Пётр Великий в творчестве А. С. Пушкина

Главная страница
Контакты

    Главная страница


Пётр Великий в творчестве А. С. Пушкина

Скачать 137,74 Kb.


Дата06.01.2017
Размер137,74 Kb.

Скачать 137,74 Kb.



Средняя общеобразовательная школа №3


Реферат на тему:



«Пётр Великий в творчестве А.С.Пушкина»
Выполнила: Тимирбулатова Е.,

ученицы 9б класса

Учитель: Авдеева Н.В.

Краснокамск, 2006



Содержание
Введение…………………………………………………………………….…3

Глава I. «Пушкинский Пётр»…………………………………………….......4

I. 1. «Стансы»……………………………………………………….….4

I.2. «Арап Петра Великого»................................................................. 5 I.3. «Полтава»………………………………………………………….6

I. 4. «Медный всадник»………………………………………….……7

Глава II. «Самодержец в оценке А. С. Пушкина»…………………….….…8

Заключение.......................................................................................................10

Список литературы..........................................................................................11



Введение
А. С. Пушкин-олицетворение и символ нашего национально-исторического бытия. В его творческой мощи и многогранности облика со всей полнотой выразилась одаренность и могучая сила породившего его народа. «В нём русская природа, русская душа, русский язык, русский характер ...» - писал Гоголь.

Исключительно велика роль Пушкина как замечательного художника – живописца нашей природы. Поэт любил сам и научил нас любить утреннюю свежесть вёсен, пышное очарование осени, великолепные снежные панорамы зимы.

Так же горячо, преданно, как родную землю, любил Пушкин и родную культуру, исторические центры, вокруг которых складывалась национальная жизнь, росло и крепло государственное единство. Восторгаясь героическим прошлым России, Пушкин вместе с тем любил родную страну в её живом движении вперёд, в историческом развитии. Любя и славя родную, овеянную «дымом столетий» «красную Москву», поэт не менее любил и славил новый, «юный» город над морем, созданный «манием» мощного преобразователя, который вывел страну на широкий путь мирового развития, «прорубил окно» в Европу.

Интерес к истории, в особенности к истории родной страны, сказывается у Пушкина с самых ранних лет и проходит, все усиливаясь, через всю его творческую жизнь.

В творчестве А. С. Пушкина заключена целая галерея замечательных художественных образов героических деятелей нашей истории – от древнерусских князей до военачальников Московской Руси, от «птенцов гнезда Петрова» и стаи «славной Екатерининских орлов» до «начальников народных наших сил, покрытых славою чудесного похода и вечной памятью двенадцатого года».

Но среди всех этих величавых образов больше всего привлекла и вызвала поэтическое воображение Пушкина колоссальная фигура Петра I.

Поэтому в своей работе мне бы хотелось рассмотреть произведения, связанные с темой Петра I, и постараться выяснить следующее:

- как выразительно развёртывает А. С. Пушкин образ Петра;

- какую оценку даёт самодержцу;

Глава I

«Пушкинский Пётр»
Многие критики считали, что «эпоха Петра I привлекала внимание Пушкина потому, что он сам, задыхаясь во все сжимавшихся железных обручах николаевского режима, чувствовал необходимость выхода, поворота в истории России, ждал его и в глубине души упорно надеялся на него».

Для А. С. Пушкина, по словам В. Г. Белинского, «имя Петра Великого должно быть нравственною точкой, в которую должны сосредоточиться все чувства, все убеждения, все надежды, гордость, благоговение и обожание всех русских». Какой же Пётр I у Пушкина?

Рассмотрим произведения Александра Сергеевича, связанные с темой Петра I.
I. 1. «Стансы»

В качестве исторического примера прогрессивной политики правительства Пушкин в «Стансах», написанных в декабре 1826 года, рисует образ Петра I, который «самодержавной рукою» «смело сеял просвещенье».

Создавая образ Петра I, Пушкин развил основные мотивы «Стансов»:

То академик, то герой,

То мореплаватель, то плотник,

Он всеобъемлющей душой

На троне вечный был работник.

Образ Петра I Пушкин рисует примерно в духе идеала просвещенного, соблюдающего свой народ правителя.

Самодержавною рукой

Он смело сеял просвещенье,

Не презирал страны родной:

Он знал её предназначенье.

Европеизм Петра, его вражда к реакционной старине не мешает ему быть вполне русским человеком. Как изображает Александр Сергеевич, Пётр любил те русские нравы и обычаи, которые не казались ему проявлением патриархальной дикости. Подчёркивая демократичность Петра, его простоту и человечность, Пушкин полемизировал с тем казенно-официальным помпезным изображением Петра, возвышающегося над своими подданными.

По Пушкину, черта, которая должна быть присуща истинному герою - это высокая гуманность.

«Оставь герою сердце! Что же он будет без него? Тиран ...» - говорит поэт в конце стихотворения «герой», написанного осенью 1830 года. Чертами нежного великодушия, большим человеческим сердцем обладает пушкинский Пётр в произведении «Стансы».

I. 2. «Арап Петра Великого»

Летом 1827 года в Михайловском Пушкин начал писать исторический роман из эпохи Петра – «Арап Петра Великого». Этот роман остался незавершенным. Действие развивается в последний период царствования Петра. Это произведение, как и предыдущее, развёртывает образ Петра I сжато и выразительно. В «Арапе Петра Великого» Пётр – мирный строитель новой России.

«Ибрагим с любопытством смотрел на новорожденную столицу, которая подымалась из болота по манию самодержавия».

В «Арапе Петра Великого» политическая тема звучит наравне с романтической. Один из намеченных к роману эпиграфов – «Железной волею Петра преображённая Россия» - показывает, что одной из его господствующих тем должна стать ломка и строительство государства.

Специфической проблемой Пушкина было соотношение в масштабе образа Петра с окружающим человеческим миром

«Хозяин бросился навстречу Петру; слуги разбегались как одурелые, гости перетрусились, иные даже думали, как бы убраться поскорее домой. Вдруг в передней раздался громкий звучный голос Петра, всё утихло, и царь вошёл в сопровождении хозяина, оторопелого от радости. «Здорово, господа», - сказал Пётр с весёлым лицом. Все низко поклонились».

Пётр был на особом положении в творчестве Пушкина. Поэт показывает его как будто «домашним образом».

«Пошли в столовую. В ожидании государя стол был накрыт. Пётр со всем семейством сел обедать, пригласив и Ибрагима. Во время обеда государь с ним разговаривал о разных предметах, расспрашивал его об Испанской войне».

«Никто в ласковом и гостеприимном хозяине не мог бы подозревать героя полтавского, могучего и грозного преобразователя России», - говорил поэт о Петре.

Пётр несоизмерим со всем прочим и требует для своего воплощения дополнительного и отчуждающего измерения.

К тому же можно заметить, что и на стороне Петра и Ибрагима тоже не определилась мера соотношения общего и частного, исторического и человеческого. Так до конца и неясно, «близко» стоит Ибрагим к Петру как к «человеку» или же «далеко», как к «герою».

А. С. Пушкин словами Ибрагима подчеркивает в Петре быстрый и твёрдый разум, силу и гибкость мысли и разнообразие интересов и деятельности.

«Пётр заперся в токарне занялся государственными делами. Он по очереди работал с Брюсом, с князем Долгоруким, с генерал – полицмейстером Девнером и продемонстрировал Ибрагиму несколько указов и решений. Ибрагим не мог надивиться быстрому и твёрдому его разуму, силе и гибкости внимания и разнообразия деятельности. По окончании трудов Пётр вынул карманную книжку, дабы справиться, всё ли им предполагаемое на сей день исполнено. Потом, выходя из токарни, сказал Ибрагиму: «Уж поздно, ты, я чай, устал: ночуй здесь, как бывало в старину. Завтра я тебя разбужу» ».

Воспроизводя эпоху Петра, Пушкин усматривает национальный характер, жизнь народную.




I. 3. «Полтава»

В 1828 году Пушкин снова обращается к эпохе Петра, пишет «Полтаву». В центре её – изображение Полтавского боя как великого исторического события, поставившего Россию на одно из первых мест в Европе. Явление Петра в этой картине, изображённое огненными красками, поражает читателя, производит на него такое впечатление, как будто он видит перед глазами совершение какого – либо таинства, как будто некий бог в лучах нестерпимой для взоров смертной славы проходит перед ним, окруженный громами и молниями:

Тогда – то свыше вдохновенный,

Раздался звучный глас Петра:

«За дело, с богом!». Из шатра,

Толпой любимцев окружённый,

Выходит Пётр. Его глаза

Сияют. Лик его ужасен.

Движения быстры. Он прекрасен

Он весь, как божия гроза.

Идет. Ему коня подводят ...

В «Полтаве» Пётр раскрыт совершенно по- новому: это военный гений, преобразователь русской армии, руководитель генерального сражения и организатор величайшей победы. Впервые поэт изображает своего героя в гигантской борьбе с тёмными силами, пытающимися растоптать воздвигаемое им государство.

Образ Петра героичен, но в обрисовке Пушкин не прибегает ни к искусственной героизации, обычной для классицистической эпопеи, ни к романтическим эффектам. Петра окружает реальная обстановка:

Тиха украинская ночь.

Прозрачно небо. Звёзды блещут.

Своей дремоты превозмочь

Не хочет воздух. Чуть трепещут

Серебристых тополей листы.

Впечатление героического производит вся поэтическая картина Полтавского боя, но в ней нет ничего условного, официального, помпезного, риторического.

I. 4. «Медный всадник»

Образ Петра продолжал увлекать Пушкина. В 1833 году им был написан «Медный всадник».

Поэт долго и мучительно разрешал для себя проблему сложного и противоречивого характера Петра, поражавшего его своей новаторской мощью. Двойственность героя отмечена в записи Пушкина в 1835 года:

«Достойна удивления разность между государственными учреждениями Петра Великого и временными его указами. Первые суть плоды ума обширного, исполненного доброжелательства и мудрости, вторые – нередко жестоки, своенравны и, кажется, писаны кнутом».

Пётр для Александра Сергеевича – «воплощенная революция». Не во всём сочувствуя этой революции Петра, Пушкин преклоняется перед её силой и действием.

«Пётр Великий один – целая всемирная история», - пишет он в 1836 году Чаадаеву.

Никогда ещё Пушкин не выражал с такой неотразимой энергией своё преклонение перед Петром – преобразователем.

Эту основную идею «Медного всадника» верно отметил его первый критик Белинский: «Эта поэма – апофеоза Петра Великого, самая смелая, какая могла только прийти в голову поэту, вполне достойному быть певцом великого преобразователя»:

И обращен к нему спиной

В неколебимой вышине,

Над возмущенною Невою,

Стоит с простёртою рукою

Кумир на бронзовом коне.

В «Медном всаднике» свою мысль о Петре Пушкин как Фальконет, высекает резцом и отливает в бронзе.

При взгляде на великана, гордо и неколебимо возносящегося среди всеобщей гибели и разрушения и как бы символически осуществляющего собою несокрушимость его творения, мы хотя и не без содрогания сердца, но сознаёмся, что этот бронзовый гигант не мог уберечь участи индивидуальностей, обеспечивая участь народа и государства. Да, это поэма – апофеоза Петра Великого, самая смелая, самая грандиозная, какая могла только прийти в голову поэту, вполне достойному быть певцом великого преобразователя России.

Пушкинские произведения: «Стансы», «Арап Петра Великого», «Полтава», «Медный всадник» образуют собою самую дивную, самую великую «Петриаду», какую только в состоянии создать гений великого национального поэта.



Глава II

«Самодержец в оценке А. С. Пушкина»
А. С. Пушкин смело описывает фигуры исторических деятелей таких как Карл XII, Мазепа, Кочубей и многих других. Но над всеми господствует монументальная фигура Петра. Какую же оценку даёт А. С. Пушкин самодержцу?

Николай Тургенев писал: «Мы прославляем патриотизм Брута, но молчим о патриотизме Петра, также принёсшего своего сына в жертву отечеству».

Такая оценка вполне соответствовала представлению Пушкина. Он обратился к поэме «Полтава» для прославления героя. Изменнику России, «мятежному гетману» Пушкин противопоставляет подлинного строителя новой государственности – Петра.

Не случайно Александр Сергеевич описывает Петра последовательно – в утро сражения, в полдень перед боем и вечером в шатре. Три сжатые зарисовки незабываемыми чертами фиксируют во весь рост историческую фигуру. Изображение намеренно выдержано в стиле придворного портрета XVIII века, с его торжественностью, героичностью, хвалебностью и апофеозом («как будто некий бог, в лучах нестерпимой для взоров смертной славы, проходит перед нами, окруженный громами и молниями», - писал Белинский). Но замечательный мастер исторической живописи сквозь все атрибуты парадного стиля дает ощущение живой фигуры.

Теперь переидём к «Медному всаднику». Какую оценку даёт А. С. Пушкин Петру I в этом произведении? Попытаемся ответить на этот вопрос.

«Медный всадник» многим кажется каким-то «странным произведением», потому что тема его выражена не вполне, по крайней мере страх, с каким побежал помешанный Евгений от конной статуи Петра, нельзя объяснить ничем другим, кроме того, что пропущены слова его к монументу. Иначе почему же вообразил он, что грозное лицо царя, возгорев гневом, тихо оборотилось к нему, и почему, когда стремглав побежал он, ему всё слышалось:

Как будто грома грохотанье,

Тяжёло – звонкое скаканье

По потрясенной мостовой?..

Мы думаем, что не случайно Пушкин начинает повествование с грандиозной картины Петра. Описание Петра помогает выделить главного героя произведения, которым является Петербург. В этом Медном всаднике олицетворена воля. Пётр в неколебимой вышине, с распростёртою рукою, как бы любуется городом ...

Александр Сергеевич подчёркивает значимость образа, и мы представляем, что из медных уст исходит творящее: «Да, будет!». Простёртая рука Петра I гордо повелевает утихнуть разъяренным стихиям, и смирённым сердцем признаем мы торжество общего над частным, не отказываясь от нашего сочувствия к страданию этого частного.
Обращаясь к произведению «Арап Петра Великого», мы замечаем следующую особенность: любимые мысли А. С. Пушкина вложены в уста персонажей. Авторская речь на границе с речью героя становится ей однородна: «Следовать за мыслями великого человека есть наука самая занимательная». Так герой произведения «Арап Петра Великого» Ибрагим «видит» Петра, как спустя целый век сам Пушкин. Александр Сергеевич, по воспоминанию Даля, говорил: «Я ещё не мог доселе постичь и обнять вдруг умом этого исполина: он слишком огромен для нас близоруких, и мы стоим еще к нему близко ... чем более его изучаю, тем более изумление и подобострастие лишают меня средств мыслить и судить свободно».

Другая запись Даля тех же пушкинских слов: «Я стою вплоть перед изваянием исполинским, которого не могу обнять глазом – могу ли описывать его? Что я вижу? Оно только застит мне исполинским ростом своим, и я вижу ясно только те две – три пядени, которые у меня под глазами ».

Эти изречения А. С. Пушкина ещё раз подтверждают, что Петр на особом положении в творчестве поэта.

Заключение
Итак, мне думается, я достигла своей цели.

Во-первых, при рассмотрении произведений, связанных с образом Петра I, я выяснила, что для А. С. Пушкина образ царя является неоднозначным. Он предстаёт перед ним:

- в духе идеала просвещенного, подчёркивая при этом простоту и человечность;

- мирным строителем новой России, показывая его в соотношении с окружающим человеческим миром;

- военным гением, преобразователем русской армии с твёрдым разумом, силой, гибкостью мысли;

- ласковым и гостеприимным хозяином, указывая на его разнообразные интересы к деятельности;

- двойственной натурой, с одной стороны, доброжелательной и умной, с другой, жестокой и своенравной, которая не перестаёт удивлять;

Как мы видим, А. С. Пушкин создаёт уникальный, дивный, великий образ Петра I.

Во-вторых, писатель даёт достойную оценку самодержцу, противопоставляя Петра государству и изменнику России, «мятежному гетману». Описывает самодержца последовательно, торжественно, с хвалебностью и апофеозом, называет его исполином.

Да, А. С. Пушкин, пожалуй, был первым резким обличителем тирании Петра, но в тоже время «воспел», романтизировал и возвеличил образ Петра I, так как был страстным начинателем императора и преклонялся перед ним.




Список литературы


  1. Белинский В. Г. Сочинения Александра Пушкина. 1955.

  2. Гроссман Л. Пушкин. 1960.

  3. Петров С. М. Очерк жизни и творчества. 1975.

  4. Симонов К. М. Александр Сергеевич Пушкин. 1961.

  5. Тынянов Ю. Н. Пушкин и его современники. 1969.

  6. Цветаева М. Мой Пушкин. 1967

  7. Чернышевский Н. Г. Сочинения Пушкина. 1949.

  • Глава I «Пушкинский Пётр»
  • I. 1. «Стансы»
  • Глава II «Самодержец в оценке А. С. Пушкина»
  • Список литературы