменным атрибутом власти, а также средой ее функционирования с горизонтальными и вертикальными связями.

  2. Политическая коммуникация играет важную роль, как в легитимации власти, так и в процессах ее делегитимации наряду с другими ее основаниями, но в периоды кризисов легитимности власти роль коммуникации значительно повышается. Грамотное, эффективное управление коммуникационными потоками способно снять наиболее острые противоречия во взаимоотношениях власти и общества, привнести стабильность в процессы их взаимодействия.

  3. Процессы легитимации и делегитимации имеют сложную структуру, подразумевающую различные этапы их протекания в обществе. Легитимность власти тесно связана с такими понятиями как доверие/недоверие, лояльность/нелояльность, легализация/делегализация, что при определенных обстоятельствах может привести к полной делегитимации власти как политико-правового института. При этом лояльность характеризует корректное отношение граждан к власти, соблюдение ее норм, легальность несет правовой оттенок, а легитимность включает в себя моральные и правовые оценки власти вместе взятые. Все эти понятия связаны причинно-следственной связью и напрямую влияют на стабильность государства и благосостояние граждан страны.

  4. СМИ выступают важнейшим каналом легитимационной и делегитимационной политической коммуникации, формирования общественного мнения по отношению к деятельности власти. Именно посредством медиа могут запускаться диффамационные кампании, негативно сказывающиеся на легитимности власти и ее первых лиц. Современный период развития политических коммуникаций характеризуется появлением нового информационного ресурса, которым становится интернет, успешно конкурирующий с традиционными медиа – прессой, радио и телевидением. Обсуждения политических проблем в социальных сетях, блогах, форумах, в электронных журналах способствуют вовлечению в политический дискурс значительного числа активных граждан страны, особенно молодежи. Неслучайно нежелание или неумение власти идти на контакт с пользователями интернета, виртуальным электоратом способно привести к негативным последствиям. Власть должна пересмотреть свою стратегию и тактику по отношению к данному коммуникативному сообществу.

  5. Делегитимация власти есть процесс утраты доверия к ней. Как показывает российский опыт, делегитимация может идти как «сверху», так и «снизу». Делегитимация «сверху» характеризует состояние, при котором федеральная власть выказывает недоверие к руководителю региона. Делегитимация «снизу» представляет собой более опасный для власти сценарий, свидетельствующий о недоверии к власти широких слоев населения. В обоих случаях политическая коммуникация способна либо ухудшить ситуацию, либо способствовать ее развитию в позитивном ключе.

  6. Кризис доверия к власти у активной общественности городов во время выборов 2011-2012 гг. постепенно переходит в лояльность к ней. Власти необходимо откорректировать подходы к проведению избирательных кампаний и выборов, сделать их максимально прозрачными и справедливыми, ввести в практику публичный телевизионный дискурс претендентов на пост президента, их участие в политических дебатах, «прямых линиях», пойти на контакт с конструктивной оппозицией.

Степень достоверности исследования подтверждается совокупностью документной и фактологической базы исследования. Информационно-эмпирическую основу анализа составили нормативно-правовые документы (законы, указы, постановления), результаты политологических и социологических исследований Левада-центра, ВЦИОМ, ФОМ, региональных аналитических центров г. Уфы, авторский социологический опрос по проблемам легитимности власти в российском обществе (с точки зрения населения в отдельно взятом регионе), экспертный опрос, организованный автором в г. Уфе (Башкортостан) относительно бывшего и нынешнего президентов республики; проведенный автором контент-анализ федеральных СМИ за 2009-2010 года (150 публикаций ведущих федеральных изданий таких как «Ведомости», «Коммерсант», «Русский репортер», «Эксперт», «КП» и др.), а также ведущей газеты – «Республики Башкортостан» в ходе которого проанализировано 150 номеров издания за 2009-2010 года (до ухода с поста президента М. Рахимова в июле 2010).

Апробация результатов исследования. Основные идеи диссертации были апробированы в ходе выступления автора на XII Всероссийской конференции молодых ученых и аспирантов «Государство и общество: проблемы взаимодействия в современной России» (Москва, 2012), а также отражены в семи публикациях автора.

Диссертация обсуждена на заседаниях проблемной группы кафедры политологии и политического управления Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации и рекомендована к защите.

Структура диссертации определяется задачами и логикой исследования и состоит из введения, двух глав, шести параграфов, заключения, списка использованной литературы и трех приложений.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

  • Специальность
  • Тимофеева Л.Н. Москва - 2013 СОДЕРЖАНИЕ
  • ВВЕДЕНИЕ Актуальность темы исследования
  • Степень научной разработанности проблемы.
  • Объектом
  • Основные задачи исследования
  • Основные научные результаты, полученные лично соискателем, и их научная новизна
  • Теоретическая и практическая значимость работы
  • Методология и методы исследования.
  • Основные положения, выносимые на защиту
  • Степень достоверности исследования
  • Апробация результатов исследования.