Печатается по постановлению центрального комитета коммунистической партии

Главная страница
Контакты

    Главная страница


Печатается по постановлению центрального комитета коммунистической партии



страница6/18
Дата04.11.2017
Размер8,56 Mb.


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18

89

КУЛЬТУРНЫЕ ЕВРОПЕЙЦЫ И ДИКИЕ АЗИАТЫ

Известный английский с.-д. Ротштейн рассказывает в немецкой рабочей печати об одном поучительном и типичном происшествии в английской Индии. Лучше всяких рассуждений показывает нам это происшествие, почему так быстро нарастает револю­ция в этой стране, имеющей свыше 300 миллионов жителей.

Английский журналист Арнольд, издающий газету в Рангуне, большом городе (свыше 200 000 жителей) одной из провинций Индии, поместил статью под заглавием: «Издевка над британским судом». В статье был разоблачен местный английский судья Эндрью (Andrew). Арнольда приговорили за эту статью к году тюрьмы, но он повел де­ло дальше и, имея связи в Лондоне, «дошел» до высшей инстанции в Лондоне. Прави­тельство Индии само поспешило «понизить» наказание до 4-х месяцев, и Арнольд очу­тился на свободе.

Из-за чего загорелся сыр-бор?



Полковник английской армии Мак-Кормик имел любовницу, а у нее прислугой была 11-летняя индианка по имени Анна. Блестящий представитель культурной нации зама­нил Анну к себе, изнасиловал ее и запер у себя дома.

Случилось так, что отец Анны лежал при смерти и послал за дочерью. В деревне уз­нали тогда обо всей истории. Население было вне себя от возмущения. Полиция выну­ждена была сделать постановление об аресте Мак-Кормика.

90 В. И. ЛЕНИН

Но судья Эндрью освободил его под залог, а затем после ряда бесстыднейших изде­вок над законом оправдал Мак-Кормика! Блестящий полковник утверждал, как делают в этих случаях все господа благородного происхождения, что Анна проститутка, и в доказательство выставил пятерых свидетелей. А восьмерых свидетелей, выставленных матерью Анны, судья Эндрью не пожелал и допрашивать!

Когда судили журналиста Арнольда за клевету, то председатель суда «сэр» («его вы­сокородие») Фокс не позволил Арнольду проверять дело свидетельскими показаниями.

Всякому ясно, что подобные истории случаются в Индии тысячами и миллионами. Только совершенно исключительные условия дали возможность «клеветнику» Арноль­ду (сыну влиятельного лондонского журналиста!) вырваться из тюрьмы и добиться ог­ласки дела.

Не забудьте, что во главе управления Индией английские либералы ставят своих «лучших» людей. Недавно вице-королем Индии, главой Мак-Кормиков, Эндрью и Фоксов, был Джон Морли (Morley), известный радикальный писатель, «звезда европей­ской науки», «почтеннейший человек» в глазах всякого европейского и русского либе­рала.

В Азии проснулся уже «европейский» дух: народы Азии стали демократически-сознательными.

«Правда» №87, 14 апреля 1913 г. Печатается по тексту

Подпись: W. газеты «Правда»

91

КУПЕЦКИЕ РАСЧЕТЫ



Тузы-миллионеры, воротилы нашей крупной промышленности, объединены «сове­том съездов представителей промышленности и торговли». Этот совет съездов издает свой периодический орган: «Промышленность и Торговля»53. В тяжеловесных, напы­щенных и большей частью малограмотных статьях этого журнала ведется защита инте­ресов наших Кит Китычей.

Особенно недовольны они несправедливостью земского представительства и зем­ского обложения. Обижает помещик-крепостник бедненького Кит Китыча, да и только! Вот поучительная таблица о составе гласных в уездных земских собраниях («Промыш­ленность и Торговля», 1913 г., № 3):

Число 0/

гласных


От 1-го избир. собрания (дворяне- . „„„ « 4

помещики) '

От 2-го избир. собрания (торгово- ι одд ι? {,

пром. предпр. ит. д.) '

От 1-го и 2-го избир. собрания совмест­


но 290 2,8

От сельских обществ 3 216 31,2



В 34 земских губерниях всего 10 308 100,0

Действительно, несправедливость земского представительства вопиющая. Вывод от­сюда ясный и бесспорный: земства в России целиком отданы в руки крепостников-помещиков.

92 В. И. ЛЕНИН

Всякого грамотного человека эти интересные данные наводят на мысль о тех усло­виях, которыми вызывается такая неравномерность представительства.

Но, конечно, смешно было бы ожидать, что Кит Китычи и их наемные писаки спо­собны думать об общих политических вопросах и интересоваться политическим знани­ем. Интересуется Кит Китыч только тем, что он платит «много», а дворянин — «мало». Писатель, нанятый Кит Китычем, приводит сумму земских сборов (раскладочных), вносимых 1-ым избирательным собранием — 24 /г млн. руб. в 34-х земских губерниях;



  • 2-ым избирательным собранием — 49 млн. руб. и сельскими обществами — 45 /г
    млн. руб. Эти сборы он делит на число гласных и определяет таким образом «стои­
    мость одного ценза»! ! Выходит, что дворянский ценз «стоит» 4!/г тыс. руб., купцовский

  • 38 тыс. руб., крестьянский — 14 тыс. руб.

Вот как рассуждают наемные купецкие защитники: избирательное право преспокой­но рассматривают, как предмет купли-продажи. Как будто плательщики земских рас­кладочных сборов покупают себе этим право посылать гласных !

На самом деле неравномерность земских сборов, конечно, вопиющая. Но вся тя­жесть этой неравномерности ложится не на промышленников, а на крестьян и на рабо­чих. Если крестьяне со своих плохих, истощенных, выпаханных земель платят 45 /г млн. руб., а помещики — 247г млн. руб., так это прямо означает, что с «мужичья» берут десятки миллионов рублей дани в виде земских сборов, помимо всего прочего!

Кит Китычи этого не видят. Они хотят только, чтобы не одни дворяне имели приви­легии, а — «равномерно» и купцы.



«Правда» № 90, 20 апреля 1913 г. Печатается по тексту

Подпись: В. Φ. газеты «Правда»

93

ОДНА ИЗ ВЕЛИКИХ ПОБЕД ТЕХНИКИ54

Всемирно-знаменитый английский химик Вильям Рамсей (Ramsay) открыл способ непосредственного добывания газа из каменноугольных пластов. Рамсей ведет уже пе­реговоры с одним владельцем каменноугольных рудников о практической постановке дела.



Одна из великих задач современной техники близится, таким образом, к разреше­нию. Переворот, который вызовет ее решение, громаден.

В настоящее время, чтобы использовать энергию, заключающуюся в каменном угле, его развозят по стране и сжигают в массе отдельных предприятий и домов.

Открытие Рамсея означает гигантскую техническую революцию в этой, едва ли не самой важной, отрасли производства капиталистических стран.



Рамсей открыл способ непосредственно, на месте нахождения угля, без извлечения его на поверхность земли, превращать этот уголь в газ. Подобный прием, только гораз­до более простой, употребляется иногда при добыче соли: ее не извлекают на поверх­ность земли прямо, а растворяют водой, и уже рассол поднимают потом по трубам.

Способ Рамсея превращает каменноугольные рудники как бы в громадные дистил-ляционные аппараты для выработки газа. Газ приводит в движение газовые

94 В. И. ЛЕНИН

моторы, которые дают возможность использовать вдвое большую долю энергии, заклю­чающейся в каменном угле, чем это было при паровых машинах. Газовые моторы, в свою очередь, служат для превращения энергии в электричество, которое техника уже теперь умеет передавать на громадные расстояния.

Стоимость электрического тока понизилась бы, при таком техническом перевороте, до одной пятой, а может быть даже до одной десятой теперешней стоимости. Громад­ная масса человеческого труда, употребляемого теперь на добывание и развозку камен­ного угля, была бы сбережена. Использовать можно было бы даже наиболее бедные и неразрабатываемые ныне залежи каменного угля. Расходы на освещение и отопление домов понизились бы чрезвычайно.

Переворот в промышленности, вызванный этим открытием, будет огромен.

Но последствия этого переворота для всей общественной жизни в современном ка­питалистическом строе будут совсем не те, какие вызвало бы это открытие при социа­лизме.

При капитализме «освобождение» труда миллионов горнорабочих, занятых добыва­нием угля, породит неизбежно массовую безработицу, громадный рост нищеты, ухуд­шение положения рабочих. А прибыль от великого изобретения положат себе в карман Морганы, Рокфеллеры, Рябушинские, Морозовы — с их свитой адвокатов, директоров, профессоров и прочих лакеев капитала.

При социализме применение способа Рамсея, «освобождая» труд миллионов горно­рабочих и т. д., позволит сразу сократить для всех рабочий день с 8 часов, к примеру, до 7, а то и меньше. «Электрификация» всех фабрик и железных дорог сделает условия труда более гигиеничными, избавит миллионы рабочих от дыма, пыли и грязи, ускорит превращение грязных отвратительных мастерских в чистые, светлые, достойные чело­века лаборатории. Электрическое освещение и электрическое отопление каждого дома избавят миллионы «домашних рабынь» от необ-



ОДНА ИЗ ВЕЛИКИХ ПОБЕД ТЕХНИКИ 95

ходимости убивать три четверти жизни в смрадной кухне.



Техника капитализма с каждым днем все более и более перерастает те обществен­ные условия, которые осуждают трудящихся на наемное рабство.

«Правда» № 91, 21 апреля 1913 г. Печатается по тексту

Подпись: И. газеты «Правда»

96

ГОДОВЩИНА «ПРАВДЫ»



(РАБОЧАЯ ПОДДЕРЖКА РАБОЧЕЙ ГАЗЕТЫ)

Минул год со времени выхода в свет первого номера «Правды». Она возникла как рабочая газета, созданная знаменитым апрельско-майским подъемом рабочего движе­ния в России в 1912 году.

Борясь с неимоверными трудностями и преследованиями, «Правда» устояла и упро­чилась (поскольку возможна «прочная» газета рабочих в современной России) благода­ря поддержке рабочего класса. «Правда» не только называлась рабочей газетой: назва­ние может присвоить себе любая газета. «Правда» была на деле рабочей газетой и по своему направлению, и по своему кругу читателей из рабочей массы, и по своему со­держанию вообще, а в частности, по массе рабочих корреспонденции (1783 рабочих корреспонденции в первых 99 номерах; всего около пяти тысяч), и, наконец, по под­держке «Правды» рабочими вообще и рабочими группами в особенности.

Мы указывали уже в «Правде» (см. №№ 80 и 103 за 1912 год) , какое исключительно важное значение имеют данные о поддержке «Правды» денежными взносами рабочих групп. Это значение далеко выходит за пределы финансовой помощи, хотя финансовая помощь рабочих крайне важна и необходима для улучшения газеты всегда.

Но взносы рабочих групп важны не менее, если не более, по своему моральному, воспитательному,

См. Сочинения, 5 изд., том 21, стр. 427—440 и том 22, стр. 69—71. Ред.



ГОДОВЩИНА «ПРАВДЫ» 97

организационному значению для всех сознательных рабочих, для всего рабочего класса России.

Привыкая правильно поддерживать свою рабочую газету не только подпиской, не только распространением, но и регулярными взносами, рабочие тем самым сплачива­ются еще теснее вокруг газеты своего направления, рабочие организуются в нечто, идейно сплоченное, рабочие проверяют успехи своего пробуждения, видя отчеты о взносах с той или иной соседней или знакомой фабрики. Нельзя достаточно настаивать поэтому на необходимости расширять и развивать всеми силами обычай постоянных (лучше небольших, но постоянных) групповых рабочих взносов и сборов на рабочую газету.

Как известно из печатавшихся отчетов, до выхода «Правды» было собрано свыше четырех тысяч рублей, присланных через газету «Звезду»55 500 рабочими группами. Со дня выхода нашей газеты по 10 апреля только по напечатанным отчетам в «Правде» за этот период поступило пожертвований на сумму 3932 руб. 42 коп. Из них 79,9 процен­тов от пролетариев разных категорий, 20% от различных групп интеллигенции и /ю% от крестьян. Вся сумма распределяется по следующим районам: Петербургский — 66,3% (2605 руб. 81 коп.), из них лишь 10% падает на интеллигенцию; Московский, Владимирский и Костромской — 4,6%, из них только в Московском районе случаются пожертвования интеллигенции. (Тут же надо указать, что небольшая доля участия этих трех районов в пожертвованиях на «Правду», помимо прочих причин, объясняется тем, что в них производились сборы на московскую газету56. Деньги, посланные только че­рез нашу газету, составляют сумму в две с лишним тысячи, из которых 70 процентов падает на эти три района, а 25% на Петербургский район. Политическая зрелость пе­тербургских рабочих и тут проявилась; они приняли активное участие и в создании мо­сковской газеты); Урал, Сибирь, Прибалтийский край и Польша — 10,3%; Харьковский и Екатеринославский районы — 4,4%; отовсюду (Финляндия, Западная Европа и пр.) — 14,5%.

98 В. И. ЛЕНИН

Эти цифры с достаточной убедительностью говорят о том, кто является хозяином ее, на чьи средства существовала «Правда» и насколько газета связана с рабочими масса­ми.

Успехи «Правды» за первый год ее существования в этом отношении очень велики. Чтобы не утомлять читателя цифрами, приведем данные о числе групповых рабочих сборов в «Правду» не по месяцам, а по четвертям года (т. е. по трехмесячным проме­жуткам времени).

Число групповых рабочих сборов

Годы На газету На московскую

«Правда» рабочую газету

1912 1-я четв. года 108 —

» 2-я » » 396 —

» 3-я » » 81 —

» 4-я » » 35 5

1913 1-я » » 309 129

1913 первые 10 дней апреля 93 43

Итого: 1022 177

Итак, мы видим, что за первый год своего существования «Правда» встретила под­держку более чем тысячи групп рабочих и положила основание рабочей газете главного промышленного района России, именно: Московского центрального района.



Само собой разумеется, что денежная поддержка «Правды» тысячью рабочих групп означает всяческую поддержку ее гораздо большим числом рабочих групп, — означает сплочение и объединение вокруг «Правды» не одного десятка тысяч рабочих. Несо­мненно, что число групп, делавших денежные взносы, во много раз меньше числа групп читателей и друзей «Правды», помогавших ей своими письмами, корреспонден-циями, оказывавших содействие распространению газеты, ознакомлению с ней нового круга рабочих, нового слоя трудящихся и т. д. и т. п.

Рабочий класс выдвинул целый авангард «передовиков», которые поставили на ноги свою, марксистскую, враждебную либеральным шатаниям, рабочую газету

ГОДОВЩИНА «ПРАВДЫ» 99

в столице и положили основание второй рабочей газете в центре промышленной Рос­сии. То, что сделали передовые сознательные рабочие для «Правды» и для московской рабочей газеты, позволяет нам безошибочно судить о всей сумме исполненной рабочи­ми большой работы для просвещения и организации своего класса. Ибо «Правда» и мо­сковская газета, хотя и важная часть, но все же лишь часть этого великого дела.

Дружными совместными усилиями, неослабной, настойчивой работой передовые рабочие будут теперь, ободренные успехом первого года их рабочей газеты, продол­жать великое дело просвещения и сплочения вокруг идей марксизма, все более и более широких масс пролетариата!

«Правда» № 93, 23 апреля 1913 г. Печатается по тексту

газеты «Правда»

100


НЕЧТО ОБ ИТОГАХ И ФАКТАХ

Годовщина «Правды» невольно обращает мысль всякого сознательного рабочего (и, добавим, всякого сознательного демократа) на итоги работы этой газеты последова­тельных демократов и марксистов.

Вопрос об итогах, естественно, связывается с вопросом о том, стоят ли российские передовые рабочие в своей массе на стороне «Правды». Ибо, если для буржуазных подписчиков газета важна ради сбыта — все равно, где она сбывается, все равно, спла­чивает ли она известный класс и какой класс, — то для марксиста и для последователь­ного демократа газета важна, как орган просвещения и сплочения действительно пере­довых классов.



Для нас небезразлично, где и как сбывается наша газета. Для нас всего важнее знать, служит ли она на деле просвещению и сплочению передового класса России, т. е. рабочего класса.

Чтобы знать это, нужно поискать фактов, способных дать ответ на вопрос.



Разные люди разное понимают под фактами. Буржуазные журналисты, не стесняясь, лгут, не приводя ни одного точного, ясного, допускающего проверку, факта.

Буржуазным журналистам подражают либеральные рабочие политики, ликвидаторы. Один из них, и не «кто-нибудь», а сам Ф. Д. писал в № 57 (143) «Луча»:

«... Нельзя отрицать факта, который мы с гордостью чувствуем (вот какие чувствительные люди!) в повседневной работе, что наша газета («Луч») есть действительно орган добрых девяти десятых передо­вых, сознательных рабочих России».



НЕЧТО ОБ ИТОГАХ И ФАКТАХ 101

Над этим Хлестаковым или Ноздревым стоит посмеяться, и «Правда» уже сделала это. Но одной насмешки мало. Рабочие должны научиться сами разбирать факты и про­верять их, чтобы не давать в обман Ноздревым ни себя, ни своих малоразвитых това­рищей.

Как же искать и проверять факты? Лучше бы всего узнать распространение «Прав­ды» и «Луча» среди рабочих (а не среди либеральной интеллигенции, сплошь почти ли­квидаторской). Но таких фактов нет.

Поищем других фактов.

Возьмем данные о рабочих группах, поддерживающих своими денежными взносами добровольно «Правду» и «Луч». Эти данные печатаются в обеих газетах. Это факты. Их всякий может проверить, всякий может, изучая их, изобличить Ноздревых, которых так много в журналистике.

«Правда» уже давала раз (см. № 80 за 1912 год ) эти факты за полгода, именно за первое полугодие года, и никто не мог опровергнуть этих фактов. Приведем их теперь да весь 1912 год и за начало года.

Число групповых рабочих сборов на газеты


Годы

«Правду»

«Луч»

моек, рабочую газету

1912 1-ячетв. года

108

7



» 2-я » »

396

8



» 3-я » »

81

9



» 4-я » »

35

65

5

1913 1-я » »

309

139

129

» 10 дней апреля

93

28

43

Всего

1 022

256

177

Всякий читатель может проверить эти данные, взявши «Правду» с «Лучом», и ис­править этот расчет, если он найдет в нем ошибки.

Вот это действительно факты, которые не мешает отличать от хвастовства и лжи господ Ф. Д. и прочих «лучистов».



Не правда ли, как великолепно подтверждают эти факты ноздревскую ссылку «Лу­ча» на 9/ю?

См. Сочинения, 5 изд., том 21, стр. 427—440. Ред.



102 В. И. ЛЕНИН

«Девять десятых» сторонников «Луча», среди которых заведомо и открыто числятся бундовцы и «верхи» латышей, за полгода с лишком существования «Луча» (4-ая чет­верть 1912 и 1-ая 1913 года плюс десять дней апреля) не сплотили и половины того, что сплотила «Правда» с будущей московской газетой. Ну, не ноздревский ли это прием превращать заведомое меньшинство в «девять десятых»?

Рабочие окружены со всех сторон таким морем лжи в буржуазных газетах, что они во что бы то ни стало должны бороться за правду, учиться распознавать ложь и отвер­гать ее. Ошибочные взгляды ликвидаторов рабочей партии надо спокойно опровергать. Но ноздревскую, наглую ложь, бесстыдно развращающую рабочих, надо клеймить и выгонять лжецов из рабочей среды.

Рабочие хотят единства своих действий. Рабочие правы. Без единства действий нет спасения рабочим.

Но подумайте, как возможно единство без подчинения меньшинства большинству? Всякий поймет, что без этого единство невозможно.

Значит, если бы даже ликвидаторы не были ликвидаторами партии, рабочим обяза­тельно знать, какие взгляды имеют за себя большинство. Не зная этого, рабочие не мо­гут добиться единства действий (ибо часто приходится вместе действовать и партий­ным и непартийным рабочим).

Рабочие не могут строить своей партии, не борясь беспощадно со всякой ложью от­носительно нее. А чтобы разоблачить ложь, надо искать точных фактов, проверять их и обдумывать значение того, что проверено.

Сознательные рабочие, противники ликвидаторства, отвоевали себе бесспорное пер­венство в создании рабочей печати. Они отвоевали себе бесспорное, подавляющее большинство. Они встретят всякую ложь, распространяемую по этому серьезному и важному вопросу, с негодованием и презрением.

«Правда» № 92, 23 апреля 1913 г. Печатается по тексту

Подпись: К. Π. газеты «Правда»

103


ЗНАЧЕНИЕ ПЕРЕСЕЛЕНЧЕСКОГО ДЕЛА

Известно, что после 1905 года правительство, в связи со своей «новой» аграрной по­литикой в Европейской России, приложило особые усилия к развитию крестьянских переселений в Сибирь. Помещики усматривали в этих переселениях, так сказать, при-открытие клапана и «притупление» аграрных противоречий в центре России.



Что же получилось в результате? Притупление противоречий или обострение их вместе с перенесением на более широкую арену?

Приведем прежде всего общие данные о переселениях крестьян в Сибирь.

С 1861 г. по 1885 г. переселилось около 300 000, то есть 12 тыс. в год; с 1886 г. по 1905 г. переселилось около 1 520 000, то есть около 76 тыс. в год; с 1906 г. по 1910 г. переселилось около 2 516 075, то есть около 500 тыс. в год.

Рост переселений в контрреволюционную эпоху громаден. Несомненно, на время «разрежение» атмосферы в центре России должно было произойти от этого.

Но на какое время и какой ценой?

На это отвечают данные о падении переселенческой волны, начиная с 1909 г., и о по­разительном росте числа обратных переселенцев. Вот эти данные:



104 В. И. ЛЕНИН

Число переселен- п. ,


„ % обратных

Годы цев

переселенцев



1905

39

10

1906

141

4

1907

427

6

1908

665

6

1909

619

13

1910

316

36

1911*

183

60

Итак, разредить атмосферу господам официальным поощрителям переселений уда­лось всего на какие-нибудь четыре года (1906—1909). Затем уже начинается новый кризис, ибо громадный упадок числа переселенцев при невероятном росте числа «об­ратных» — 36% и 60% — означает, без всякого сомнения, кризис и притом чрезвычай­но серьезный, охватывающий неизмеримо более широкую арену.

Тридцать шесть и шестьдесят процентов обратных переселенцев, это — обострение кризиса и в России и в Сибири. В Россию возвращается беднота, самая несчастная, все потерявшая и озлобившаяся. В Сибири земельный вопрос должен был крайне обост­риться, чтобы оказалось невозможным — несмотря на отчаянные усилия правительства — устроить сотни тысяч переселенцев.



Приведенные данные бесспорно показывают, таким образом, что борьба с аграрным кризисом пятого года в России посредством переселений вызвала отсрочку кризиса лишь на самое короткое время и притом ценою несравненно большего обострения и расширения арены кризиса к переживаемому нами времени.

Интересным подтверждением этого вывода из сухих правительственных статистиче­ских данных является книжка бывшего чиновника лесного ведомства, прослужившего 27 лет и специально ознакомившегося с переселенческим делом в Сибири, господина А. И. Комарова: «Правда о переселенческом деле» (Спб. 1913 г. Цена 60 коп.).

Книжка составилась главным образом из фельетонов, которые автор писал (под псевдонимом) в газете «Новая

Данные за 11 месяцев.

ЗНАЧЕНИЕ ПЕРЕСЕЛЕНЧЕСКОГО ДЕЛА 105

Русь» за 1908—1910 годы и в которых «добродушно-шутливо» рассказана повесть «такого государственного расхищения или, вернее, разгрома сибирских земель и лесов, пред которым бывшее когда-то расхищение башкирских земель — сущие пустяки».

Автор стоит на точке зрения благонамеренного чиновника, который доведен до от­чаяния «переселенческой сутолокой» (так назывались его газетные фельетоны), хище­ниями, разорением и обнищанием старожилов и переселенцев, «полным разгромом то­го, что именуется рациональным лесным хозяйством», бегством переселенцев назад в Россию и образованием «сотен тысяч» армии «бродячей Руси», наконец, непроходимой тупостью, казенщиной и системой доносов, казнокрадством и бестолочью ведения все­го дела.

Несмотря на то, что фельетоны написаны в «добродушно-шутливом» тоне, или, вер­нее, именно потому, сводка их оставляет чрезвычайно сильное впечатление какого-то угара, чада, удушья старой, крепостнической казенщины. От новой, буржуазной, аграр­ной политики, ведомой такими средствами и приемами, руководимой такими социаль­ными элементами, происходящей в такой обстановке, не может выйти ничего кроме краха.

Вот картинка поездки в Сибирь Столыпина, премьер-министра, и г. главноуправ­ляющего земледелием и землеустройством Кривошеина в августе 1910 года. Речь с площадки министерского вагона на станции «Тайга» «... все обстоит великолепно и по­тому благополучно».

«Эта буффонадная поездка, — пишет старый служака, — этот вояж, весьма схожий с путешествием Екатерины Великой по Новороссии, причем роль Потемкина, по предписанию из Петербурга, пришлось исполнить г. Шуману, заведующему переселением и землеустройством в Томской губернии,., дал мне последний толчок к тому, чтобы я бросил службу и издал настоящую брошюру».

Бедный благонамеренный чинуша: не вытерпел!

Вот картинка переселенческой сутолоки в момент наибольшего подъема переселен­ческой волны.

«Участки не готовы, дороги к ним не проведены, переселенческие пункты еще строятся... Начались самовольные заселения



106 В. И. ЛЕНИН

облюбованных переселенцами мест в лесных дачах, захваты оброчных статей, запасных участков, пред­назначавшихся когда-то под насаждение дворянского землевладения в Сибири и пр., а затем, конечно, началось выдворение самовольных заселыциков с тем рядом грустных и часто жестоких сцен, описывать которые было бы излишне». Переселенческие чиновники вынуждены «рвать по кусочкам устроенные чуть не вчера казенные лесные дачи». «Брали по кусочкам, брали то, что в первую голову попадало на глаза, — лишь бы поместить, лишь бы отвязаться от тех десятков изнуренных, истомленных лиц, кото­рые торчат на переселенческом пункте, стоят часами в прихожей переселенческого управления, лезут неизвестно зачем целой гурьбой в губернское управление и вообще не оставляют в покое ни одного при­сутственного места».

Расхищаются и гибнут зря «многие сотни миллионов рублей». «Один из выводов, — пишет автор, — а именно необходимость передачи переселенческого дела в руки бу­дущего сибирского земства невольно напрашивается сам собою». Наивный российский «честный» чиновник, он воображает, что такой «тришкин кафтан» можно заштопать... земством.

Вот картинка лесного хозяйства: переселенцам, которым «привалило неожиданное счастье», разрешили продать лес; 300 десятин вековечного строевого леса они продали по 17 руб. десятина. Десятина вековечного строевого леса, даже и по сибирским ценам, стоит, на худой конец, рублей 200. Еще картинка: переселенцы продают подрядчику Жоголеву 25 000 шпал по 4 коп. за штуку. Он платит за рубку по 5 коп., за вывоз по 25 коп., за доставку пароходом по 10 коп. и получает с казны по 80 коп. за шпалу... Вот вам октябристский капитализм эпохи первоначального накопления, упорно уживаю­щийся с Пуришкевичами и пуришкевичевщиной российской жизни!

Вот длинный ряд картинок землеустройства. Минусинский уезд — «сибирская Ита­лия». Минусинский старожил получил по 4 десятины и «познал священные права соб­ственности». Из пользования его изъяты десятки тысяч десятин лучшей земли.

«За последнее время эта Италия, благодаря общей постановке государственного хозяйства, весьма ак­куратно посещается, выражаясь официальным языком, «недородом»...

ЗНАЧЕНИЕ ПЕРЕСЕЛЕНЧЕСКОГО ДЕЛА 107

... В Енисейском уезде существует знаменитый Обь-Енисейский канал, благополучно поглотивший за целый ряд лет немало казенных миллионов, но от этого в благоприличный вид для перевозки грузов все же не пришедший, ибо прорыт он был как раз на том месте, где этого делать не следовало...

Куринский переселенческий участок... образован из земель инородцев при солеваренном Алтайском заводе. И если, после изъятия у них земли, инородцам было горько, то новоселам пришлось и совсем солоно — вода для питья оказалась совершенно непригодною. Из рытья колодцев также ничего не вы­шло. Тогда переселенческое управление начало бурить землю и добурилось до воды, еще более соленой. Теперь поселившиеся ездят за водой на реку Енисей за 7—8 верст от деревни, так что «все обстоит бла­гополучно»... »

... Очень ценная сосновая дача съедена начисто сосновым шелкопрядом. Когда нача­лось повреждение, лесничий должен был писать бумагу об ассигновании кредита. Пока шла переписка и сношения с Питером, лес пропал... «Все так называемое лесоустройст­во, — пишет старый лесничий, — сведено к нулю».

А в чиновном мире посредством доносов сживают сколько-нибудь честные элемен­ты (стр. 118), и «высшие власти» обрывают прослуживших по 35 лет лесничих, если они осмелятся говорить правду, возгласами: «молчать!» (стр. 121). «Период пошлости и хамства», — возмущается добрый г. Комаров, ведущий начало этого «периода» от сме­ны «хорошего» начальника дурным начальником.

Итог своим картинкам автор подвел в словах:

«... Если все рассказанное мной и выглядит анекдотично, то все же это — анекдоты действительно­сти, к которым нас приучила российская, с позволения сказать, конституционная жизнь} и не есть ли вся-то настоящая русская действительность сплошной и притом достаточно скверный анекдот».

Относительно возвращающихся переселенцев г. Комаров высмеивает утверждение некоего «храброго» медика, будто их не более 6-ти процентов. Мы привели выше точ­ные цифры по этому вопросу.

«Кто-кто, — пишет г. Комаров, — а российские помещики этим (числом возвращающихся пересе­ленцев) очень и очень интересуются. И это понятно: возвращается элемент такого пошиба, которому в будущем предстоит сыграть страшную роль. Возвра-

108 В. И. ЛЕНИН

щается не тот, что всю свою жизнь был батраком и уже отвык от того, что ему, как сказочному Антею, давало невероятную, гигантскую силу. Возвращается недавний хозяин, тот, кто никогда и помыслить не мог о том, что он и земля могут существовать раздельно. И этот человек, справедливо объятый кровной обидой за то, что его не сумели устроить, а сумели лишь разорить и из бывшего хозяина и хлебороба превратить не только его, но и всех домашних, в никчемных людей — этот человек ужасен для всякого государственного строя, каков бы он ни был. И лучшими, прозревшими с 1905 года, умами этот учет ве­дется».

Весною 1910 года автор посетил в Европейской России предводителя дворянства, человека очень консервативных убеждений, пользующегося уважением и доверием ав­тора.

«Ох, учитываем, да еще как учитываем, — сказал он мне: не даром нас из деревень-то в город повы-мело. Мужик зверем смотрит. Молодежь чуть не сплошь хулиганная, а тут еще эти возвращаются от вас из Сибири, кому терять нечего.

Особенно же я понял милейшего Петра Федоровича, — продолжает добрейший г. Комаров, — когда ко мне, в числе других, приходивших справляться «насчет сибирской землицы», явился один из забытых мною друзей детства, с которым когда-то играли вместе и в козны, и в чушки, а впоследствии дрались совместно и на кулачках. Увы, теперь это уже был не мой былой соратник по кулачным боям, а солид­ный мужик с бородой-лопатой с серебристыми в ней нитями и лысиной в полголовы. Разговорились, вспомнили былое, и я коснулся 1905 года. Нужно заметить, что наш уезд был из числа тех, которые в эту эпоху особенно озарились багровым заревом помещичьих усадеб и разгромом дворянских угодий, и с моей стороны был совершенно естественным упрек моему приятелю, сделанный, сколько помнится, примерно в такой форме:

— Черт вас знает, что вы тут наделали в 1905 году! Не в пример же лучше можно было устроиться...

Говоря это, я отнюдь не имел, конечно, в виду теории земельного вопроса гг. эсдеков и эсеров, кото­рая для всякого, мало-мальски знакомого с политической экономией, звучит чем-то совершенно непри­емлемым, и в ответ получил:


  • Это — верное твое слово... Это ты правильно... Не так бы нам нужно.

  • Ну, вот то-то и есть, — успокоительно сказал я, радуясь, что мы поняли друг друга.

  • Верно, верно... Здорового маху дали... Никого бы нам выпускать не следовало...

  • То есть как?

  • Да так, чтобы, стало быть, на чистоту... Всех под одно...

ЗНАЧЕНИЕ ПЕРЕСЕЛЕНЧЕСКОГО ДЕЛА 109

И при этом ласковое, улыбающееся лицо, и симпатичные морщинки-лапки около светлых, добродуш­ных, детски-наивных улыбающихся глаз...



Но я откровенно сознаюсь, что у меня прошел холодок по спине и зашевелились, должно быть, на го­лове волосы: если таковы эти добродушные, то чего же ждать от тех возвратившихся, запродавших свои наделы и навсегда обездоленных? !

Ах, эта «ставка на сильных», подаренная России покойным премьером и гг. октябристами: много она, со временем, в связи с переселенческой неурядицей, может принести ужасов действительности» (стр. 75).

На этой беседе мирно настроенного добрейшего интеллигента с ласковым, добро­душным, наивным, солидным и лысым мужичком мы и остановимся.



«Правда» №№ 96 и 99; Печатается по тексту

27 апреля и 1 мая 1913 г. газеты «Правда»

Подпись:В. И.

по

ВЕХОВЦЫ И НАЦИОНАЛИЗМ

(БИБЛИОГРАФИЧЕСКАЯ ЗАМЕТКА)

Скучный журнал — «Русская Мысль»58. Одно только интересно в этом журнале. Здесь пишут либералы-«веховцы», сотрудники и сторонники знаменитой ренегатской книги «Вехи», в которой вчерашние сторонники свободы обливали помоями и грязью борьбу масс за свободу, причем демократические массы рабочих и крестьян изобража­лись в качестве стада, ведомого «интеллигенцией», — избитый прием всех черносотен­цев.

Поворот русского либерального «образованного общества» против революции, про­тив демократии, есть явление не случайное, а неизбежное после 1905 года. Буржуазия испугалась самостоятельности рабочих и пробуждения крестьян. Буржуазия, особенно наиболее богатая, оберегая свое положение эксплуататора, решила: лучше реакция, чем революция.

Эти корыстные классовые интересы денежного мешка и породили широкое и глубо­кое контрреволюционное течение среди либерализма, течение против демократии, в защиту всякого империализма, национализма и шовинизма, и всякого мракобесия.

Сознательных рабочих не удивит это отречение, ренегатство либералов, ибо никогда рабочие особенно хорошего мнения о либералах не были. Но полезно следить за тем, что проповедуют ренегаты-либералы, какими идеями хотят они бороться с демократией вообще, с социал-демократией в особенности.

ВЕХОВЦЫ И НАЦИОНАЛИЗМ Ш

«Русское интеллигентное общество, — пишет в «Русской Мысли» г. Изгоев, — было, а в своей массе продолжает быть и теперь, убеждено, что основным вопросом европейской жизни является борьба про­летариата с буржуазией за социализм...»

Г-н Изгоев называет эту мысль «предвзятой и неверной», указывая, как у поляков в Германии, в их борьбе с немцами за свою национальность, создается и растет новое среднее сословие, «демократический средний класс».

Говоря об «интеллигентах», Изгоев имеет в виду на деле социалистов и демократов. Либералу не нравится, что основным вопросом считают борьбу пролетариата с бур­жуазией. Либералы стараются разжечь и раздуть национальную борьбу, чтобы отвлечь внимание от серьезных вопросов демократии и социализма.

На деле среди «вопросов европейской жизни» социализм стоит на 1-ом месте, а на­циональная борьба — на 9-ом, причем она тем слабее и безвреднее, чем последователь­нее проведен демократизм. Смешно даже сопоставлять борьбу пролетариата за социа­лизм, явление мировое, с борьбой одной из угнетенных наций восточной Европы про­тив угнетающей ее реакционной буржуазии (причем польская буржуазия охотно соеди­няется здесь при всяком удобном случае с немецкой против пролетариата).



«Просвещение» № 4, апрель 1913 г. Печатается по тексту

Подпись: В. журнала «Просвещение»

112


ЛИБЕРАЛЫ И СВОБОДА СОЮЗОВ

Горный съезд59 высказался за свободу союзов. Одна из крупнейших газет либераль­ной буржуазии, «Киевская Мысль» , пишет по этому поводу :

«В этом провозглашении права рабочих на организацию, в этой поддержке требования свободы коа­лиции для рабочих и заключается важнейшая заслуга съезда.

С тех пор как после перерыва 1908—1909 гг. возобновилось в России рабочее движение, и на голову его посыпались усиленные и учащенные репрессии, требование свободы коалиции все больше становит­ся требованием масс рабочего класса. Но до сих пор только в рабочей среде требование свободы коали­ции было признано лозунгом дня. Либеральное общество относилось к нему с полным равнодушием. Теперь съезд, включивший не мало промышленников, вынужден оказать моральную поддержку требо­ваниям рабочего класса».

Мы видим здесь ясно, как либералы пользуются своей распространенной, барышни­чески поставленной прессой, чтобы укорачивать требования и лозунги рабочего клас­са. Либералам отлично известно, что у рабочих «лозунги дня» иные, неукороченные. Либералы навязывают рабочим свою либеральную узость, выдают ее за мнение «масс» рабочих: старый, избитый прием сваливать на неразвитые будто бы массы ответствен­ность за нежелание либеральной буржуазии считаться с коренными источниками поли­тических привилегий и политического бесправия! Это — прием «либеральных» крепо­стников, которые полвека тому назад говорили, что полная отмена привилегий поме­щиков не есть «лозунг дня» для «масс».

ЛИБЕРАЛЫ И СВОБОДА СОЮЗОВ 113

Характерно, что либералы сами выдают себя. Требование съезда неполно, говорят они. Почему? А вот послушайте:

«Высказываясь за право коалиции, съезд не мог скрывать от себя, что осуществление этого права не­избежно предполагает наличность целого ряда правовых условий. Предоставление свободы профессио­нальным организациям невозможно там, где нет общей свободы союзов и обществ. Свобода рабочей пе­чати может быть создана только там, где свободна либеральная и демократическая печать. Свобода коа­лиции не может быть осуществлена там, где господствует административное усмотрение и где массы населения устранены от участия в выборах в законодательные учреждения. На необходимость осуществ­ления этих условий и должен был бы указать съезд, если бы он хотел оставаться последовательным».



Итак, съезд непоследователен. В чем же состоит его непоследовательность? В том, что он не перечислил нескольких реформ — отвечает либерал.

Ну, а вы, господа, всё ли перечислили?

Конечно, нет! Вы подошли вплотную к «условиям», которые «предполагаются» для «осуществления» отдельных свобод, но вы этих условий не указали. Вы остановились перед ними. Вы боитесь теперь лозунга «масс рабочего класса»: не реформы, а «ре­форма». Вы стоите, в сущности, на точке зрения Струве. Струве принимал этот лозунг весной перед 17 октября, но не принимает теперь, ибо вся буржуазия, даже самая либе­ральная, повернула вправо.

Подобное положение было при отмене крепостного права. Последовательные демо­краты Добролюбов и Чернышевский справедливо высмеивали либералов за,реформизм, в подкладке которого было всегда стремление укоротить активность масс и отстоять кусочек привилегий помещиков, вроде выкупа и так далее.

Напрасно стараются либералы свалить убожество своего реформизма на «массы ра­бочего класса» !

«Правда» №101, 4 мая 1913 г. Печатается по тексту

газеты «Правда»

114


ВНИМАНИЮ ЧИТАТЕЛЕЙ «ЛУЧА» И «ПРАВДЫ»

Неоднократно и в «Луче» и в «Правде» печатались обращения рабочих, в которых они требовали от редакций этих газет спокойного и ясного изложения сущности разно­гласий. Это было законное и естественное требование, и стоит посмотреть, как обе ре­дакции выполнили его.

Под заглавием «Спорные вопросы» в «Правде» появились требовавшиеся разъясни­тельные статьи. Каково их содержание? Эти статьи излагают и разъясняют решения партии по спорным вопросам. Устами автора этих статей «Правда» заявляет: чтобы решить, кто прав в споре, где истина — надо искать факты и документы из истории партии, надо устранить все личное, все наносное и понять общественные корни спора. Дело, — говорит «Правда» о споре с ликвидаторами, — «не в злой воле отдельных лиц, а в исторической обстановке рабочего движения»**. Те, кто хочет серьезно разобраться в споре, должны потрудиться понять эту историческую обстановку.

«Необходимо понять, — говорит «Правда», — каково классовое происхождение раз­брода и распада, какие классовые интересы из непролетарской среды питают смуту среди друзей пролетариата» .

Это — серьезная постановка вопроса. Она прямо отвечает требованию рабочих — помочь им разобраться

См. настоящий том, стр. 67—74. Ред. См. настоящий том, стр. 72. Ред.

ВНИМАНИЮ ЧИТАТЕЛЕЙ «ЛУЧА» И «ПРАВДЫ» 115

в серьезном споре между «Правдой» и «Лучом». Идя этим путем, рабочие познакомят­ся с фактами партийной жизни, приучатся отличать в этом споре верное и принципи­альное от мелкого и случайного, будут искать классовых корней разброда.



Может быть, рабочий, узнав факты, перечитав документы и пр., в конце концов и не согласится с «Правдой» — это уже дело его собственных воззрений и его опыта. Но во всяком случае он, идя по пути, указываемому «Правдой», многому научится и даст себе отчет во всем споре.

Так отвечает «Правда» на требование рабочих познакомить их с существующими разногласиями. А как поступает «Луч»?

Одновременно с печатанием в «Правде» статей о «спорных вопросах» в «Луче» пе­чатается громадный фельетон, посвященный той же теме. Ни одного факта в нем не приведено, ни о каком общественном содержании спора автор и не помышляет, ни од­ного документа к сведению читателя не приводит.

Весь громадный фельетон, растянувшийся на два номера, набит сплетней и личными намеками. Тут сообщается читателю рабочему о «раздражительности» и «очарователь­ных остротах» одного марксиста, «сверхчеловеческих» замашках другого, «цинизме» третьего. Все споры объясняются «личными счетами», «брюзжанием из-за местничест­ва», «борьбой за власть» в партии. А под рукой пускается слушок, достойный казенной печати, что во всем виноваты какие-то «мастера от революции», боящиеся потерять свое влияние, если в дело вступят широкие рабочие массы.

Засорить головы сплетней, дрязгой, личностями и таким образом сбежать от необхо­димости объяснить свою точку зрения — такова цель автора и поместившей его произ­ведение газеты. Но если бы было это просто сплетня — с полбеды. Это сплетня обоз­ленного ренегата — вот в чем дело. Прочтите, что в начале второго фельетона он пи­шет о «провоцируемых и провоцирующих выступлениях», о «диктатуре в партии ци­нично к массам настроенных сверхчеловеков», о том,

116 В. И. ЛЕНИН

как честит он преданных работников 1905 года «революционных дел мастерами», со­вершавшими поступки, «недопустимые ни в какой мало-мальски культурной среде». Да ведь это из «Земщины»61, из «Вех»!..



И все это пишется не в «Новом Времени», а в газете, считающей себя рабочей, все это преподносится в ответ на требование рабочих дать серьезное изложение своей точ­ки зрения! И после всего этого «Луч» осмеливается протестовать против резких форм полемики и выставлять себя образчиком чинности в посрамление «Правды».

Мы настоятельнейшим образом советуем тем рабочим, которые еще верят, что, в противность «Правде», «Луч» — газета, стоящая за объединение и прекращение внут­ренней дрязги, прочесть указанный фельетон и сравнить его с тем, как разбираются те же вопросы в «Правде».



«Правда» №102, 5 мая 1913 г. Печатается по тексту

Подпись: Чи m am ель газеты «Правда»

«Правд ы» и «Лу ча »

117


К ДВАДЦАТИПЯТИЛЕТИЮ СМЕРТИ ИОСИФА ДИЦГЕНА

Двадцать пять лет тому назад, в 1888 году, скончался рабочий-кожевник Иосиф Диц-ген, один из выдающихся социал-демократических писателей-философов Германии.

Иосифу Дицгену принадлежат сочинения (переведенные большей частью и на рус­ский язык): «Сущность головной работы человека» (вышло в свет в 1869 году), «Экс­курсии социалиста в область теории познания», «Аквизит философии» и др. Самую верную оценку Дицгена и его места в истории философии и рабочего движения дал Маркс еще 5-го декабря 1868 года в письме к Кугельману:

«Уже давно, — писал Маркс, — Дицген прислал мне отрывок рукописи о «Способ­ности мышления», который, несмотря на некоторую путаницу в понятиях и на слишком частые повторения, содержит в себе много превосходных и, как продукт самостоятель-ного мышления рабочего, достойных изумления мыслей» .



Вот значение Дицгена: рабочий, самостоятельно пришедший к диалектическому ма­териализму, т. е. к философии Маркса. Чрезвычайно ценно для характеристики рабоче­го Дицгена то, что он не считал себя основателем школы.

Иосиф Дицген говорил о Марксе, как главе направления, еще в 1873 году, когда не­многие понимали Маркса. И. Дицген подчеркивал, что Маркс и Энгельс «обладали не­обходимой философской школой». И в 1886 году,



118 В. И. ЛЕНИН

много спустя после появления «Анти-Дюринга» Энгельса, одного из главных философ­ских произведений марксизма, Дицген писал о Марксе и Энгельсе, как о «признанных основателях» направления.

Это надо иметь в виду, чтобы оценить всяких последователей буржуазной филосо­фии, т. е. идеализма и агностицизма (в том числе и «махизма»), которые пробуют уце­питься как раз за «некоторую путаницу» у И. Дицгена. И. Дицген сам осмеял бы и от­толкнул таких поклонников.

Чтобы стать сознательными, рабочие должны читать И. Дицгена, но не забывать ни на минуту, что он дает не всегда верное изложение учения Маркса и Энгельса, у кото­рых только и можно учиться философии.

И. Дицген писал в такую эпоху, когда всего шире был распространен опрощенный, опошленный материализм. Поэтому И. Дицген особенно напирал на исторические из­менения материализма, на диалектический характер материализма, то есть на необхо­димость стоять на точке зрения развития, понимать относительность каждого человече­ского познания, понимать всестороннюю связь и взаимозависимость всех явлений ми­ра, доводить материализм естественноисторический до материалистического взгляда на историю.



Напирая на относительность человеческого познания, И. Дицген часто впадает в пу­таницу, делая неправильные уступки идеализму и агностицизму. Идеализм в филосо­фии есть более или менее ухищренная защита поповщины, учения, ставящего веру вы­ше науки или рядом с наукой, или вообще отводящего место вере. Агностицизм (от греческих слов «а» — не и «гносис» — знание) есть колебание между материализмом и идеализмом, т. е. на практике колебание между материалистической наукой и попов­щиной. К агностикам принадлежат сторонники Канта (кантианцы), Юма (позитивисты, реалисты и пр.) и современные «махисты». Поэтому некоторые из самых реакционных философов буржуазии, отъявленные мракобесы и прямые защитники поповщины, про­бовали «использовать» ошибки И. Дицгена.

К деАДЦАТИПЯТИЛЕТИЮ СМЕРТИ ИОСИФА ДИЦГЕНА 119

Но, в общем и целом, И. Дицген — материалист. Дицген — враг поповщины и агно­стицизма. «С прежними материалистами, — писал И. Дицген, — общего у нас только то, что мы признали материю предпосылкой или первоосновой идеи». Это «только» и есть суть философского материализма.

«Материалистическая теория познания, — писал И. Дицген, — сводится к призна­нию того, что человеческий орган познания не испускает никакого метафизического света, а есть кусок природы, отражающий другие куски природы». Это и есть материа­листическая теория отражения в познании человека вечно движущейся и изменяю­щейся материи, — теория, вызывающая ненависть и ужас, клеветы и извращения всей казенной, профессорской философии. И с какой глубокой страстью истинного револю­ционера бичевал и клеймил И. Дицген «дипломированных лакеев поповщины» профес­соров-идеалистов, реалистов и т. п. ! «Из всех партий», — справедливо писал И. Дицген про философские «партии», т. е. про материализм и идеализм, — «самая гнусная есть партия середины».

К этой «гнусной партии» принадлежит редакция «Луча» и г. С. Семковский («Луч» № 92). Редакция дала «оговорочку»: «не разделяем-де общефилософской точки зре­ния», но изложение Дицгена «правильно и. ясно».

Это — вопиющая неправда. Г-н Семковский безбожно переврал и исказил И. Дицге­на, выхватив у него как раз «путаницу» и умолчав о марксовой оценке Дицгена. А меж­ду тем и Плеханов, самый знающий по философии марксизма социалист, и лучшие марксисты в Европе вполне признали эту оценку.



Г-н Семковский извращает и философский материализм, и Дицгена, говоря вздор и по вопросу «один или два мира» (это будто бы «коренной вопрос»! Поучитесь-ка, лю­безный, прочтите хоть «Людвига Фейербаха» Энгельса) — и по вопросу о мире и явле­ниях (Дицген будто бы сводил действительный мир только к явлениям; это — попов­ская и профессорская клевета на И. Дицгена).

120 В. И. ЛЕНИН

Но всех извращений у г. Семковского не перечесть. Пусть знают рабочие, интере­сующиеся марксизмом, что редакция «Луча» есть союз ликвидаторов марксизма. Одни ликвидируют подполье, т. е. партию пролетариата (Маевский, Седов, Ф. Д. и т. д.), дру­гие — идею гегемонии пролетариата (Потресов, Кольцов и др.), третьи — философский материализм Маркса (г. Семковский и К0), четвертые — интернационализм пролетар­ского социализма (бундовцы Косовский, Мед ем и пр. — сторонники «культурно-национальной автономии»), пятые — экономическую теорию Маркса (г. Маслов с его теорией ренты и «новой» социологией) и так далее и тому подобное.

Вопиющее извращение марксизма г. Семковским и прикрывающей его редакцией — только один из наиболее ярких образчиков «деятельности» этого литераторского «сою­за ликвидаторов».

«Правда» №102, 5 мая 1913 г. Печатается по тексту

Подпись:В . Ил ьин газеты «Правда»

121


МЕЖДУНАРОДНАЯ ПОЛИТИКА БУРЖУАЗИИ

Газеты правительственные и газеты либеральные переполнены известиями, слухами, предположениями и расчетами относительно «балканской» политики. Чего тут только нет! Одна «сенсация» подгоняет другую, одно сообщение «пикантнее» другого. Вчера якобы совсем уже готова была разразиться война — Австрии с Черногорией, Болгарии с Сербией. Сегодня в перегонку опровергают вчерашние известия и уверяют, что «мир обеспечен».

Вчера — пикантные сказки про Эссад-пашу, его тайный договор с королем Черного­рии, его коварные планы насчет захвата власти в Албании. Сегодня — опровержение этих сказок и новые «пикантные» вести про сговоры Австрии с Эссадом.



Обывательская публика, развеся уши, слушает эти россказни, принимая побасенки за чистую монету, и слепо идет за аферистами, которые стараются занять «обществен­ное» внимание как раз тем, что им, аферистам, требуется. Обывательская публика не подозревает, что ее ведут на поводу, что звонкими фразами о «патриотизме», о «чести и престиже отечества», о «группировке великих держав» прикрывают намеренно продел­ки финансовых мошенников и всяких капиталистических авантюристов. Пикантные новости, фабрикуемые ежедневно большими буржуазными газетами, которые тем и за­няты, что продают с барышом «самые свежие» и «самые пикантные» сообщения, пред­назначены как

122 В. И. ЛЕНИН

раз для того, чтобы отвлекать внимание толпы от действительно важных вопросов, от действительной подкладки «высокой» политики.

Газеты консервативные в Европе, черносотенные и октябристские, а также беспар­тийные у нас, ведут эту игру грубо и аляповато — в России, например, они ежедневно науськивают на Австрию и изображают Россию «защитницей» славян. Газеты либе­ральные, вроде «Речи» и ей подобных органов, ведут ту лее самую игру, только по­тоньше, половчее прикрывая ее, поосторожнее пуская «шпильки» Австрии, корча из себя государственных мужей, обсуждающих вопросы европейского концерта.

А на деле вся эта грызня Австрии с Россией, тройственного союза с тройственным соглашением63, все эти тонкие подходы, — все это лишь споры капиталистических дельцов и капиталистических правительств из-за дележа добычи. Обывателя стараются втянуть в вопрос о том, как бы «нам» урвать побольше, как бы «им» дать поменьше, обывателя стараются занять, заинтересовать грызней из-за этого,

О том, сколько шкур будут теперь сдирать с крестьянина и рабочего в Сербии, Бол­гарии и Греции для оплаты расходов на войну, — или в Австрии для покрытия расхо­дов на мобилизацию, — или в России на то же и на великодержавную политику; о том, будут ли обеспечены и как именно демократические учреждения в «новых» государст­вах Балкан или в Армении или в Монголии, — об этом не пишут и не говорят. Это — неинтересно. Прибыль международных акул зависит не от этого. «Спокойному» полу­чению барышей даже мешают демократические учреждения. Вместо разоблачения по­литики великих держав газеты, и охранительные и либеральные, заняты рассуждения­ми о том, как лучше насытить акул этой политикой.



Написано 26 апреля (9 мая) 1913 г.

Напечатано 4 мая 1913 г. Печатается по тексту газеты

в газете «Правда» №101

123


СЕПАРАТИСТЫ В РОССИИ И СЕПАРАТИСТЫ В АВСТРИИ

Среди различных представителей марксизма в России еврейские, или, вернее, часть их, так называемые бундовцы, ведут политику сепаратизма, то есть отделения или обособления (от целого). Из истории рабочего движения известно, что в 1903 году бун­довцы вышли из партии, когда большинство партии рабочего класса отвергло их тре­бование признать их «единственными» представителями еврейского пролетариата.



Этот выход из партии был глубоко вредным для рабочего движения проявлением сепаратизма. На деле еврейские рабочие входили и входят в партию повсюду помимо Бунда. Рядом с отдельными организациями (обособленными, сепаратными) бундовцев всегда существовали общие организации рабочих — и еврейских, и русских, и поль­ских, и литовских, и латышских и т. д.

Из истории марксизма в России известно далее, что, когда Бунд в 1906 году снова вернулся в партию, партия ставила условием прекращение сепаратизма, т. е. объедине­ние на местах рабочих-марксистов всех и всяких национальностей. Условие это не было выполнено бундовцами, несмотря на специальное подтверждение его особым решением партии в декабре 1908 года64.



Такова краткая история бундовского сепаратизма в России. К сожалению, эту исто­рию мало знают рабочие и мало над нею думают. Практически близко знакомы с этой историей польские марксисты, литовские (особенно в Вильне в 1907 г.), латышские (тогда же в Риге), южнорусские и западнорусские. Известно, между прочим, что кав­казские марксисты, и в том

124 В. И. ЛЕНИН

числе все кавказские меньшевики, до самого последнего времени проводили у себя на местах единство и даже слияние рабочих всех национальностей, относясь с осуждени­ем к сепаратизму бундовцев.

Отметим также, что видный бундовец Медем в известной книге «Формы националь­ного движения» (Спб. 1910) признал, что бундовцы никогда не осуществляли единства на местах, т. е. всегда были сепаратистами.

В международном рабочем движении вопрос о сепаратизме встал особенно живо в 1910 году на конгрессе в Копенгагене . Сепаратистами выступили чехи в Австрии, разрушив прежнее единство чешских и немецких рабочих. Международный конгресс в Копенгагене единогласно осудил сепаратизм, но чехи, к сожалению, остались и до сих пор сепаратистами.



Чувствуя себя одинокими в пролетарском Интернационале, чешские сепаратисты долго и безуспешно искали единомышленников. Только теперь они нашли их — в лице бундовцев и ликвидаторов. Издаваемый сепаратистами немецкий журнальчик «Чехо-славянский Социал-Демократ» в №3 (Прага, 15 апреля 1913 г.) поместил статью под заглавием «Поворот к лучшему». Этот «поворот» якобы к «лучшему» (а на деле — к сепаратизму) чешские сепаратисты усмотрели... где бы вы думали, читатель?., в «На­шей Заре» ликвидаторов, в статье бундовца В. Косовского!

Наконец-то чешские сепаратисты не одиноки в пролетарском Интернационале! По­нятно, что они рады ухватиться даже за ликвидаторов, даже за бундовцев. Но все соз­нательные рабочие России должны внимательно подумать над этим фактом: едино­гласно осужденные Интернационалом, чешские сепаратисты хватаются за полы ликви­даторов и бундовцев.



Интересам и задачам рабочего движения соответствует только то полное единство (на местах, снизу и доверху) рабочих всех наций, которое осуществлялось так долго и так успешно на Кавказе.

Написано 26 апреля (9 мая) 1913 г.

Напечатано 8 мая 1913 г. Печатается по тексту газеты

в газете «Правда» №104

125


К ВОПРОСУ О ПОЛИТИКЕ МИНИСТЕРСТВА НАРОДНОГО ПРОСВЕЩЕНИЯ66

(ДОПОЛНЕНИЯ К ВОПРОСУ О НАРОДНОМ ПРОСВЕЩЕНИИ)



Наше министерство народного, извините за выражение, «просвещения» чрезвычайно похваляется тем, что расходы его растут особенно быстро. В объяснительной записке премьера и министра финансов к росписи на 1913 год находим свод данных о смете министерства народного якобы просвещения за послереволюционные годы. С 46-ти миллионов рублей в 1907 году эта смета поднялась до 137-ми миллионов в 1913 году. Увеличение громадное: почти втрое за каких-нибудь шесть лет!

Напрасно только наши казенные хвалители полицейских «порядков» или беспоряд­ков в России забывают, что до смешного маленькие цифры в процентном исчислении их возрастания растут всегда с «громадной» быстротой. Если нищему, имеющему три копейки, вы дадите пятачок, увеличение его «имущества» сразу будет «громадное»: на целых 167%!

Не следовало ли министерству, если бы оно не преследовало цели затемнения на­родного сознания и сокрытия нищенского положения народного образования в России, привести иные данные? Именно не следовало ли привести данные, сравнивающие не сегодняшний наш пятачок со вчерашним нашим алтыном, а данные, сравнивающие то, что мы имеем, с тем, что не о б χ одимо цивилизованному государству? Всякий, кто не хочет обманывать себя и обманывать народ, должен признать, что такие данные мини­стерство

126 В. И. ЛЕНИН

обязано было привести, — что, не приводя таких данных, министерство не исполнило своего долга. Вместо разъяснения народу и народным представителям наших государ­ственных нужд, министерство затемняет эти нужды, занимаясь глупой казенной игрой в цифирьки, казенным пережевыванием старых, ничего не разъясняющих цифр.

В моем распоряжении нет, конечно, и сотой доли тех средств и тех источников озна­комления с делом народного образования, которыми располагает министерство. Но я все же постарался добыть хоть некоторые источники. И я смело утверждаю, что я смо­гу привести вам бесспорные, официальные, данные, действительно выясняющие поло­жение нашего казенного народного «затемнения».

Я беру официальный, правительственный «Ежегодник России» на 1910 год, — изда­ние министерства внутренних дел (С.-Петербург. 1911).

Я читаю в нем на странице 211-ой, что все число учащихся в Российской империи, соединяя вместе и низшие, и средние, и высшие школы, и учебные заведения всех ви­дов, составляло в 1904 году 6 200 172 человека, а в 1908 году — 7 095 351 человек. Увеличение налицо. Пятый год, год великого пробуждения народных масс в России, год великой народной борьбы за свободу под руководством пролетариата, этот год за­ставил даже наше казенное ведомство сдвинуться с мертвой точки.

Но посмотрите, на какое нищенство осуждены мы, благодаря сохранению казенщи­ны, благодаря всевластию крепостников-помещиков, далее при условиях наиболее бы­строго «ведомственного» прогресса.

Тот же «Ежегодник России» там же рассчитывает, что на 1000 жителей приходится в России 46,7 учащихся в 1908 году (в 1904 году было 44,3 учащихся на 1000 жителей).

О чем говорит эта цифра, которую министерство народного просвещения полени­лось сообщить Думе из изданий министерства внутренних дел? О чем говорит эта про­порция: менее 50 учащихся на 1000 жителей?

К ВОПРОСУ О ПОЛИТИКЕ МИНИСТЕРСТВА НАРОДНОГО ПРОСВЕТТЩНИЯ 127

Она говорит, господа защитники казенного народного затемнения, о невероятной отсталости и дикости России благодаря всевластию крепостников-помещиков в нашем государстве. Число детей и подростков школьного возраста составляет в России свыше 20%, т. е. свыше пятой доли всего числа жителей. Эту цифру не трудно было бы узнать далее господам Кассо и Коковцову через своих департаментских чиновников.

Итак, детей в школьном возрасте 22%, а учащихся 4,7%, то есть почти впятеро меньше!! Это значит, что около чет ырех пят ых детей и подростков в России ли­шено народного образования! !

Такой дикой страны, в которой бы массы народа настолько были ограблены в смысле образования, света и знания, — такой страны в Европе не осталось ни одной, кроме России. И эта одичалость народных масс, в особенности крестьян, не случайна, а неизбежна при гнете помещиков, захвативших десятки и десятки миллионов десятин земли, захвативших и государственную власть как в Думе, так и в Государственном со­вете, да и не только в этих учреждениях, сравнительно еще низших...

Четыре пятых молодого поколения осуждены на безграмотность крепостническим государственным устройством России. Этому отуплению народа помещичьего властью соответствует безграмотность в России. Тот же правительственный «Ежегодник Рос­сии» считает (на странице 88-ой), что в России грамотных всего 21% населения, а за вычетом (из населения) детей дошкольного возраста, т. е. детей до 9 лет, всего 27%.



А в цивилизованных странах неграмотных нет вовсе, как в Швеции и в Дании, или неграмотных всего 1—2%, как в Швейцарии и в Германии. Даже отсталая Австро-Венгрия создала для своего славянского населения условия жизни неизмеримо более культурные, чем крепостническая Россия: в Австрии 39% неграмотных, в Венгрии 50%. Следовало бы подумать над этими цифрами нашим шовинистам, правым, национали­стам и октябристам, если бы они не ставили своей

128 В. И. ЛЕНИН

«государственною» целью — самим отучиться думать и народ отучить думать. Но если сами они уже отучились, то народ в России все больше учится думать, — думать и о том, какой класс своим господством в государстве осуждает русских крестьян на нище­ту материальную и нищету духовную.



Америка принадлежит не к передовым странам по числу грамотных. В ней почти 11% неграмотных, а среди негров 44% неграмотных. Но американские негры все же более чем вдвое лучше поставлены в отношении «народного просвещения», чем рус­ские крестьяне. Американские негры, как ни придавлены они к стыду американской республики, все же счастливее русских крестьян, — а счастливее они потому, что аме­риканских рабовладельцев народ ровно полвека тому назад разбил наголову, раздавил эту гадину, смел начисто рабовладение и рабовладельческий государственный строй, рабовладельческие политические привилегии в Америке.

Господа Кассо, Коковцовы и Маклаковы научат и русский народ подражать амери­канскому примеру.

В Америке учащихся было в 1908 году 17 миллионов, то есть 192 учащихся на тысячу жителей более чем вчетверо больше против России. Сорок три года тому назад, в 1870 году, когда Америка только еще начинала строить свою свободную жизнь, после очистки страны от рабовладельческих зубров, — сорок три года тому на­зад в Америке было 6 871 522 учащихся, т. е. больше, чем в России 1904 года ж почти столько же, сколько в России 1908 года. Но и тогда, в 1870 году, на 1000 жителей в Америке было 178 (сто семьдесят восемь) учащихся, т. е. без малого вчетверо больше, чем в современной России.

Вот вам, господа, новое доказательство того, что России еще предстоит отвоевать себе упорной, революционной борьбой народа ту свободу, которую полвека назад при­обрели себе американцы.

Смета министерства народного затемнения в России определена на 1913 год в 136,7 миллионов рублей. Это составляет на одного жителя (170 миллионов в 1913 г.)



К ВОПРОСУ О ПОЛИТИКЕ МИНИСТЕРСТВА НАРОДНОГО ПРОСВЕТТЩНИЯ 129

всего по 80 копеек. Даже если принять ту цифру «общей суммы расходов казны на про­свещение», которую дает г. министр финансов на странице 109-ой своей объяснитель­ной записки к росписи, именно цифру 204,9 миллионов рублей, все же мы получим только 1 руб. 20 копеек на одного жителя. В Бельгии, Англии, Германии сумма расхо­дов на народное образование составляет 2—3 рубля и даже 3 руб. 50 коп. на одного жи­теля. В Америке в 1910 году тратилось на народное образование 426 миллионов долла­ров, т. е. 852 миллиона рублей, т. е. по 9 руб. 24 коп. на 1 жителя. Сорок три года тому назад, в 1870 году, американская республика расходовала на народное образование 126 млн. рублей в год, т. е. по 3 ρ у б. 3 0 коп. иа I жителя.

Нам возражают, конечно, казенные перья и казенные слуги, что Россия бедка, у нее нет денег. О да, Россия не только бедна, она — нищая, когда идет речь о народном об­разовании. Зато Россия очень «богата» расходами на крепостническое государство, по­мещиками управляемое, расходами на полицию, на войско, на аренды и десятитысяч­ные жалованья помещикам, дослужившимся до «высоких» чинов, на политику авантюр и грабежа вчера в Корее или на реке Ялу, сегодня в Монголии и в турецкой Армении. Россия всегда останется бедной и нищей в отношении расходов на просвещение наро­да, пока народ не просветится настолько, чтобы свергнуть с себя гнет крепостников-помещиков.

Россия бедна, когда речь идет о жалованье народным учителям. Им платят жалкие гроши. Народные учителя голодают и мерзнут в нетопленных и почти нежилых избах. Народные учителя живут вместе со скотом, который крестьяне зимой берут в избу. На­родных учителей травит любой урядник, любой деревенский черносотенец или добро­вольный охранник и сыщик, не говоря уже о придирках и преследованиях со стороны начальства. Россия бедна, чтобы платить честным работникам народного просвещения, но Россия очень богата, чтобы кидать миллионы и десятки миллионов



130 В. И. ЛЕНИН

на дворян-тунеядцев, на военные авантюры, на подачки сахарозаводчикам и нефтяным королям и тому подобное.

Еще одна, последняя цифра из американской жизни, господа, — чтобы показать уг­нетенным русскими помещиками и их правительством народам, как живет народ, су­мевший революционной войной добиться свободы. В 1870 году в Америке числилось 200 515 учителей с жалованием в 37,8 миллионов долларов, т. е. по 189 долларов или по 377рублей в год в среднем на учителя. Это было сорок лет тому назад! А теперь в Америке 523 210 учителей, а жалованья они получают 253,9 миллиона долларов, т. е. по 483 доллара или по 9 66 ρ у блей в год на учителя. И в России, даже при тепереш­нем уровне ее производительных сил, было бы вполне возможно уже в настоящее вре­мя обеспечить не менее удовлетворительным жалованьем армию народных учителей, помогающих народу подняться из невежества, темноты и забитости, — если бы... если бы весь государственный строй России, снизу доверху был переделан в столь же демо­кратический, как американский.

Либо нищета и одичание при всевластии помещиков-крепостников, при третьеиюнь-ских порядках или безобразиях — либо свобода и цивилизация при умении и решимо­сти завоевать свободу, вот тот наглядный у ρ ο κ, который преподает русским гражда­нам смета министерства народного просвещения.

Но я касался до сих пор почти одной только материальной или даже финансовой стороны вопроса. Еще неизмеримо более печальна или, вернее, более отвратительна картина духовной забитости, приниженности, придавленности, бесправия учащихся и учащих в России. Вся деятельность министерства народного просвещения в этом от­ношении — одно сплошное надругательство над правами граждан, над народом. Поли­цейский сыск, полицейский произвол, полицейские помехи просвещению народа вооб­ще и рабочих в особенности, полицейское разрушение того, что делает сам народ для своего просвещения, — вот к чему сводится вся деятельность министерства, смету которого будут

К ВОПРОСУ О ПОЛИТИКЕ МИНИСТЕРСТВА НАРОДНОГО ПРОСВЕТТЩНИЯ 131

одобрять господа помещики, от правых до октябристов включительно.

И чтобы доказать вам, гг. члены IV Думы, правильность моих слов, я вызову свиде­теля, которого далее вы, господа помещики, не сможете отвести. Этот свидетель: член III и IV Государственной думы октябрист г. Клюжев, член попечительного совета 2-й и 3-ей самарской женской гимназии, член школьной комиссии при самарской городской думе, член ревизионной комиссии самарского губернского земства, бывший инспектор народных училищ. Я перечислил (на основании официального справочника III Думы) чины и звания этого октябриста, чтобы доказать вам, что само правительство, сами помещики в нашем помещичьем земстве поставили г. Клюжева на виднейшие места в области «работы» (сыскной и палаческой «работы») нашего министерства народного одурачения.

Уж если кто, то, конечно, г. Клюжев проделал всю карьеру законопослушного и бо­гобоязненного служаки-чиновника. Уж если кто, то, конечно, г. Клюжев завоевал своей верной службой на месте, в провинции, доверие господ дворян и помещиков.

И вот вам несколько цитат этого благонадежнейшего (с крепостнической точки зре­ния) свидетеля из его речи в m ρ етъей Думе по смете министерства народного про­свещения.

Самарское земство — рассказывал в III Думе г. Клюжев — единогласно приняло предложение г-на Клюжева ходатайствовать о превращении некоторых двухклассных сельских училищ в четырехклассные. Попечитель округа — сообщает законопослуш­ный и богобоязненный г. Клюжев — отказывает, Почему? Официальное объясне­ние: «ввиду незначительного числа детей школьного возраста».

И вот г. Клюжев делает следующее сопоставление: у нас (говорит он про задавлен­ную помещиками Россию), у нас на 6000 жителей самарских сел ни одного четырех­классного училища. В городе Сердоболе (Финляндия) на 2800 жителей — четыре средних (и выше средних) школы.

132 В. И. ЛЕНИН

Таково сопоставление, сделанное г. октябристом и заслуженнейшим Передоно-вым ... виноват, я обмолвился... заслуженнейшим г-ном Клюжевым в III Думе. Поду­майте над этим сопоставлением, господа представители, если не народные, то хоть по­мещичьи представители! Кто ходатайствовал об открытии училищ? Не левые ли? Не мужичье ли? Не рабочие ли? боже упаси!! Ходатайствовало единогласно самарское земство, т. е. самарские помещики, в том числе и наиболее черносотенные. А прави­тельство, в лице попечителя, отказывает под предлогом, что «незначительно» число детей школьного возраста! ! Ну, не прав ли я был целиком и всемерно, когда сказал, что правительство мешает народному просвещению в России? — что правительство — ве­личайший враг народного просвещения в России?

Если в Финляндии мы видим культуру, цивилизацию, свободу, грамотность, образо­ванных женщин и так далее, то это исключительно потому, что в Финляндии нет та­кого «общественного бедствия», как российское правительство. Теперь хотят и Фин­ляндии навязать это бедствие, и Финляндию сделать рабской страной. Не удастся вам это, господа!! Своими попытками насильно ввести политическое рабство в Финляндии вы только ускорите пробуждение от политического рабства народов России!

Я приведу еще одно показание октябристского свидетеля г-на Клюжева. «Как вер­буются педагоги?» — спрашивал в своей речи г. Клюжев и сам дал следующий ответ на свой вопрос:



«Один покойный самарский деятель, Попов, завещал капитал на устройство женской учительской се­минарии». И кого, вы думаете, назначили начальницей семинарии. Вот что пишет душеприказчик по­койного Попова: «А на место начальницы назначена вдова гвардейского генерала, которая, по собствен­ному своему признанию, впервые услышала о существовании учебного заведения, называемого женскою учительскою семинарией» ! !

Не подумайте, господа, что этот факт взят мной из сборника басен Демьяна Бедного, из такой басни,

Передо нов — тип учителя шпиона и тупицы в романе Сологуба «Мелкий бес».

К ВОПРОСУ О ПОЛИТИКЕ МИНИСТЕРСТВА НАРОДНОГО ПРОСВЕТТЩНИЯ 13 3

за которую «Просвещение» оштрафовали, а редактора его засадили в тюрьму67. Нет. Этот факт взят из речи октябриста Клюжева, который боится только (в качестве бого­боязненного и полициебоязненного человека) подумать о значении этого факта. Ибо этот факт опять-таки с бесспорностью доказывает, что нет более злого, более неприми­римого врага просвещения народа в России, чем российское правительство. А господа жертвователи капиталов на народное образование должны понять, что они выкидывают деньги зря, хуже чем зря. Желая жертвовать на образование народа, они на деле оказы­ваются дающими деньги на гвардейских генералов и на их вдов. Такие жертвователи, если они не хотят выкидывать денег, должны понять, что жертвовать их надо социал-демократам, которые одни только сумеют на эти деньги доставить народу настоящее образование, действительно независимое от «гвардейских генералов»... и от боязливых и законопослушных господ Клюжевых.

Еще одна цитата из речи того же г. Клюжева:

«Тщетно было наше (третьедумское) пожелание Государственной думы об открытии доступа в выс­шие учебные заведения семинаристам. Министерство не нашло возможным откликнуться на наши поже­лания». «Впрочем, правительство заграждает путь к высшему образованию не только семинаристам, но и вообще детям крестьянского и мещанского сословия. Это не красивая фраза, — восклицал октябристский чиновник министерства народного просвещения — а правда. Из 119 000 человек, обучающихся в гимна­зиях, крестьян только 18 000. А во всех учебных заведениях министерства народного просвещения кре­стьян всего только 15 процентов. В духовных семинариях из 20 500 учеников — крестьян всего 1300 че­ловек. В кадетские корпуса и тому подобные заведения крестьян вовсе не пускают» (эти цитаты из речи Клюжева приведены, между прочим, в статье К. Добросердова в № 6 «Невской Звезды» за 1912 год от 22 мая 1912 года).

Так говорил в III Думе г. Клюжев. Показаний этого свидетеля не опровергнут и гос­пода владыки IV Думы. А свидетель, против своей воли и помимо своего желания, подтверждает целиком революционную оценку современного положения России вообще и народного образования в особенности. Ибо, в самом деле,



134 В. И. ЛЕНИН

чего заслуживает правительство, которое по словам одного из видных правительствен­ных чиновников и деятелей правительственной партии октябристов заграждает путь к образованию мещан и крестьян?

Сообразите-ка, господа, чего заслуживает такое правительство с точки зрения этих мещан и крестьян!

И не забывайте, что мещан и крестьян в России 88 процентов населения, т. е. без ма­лого девять десятых народа. А дворян всего полтора процента. И вот, прави­тельство берет деньги с девяти десятых народа на школы и учебные заведения всех ви­дов и на эти деньги учит дворян, заграждая путь мещанам и крестьянам!! Неу­жели не ясно, чего заслуживает это дворянское правительство? — это правительство, угнетающее девять десятых населения ради охраны привилегий одной сотой населе­ния??

Наконец, вот вам последняя цитата из речи моего свидетеля, г-на октябристского чиновника министерства народного просвещения, члена III (и IV) Думы Клюжева:

«За пятилетие 1906—1910 годов, — говорит г. Клюжев, — в казанском округе исключено со службы директоров средних учебных заведений и народных школ — 21, инспекторов народных училищ — 32, учителей городских училищ — 1054, а перемещено тех и других 870 человек. Подумайте, — воскли­цал г. Клюжев, — как может спать спокойно наш учитель? Засыпая в Астрахани, он не уверен, что завтра не очутится в Вятке. Войдите в это психическое состояние загнанного, как заяц, педагога!».



Это восклицание не какого-нибудь «левого» учителя, а октябриста. Эти данные при­ведены служакой-чиновником. Это — ваш свидетель, господа правые, националисты и октябристы!! И этот «ваш» свидетель вынужден признать самый бесшабашный, са­мый бесстыдный, самый отвратительный произвол правительства в обращении с учи­телями!! Этот ваш свидетель, господа владыки IV Думы и Государственного совета, вынужден признать тот факт, что учителя в России «загнаны», как зайцы, русским правительством! !

К ВОПРОСУ О ПОЛИТИКЕ МИНИСТЕРСТВА НАРОДНОГО ПРОСВЕТТЩНИЯ 13 5

И, опираясь на этот факт, один из тысячи и тысяч подобных фактов русской жизни, мы спросим русский народ и все народы, населяющие Россию: для того ли нужно нам правительство, чтобы охранять привилегии дворян и чтобы «загонять» народных учителей? Не заслуживает ли это правительство того, чтобы народ его выгнал?

Да, русские народные учителя загнаны, как зайцы! Да, девяти десятым населения России правительство заграждает путь к образованию. Да, наше министерство народ­ного просвещения есть министерство полицейского сыска, глумления над молодежью, надругательства над народным стремлением к знанию. Но русские крестьяне и особен­но русские рабочие, господа члены IV Думы, не все, далеко не все похожи на зайцев. Рабочий класс сумел это доказать в пятом году, и он сумеет доказать еще раз и доказать гораздо убедительнее, гораздо внушительнее, гораздо серьезнее свою способность к революционной борьбе за настоящую свободу и за настоящее, некассовское и недво­рянское, народное просвещение!

Написано 27 апреля (10 мая) 1913 г.

Впервые напечатано в 1930 г.

во 2—3 изданиях Сочинений Печатается по рукописи

В. И. Ленина, том XVI

136


КАПИТАЛИЗМ И ЖЕНСКИЙ ТРУД

Современное капиталистическое общество таит в своих недрах множество таких случаев нищеты и угнетения, которые не бросаются сразу в глаза. Раздробленные семьи мещан, ремесленников, рабочих, служащих, мелких чиновников бедствуют невырази­мо, с трудом сводя концы с концами в лучшие времена. Миллионы и миллионы женщин в таких семьях живут (или, вернее, мучаются) жизнью «домашних рабынь», стараю­щихся накормить и обшить семью на гроши, ценою каждодневных отчаянных усилий и «экономии» на всем — кроме своего труда.

Из этих женщин капитал всего охотнее берет себе работниц на дому, готовых за чу­довищно низкую плату «прирабатывать» себе и семье на кусок хлеба. Из этих же жен­щин капиталисты всех стран берут себе (подобно рабовладельцам древности и крепо­стным помещикам средних веков) любое число наложниц за самую «доступную» цену. И никакое «нравственное негодование» (в 99 случаях из ста лицемерное) по поводу проституции не сможет ничего поделать против этой торговли женским телом: пока существует наемное рабство, неизбежно будет существовать и проституция. Все угне­тенные и эксплуатируемые классы в истории человеческих обществ всегда вынуждены были (в этом и состоит их эксплуатация) отдавать угнетателям, во-первых, свой неоп­лаченный труд и, во-вторых, своих женщин в наложницы «господам».

КАПИТАЛИЗМ И ЖЕНСКИЙ ТРУД

137


Рабство, крепостничество и капитализм одинаковы в этом отношении. Изменяется только форма эксплуатации; эксплуатация остается.

В Париже, «столице мира», центре цивилизации, открылась в настоящее время вы­ставка произведений «эксплуатируемых работниц на дому».

На каждом выставленном предмете мы видим билетик, показывающий, сколько по­лучает за его приготовление работница на дому и сколько она может выработать при этом в день и в час.

И что же оказывается? Больше 1 Ц франка, т. е. 50 копеек, ни на одном товаре работ­ница на дому выработать не может. А громадная масса работ доставляет заработок еще неизмеримо более низкий. Вот, например, абажуры. Плата — 4 копейки за дюжи­ну. Или бумажные мешки — 15 копеек за 1000, заработок — шесть копеек в час. Вот маленькие игрушки с лентами и т. п. — 2V2 копейки за час. Вот цветочные работы — две-три копейки за час. Вот дамское и мужское белье — от двух до шести копеек за час. И так далее без конца.

Следовало бы и нашим рабочим обществам и профессиональным союзам организо­вать подобную «выставку». Она не даст колоссальных барышей, собираемых выстав­ками буржуазии. Выставка пролетарской женской нужды и нищеты даст иную пользу: она поможет наемным рабочим и рабыням понять свое положение, оглянуться на свою «жизнь», вдуматься в условия избавления от этого вечного гнета нужды, нищеты, про­ституции и всяких надругательств над неимущим.


Написано 27 апреля (10 мая) 1913 г.

Напечатано 5 мая 1913 г. в газете «Правда» №102

Печатается по тексту газеты

138

БОРЬБА ПАРТИИ В КИТАЕ



Китайскому народу удалось свергнуть старый, средневековый, порядок и поддержи­вающее его правительство. В Китае установлена республика, и первый парламент ве­ликой азиатской страны, которая так долго радовала сердца черносотенцев всех нацио­нальностей своей неподвижностью и застоем, — первый китайский парламент выбран, собрался и начал уже несколько недель свои заседания.

Из двух палат китайского парламента в низшей имели небольшое большинство сто­ронники Сунь Ят-сена, партия Го (или Куо) Мин-Тан, «националисты»; — чтобы выра­зить сущность этой партии применительно к русским условиям, надо назвать ее ради­кально-народнической республиканской партией, партией демократии. В верхней пала­те за ней более значительное большинство.

Против этой партии стоят более мелкие умеренные или консервативные партии со всяческими названиями вроде «радикалов» и т. п. На деле все эти партии суть партии реакционеров, именно: бюрократов, помещиков и реакционной буржуазии. Все они тя­готеют к китайскому кадету Юань Ши-каю, временному президенту республики, кото­рый все более проявляет замашки диктатора. Как и подобает кадету, вчера он был мо­нархистом, — сегодня, когда революционная демократия победила, он республиканец, — завтра он собирается стать главой государства снова монархического, т. е. предать республику.

БОРЬБА ПАРТИЙ В КИТАЕ 139

Партия Сунь Ят-сена опирается на юг Китая, наиболее развитой в отношении про­мышленности и торговли, наиболее испытавший влияние Европы, наиболее передовой.

Партии Юань Ши-кая опираются на отсталый север Китая.

Первые столкновения кончились пока победой Юань Ши-кая: он объединил все «умеренные» (т. е. реакционные) партии, отколол часть «националистов», провел сво­его кандидата на пост председателя нижней палаты парламента и заключил заем у «Ев­ропы», т. е. у европейских миллиардеров — мошенников, вопреки воле парламента. За­ем заключен на тяжелых, прямо ростовщических, условиях под обеспечение доходов от соляной монополии. Заем закабалит Китай европейской хищнической и реакционней­шей буржуазии, готовой задавить свободу всякого народа, раз дело идет о прибыли. А заем около 250 миллионов рублей дает колоссальные прибыли европейским капитали­стам.



Получается союз реакционной боязни перед европейским пролетариатом европей­ской буржуазии с реакционными классами и слоями Китая.

Борьба против этого союза для партии Сунь Ят-сена очень не легка.

В чем слабость этой партии? В том, что она недостаточно еще смогла втянуть в ре­волюцию широкие массы китайского народа. Пролетариат в Китае совсем еще слаб, — поэтому нет передового класса, способного решительно и сознательно бороться за до­ведение демократической революции до конца. Крестьянство, не имея руководителя в лице пролетариата, страшно забито, пассивно, темно, равнодушно к политике. Несмот­ря на революционное свержение старой и насквозь гнилой монархии, несмотря на по­беду республики, в Китае нет всеобщего избирательного права! Выборы в парламент были цензовые, выбирали только имеющие собственность ценою около 500 рублей! Тоже по этому видно, как слабо еще втянуты действительно широкие народные массы в активную поддержку Китайской республики. А без такой поддержки масс, без орга­низованного


140

В. И. ЛЕНИН

и стойкого передового класса, республика не может быть прочной.

И все-таки революционная демократия в Китае, несмотря на крупные недостатки ее вождя Сунь Ят-сена (мечтательность и нерешительность, зависящие от отсутствия у него пролетарской опоры), сделала очень многое для пробуждения народа, для завоева­ния свободы и последовательно демократических учреждений. Втягивая в движение и в политику все более широкие массы китайского крестьянства, эта партия Сунь Ят-сена становится тем самым (и в той самой мере, в какой происходит это втягивание) вели­ким фактором прогресса Азии и прогресса человечества. Работа этой партии не пропа­дет никогда, каковы бы ни были возможные поражения ее политическими проходим­цами, авантюристами и диктаторами, опирающимися на реакционные силы страны.



Написано 28 апреля (11 мая) 1913 г.

Напечатано 3 мая 1913 г. в газете «Правда» №100

Печатается по тексту газеты

141

ПОМЕЩИЧИЙ ГОЛОС ОБ «УСПОКОЕНИИ» ДЕРЕВНИ

Если газета «Новое Время» вполне заслуженно пользуется «славой» одной из наибо­лее бесчестных газет, подделывающихся и к выгодным аферам, и к правительству, и к командующему классу помещиков, то сотрудник этой газеты Меньшиков пользуется такой славой вдвойне и пользуется вдвойне заслуженно.

По статьям Меньшикова нередко определяют безошибочно, какие «круги» чиновно­го или капиталистического или барского Петербурга заказывали ему то или иное вы­ступление. Не очень давно этому Меньшикову была заказана статья в защиту «аристо­кратического» Государственного совета от планов «демократического» будто бы пре­образования его. Статья эта заказана явно помещичьими сановными кругами. Тем по­учительнее послушать помещичий голос по вопросу о пресловутом «успокоении» де­ревни.



«Ко мне довольно часто заезжают провинциалы, бывающие в Петербурге, помещики и общественные деятели...». Так вещает Меньшиков. Заезжают ли к нему помещики или он заезжает в передние знатных помещиков, это вопрос особый. Во всяком случае поет он с голоса помещиков, и только для ознакомления с откровенными речами поме­щиков и ценна его статья.

«Если им верить, — а почему бы отказать им в доверии, — продолжает помещичий голос, — пугачевщина 1905—1906 годов не прекратилась вовсе. Она затихла, она при­няла другие, менее шумные формы, но продолжает свое разрушительное дело. Кресть­яне не ходят, правда, как прежде, целыми толпами и с караванами



142 В. И. ЛЕНИН

конных подвод, чтобы грабить усадьбы помещиков и жечь их. Но поджоги идут все-таки непрерывно — то дом подожгут, то гумно, то сарай, то амбар, то скирды и одонья хлеба. Продолжаются самые возмутительные, самые нелепые потравы... За семь лет парламентской нашей эры борьба с деревенской анархией не подвинулась ни на шаг».

Так пишет Меньшиков в «Новом Времени». Ему заказано, очевидно, подготовлять «общественное мнение» к новым мерам преследования и наказания «хулиганов», как принято говорить в черносотенно-октябристском лагере. Но, исполняя заказ, помещи­чий лакей выбалтывает истинное настроение помещиков и истинные причины их тре­воги.

Запишем и запомним, что новыми карательными законами и постановлениями гос­пода помещики собираются бороться с «пугачевщиной» 1905—1906 годов, не прекра­тившейся вовсе, но принявшей другие формы.

Немного странно только одно. В 1905 и 1906 году правительство и совет объединен­ного дворянства уверяли себя и других, что «пугачевщина» есть результат общинного землевладения и неразвитости среди крестьян учреждения частной земельной собст­венности. Теперь все правительственные агенты, все правительственные партии, газеты все уши прожужжали о разрушении и распаде общины, о «громадных» успехах нового землеустройства и насаждения в крестьянстве частной поземельной собственности. Ес­ли так, то «пугачевщина», вызванная будто бы общиной, должна была прекратиться! А если она «не прекратилась вовсе», как уверяют помещики устами Меньшикова, — то, значит, дело вовсе не в общине. Значит, пресловутые успехи «нового землеустройства» — миф.

Крах той политики, которой хвастают гг. помещики, во всяком случае налицо.

Написано 28 апреля (11 мая) 1913 г.

Напечатано 4 мая 1913 г. Печатается по тексту газеты

в газете «Правда» №101 Подпись:M. П.

143


БУРЖУАЗИЯ И МИР

Состоявшаяся в прошлое воскресенье, 11 мая (28 апреля по ст. ст.), конференция французских и немецких парламентариев в Берне снова напоминает об отношении ев­ропейской буржуазии к войне и миру.



Почин созыва конференции принадлежал эльзас-лотарингским и швейцарским пред­ставителям. Социалистические депутаты Франции и Германии явились дружно. Из буржуазных депутатов явилось довольно много французских радикалов и «радикалов-социалистов» (мелкобуржуазных демократов, на деле совершенно чуждых, а большею частью и враждебных социализму). Из Германии явилось ничтожное число буржуазных депутатов. Национал-либералы (среднее между кадетами и октябристами, нечто вроде наших «прогрессистов») ограничились присылкой приветствия. Из партии «центра» (католическая мелкобуржуазная партия в Германии, любящая играть в демократизм) двое обещали приехать,., но... предпочли не явиться!

Из видных социалистов на конференции говорили речи Грейлих, ветеран швейцар­ской социал-демократии, и Август Бебель.



Единогласно была принята резолюция, осуждающая шовинизм, заявляющая, что оба народа, французский и немецкий, в подавляющем большинстве хотят мира и требуют решения международных конфликтов путем третейских судов.

144 В. И. ЛЕНИН

Несомненно, что конференция была внушительной демонстрацией в пользу мира. Но было бы громадной ошибкой довериться прекраснодушным речам тех немногих буржуазных депутатов, которые присутствовали на конференции и голосовали за резо­люцию. При серьезном желании мира, эти буржуазные депутаты должны были бы пря­мо осудить увеличение вооружений в Германии (армия Германии увеличивается на 140 000 человек; это новое предложение правительства, несомненно, примут буржуазные партии Германии вопреки решительному протесту социалистов), — осудить точно так же и французское правительственное предложение о продлении срока службы до трех лет.

Этого гг. буржуазные депутаты не решились сделать. Еще менее способны они были выступить с решительным требованием милиции, то есть замены постоянного войска всеобщим вооружением народа. Эта мера, не выходящая из рамок буржуазного обще­ства, единственно способна демократизировать войско и сколько-нибудь серьезно дви­нуть хоть на шаг вперед вопрос о мире.

Нет. Европейская буржуазия судорожно цепляется за военщину и реакцию из страха перед рабочим движением. Ничтожное число мелкобуржуазных демократов бессильно твердо желать мира и еще более бессильно обеспечить его. Власть — в руках банков, картелей и крупного капитала вообще. Единственная гарантия мира — организованное, сознательное движение рабочего класса.

Написано 2 (15) мая 1913 г.

Напечатано 7 мая 1913 г.

в газете «Правда» № 103 Печатается по тексту газеты

145


ПРОБУЖДЕНИЕ АЗИИ

Давно ли Китай слыл образцом стран векового полного застоя? А теперь в Китае ки­пит политическая жизнь, ключом бьет общественное движение и демократический подъем. Вслед за русским движением 1905 года демократическая революция охватила всю Азию — Турцию, Персию, Китай. Растет брожение в английской Индии.

Интересно, что революционно-демократическое движение охватило теперь и гол­ландскую Индию, остров Яву и другие колонии Голландии, имеющие населения до 40 миллионов человек.

Носителями этого демократического движения являются, во-первых, народные мас­сы на Яве, среди которых пробудилось националистическое движение под знаменем ислама. Во-вторых, капитализм создал местную интеллигенцию из акклиматизировав­шихся европейцев, которые стоят за независимость голландской Индии. В-третьих, до­вольно значительное китайское население на Яве и других островах перенесло револю­ционное движение со своей родины.

Голландский марксист Ван-Равестейн, описывая это пробуждение голландской Ин­дии, указывает, что исконный деспотизм и произвол голландского правительства встречают теперь решительный отпор и протест среди масс туземного населения.

Начинаются обычные явления предреволюционного периода: возникают с порази­тельной быстротой союзы

146 В. И. ЛЕНИН

и партии. Правительство запрещает их, вызывая тем еще большее озлобление и новый рост движения. Так, голландское правительство недавно распустило «индийскую пар­тию» за то, что в уставе и программе ее говорилось о стремлении к независимости. Голландские «держиморды» (кстати сказать, одобряемые и клерикалами и либералами: сгнил европейский либерализм!) увидели в этом преступное стремление отделиться от Голландии! Распущенная партия, конечно, воскресла под другим названием.

На Яве возник национальный союз туземцев, имеющий уже 80 000 членов и органи­зующий массовые митинги. Рост демократического движения неудержим.

Мировой капитализм и русское движение 1905 года окончательно разбудили Азию. Сотни миллионов забитого, одичавшего в средневековом застое, населения проснулись к новой жизни и к борьбе за азбучные права человека, за демократию.



Рабочие передовых стран мира с интересом и воодушевлением следят за этим могу­чим ростом мирового освободительного движения во всех частях света и во всех фор­мах. Буржуазия Европы, испуганная силой рабочего движения, бросилась в объятия ре­акции, военщины, поповщины и мракобесия. Но на смену этой, заживо гниющей бур­жуазии идет пролетариат европейских стран и молодая, полная веры в свои силы и до­верия к массам демократия азиатских стран.

Пробуждение Азии и начало борьбы за власть передовым пролетариатом Европы знаменуют открывшуюся в начале XX века новую полосу всемирной истории.



«Правда» № 103, 7 мая 1913 г. Печатается по тексту

Подпись: Ф. газеты «Правда»

147


УРОКИ БЕЛЬГИЙСКОЙ СТАЧКИ

Всеобщая стачка бельгийских рабочих кончилась, как известно, полупобедой . Пока рабочие добились только обещания клерикального правительства назначить комиссию, рассмотрению которой будет подлежать вопрос не только о земском, но и об общегосу­дарственном избирательном праве. На днях бельгийский премьер-министр обещал в палате депутатов, что комиссия будет назначена в мае.

Конечно, министерское обещание (как и всякое вообще обещание «сверху») пред­ставляет из себя нечто совсем несерьезное. Нельзя было бы говорить и о куцей победе, если бы общеполитическая обстановка не свидетельствовала об известной бреши, ко­торую произвела всеобщая стачка в старом, непримиримом, неподатливом и упрямом клерикальном (черносотенно-поповском) «порядке вещей».

Завоеванием стачки является не столько эта частица победы над правительством, сколько успех организации, дисциплины, подъема и энтузиазма к борьбе среди масс бельгийского рабочего класса. Рабочий класс Бельгии доказал, что он способен на стойкую борьбу по лозунгу своей социалистической партии. «Мы повторим стачку, в случае надобности, еще раз!» Эти слова, сказанные одним из рабочих вождей во время стачки, выражают сознание масс, что они твердо держат оружие в руках, готовые снова пустить его в ход. А господам бельгийским капиталистам стачка доказала,



148 В. И. ЛЕНИН

какие громадные потери капиталу она наносит, как необходимы уступки, если бельгий­ский капитал не хочет безнадежно отстать от германского и т. д.

В Бельгии давно установились уже прочные конституционные порядки, политиче­ская свобода есть давнее достояние народа. При политической свободе рабочие имеют перед собой открытую, широкую дорогу.

Каковы же причины малой удачи стачки? Главных причин две.

Первая причина — господство оппортунизма и реформизма среди части бельгийских социалистов, особенно парламентариев. Привыкшие идти в союзе с либералами, эти парламентарии чувствуют себя зависимыми от либералов во всем своем поведении. Колебания были поэтому при назначении стачки, колебания не могли не мешать ус­пешности, силе, размаху всей пролетарской борьбы.

Поменьше смотреть на либералов, поменьше доверять им, побольше веры в само­стоятельную, беззаветную борьбу пролетариата — вот первый урок бельгийской стач­ки.

Вторая причина частичного неуспеха — слабость рабочих организаций и слабость партии в Бельгии. Рабочая партия в Бельгии есть союз политически организованных с политически неорганизованными рабочими, с «чистыми» кооператорами, профессио­налистами и т. д. Это — крупный недостаток движения рабочих в Бельгии, напрасно упускаемый из виду г. Егоровым в «Киевской Мысли» и ликвидаторами в «Луче».

Побольше внимания социалистической пропаганде, побольше работы над сплочени­ем крепкой, принципиально выдержанной и верной социализму, строго партийной ор­ганизации — таков второй урок бельгийской стачки.

Написано 2 (15) мая 1913 г.

Напечатано 8 мая 1913 г.

в газете «Правда» № 104 Печатается по тексту газеты

Подпись: К. О.

149


РАБОЧИЙ КЛАСС И НАЦИОНАЛЬНЫЙ ВОПРОС

Россия — пестрая в национальном отношении страна. Правительственная политика, политика помещиков, поддерживаемых буржуазией, проникнута вся насквозь черносо­тенным национализмом.

Политика эта направлена своим острием против большинства народов России, со­ставляющих большинство ее населения. А рядом с этим поднимает голову буржуазный национализм других наций (польской, еврейской, украинской, грузинской и т. д.), ста­раясь отвлечь рабочий класс национальной борьбой или борьбой за национальную культуру от его великих мировых задач.

Национальный вопрос требует ясной постановки и решения со стороны всех созна­тельных рабочих.

Когда буржуазия боролась за свободу вместе с народом, вместе с трудящимися, она отстаивала полную свободу и полное равноправие наций. Передовые страны, Швейца­рия, Бельгия, Норвегия и др., дают нам образец того, как мирно уживаются вместе или мирно отделяются друг от друга свободные нации при действительном демократиче­ском строе.

Теперь буржуазия боится рабочих, ищет союза с Пуришкевичами, с реакцией, пре­дает демократизм, отстаивает угнетение или неравноправность наций, развращает ра­бочих националистическими лозунгами.

Один только пролетариат отстаивает в наши дни истинную свободу наций и единст­во рабочих всех наций.

150 В. И. ЛЕНИН

Чтобы разные нации свободно и мирно уживались вместе или расходились (когда это им удобнее), составляя разные государства, для этого необходим полный демокра­тизм, отстаиваемый рабочим классом. Ни одной привилегии ни для одной нации, ни для одного языка! Ни малейшего притеснения, ни малейшей несправедливости к на­циональному меньшинству! — вот принципы рабочей демократии.

Капиталисты и помещики во что бы то ни стало желают разъединить рабочих раз­ных наций, а сами сильные мира сего великолепно уживаются вместе, как акционеры «доходных» миллионных «дел» (вроде ленских приисков) — и православные и евреи, и русские и немцы, и поляки и украинцы, все, у кого есть капитал, дружно эксплуатиру­ют рабочих всех наций.

Сознательные рабочие стоят за полное единство рабочих всех наций во всех и вся­ких просветительных, профессиональных, политических и т. д. рабочих организациях. Пусть господа кадеты позорят себя отрицанием или умалением равноправия украинцев. Пусть буржуазия всех наций тешится лживыми фразами о национальной культуре, о национальных задачах и т. д. и т. п.

Рабочие не дадут разделить себя никакими сладкими речами о национальной куль­туре или «национально-культурной автономии». Рабочие всех наций отстаивают друж­но, вместе, в общих организациях, полную свободу и полное равноправие — залог ис­тинной культуры.



Рабочие создают во всем мире свою, интернациональную культуру, которую давно подготовляли проповедники свободы и враги угнетения. Старому миру, миру нацио­нального угнетения, национальной грызни или национального обособления, рабочие противопоставляют новый мир единства трудящихся всех наций, в котором нет места ни для одной привилегии, ни для малейшего угнетения человека человеком.

Написано 3 (16) мая 1913 г.

Напечатано 10 мая 1913 г. Печатается по тексту газеты

в газете «Правда» №106

151


СТРОИТЕЛЬНАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ И СТРОИТЕЛЬНЫЕ РАБОЧИЕ

Промышленный подъем последних лет в России сопровождался, как и всегда, быст­рым развитием строительной промышленности. Недавно произведена была «Вестни­ком Финансов»69 анкета (опрос) городских управ 158 городов России по этому вопросу. Г. Веселовский в «Русском Слове»70 приводит такие данные этой анкеты: ежегодно строилось и перестраивалось домов:

в 1907 г 11 961

» 1908 » 13 709

» 1909 » 15 093

» 1910 » 16 674

За какие-нибудь три года строительная промышленность возросла почти в полтора раза! Что господа капиталисты наживают себе на этом подъеме промышленности гро­мадные прибыли, видно из цен на кирпич. Цены доходят до 33 руб. за тысячу в Петер­бурге и до 36 руб. в более промышленной Москве.

Городские кирпичные заводы имеются только в 50— 60 городах, так что возмож­ность борьбы с безмерными аппетитами капиталистов-строителей — ничтожна. Да и города наши, в силу цензового избирательного права, в силу полнейшего отсутствия свободы выборов и т. д., целиком отданы в руки горсти тузов, которые под городскими интересами понимают интересы своего кармана.



Какие невероятные безобразия происходят при постройках, какая небрежность, ка­кое бесцеремонное отношение к человеческой жизни, это показывает ряд

152 В. И. ЛЕНИН

всем известных обвалов строящихся домов. Усиление строительной деятельности — тысячи и тысячи рублей, попадающие в карманы подрядчиков, инженеров, капитали­стов, масса жертв, приносимых рабочими на алтарь капитала, — вот что означает «подъем» промышленности.

А положение сотен тысяч строительных рабочих?

Об их заработной плате мы узнаем из анкеты следующее. Поденная плата строи­тельному рабочему изменяется в зависимости от величины городов следующим обра­зом:

Поденная плата

Города с населением строительному

рабочему


до 5 000жит 1 р. 33 к.

5 000—10 000 » 1 » 36 »

10 000—25 000 » 1 » 41 »

25 000—50 000 » 1 » 53 »

50 000—75 000 » 1 » 56 »

75 000—100 000 » 1 » 87 »

100 000 и более » 1 » 80 »

Даже в крупнейших городах плата рабочему не достигает и двух рублей в сутки! Можно представить себе, как бедствуют эти рабочие при теперешней дороговизне, при необходимости содержать семью очень часто в другом городе или в деревне. Кроме то­го, строительные работы — работы сезонные, продолжающиеся не круглый год. За не­сколько месяцев работы рабочий должен выработать столько, чтобы содержать семью и себя целый год.

Нищенство рабочих, полная необеспеченность их — вот о чем говорят приведенные цифры.

Строительным рабочим труднее объединиться и организоваться, чем рабочим фаб­рик и заводов. Тем настоятельнее должны заботиться передовые рабочие о просвеще­нии и сплочении строительных рабочих, которым негде искать помощи, кроме как у своей рабочей газеты, у своего рабочего союза, у своих, более развитых, товарищей — пролетариев.

Написано 4 (17) мая 1913 г.

Напечатано 9 мая 1913 г.

в газете «Правда» № 105 Печатается по тексту газеты

Подпись: Ф.

153


ЕЩЕ О ПЕРЕСЕЛЕНЧЕСКОМ ДЕЛЕ

В № 96 (300) «Правды» мною были приведены главные данные о переселении в Рос­сии . Оканчивались эти данные 1911 годом и то неполным (за 11 месяцев). Теперь г. Кауфман в «Речи» берет из недавно опубликованных официальных подсчетов данные за весь 1911 и за 1912 годы.

Оказывается, число переселенцев возросло, но ничтожно: с 190 тысяч (1911 г.) до 196 с половиной тысяч в 1912 г. Число же ходоков возросло сильно: с 36 тысяч (1911 г.) до 58 тысяч (1912 г.).

Объяснение этого явления вскрывает перед нами еще глубже крах новой аграрной политики. До сих пор от U до всего числа переселенцев шли из малороссийских и среднечерноземных губерний. Это — тот центр России, где всего сильнее остатки кре­постничества, где всего ниже заработная плата, где крестьянским массам живется осо­бенно тяжело.

Разоренные, обнищавшие, голодные массы этого центра — «сердца» России, метну­лись на переселение (1907—1909 гг.) и — дали, наконец, 60% обратных переселенцев, т. е. разорились и озлобились еще больше.

Теперь началась волна переселений из иного района, именно из Поволжья, которое до сих пор давало совсем мало переселенцев.

В чем дело?

См. настоящий том, стр. 103—104. Ред.

154 В. И. ЛЕНИН

В «неурожае», в голоде 1911 года!!... Голодовка охватила новый район России. Но­вая волна бегства голодных в Сибирь. Мы уже знаем, что Сибирь еще более разорит и озлобит вслед за крестьянами центра России и крестьян Поволжья.

Другими словами, переселения в Сибирь на практике показали невозможность тако­го спасения сначала — крестьянам центра, теперь — крестьянам Поволжья.

«Новая» аграрная политика, разоряя одну полосу России за другой, крестьян одного района за крестьянами другого, выясняет постепенно перед всеми крестьянами, что не в этом лежит действительное спасение.

Написано 4 (17) мая 1913 г.

Напечатано 9 мая 1913 г.

в газете «Правда» № 105 Печатается по тексту газеты

Подпись:В. И.

155


СЪЕЗД «БРИТАНСКОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ»

«Британская социалистическая партия» основана в Манчестере в 1911 году. В нее вошли прежняя «Социалистическая партия», называвшаяся раньше «Социал-демократическая федерация»71, и несколько разрозненных групп и отдельных лиц, в том числе Виктор Грейсон, очень пылкий, но мало принципиальный и склонный к фра­зе социалист.

В приморском городке Блекпуле (Blackpool) состоялся 10—12 мая по новому стилю второй съезд Британской социалистической партии. Присутствовало всего 100 делега­тов — менее трети полного числа делегатов, и это обстоятельство, в связи с ожесточен­ной борьбой большинства делегатов против старого правления партии, производило на сторонних наблюдателей тяжелое впечатление. Буржуазная же пресса Англии (точно так же, как буржуазная пресса России) старается выловить, размалевать и раскричать эпизоды особенно острой борьбы партии с ее правлением.

Буржуазной прессе дела нет до идейного содержания внутренней борьбы в социа­лизме. Ей бы только сенсацию, да скандальчик попикантнее...

А идейное содержание борьбы внутри БСП (Британской социалистической партии) было очень серьезно. Во главе старого правления стоял один из основателей партии Гайндман. Он уже несколько лет действовал, не считаясь с партией и даже против пар­тии по важнейшему вопросу о вооружениях и войне. Гайндман



156 В. И. ЛЕНИН

забрал себе в голову, что Англии угрожает разгром и порабощение со стороны Герма­нии и что поэтому социалисты должны защищать требование «соответствующего» (т. е. сильного) флота для защиты Англии!

Социалисты в роли защитников «сильного» флота — и это в стране, флот которой помогает порабощать и грабить самым бесстыдным, крепостническим образом триста миллионов населения в Индии, десятки миллионов в Египте и др. колониях.

Понятно, что английской буржуазии нравилась (консерваторам и либералам) эта причуда Гайндмана. Понятно также, что английские с.-д. — к чести их надо сказать — не мирились с этим позором и безобразием, а горячо боролись с ним.

Борьба была долгая и упорная; были попытки компромисса, но Гайндман был неис­правим. И большим плюсом надо считать для английского социализма, что на описы­ваемом съезде Гайндману пришлось уйти из правления, состав правления вообще был на ЪЦ переделан (из 8 членов переизбраны только двое: Квелч и Эрвинг).

Съезд принял резолюцию против старого правления. Резолюция эта гласит:

«Съезд приветствует французских и немецких товарищей за их энергичную борьбу против усиления вооружений в их странах и обязывает Британскую социалистическую партию как составную часть ин­тернациональной социалистической партии, обязанную подчиняться резолюциям о войне, принятым в Штутгарте и затем в Базеле в 1912 году, — обязывает ее проводить такую же точно политику и в Вели­кобритании, борясь всеми силами с ростом вооружений и стремясь к уменьшению теперешних безобраз­но высоких расходов на вооружения».



Резолюция резкая. Но правду надо уметь говорить, хотя бы она была резка. Англий­ские с.-д. потеряли бы право бороться с оппортунистами так называемой «Независимой (от социализма, но зависимой от либералов) рабочей партии», если бы они не восстали резко против националистских грехов своего правления.

Пусть злобствует и фиглярствует буржуазная печать по поводу внутренней борьбы среди с.-д. Социал-демо-



СЪЕЗД «БРИТАНСКОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ»

157


краты не считают себя святыми; они знают, что пролетариат нередко заражается той или иной грязной болезнью от окружающей его буржуазии, — это неизбежно в гряз­ном, омерзительном капиталистическом обществе. Но с.-д. умеют лечить свою партию прямой и безбоязненной критикой. И они вылечат ее наверняка и в Англии.

Написано 5 (18) мая 1913 г.

Напечатано 14 мая 1913 г.

в газете «Правда» №109

Подпись: В.

Печатается по тексту газеты

158

ОЦЕНКА IV ДУМЫ

Оценка IV Думы социал-демократами, представителями рабочего класса, известна. Эта оценка построена на учете классового характера помещичьей и помещичье-буржуазной Думы, а также характера того правительства, которое кое о чем в этой Ду­ме с господствующими классами столковывается.

Но поучительно также посмотреть, как оценивают эту Думу сами правые и притом гг. помещики.

Интересна в этом отношении напечатанная в южных газетах беседа с г. Синадино, кишиневским городским головой, землевладельцем, который в III Думе был национа­листом, а в IV считается в партии «центра», то есть правее октябристов. Кажется, это тоже такой столп, что благонадежнее и искать нечего! А вот его оценка:



«Четвертая Дума есть одна лишь фикция: в Государственном совете сидят люди, которые совершенно не считаются с народными представителями и действуют, если так можно выразиться, вопреки. Повто­ряю, Дума лишь фикция и при таком положении ничего не может дать стране. Я не нахожу на русском языке определения для действий Государственного совета. Это то, что по-французски называется «сабо­тажем»...».

Этот обиженный помещик говорит такую правду про Думу и про наше правительст­во, что к ней стоит присмотреться рабочим. Вообще ведь демократии удается слышать правдивый отзыв про систему и «порядок» господствующей реакции от господ реак-цио-

ОЦЕНКА IV ДУМЫ 159

неров только тогда, когда эти реакционеры между собой поссорятся.

Обиделся один помещик (или несколько помещиков) — и получается такое описа­ние помещичьего «порядка» государственного управления и государственного устрой­ства, как будто бы это описание взято из с.-д. прокламации!

И IV и III Дума, г. обиженный правый помещик, — не фикция, ибо они дают прави­тельству, например, утверждение его бюджета. Но в том-то и соль, что хотя весь поме­щичий класс и все верхи буржуазии правительству помогают, а все ж таки «воз и ныне там» !



Возможность союза правительства с помещиками и с буржуазией создана. Дума для такого союза все делает, что может. А все-таки ничего, даже отдаленно похожего на конституцию, не получается. Остается старый государственный строй. Министры тоже такие люди, что они «дрожат» (по словам Синадино) «за себя», не зная, очевидно, что с ними будет завтра, что им завтра прикажут.

И вся «деятельность» Думы с Советом, и все либеральные вопли о безнадежности реформ, самых скромных, самых октябристских, самых мелочных, — и, наконец, от­кровенные признания обиженного помещика-«законодателя», — все говорит о бес­смысленности конституционных иллюзий и реформистских упований в современной России.



Написано 5 (18) мая 1913 г.

Напечатано 15 мая 1913 г.
в газете «Правда» № ПО Печатается по тексту газеты

160


ПО ПОВОДУ ПЕРЕДОВИЦЫ В ГАЗЕТЕ «ЛУЧ» № 189

... Фраза о борьбе «всеми доступными средствами» никого ни в чем не связывает. Это яснее ясного. Наоборот, эта фраза точно нарочно выбрана для оправдания уклон­чивости либералов. Что такое «доступные» средства? Неужели передовик «Луча» так детски наивен, такой простачок в политике, что он не знает о «доступности» хамских средств для русского либерализма?? Знает, но молчит, прикрашивая либерализм.

Либеральный миллионер, фабрикант Коновалов, прошедший в Думу грубым обма­ном демократии (хорошее хамское средство!), получил разрешение на основание обще­ства «Русская молва» с капиталом в полмиллиона рублей и с целью совокуплять кадетов с октябристами в «прогрессистской» газете «Русская Молва» .

Это факт. «Луч» его знает. И «Луч» вместе с этими Коноваловыми и их наемными писателями подмахивает резолюцию о «борьбе всеми доступными средствами». Я спрашиваю любого рабочего и любого грамотного крестьянина: разве не ясно, что эта резолюция обманывает народ посредством нарочито неясных слов о «доступности», когда Коноваловы заведомо считают «доступными» лишь средства, неспособные при­чинить серьезного беспокойства гг. Пуришкевичам и К0?

Это ясно. Вся деятельность гг. Коноваловых, — и, конечно, не только Коноваловых, а всех либералов — доказала вполне, что доступными средствами они счи-

Начало статьи не найдено. Ред.

ПО ПОВОДУ ПЕРЕДОВИЦЫ В ГАЗЕТЕ «ЛУЧ» № 189 161

тают только средства, не подрывающие основ благополучия и основ привилегий гг. Пу-ришкевичеи и К .

Надо было идти на совещание, чтобы в тысячный раз (мы не устанем это делать) ра­зоблачить обман и разъяснить наивным, или невежественным, или несметливым демо­кратам, в чем «соль» (или, если хотите прямой правды, в чем грязь и в чем ложь) сло­вечка о «доступности».

Это — самое омерзительное, самое развратное, самое подлое слово в русском поли­тическом словаре. С точки зрения грамматики, смешно говорить: «Я признаю лишь доступные средства», ибо кто же не знает, что недоступное не доступно? Но в том-то и гвоздь, что вопрос тут не грамматический, а политический. Рабочие считают доступ­ным не то, что Коноваловы, Милюковы и К0.



Возьму отрицательный пример. Рабочие считают недоступным такое «средство», как объявлять сегодня речь Родзянки «конституционной», а завтра бранить октябристов (с 17 октября или даже с более раннего срока не изменяющих себе и не изменяющих Пу-ришкевичам) за гнусность.

Рабочие, я наверное знаю это, считают такое средство и такой прием «недоступным» хамством. Коноваловы и Милюковы считают это «доступной» «конституционной так­тикой».

Возьму теперь пример положительный... Впрочем... статья 129-ая... Нет, знаете ли, господа, позвольте мне в данной статье, в данной газете или в данном журнале не брать положительного примера! Но за то, если бы я был на совещании и если бы на совеща­нии Коноваловы и Милюковы обещали не быть доносчиками, то я бы привел живой, хороший, превосходный, убедительнейший, и исторический, и статистический, поло­жительный пример!.. Соблазнительно, ей-богу, рассказать о том, что считают доступ­ными и в области действий вообще и в области кошелька в частности, с одной стороны, рабочие, с другой стороны, Коноваловы и Милюковы... Но воздержусь...

На совещание следовало идти. Там могло быть больше свободы слова, чем «в иных местах». Там надо было

162 В. И. ЛЕНИН

предложить демократии высказаться о вреде реформизма — это было бы кстати, с точ­ки зрения поднятого вопроса. Получилось бы две резолюции: демократическая и либе­ральная, «недоступная» либералам (но доступная рабочим и сознательным мелким буржуа, хотя бы части из них) и «доступная» Коноваловым. Публика прочитала бы обе резолюции или услыхала бы об обеих резолюциях и пораздумала бы о них. Вникла бы. Мозги бы пошевелились. Сравнивать бы да сопоставлять люди стали.



И через некоторое время, наверняка, от плененной либеральными словечками и пус­тыми фразами части демократии начала бы отделяться такая демократия, которая счи­тает «недоступным» либеральное хамство, а доступным кое-что иное. Это было бы тоже «совместное действие», — только не в духе совместных с либералами разгово­ров о пределах «доступного» либерализму.

Да, да, ведется газета «Луч» отвратительными либералами, но еще несколько таких полезных передовиц, как в № 189, и рабочие окончательно распознают этих «дурных пастырей». Продолжайте, господа лучисты, дорога скатертью!


Написано в мае,

ранее 10 (23), 191

Подпись: Посторонний

не ранее 10 (23), 1913 г. Печатается впервые, по рукописи

163

ПОПРАВЛЯЕТСЯ ИЛИ БЕДНЕЕТ КРЕСТЬЯНСТВО?

Под этим заглавием некий казенный писака г. Я. Π—в поместил статейку в казенной «Торгово-Промышлеиной Газете»73 (№ 100), доказывая, само собою разумеется, что крестьянство поправляется и «несомненно... с каждым годом неуклонно прогрессиру­ет».

Чрезвычайно поучительно, что данные, приводимые автором, говорят как раз об­ратное! Характерное доказательство бесстыдной лжи казенных писателей и казенных газет!

Каковы же данные автора? Отметим прежде всего, что источника он не указывает точно. Поэтому мы ни на минуту не должны верить тому, что казенный писака цитиру­ет неизвестный источник из первых рук и цитирует правильно.

Допустим, однако, на минуту, что он цитирует правильно.

«Некоторые земства, — пишет он, — например, московское, для определения того, беднеет или по­правляется крестьянство, прибегают к анкете (опросу). Местные корреспонденты земства дают общие ответы, которые затем и подсчитываются.

Результатом таких многолетних (за 6 лет) обследований, — пишет г. Я. Π—в, — явилась для цен­тральной полосы довольно любопытная цифровая сводка, а именно: на 100 ответов всех родов приходи­лось»

Ответов, указывающих, что экономическое благосостояние крестьян!


"оды:

Повышается

Понижается

Остается на одном уровне

Всего ответов

1907

15

44

41

100

1908

8

53

39

100

1909

8

64

28

100

1910

21

34

45

100

1911

32

16

52

100

1912

38

15

47

100

164 В. И. ЛЕНИН

И вот, писатель казенной газеты делает вывод: «последние три года... отметили не­уклонный подъем экономического уровня крестьянства, с соответственным сокращени­ем процента в рубриках «понижается» и «на одном уровне»».

Посмотрите внимательно на цифры. За первые три года явное и громадное пониже­ние. За последние три года повышение, но значительно менее сильное, чем понижение за первые три года! !

Сам г. Я. Π—в признает, что колебания эти «совпадают с колебаниями урожаев».

Почему же он для общего вывода ограничивается урожайным трехлетием и забыва­ет о неурожайных трехлетиях? Как назвали бы мы того купца, который, подводя итог хозяйству, указал бы свою прибыль, ко скрыл убытки? Мы назвали бы его мошенни­ком, не правда ли, г. казенный писатель казенной газеты?

Произведем эту нехитрую, но для всех, кроме мошенников, обязательную операцию подсчета не только прибылей, но и убытков, не только плюсов, но и минусов, не только урожаев, но и «недородов». Для этого надо сложить вместе данные за 6 лет и разделить сумму на 6 (удивительно мудрено, г. казенный публицист, а?). Получим средние дан­ные за все контрреволюционное шестилетие.

Данные эти таковы. Из 100 ответов было:

Благоприятных («поправляются» крестьяне) — 20, неблагоприятных («беднеют» крестьяне) — 38, средних («на одном уровне») — 42.

Таков итог. Что же он означает?

Что крестьянство беднеет и разоряется. За 6 лет контрреволюции число неблаго­приятных ответов, в среднем, почти вдвое больше числа благоприятных ответов! !

Этот вывод можно выразить наглядно, применяя его ко всей России и принимая 20 миллионов крестьянских семей, следующим образом:

За шесть лет поправилось 4 миллиона крестьянских семей, обеднело 7 миллионов 600 тысяч семей, осталось на прежнем (т. е. нищенском) уровне 8 миллионов 400 тысяч семей!


ПОПРАВЛЯЕТСЯ ИЛИ БЕДНЕЕТ КРЕСТЬЯНСТВО?

165


И это в период высоких цен, когда помещики и буржуазия лопатами загребают золо-
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18