Печатается по постановлению центрального комитета коммунистической партии

Главная страница
Контакты

    Главная страница


Печатается по постановлению центрального комитета коммунистической партии



страница5/18
Дата04.11.2017
Размер8,56 Mb.


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18

51

РАЗГОВОР


Первый посторонний. Я наблюдаю, как могу внимательно, борьбу среди рабочих из-за «шестерки и семерки». Стараюсь следить за обеими газетами . Сопоставляю, по ме­ре возможности, отзывы буржуазной и черной печати. ... И знаете ли, что? Мне кажет­ся, что борьба принимает тяжелые формы, что она вырождается в склоку, в дрязги, что результатом будет — во всяком случае — громадная деморализация.

Второй посторонний. Ничего не понимаю. Где же видана на свете борьба из-за чего-либо серьезного, которая бы не принимала тяжелых форм? Именно потому, что борь­бой решается серьезный вопрос, тут «легонькой» «ссорой» не обойтись. Те, кто при­выкли отрицать и продолжают отрицать принципы партийного строительства, не сда­дутся без самого отчаянного сопротивления. Отчаянное сопротивление везде и всегда порождает «тяжелые формы», порождает попытки передвинуть спор из области прин­ципов в область склоки. Что из того? Из-за этого отказаться прикажете от борьбы за основные принципы партийного строительства?

Первый посторонний. Вы уклоняетесь немного от поставленного мною вопроса и слишком спешите «перейти в наступление». Каждый кружок рабочих и с той и с другой стороны спешит «накатать» резолюцию, причем развивается чуть ли не соревнование из-за того, кто кого перещеголяет крепкими словами. Сколько

52 В. И. ЛЕНИН

брани, отталкивающей от рабочей прессы массы рабочего люда, ищущих социалисти­ческого света, которые, может быть, бросают газету с чувством не то недоумения, не то какого-то стыда за социализм... Может быть, даже надолго разочаровываются в социа­лизме. Соревнование в руготне создает обстановку какого-то «неестественного подбо­ра», выдвигающего на первые места «специалистов по боксу»... Поощряется ухарство в заушении противника и с одной и с другой стороны. Такое ли воспитание должна да­вать пролетариату социалистическая партия? Не выходит ли это одобрение или, по крайней мере, попустительство оппортунизму, ибо оппортунизм есть принесение в жертву коренных интересов рабочего движения мимолетному успеху. Коренные инте­ресы рабочего движения приносятся обеими сторонами в жертву мимолетному успе­ху... Вместо радости от социалистической работы, проникновения ею, серьезного от­ношения к ней получается, что социалисты отталкивают массы от социализма. Неволь­но приходят на память горькие слова, что пролетариат придет к социализму вопреки социалистам.

Второй посторонний. Мы с вами оба посторонние люди, т. е. не участвующие непо­средственно в борьбе. Но посторонние люди, разбираясь в том, что происходит у них перед глазами, могут двояко относиться к борьбе. Можно, смотря со стороны, видеть только внешнюю, так сказать, сторону борьбы: фигурально выражаясь, можно видеть только сжатые кулаки, искаженные лица, уродливые сцены; можно осуждать все это, плакать и стенать по поводу этого. Но можно также, смотря со стороны, понимать смысл происходящей борьбы, который немножечко, извините меня, поинтереснее и ис­торически позначительнее, чем сценки и картинки так называемых «эксцессов» или «крайностей» в борьбе. Борьбы не бывает без увлечения. Увлечения не бывает без крайностей; и, что до меня, я всего больше ненавижу людей, которые в борьбе классов, партий, фракций видят прежде всего «крайности». Меня всегда подмывает — извините — крикнуть этим людям: «по мне уж лучше пей, да дело разумей».

РАЗГОВОР 53

А дело тут вершится большое, исторически большое. Складывается рабочая партия. Рабочая самостоятельность, влияние рабочих на свою фракцию, решение самими рабо­чими вопросов своей партии — вот в чем великий исторический смысл происходящего, вот что из благопожелания становится фактом у нас перед глазами. Вас пугают и пе­чалят «крайности», а я с восторгом наблюдаю борьбу, в которой на деле зреет и мужает рабочий класс России, я беснуюсь только от того, что я — посторонний, что я не могу ринуться в сердцевину этой борьбы...



Первый посторонний. И в сердцевину «крайностей», да? А если «крайности» дойдут до фабрикации резолюций, вы тоже провозгласите «ненависть» к людям, которые на это указывают, этим возмущаются, требуют, во что бы то ни стало, прекращения этого?

Второй посторонний. Не пугайте, пожалуйста! Не запугаете! Ей-ей, вы становитесь похожи на тех людей, которые готовы осуждать гласность по случаю опубликования ложных сведений. Я помню, раз в «Правде» появилось известие о политической нече­стности одного с.-д., известие, опровергнутое много спустя. Воображаю, что переживал этот эсдек со времени публикации до времени опровержения! Но гласность есть меч, который сам исцеляет наносимые им раны. Будут фабрикации резолюций? Фальсифи­каторов разоблачат и выкинут вон. Только и всего. Не бывает на сцене серьезных битв без лазаретов около поля сражения. Но давать себя запугивать или энервировать «лаза­ретными» сценами — вещь совсем непростительная. Волков бояться — в лес не ходить.

А насчет оппортунизма, т. е. забвения коренных целей социализма, вы валите с больной головы на здоровую. У вас выходит, что эти коренные цели — что-то вроде «ангельского идеала», не связанного с «грешной» борьбой за дело дня, за злобу данной минуты. Смотреть так значит превращать социализм в сладенькую фразу, в сахарное миндальничанье. В каждую борьбу за каждую злобу дня надо вкладывать неразрывную связь с коренными целями. Только это понимание историче-

54 В. И. ЛЕНИН

ского смысла борьбы дает возможность, углубляя и обостряя ее, отметать то худое, то «ухарство», тот «бокс», который неизбежен везде, где есть толпа, шум, крик, давка, но который отметается сам собою.

Вы толкуете о социалистической партии, воспитывающей пролетариат. Да вопрос-то идет в данной борьбе именно о том, чтобы отстоять основные принципы партийности. Перед каждым рабочим кружком надвигается в резкой, непримиримой, требующей не­медленного и прямого ответа, форме вопрос о том, какую политику он хочет вести в Думе, как он относится к открытой партии и к подполью, считает ли он думскую фрак­цию стоящей над партией или наоборот. Ведь это все — аз, буки, веди партийного бы­тия, ведь это вопрос о том, быть или не быть партии.

Социализм не готовая система, которой будет облагодетельствовано человечество. Социализм есть классовая борьба теперешнего пролетариата, идущего от одной цели сегодня к другой завтра во имя своей коренной цели, приближаясь к ней с каждым днем. Социализм проходит сегодня в стране, называемой Россией, через этап заверше­ния строительства рабочей партии самими сознательными рабочими вопреки попыткам либеральной интеллигенции и «думской с.-д. интеллигенции» сорвать это строитель­ство.

Ликвидаторы срывают строительство рабочими своей рабочей партии — вот смысл и значение борьбы «шестерки с семеркой». Но им не сорвать его. Борьба тяжела, но ус­пех за рабочими обеспечен. Пусть слабые или запуганные поколеблются по случаю «крайностей» борьбы, — завтра же они сами увидят, что, не пройдя через это, нельзя было сделать ни шагу дальше.

Написано в марте апреле 1913 г.

Впервые напечатано 5 мая 1932 г.

в газете «Правда» № 123 Печатается по рукописи

Подпись: Кв

55

СОВРЕМЕННАЯ РОССИЯ И РАБОЧЕЕ ДВИЖЕНИЕ26

ГАЗЕТНЫЙ ОТЧЕТ

Несколько дней назад в Кракове выступил с докладом один из самых выдающихся вождей русской социал-демократии товарищ Ленин. Приводим краткое изложение док­лада, отмечая при этом для сведения читателей галичан, что Ленин является вождем так называемого «большевистского», т. е. наиболее радикального, непримиримого направ­ления в русской социал-демократии.

Характеризуя рабочее движение в России, докладчик отмечает большое значение, которое оно имеет также и для стран Запада, ибо несомненно, что в период социали­стических революций и там будут происходить явления, подобные тем, какие имели место в России. Как на пример докладчик указывает на внезапный переход от относи­тельного спокойствия к возникновению массовых движений. В 1895 году бастующих в России было только 40 тысяч, а в 1905 году в одном лишь январе бастовало 400 тысяч; в течение же всего года эта цифра возросла до 3 миллионов.



Теперешняя политическая ситуация в России сложилась в результате опыта револю­ции, классовых боев, происходивших в это время. Один японец назвал русскую рево­люцию «бессильной революцией при неспособном правительстве». Однако правитель­ство полностью использовало опыт революции. Достаточно напомнить об отношении правительства к крестьянам. Вначале, при составлении закона о выборах в I Думу,

56 В. И. ЛЕНИН



оно возлагало надежды на крестьян, как на спокойный, патриархальный элемент. Но когда оказалось, что русский крестьянин, борющийся за землю, является по самой сво­ей природе, правда, не социалистом, как думали некоторые утописты народники, но во всяком случае демократом, — тогда правительство произвело переворот, изменив из­бирательный закон.

Нынешняя Дума — не игрушка, а действительный орган власти реакционных слоев, царской бюрократии, объединенной с крепостниками-помещиками и верхами буржуа­зии.

Какова была роль русских либералов? В I и II Думе либералы старались успокоить крестьянина, направить его с пути революционного на так называемый конституцион­ный путь. Очевидно, однако, что выкуп части помещичьих земель, предложенный ка­детами, был лишь новой попыткой ограбить, обмануть русского крестьянина. Это не удалось, главным образом, благодаря тактике социал-демократов в Думе, постоянно толкавших крестьян налево.

Октябрьская забастовка27 была переломным моментом для русского либерализма. До революции либералы говорили, что «революция должна стать властью» (Струве); поз­же они переменили тон, опасаясь будто бы эксцессов революции, хотя хорошо знали, что «эксцессы» бывают только со стороны правительства. Октябристы отделились от либерализма и прямо встали на сторону правительства, пошли на лакейское прислужи­вание ему. Тогда-то именно Гучков, лидер октябристов, писал князю Трубецкому, что дальнейшие революционные взрывы угрожают самому благосостоянию буржуазии.

Такова классовая основа современной контрреволюции. Беззакония совершаются открыто, классовое лицо правительства разоблачено. За беззаконные действия в отно­шении революционных элементов правительство награждает похвалами и орденами. Так, недавно, во время обыска у депутата тов. Петровского, его незаконно заперли в комнате, а потом на запрос по этому поводу в Думе министр заявил, что следует быть признательным полиции за такое усердие.



СОВРЕМЕННАЯ РОССИЯ И РАБОЧЕЕ ДВИЖЕНИЕ 57

Используя опыт классовых боев во время революции, Столыпин начал проводить свою пресловутую аграрную политику расслоения крестьян на зажиточную мелкую буржуазию и полупролетарские элементы. Эта новая политика была глумлением над старыми «патриархальными лозунгами» Каткова и Победоносцева . Но правительство не могло поступить иначе.

Таким образом, вводя теперешнюю контрреволюционную систему, правительство опиралось на помещиков и запуганную буржуазию. Правда, «объединенное дворянст-во» уже в 1906 г. домогалось роспуска Думы, но правительство еще медлило тогда с переворотом, ожидая результатов своей аграрной политики в отношении крестьян и изменений в психологии запуганной революцией буржуазии.

Теперь эта контрреволюционная система исчерпала себя, исчерпала свои социальные силы. Обстоятельства сложились так, что никакая реформа в современной России не­возможна. Дума занимается мелочами; если же она и вынесет какое-либо решение, то Государственный совет и двор его отменяют или подвергают изменению до неузнавае­мости. Реформистских возможностей в современной России нет. Отсюда ясна демаго­гия тактики кадетов, которые вносят в Думу различные «принципиальные» проекты всяческих свобод; вносят именно потому, что знают, что Дума ни в коем случае при­нять их не может. «У нас есть, слава богу, конституция!» — восклицал Милюков. Но никаких реформ при существующем строе быть не может, хотя внутреннее положение России так плачевно, что очевидна ее отсталость даже по сравнению с Азией. Даже пе­чать октябристов пишет, что «дальше так жить невозможно».

Отсюда ясны задачи пролетариата, который стоит перед новой революцией. Настрое­ние поднимается. В 1910 г. число бастующих по официальной статистике составляло только 40 тысяч, а в 1912 г. уже 680 тысяч; из них 500 тысяч падает на политические забастовки.

См. настоящий том, стр. 260. Ред.

58 В. И. ЛЕНИН

Отсюда ясна тактика российской социал-демократии. Она должна укреплять органи­зацию, печать и т. д.; это — азбука давно разработанной на Западе тактики социали­стов, прежде всего немецкой социал-демократии. Но первая задача РСДРП — воспиты­вать массы для демократической революции. Эта задача не стоит уже на Западе, там в порядке дня стоит совершенно другая задача — задача мобилизации — собирания, просвещения, организации широких масс для ликвидации капиталистического строя.

Если мы сосредоточим внимание на вопросе приближающейся революции в России и на задачах социал-демократии в ней, мы поймем, в чем сущность споров с так назы­ваемыми «ликвидаторами» в лагере русских социал-демократов. Ликвидаторство от­нюдь не является изобретением части русских с.-д.; первыми ликвидаторами были «на­родники», которые еще в 1906 г. в журнале «Русское Богатство»29 выставили лозунг: долой подполье, долой республику! Ликвидаторы хотели бы уничтожить нелегальную партию и основать открытую. Это смешно, особенно, если принять во внимание, что даже «прогрессисты» (помесь октябристов с кадетами) не осмелились просить легали­зации. При этих условиях ликвидаторские лозунги означают прямое предательство! Конечно, нелегальная партия должна использовать все легальные возможности: печать, Думу, даже закон о страховании30, — но лишь для расширения агитации и организации; существо же агитации должно оставаться революционным. Следует бороться против иллюзии, что в России есть конституция, и лозунгам реформистским следует проти­вопоставить лозунг революции, республики!

Таково было содержание доклада тов. Ленина. На вопрос одного из присутствую­щих, как он смотрит на национальный вопрос, докладчик ответил, что российская со­циал-демократия полностью признает право каждой нации на «самоопределение», на решение своей судьбы, даже на отделение от России. Ибо русская революция, дело де­мократии отнюдь не связаны (как это было в Германии) с делом объединения,

СОВРЕМЕННАЯ РОССИЯ И РАБОЧЕЕ ДВИЖЕНИЕ 59

централизации. Вопросом, от которого зависит демократизация России, является не на­циональный, а аграрный вопрос.

Вместе с тем тов. Ленин подчеркивает необходимость полного единства революци­онной армии пролетариата различных национальностей в борьбе за полную демократи­зацию страны. Лишь на этой основе является возможным разрешение национального вопроса, как это имеет место в Америке, Бельгии и Швейцарии. Докладчик полемизи­рует с положениями Реннера по национальному вопросу и резко выступает против ло­зунга культурно-национальной автономии. Некоторые в России утверждают, что даль­нейшее развитие России пойдет по австрийскому пути, пути гнилому и медленному. Однако мы должны остерегаться всякой национальной борьбы внутри социал-демократии, которая свела бы на нет великую задачу революционной борьбы; в этом отношении национальная борьба в Австрии должна служить нам предостережением31. Образцом для нас должна быть социал-демократия на Кавказе, которая вела пропаганду одновременно на грузинском, армянском, татарском и русском языках.

Напечатано 22 апреля 1913 г. Печатается по тексту газеты

в газете «Naprzod» № 92 Перевод с польского

60

ОБРАЗОВАННЫЕ ДЕПУТАТЫ



В вечернем заседании 2 апреля, возражая на требование рабочих депутатов обсуж­дать запрос о ленских событиях32, октябрист Л. Г. Люц сказал:

«Через два дня годовщина событий на Лене. Очевидно, социал-демократы стремятся будировать чув­ства рабочих для того, чтобы их поднять на какие-нибудь эксцессы...».

Французское слово «bouder», передаваемое русским «будировать», означает — сер­диться, дуться. А г. Люц, очевидно, производит это слово от «будоражить», или, может быть, «возбудить». Как смеялись гг. буржуазные депутаты и буржуазная пресса, когда в I Думе один крестьянин употребил слово «прерогативы» в смысле «рогатки»! А между тем ошибка была тем простительнее, что разные «прерогативы» (т. е. исключительные права) господствующих являются на самом деле рогатками для русской жизни. Но об­разованность г. Люца не «возбудировала» смеха его образованных друзей и их печати.



«Правда» №83, 10 апреля 1913 г. Печатается по тексту

Подпись: Б. газеты «Правда»

61

«КОМУ ВЫГОДНО?»

Есть такое латинское изречение «cui prodest» (куй продэст), — «кому выгодно?». Ко­гда не сразу видно, какие политические или социальные группы, силы, величины от­стаивают известные предложения, меры и т. п., следует всегда ставить вопрос: «Кому выгодно?».

Не то важно, кто отстаивает непосредственно известную политику, — ибо для за­щиты всяких взглядов при современной благородной системе капитализма любой богач всегда сможет «нанять» или купить, или привлечь любое число адвокатов, писателей, даже депутатов, профессоров, попов и так далее. Мы живем в торговое время, когда буржуазия не стесняется торговать и честью и совестью. Бывают и простачки, которые по недомыслию или по слепой привычке защищают господствующие в известной бур­жуазной среде взгляды.

Нет, в политике не так важно, кто отстаивает непосредственно известные взгляды. Важно то, кому выгодны эти взгляды, эти предложения, эти меры.

Например, «Европа», государства, именующие себя «цивилизованными», ведут те­перь бешеную скачку с препятствиями из-за вооружений. На тысячи ладов, в тысячах газет, с тысяч кафедр кричат и вопят о патриотизме, о культуре, о родине, о мире, о прогрессе, — и все это ради оправдания новых затрат десятков и сотен миллионов руб­лей на всяческие орудия истреб-

62 В. И. ЛЕНИН

ления, на пушки, на «дредноуты» (броненосцы новейшего типа) и т. п.

Господа публика! — хочется сказать по поводу всех этих фраз «патреотов». Не верь­те фразам, посмотрите лучше, кому выгодно!

Недавно знаменитая английская фирма «Армстронг, Уитверс и К0» опубликовала свой годичный отчет. Фирма производит главным образом всяческие предметы воору­жения. Баланс сведен в сумме 877 тысяч фунтов стерлингов, т. е. около 8-ми миллионов рублей, дивиденд по 121/2 процентов!! Около 900 000 рублей отнесено в запасный капи­тал и т. д. и т. д.

Вот куда идут миллионы и миллиарды, выколачиваемые из рабочих и крестьян на вооружения. Дивиденды по I2V2 процентов, — это значит удвоение капитала в 8 лет. А всяческие вознаграждения директоров и т. п. тут еще не считаются. Армстронг в Анг­лии, Крупп в Германии, Крезо во Франции, Кокериль в Бельгии, а сколько их во всех «цивилизованных» странах? А тьма тем поставщиков?

Вот кому выгодно раздувание шовинизма, болтовня о «патриотизме» (пушечном патриотизме), о защите культуры (орудиями истребления культуры) и так далее!



«Правда» №84, 11 апреля 1913 г. Печатается по тексту

Подпись: В. газеты «Правда»

63

В АНГЛИИ



(ПЕЧАЛЬНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ОППОРТУНИЗМА)

Английская рабочая партия33, — которую надо отличать от обеих социалистических партий Англии, от Британской социалистической партии34 и от Независимой рабочей партии35, — представляет из себя наиболее оппортунистическую и пропитанную духом либеральной рабочей политики рабочую организацию.



В Англии политическая свобода полная, и социалистические партии существуют вполне открыто. Но «Рабочая партия», это — парламентское представительство рабо­чих организаций, частью неполитических, частью либеральных, какая-то смесь вроде того, чего хотят наши, бранящие «подполье», ликвидаторы.

Оппортунизм Английской рабочей партии объясняется особыми историческими ус­ловиями второй половины XIX века в Англии, когда «рабочая аристократия» до из­вестной степени участвовала в дележе особо высоких прибылей английского капитала. Теперь эти условия отходят в область прошлого. Даже «Независимая рабочая партия» — т. е. социалистические оппортунисты в Англии — видит, что «Рабочая партия» за­шла в болото.

В последнем номере «Labour Leader» («Вождь Рабочих»)36, — органе «Независимой рабочей партии» — находим следующее поучительное сообщение. В английском пар­ламенте обсуждается смета морского министерства. Социалисты вносят предложение сократить

64 В. И. ЛЕНИН



ее. Буржуазия, конечно, проваливает его, голосуя за правительство.

А депутаты «Рабочей партии»?

15 голосуют за сокращение, т. е. против правительства; 21 отсутствуют; 4 голосу­ют за правительство, т. е. против сокращения!!

Двое из этой четверки оправдываются тем, что в их избирательных округах рабочие имеют заработок как раз в промышленности по производству предметов вооружения.

Вот — наглядный пример измены социализму, измены рабочему делу, до которой доводит оппортунизм. Как уже мы указали, осуждение этой измены все шире распро­страняется среди социалистов Англии. На примере чужих ошибок следует и русским рабочим учиться понимать всю гибельность оппортунизма и либеральной рабочей по­литики.

«Правда» № 85, 12 апреля 1913 г. Печатается по тексту

Подпись: W. газеты «Правда»

65

СПОРНЫЕ ВОПРОСЫ



ОТКРЫТАЯ ПАРТИЯ И МАРКСИСТЫ

«Правда»ММ 85, 95, ПО, 122, 124

и 126; 12, 26 апреля, 15, 29,

31 мая и 2 июня 1913 г.

Подпись:В. И.

Печатается по тексту

газеты «Правда», сверенному

с текстом сборника «Марксизм

и ликвидаторство», часть II,

СПБ., 1914

67

I. РЕШЕНИЕ 1908 ГОДА

Многим рабочим та борьба, которая идет между «Правдой» и «Лучом», представля­ется ненужной и малопонятной. Естественно, что полемические статьи в отдельных номерах газеты по отдельным, иногда довольно частным, вопросам не дают полного представления о предметах и содержании борьбы. Отсюда законное недовольство ра­бочих.

Между тем вопрос о ликвидаторстве, из-за которого идет борьба, есть в настоящий момент один из самых важных и самых насущных вопросов рабочего движения. Нельзя быть сознательным рабочим, не ознакомившись обстоятельно с этим вопросом, не со­ставив себе определенного мнения о нем. Рабочий, который хочет самостоятельно ре­шать судьбы своей партии, не станет отмахиваться от полемики, даже если она не со­всем с первого взгляда понятна, а станет серьезно доискиваться и доищется истины.

Как доискаться истины? Как разобраться среди противоречащих друг другу мнений и утверждений?

Всякий разумный человек понимает, что если идет горячая борьба из-за какого бы то ни было предмета, то для установления истины необходимо не ограничиваться заявле­ниями спорящих, а самому проверять факты и документы, самому разбирать, есть ли показания свидетелей и достоверны ли эти показания.

Спора нет, это сделать не всегда легко. Гораздо «легче» брать на веру то, что попа­дется, что доведется услышать, о чем более «открыто» кричат, и тому

68 В. И. ЛЕНИН

подобное. Но только людей, удовлетворяющихся этим, зовут «легонькими», легковес­ными людьми, и никто с ними серьезно не считается. Без известного самостоятельного труда ни в одном серьезном вопросе истины не найти, и кто боится труда, тот сам себя лишает возможности найти истину.



Поэтому мы обращаемся только к тем рабочим, которые этого труда не боятся, кото­рые решились самостоятельно разбираться и стараться найти факты, документы, свидетельские показания.

Прежде всего является вопрос, что такое ликвидаторство? Откуда это слово взялось, что оно значит?



«Луч» говорит, что ликвидаторство партии, то есть распущение, разрушение партии, отречение от партии, есть просто злая выдумка. Это, дескать, «фракционеры»-болыпевики против меньшевиков придумали!

«Правда» говорит, что вся партия более четырех лет ликвидаторство осуждает и с ним борется.

Кто прав? Как найти истину?

Очевидно, единственный способ: искать факты и документы из истории партии за последние 4 года, с 1908 года до 1912, когда ликвидаторы окончательно откололись от партии.

Именно эти четыре года, когда теперешние ликвидаторы еще были в партии, — са­мый важный период для проверки того, откуда и как взялось понятие ликвидаторства.

Отсюда первый и основной вывод: кто говорит о ликвидаторстве, обходя факты и документы партии за 1908—1911 годы, тот скрывает истину от рабочих.

Каковы же эти факты и документы партии?

Прежде всего —решение партии, состоявшееся в декабре 1908 года37. Рабочие, если они не хотят, чтобы с ними обращались как с детьми, которых пичкают сказками и не­былицами, должны спрашивать у своих советников, руководителей или представите­лей, было ли решение партии по вопросу о ликвидаторстве в декабре 1908 года и в чем оно состоит?

Это решение дает осуждение ликвидаторства и разъяснение, в чем оно состоит.



СПОРНЫЕ ВОПРОСЫ 69

Ликвидаторство, это — «попытки некоторой части партийной интеллигенции ликви­дировать» (т. е. распустить, разрушить, отменить, прекратить) «существующую орга­низацию партии и заменить ее бесформенным объединением в рамках легальности» (т. е. законности, «открытого» существования) «во что бы то ни стало, хотя бы послед­няя покупалась ценою явного отказа от программы, тактики и традиций» (т. е. преж­него опыта) «партии».

Вот каково было четыре с лишним года тому назад решение партии о ликвидаторст­ве.

Из этого решения ясно видно, в чем суть ликвидаторства, за что оно осуждается. Суть в отречении от «подполья», в ликвидации его, в замене его бесформенным объе­динением в рамках законности во что бы то ни стало. Следовательно, партия осуждает вовсе не легальную (законную) работу, вовсе не выдвигание необходимости ее. Партия осуждает — и осуждает безусловно — замену старой партии чем-то бесформенным, «открытым», чего нельзя назвать партией.

Партия не может существовать, не отстаивая своего существования, не борясь безус­ловно с тем, кто ее ликвидирует, уничтожает, не признает, кто от нее отрекается. Это само собою очевидно.

Кто отрекается от существующей партии во имя какой-то новой, тому надо сказать: попробуйте, постройте новую партию, но членом старой, теперешней, существующей партии вы быть не можете. Таков смысл решения партии, состоявшегося в декабре 1908 года, и очевидно, что иного решения по вопросу о существовании партии быть не мог­ло.

Ликвидаторство связано, конечно, идейной связью с ренегатством, отречением от программы и тактики, с оппортунизмом. На это и указывает конец приведенного вы­ше решения. Но ликвидаторство не есть только оппортунизм. Оппортунисты ведут партию на неверный, буржуазный путь, на путь либеральной рабочей политики, но они не отрекаются от самой партии, не ликвидируют ее. Ликвидаторство есть такой оп­портунизм, который доходит до отречения от партии. Само

70 В. И. ЛЕНИН



собою понятно, что партия не может существовать, включая тех, кто не признает суще­ствования ее. Не менее понятно и то, что отречение от подполья при существующих условиях есть отречение от старой партии.

Спрашивается, каково отношение ликвидаторов к этому решению партии 1908 года?

Здесь — гвоздь вопроса, здесь проверка искренности и политической честности лик­видаторов.

Ни один из них, не сходя с ума, не станет отрицать факта, что было и не отменено такое решение партии.

И вот ликвидаторы увертываются, либо обходя вопрос и замалчивая перед рабочими решение партии 1908 года, либо восклицая (с присоединением нередко бранных слов), что решение это проведено большевиками.

Но бранные слова только выдают слабость ликвидаторов. Есть решения партии, проведенные меньшевиками, — например, решение о муниципализации, принятое в Стокгольме в 1906 году . Это общеизвестно. Многие большевики этого решения не разделяют. Но никто из них не отрицает, что это — решение партии. Точно так же ре­шением партии является и решение 1908 года о ликвидаторстве. Всякие увертки по этому вопросу означают лишь желание ввести рабочих в заблуждение.

Кто хочет признавать партию не только на словах, тот не допустит здесь никаких уверток и добьется истины о решении партии по вопросу о ликвидаторстве. К этому решению с 1909 года примкнули все партийные меньшевики во главе с Плехановым,

„39 "


который и в своем издании «Дневник» и в целом ряде других марксистских издании разъяснял многократно и вполне определенно, что не может быть в партии тот, кто ее ликвидирует.

Плеханов был и останется меньшевиком. Значит, обычные ссылки ликвидаторов на «большевистский» характер решения партии в 1908 году неверны вдвойне.



Чем больше бранных слов против Плеханова встречаем мы у ликвидаторов в «Луче» или в «Нашей Заре»40, тем яснее доказывает это неправоту ликвидаторов, их попытки шумом, криком и скандалом затемнить истину.

СПОРНЫЕ ВОПРОСЫ 71

Сразу удается иногда оглушить новичка такими приемами, но рабочие все же разберут­ся сами и скоро отмахнутся от брани.

Необходимо ли единство рабочих? Необходимо.

Возможно ли единство рабочих без единства рабочей организации? Ясно, что невоз­можно.

Что мешает единству рабочей партии? Споры из-за ликвидаторства.



Значит, рабочие должны разобраться в этих спорах, чтобы самим решить судьбу своей партии и отстоять ее.

Первый шаг к этому — ознакомиться с первым решением партии о ликвидаторстве. Это решение рабочие должны твердо знать и внимательно обдумать, отбрасывая всякие попытки увернуться от вопроса или отвести в сторону. Обдумав это решение, всякий рабочий начнет понимать, в чем суть вопроса о ликвидаторстве, почему этот вопрос такой важный и такой «больной», почему больше четырех лет эпохи реакции этот во­прос стоит перед партией.



В следующей статье мы рассмотрим другое важное решение партии о ликвидаторст­ве, принятое около трех с половиной лет тому назад, а затем перейдем к фактам и до­кументам, определяющим теперешнее положение вопроса.

П. РЕШЕНИЕ 1910 ГОДА

В первой статье («Правда» № 289) мы привели первый и основной документ, с кото­рым необходимо ознакомиться рабочим, желающим доискаться правды в современных спорах, именно: решение партии по вопросу о ликвидаторстве от декабря 1908 года.

Теперь мы приведем и рассмотрим другое, не менее важное, решение партии по то­му же вопросу, принятое три с половиной года тому назад, в январе 1910 года . Осо­бенное значение имеет это решение потому, что оно было принято единогласно: все без исключения большевики, затем все так называемые впередовцы и, наконец (это всего важнее), все без исключения меньшевики и нынешние ликвидаторы, а также все «на­циональные»

72 В. И. ЛЕНИН

(т. е. еврейские, польские и латышские) марксисты приняли это решение. Приводим полностью самое важное место из этого решения:

«Историческая обстановка социал-демократического движения в эпоху буржуазной контрреволюции неизбежно порождает, как проявление буржуазного влияния на пролетариат, с одной стороны, отрицание нелегальной социал-демократической партии, принижение ее роли и значения, попытки укоротить про­граммные и тактические задачи и лозунги последовательной социал-демократии и т. д.; с другой сторо­ны, отрицание думской работы социал-демократии и использования легальных возможностей, непони­мание важности того и другого, неумение приспособить последовательно социал-демократическую так­тику к своеобразным историческим условиям современного момента и т. д.



Неотъемлемым элементом социал-демократической тактики при этих условиях является преодоление обоих уклонений путем расширения и углубления с.-д. работы во всех областях классовой борьбы проле­тариата и разъяснение опасности этих уклонений»42.

Из этого решения ясно видно, что три с половиной года тому назад все марксисты единогласно, в лице всех течений без исключения, должны были признать два уклоне­ния от марксистской тактики. Оба уклонения были признаны опасными. Оба уклонения объяснены не случайностью, не злой волей отдельных лиц, а «исторической обстанов­кой» рабочего движения в переживаемую нами эпоху.

Мало того. В единогласном решении партии указано классовое происхождение и значение этих уклонений. Ибо марксисты не ограничиваются голым и бессодержатель­ным указанием на развал и распад. Все видят, что в головах многих сторонников демо­кратии и социализма царит распад, безверие, уныние, недоумение. Недостаточно при­знать это. Необходимо понять, каково классовое происхождение разброда и распада, какие классовые интересы из непролетарской среды питают «смуту» среди друзей про­летариата.

И решение партии три с половиной года тому назад дало ответ на этот важный во­прос: уклонения от марксизма порождает «буржуазная контрреволюция», их порождает «буржуазное влияние на пролетариат».

СПОРНЫЕ ВОПРОСЫ 73

Каковы же эти уклонения, грозящие отдать пролетариат под влияние буржуазии?



/-ν 43

Одно из этих уклонении, связанное с «впередовством» и состоящее в отрицании дум­ской работы с.-д. и использования легальных возможностей, исчезло почти совершен­но. В России никто из с.-д. не проповедует более этих ошибочных, не марксистских взглядов. «Впередовцы» (в том числе Алексинский и др.) стали работать в «Правде» наряду с партийными меньшевиками.



Другое же уклонение, указанное в решении партии, есть именно ликвидаторство. Это ясно из указаний на «отрицание» подполья и на «принижение» его роли и значе­ния. Наконец, мы имеем самый точный документ, три года тому назад опубликован­ный и никем не опровергнутый, документ, исходящий от всех «национальных» мар­ксистов и от Троцкого (свидетелей, лучше которых ликвидаторы не могут и предста­вить); документ этот заявляет прямо, что «по существу было бы желательно назвать ликвидаторством указанное в резолюции течение, с которым необходимо бороться...».

Итак, вот основной и важнейший факт, который должен быть знаком всякому, же­лающему разобраться в современных спорах: три с половиной года тому назад партия единогласно признала ликвидаторство «опасным» уклонением от марксизма, уклоне­нием, с которым необходимо бороться, которое выражает «буржуазное влияние на про­летариат».

Интересы буржуазии, настроенной против демократии, настроенной вообще контр­революционно, требуют ликвидации, распущения старой партии пролетариата. Буржуа­зия всячески распространяет и поддерживает все идеи, направленные к ликвидаторст­ву партии рабочего класса. Буржуазия стремится к тому, чтобы посеять отречение от старых задач, чтобы «укоротить», обрезать, обкорнать, выхолостить их, чтобы поста­вить примирение или соглашение с Пуришкевичами и К на место решительного уст­ранения основ их власти.

Ликвидаторство и есть проведение этих буржуазных идей отречения и ренегатства в среду пролетариата.

74 В. И. ЛЕНИН

Вот каково классовое значение ликвидаторства, указанное единогласным решением партии три с половиной года тому назад. Вот в чем видит вся партия глубочайший вред и опасность ликвидаторства, его губительное действие на рабочее движение, на спло­чение самостоятельной (на деле, а не на словах) партии рабочего класса.

Ликвидаторство есть не только ликвидация (т. е. распущение, разрушение) старой партии рабочего класса, оно есть также разрушение классовой самостоятельности пролетариата, развращение его сознания буржуазными идеями.



Мы поясним наглядно эту оценку ликвидаторства в следующей статье, в которой будут приведены полностью важнейшие рассуждения ликвидаторского «Луча». А те­перь подведем краткий итог сказанному. Попытки «лучистов» вообще, господ Ф. Дана и Потресова в особенности, представить дело так, будто все «ликвидаторство» есть вы­думка, представляют из себя поразительные по своей лживости увертки, рассчитанные на полную неосведомленность читателей «Луча». На деле, помимо решения партии 1908 года, есть единогласное решение партии 1910 года, дающее полную оценку ликви­даторства, как опасного и гибельного для рабочего класса буржуазного уклонения с пролетарского пути. Скрывать или обходить эту партийную оценку могут лишь враги рабочего класса.

III. ОТНОШЕНИЕ ЛИКВИДАТОРОВ К РЕШЕНИЯМ

1908 И 1910 ГОДОВ

В предыдущей статье («Правда» № 95 (299)) мы привели точные слова единогласно­го партийного решения относительно ликвидаторства, как проявления буржуазного влияния на пролетариат.

Решение это, как мы указали, принято было в январе 1910 года. Посмотрим же те­перь на поведение тех ликвидаторов, которые имеют мужество уверять теперь, будто не было и нет никакого ликвидаторства.

В феврале 1910 года, в № 2 только что начавшего тогда выходить журнала «Наша Заря» г. Потресов



СПОРНЫЕ ВОПРОСЫ 75

писал прямо, что «нет партии, как цельной и организованной иерархии» (т. е. лестни­цы или системы «учреждений»), и что нельзя ликвидировать того, «чего на самом деле уже нет, как организованного целого» (см. стр. 61 «Нашей Зари» № 2 за 1910 год).

Это говорилось через месяц, а то и менее, после единогласного решения партии! !

А в марте 1910 года другой журнал ликвидаторов с теми же сотрудниками: Потресо-вым, Даном, Мартыновым, Ежовым, Мартовым, Левицким и К0, именно журнал «Воз­рождение» , подчеркивал и популярно объяснял слова г-на Потресова:

«Ликвидировать нечего, и, — прибавим мы (т. е. редакция «Возрождения») от себя, — мечта о вос­становлении этой иерархии в ее старом, подпольном виде просто вредная, реакционная утопия, знаме­нующая потерю политического чутья у представителей самой реалистической когда-то партии» («Воз­рождение», 1910 г., № 5, стр. 51).

Партии нет, и восстановлять ее — вредная утопия, — вот ясные, определенные сло­ва. Вот ясное и прямое отречение от партии. Отреклись (и приглашали рабочих отречь­ся) такие люди, которые бросили подполье и «мечтали» об открытой партии.

Этот уход из подполья вполне определенно и открыто поддерживал далее П. Б. Ак­сельрод в 1912 году и в «Невском Голосе»45 (1912 г., № 6), и в «Нашей Заре» (№ 6, 1912 г.).

«Толковать при таком положении дел о нефракционности, — писал П. Б. Аксельрод, — значит упо­добляться страусу, значит обманывать себя и других». «Фракционное оформление и сплочение является прямой обязанностью и неотложным долгом сторонников партийной реформы или, вернее, революции».

Итак, П. Б. Аксельрод — прямо за партийную революцию, то есть за уничтожение старой партии и за основание новой партии.

В 1913 году в № 101 «Луча» в неподписанной редакционной передовице говорилось прямо, что «кое-где в рабочей среде даже оживают и крепнут симпатии к подполью» и что это «факт прискорбный». Автор этой статьи Л. Седов сам признал, что статья «вы­звала

76 В. И. ЛЕНИН

неудовольствие» даже среди сторонников тактики «Луча» («Наша Заря», 1913 г., № 3, стр. 49). При этом объяснения самого Л. Седова были таковы, что они вызвали новое неудовольствие опять-таки сторонника «Луча», именно — Ана, который в № 181 «Лу­ча» пишет против Седова. Ан протестует против допущения Седова, будто «подполье является препятствием к политическому оформлению нашего движения, к построению рабочей с.-д. партии». Ан высмеивает Л. Седова, у которого получается «неопределен­ность» насчет того, желательно ли подполье.



Редакция «Луча» поместила к статье Ана обширное послесловие, в котором выска­зывается за Седова, находя Ана «неправым в критике Л. Седова».

Мы разберем в своем месте и рассуждения редакции «Луча» и ликвидаторские ошибки у самого Ана. Сейчас речь не об этом. Сейчас мы должны внимательно оце­нить основной и главный вывод из приведенных нами документов .

Вся партия и в 1908 и в 1910 гг. осуждает и отвергает ликвидаторство, объясняя под­робно и отчетливо, в чем классовый источник и в чем опасность этого течения. Все ли­квидаторские газеты и журналы: и «Возрождение» (1909—1910), и «Наша Заря» (1910—1913), и «Невский Голос» (1912), и «Луч» (1912—1913)", — все



В сборнике «Марксизм и ликвидаторство» Ленин заменил этот абзац, до слова «основной», сле­дующим текстом (печатается по рукописи):

«В № 8 «Живой Жизни»46 (19 июля 1913 г.) В. Засулич, повторяя десятки ликвидаторских рассужде­ний, писала: «трудно сказать, помогала или мешала новая организация (партия с.-д.)... работе». Ясно, что эти слова равносильны отречению от партии. В. Засулич оправдывает бегство из партии, говоря: органи­зации пустели «потому, что в тот момент там нечего было делать». В. 3. создает чисто анархическую теорию «широкого слоя» вместо партии. Смотри подробный разбор этой теории в № 9 «Просвещения» за 1913 год (см. Сочинения, 4 изд., том 19, стр. 354—374. Ред.).



В чем же состоит...». Ред.

В сборнике «Марксизм и ликвидаторство» добавлено: «и «Новая Рабочая Газета» (1913—1914)» с следующим подстрочным примечанием:

«См., например, № 1 «Новой Рабочей Газеты»47 за 1914 год, новогоднюю передовицу: «Путь к откры­той политической партии действия есть в то же время путь к партийному единству» (к единству строите­лей открытой партии?). Или № 5 за 1914 г.: «преодоление (всех тех препон, которые ставятся на пути к организации рабочих съездов) и есть не что иное, как самая доподлинная борьба за свободу коалиций, т. е. за легальность рабочего движения, тесно связанного с борьбой за открытое существование с.-д, ра­бочей партии»». Ред.

СПОРНЫЕ ВОПРОСЫ 77

повторяют после самых определенных и даже единогласных решений партии такие мысли и рассуждения, которые содержат явное ликвидаторство.

Несогласие с этими рассуждениями, с этой проповедью, вынуждены заявить даже сторонники «Луча». Это факт. Следовательно, кричать о «травле» ликвидаторов, как делают Троцкий, Семковский и многие другие покровители ликвидаторства, прямо не­добросовестно, ибо это — вопиющее извращение истины.



Истина, доказанная приведенными мною документами за пять с лишним лет (1908—1913), состоит в том, что ликвидаторы продолжают, в насмешку над всеми ре­шениями партии, поносить и травить партию, т. е. «подполье».

Эту истину всякий рабочий, который хочет сам разобраться со всей серьезностью в спорных и больных вопросах партии, сам решить эти вопросы, — эту истину всякий рабочий должен усвоить прежде всего, приняв для этого самостоятельные меры для изучения и проверки приведенных решений партии и рассуждений ликвидаторов. Только тот заслуживает названия члена партии и созидателя рабочей партии, кто вни­мательно изучает, обдумывает и самостоятельно решает вопросы и судьбы своей пар­тии. Нельзя относиться равнодушно к вопросу о том, партия ли «виновна» в «травле» (т. е. в слишком резких и неверных нападках) ликвидаторов или ликвидаторы виновны в прямом нарушении постановлений партии, в упорной проповеди ликвидации, т. е. раз­рушения партии.

Ясно, что партия не может существовать, не борясь изо всех сил с разрушителями партии.



Приведя документы по этому основному вопросу, мы перейдем в следующей статье к оценке идейного содержания проповеди «открытой партии».

IV. КЛАССОВОЕ ЗНАЧЕНИЕ ЛИКВИДАТОРСТВА

Мы показали в предыдущих статьях («Правда» №№289, 299 и 314), что все мар­ксисты и в 1908 ив 1910 гг. бесповоротно осудили ликвидаторство, как

78 В. И. ЛЕНИН

отречение от прошлого. Марксисты разъяснили рабочему классу, что ликвидаторство есть проведение в пролетариат буржуазного влияния. А все ликвидаторские издания, с 1909 по 1913 год, вопиющим образом нарушали и нарушают решения марксистов.

Посмотрим на лозунг: «открытая рабочая партия» или «борьба за открытую пар­тию», который до сих пор защищают ликвидаторы в «Луче» и в «Нашей Заре».

Является ли этот лозунг марксистским, пролетарским или либеральным, буржуаз­ным?

Ответа на этот вопрос надо искать не в настроениях и не в планах ликвидаторов или других групп, — а в анализе соотношения общественных сил России переживаемой нами эпохи. Значение лозунгов определяется не намерениями их авторов, а именно со­отношением сил всех классов страны.

Крепостники-помещики и их «бюрократия» враждебны всяким изменениям в духе политической свободы. Это понятно. Буржуазия по своему экономическому положе­нию в отсталой и полу крепостной стране не может не стремиться к свободе. Но бур­жуазия боится народной активности больше, чем реакции. Эту истину в особенности наглядно доказал пятый год; ее прекрасно понял рабочий класс; ее не поняли только оппортунистические и полулиберальные интеллигенты.

Буржуазия — либеральна и контрреволюционна. Отсюда ее до смешного бессиль­ный и жалкий реформизм. Мечты о реформах — и боязнь сосчитаться серьезно с кре­постниками, которые не только не дают реформ, а даже отбирают назад уже данные. Проповедь реформ — и боязнь народного движения. Стремление оттеснить крепостни­ков — и боязнь потерять их помощь, боязнь потерять свои привилегии. На этом соот­ношении классов построена система 3 июня, дающая всевластие крепостникам и при­вилегии буржуазии.

Классовое положение пролетариата совершенно исключает для него возможность «делиться» привилегиями или бояться потери их кем бы то ни было. Поэтому корыст­но-узкий, убогий и тупоумный реформизм совершенно чужд пролетариату. А крестьян­ская



СПОРНЫЕ ВОПРОСЫ 79

масса, — с одной стороны, безмерно угнетенная и вместо привилегий видящая голо­довки, а с другой стороны, безусловно мелкобуржуазная, — колеблется неизбежно ме­жду либералами и рабочими.

Таково объективное положение.

Из этого положения вытекает с очевидностью, что лозунг открытой рабочей партии, по своему классовому происхождению, есть лозунг контрреволюционных либералов. В нем нет ничего, кроме реформизма; — нет и намека на то, что пролетариат, единствен­ный вполне демократический класс, сознает свою задачу борьбы с либералами за влия­ние на всю демократию; — нет и мысли об устранении самой основы каких бы то ни было привилегий крепостников, «бюрократии» и т. д.; — нет мысли об общих устоях политической свободы и демократической конституции; — в нем есть зато молчаливое отречение от старого, а следовательно, ренегатство и распущение (ликвидация) рабочей партии.



Говоря короче: этот лозунг несет в рабочую среду в эпоху контрреволюции пропо­ведь именно того, что делает в своей среде либеральная буржуазия. Поэтому, если бы ликвидаторов не было, то умные буржуа-прогрессисты должны бы были отыскать или нанять интеллигентов для несения в рабочий класс такой проповеди!

Только безголовые люди могут сравнивать слова ликвидаторов с мотивами ликви­даторов. Надо сравнивать их слова с делами либеральной буржуазии и с ее объектив­ным положением.

Взгляните на эти дела. В 1902 году буржуазия — за подполье. Струве послан ею из­давать подпольное «Освобождение» . Когда рабочее движение приводит к 17 октяб­ря49, либералы и кадеты бросают подполье, а затем отрекаются от него, объявляют его ненужностью, безумием, грехом и безбожием («Вехи» ) . Вместо подполья у либе­ральной буржуазии является

В сборнике «Марксизм и ликвидаторство» слово «Вехи» опущено и вставлено следующее под­строчное примечание:

«Есть замечательная книга «Вехи», выдержавшая массу изданий и дающая прекрасную сводку этих идей контрреволюционного либерализма». Ред.

80 В. И. ЛЕНИН



борьба за открытую партию. Это — исторический факт, подтверждаемый неустанны­ми попытками легализации кадетов (1905—1907) и прогрессистов (1913).

У к.-д. мы видим «открытую работу и тайную организацию ее»; добренький, т. е. бессознательный, ликвидатор А. Власов только пересказал «своими словами» дела ка­детские.

Почему же либералы отреклись от подполья и приняли лозунг «борьбы за открытую партию»? Не потому ли, что Струве — изменник? Нет. Как раз наоборот. Струве пере­метнулся, потому что повернула вся буржуазия. А она повернула, 1) ибо получила при­вилегии 11 декабря 1905 г. и даже 3 июня 1907 г. получила положение терпимой оп­позиции; 2) ибо сама смертельно испугалась народного движения. Лозунг «борьба за открытую партию» в переводе с «высокой политики» на простой и наглядный язык значит вот что:

— Господа помещики! не думайте, что мы вас сжить со свету хотим. Нет. Подвинь­тесь чуточку, чтоб и нам, буржуа, сидеть можно было (открытая партия), — мы тогда вас будем защищать впятеро «умнее», хитрее, «научнее», чем Тимошкины и саблеров-ские батюшки .

Подражая кадетам, лозунг «борьбы за открытую партию» приняли мелкие буржуа, народники. В августе 1906 года г. Пешехонов и компания «Русского Богатства» отре­каются от подполья, провозглашают «борьбу за открытую партию», урезывают из сво­ей программы последовательно демократические, «подпольные», лозунги.

В результате реформистской болтовни этих мещан о «широкой и открытой партии» они явно для всех остались без всякой партии, без всякой связи с массами, а кадеты бросили даже и мечтать о такой связи.



Так и только так, через анализ положения классов, через общую историю контррево­люции, можно прийти в пониманию ликвидаторства. Ликвидаторы — это мелкобуржу­азные интеллигенты, посланные буржуазией нести либеральный разврат в рабочую среду. Ликвидаторы — изменники марксизма и изменники демократии. Лозунг «борь­бы за открытую партию» у них (как

СПОРНЫЕ ВОПРОСЫ 81

и у либералов, как и у народников) есть прикрытие отречения от прошлого и разрыва с рабочим классом. Это — факт, доказанный и выборами по рабочей курии в IV Думу и историей возникновения рабочей газеты «Правда». Связь с массами явно для всех ока­залась только у людей, которые от прошлого не отрекались и исключительно в его ду­хе, для его усиления, укрепления и развития умели использовать «открытую работу» и всяческие «возможности».

В эпоху третьеиюньской системы это и не могло быть иначе.

Об «урезывании» программы и тактики ликвидаторами (т. е. либералами) мы пого­ворим в следующей статье.

V. ЛОЗУНГ «БОРЬБЫ ЗА ОТКРЫТУЮ ПАРТИЮ»

В предыдущей статье («Правда» № 122) мы рассмотрели объективное, т. е. опреде­ляемое отношением классов, значение лозунга «открытая партия» или «борьба за от­крытую партию». Этот лозунг есть рабское повторение тактики буржуазии, для кото­рой он является правильным выражением ее отречения от революции или ее контрре­волюционности.



Рассмотрим некоторые, особенно ходкие у ликвидаторов, попытки защищать лозунг «борьбы за открытую партию». И Маевский, и Седов, и Дан, и все «лучисты» старают­ся смешать открытую партию с открытой работой или деятельностью. Такое смеше­ние есть прямо софистика, игра, обман читателя.

Во-первых, открытая деятельность с.-д. для периода 1904—1913 гг. есть факт. От­крытая партия есть фраза интеллигентов, прикрывающая отречение от партии. Во-вторых, партия неоднократно осуждала ликвидаторство, т. е. лозунг открытой партии. Но партия не только не осуждала открытой деятельности, а напротив — осуждала тех, кто забрасывает ее или отрекается от нее. В-третьих, в 1904—1907 гг. открытая дея­тельность была особенно развита у всех с.-д. Но ни одно течение, ни одна фракция с.-д. не выдвигала тогда лозунга «борьбы за открытую партию»!

82 В. И. ЛЕНИН

Это — исторический факт. Над ним надо подумать тем, кто хочет понять ликвида­торство.

Мешало ли открытой деятельности в 1904—1907 гг. отсутствие лозунга «борьбы за открытую партию»? Нисколько.

Почему у с.-д. не возникало тогда подобного лозунга? Именно потому, что тогда еще не было разгула контрреволюции, увлекшей часть с.-д. в оппортунизм крайней степени. Тогда слишком ясно было, что лозунг «борьбы за открытую партию» есть оп­портунистическая фраза, есть отречение от «подполья».

Вникните же, господа, в смысл этого исторического поворота: в эпоху 1905 года, при блестящем развитии открытой деятельности, нет лозунга «борьбы за открытую пар­тию»; в эпоху контрреволюции, при более слабом развитии открытой деятельности, по­является у части с.-д. (вслед за буржуазией) лозунг отречения от «подполья» и «борьбы за открытую партию».

Неужели смысл и классовое значение такого поворота могут еще быть неясны?

Наконец, четвертое и самое главное обстоятельство. Открытая деятельность воз­можна (и наблюдается) двоякая, в двух диаметрально противоположных направлениях: такая, которая ведется в защиту старого и целиком в духе его, во имя его лозунгов и тактики, и такая, которая ведется против старого, во имя отречения от него, умаления его роли, его лозунгов и так далее.

Наличность этих двух принципиально враждебных и непримиримых видов открытой деятельности есть самый бесспорный исторический факт для эпохи с 1906 года (кадеты и г. Пешехонов с К0) до 1913 года («Луч», «Наша Заря»). Можно ли поэтому без улыб­ки слушать простачка (или человека, прикидывающегося на время простачком), когда он говорит: о чем тут спорить, ежели и те и другие ведут открытую деятельность? Именно о том тут спорят, любезнейший, в защиту ли «подполья» и в его духе или в умаление его, против него, не в его духе, следует вести эту деятельность! Спор идет только — всего «только»! — о том, в либе-

СПОРНЫЕ ВОПРОСЫ 83

ральном или в последовательно демократическом духе ведется данная открытая работа. Спор идет «только» о том, возможно ли ограничиваться открытой работой: вспомните господина либерала Струве, который не ограничивался ею в 1902 году и вполне «огра­ничился» в 1906—1913 годах!

Наши ликвидаторы из «Луча» никак не могут понять, что лозунг «борьбы за откры­тую партию» есть проведение в рабочую среду либеральных (струвенских) идей, при­наряженных в лоскутья «почти марксистских» словечек.

Или вот возьмите рассуждение самой редакции «Луча» в ее ответе Ану (№ 181):

«... С.-д. партия не исчерпывается теми немногими товарищами, которых действительность вынужда­ет работать в подполье. Ведь если бы подпольем исчерпывалась партия, то сколько же членов она на­считывала бы? 2—3 сотни? А куда же делись бы те тысячи, если не десятки тысяч рабочих, которые фак­тически на своих плечах выносят всю с.-д. работу?».



Для думающего человека одного этого рассуждения достаточно, чтобы признать его авторов либералами. Во-первых, они говорят заведомую неправду о «подполье»: в нем далеко не «сотни». Во-вторых, везде в мире число членов партии «узко» по сравнению с числом рабочих, ведущих с.-д. работу. Например, в Германии в с.-д. партии только 1 миллион членов, а голосов за с.-д. подают около 5 миллионов, пролетариев же около 15 миллионов. Пропорция числа членов партии к числу с.-д. определяется в разных стра­нах различием исторических условий. В-третьих, ничего другого, заменяющего «под­полье», у нас нет. Значит, «Луч» против партии ссылается на беспартийных или вне­партийных рабочих. Это и есть обычный прием либерала, старающегося отколоть мас­су от ее сознательного передового отряда. «Луч» не понимает отношения партии к классу, как не понимали этого «экономисты» 1895—1901 годов. В-четвертых, «с.-д. ра­бота» пока у нас только тогда есть действительно социал-демократическая работа, ко­гда она ведется в духе старого, во имя его лозунгов.

84 В. И. ЛЕНИН



Рассуждения «Луча» есть рассуждения либеральных интеллигентов, которые, не же­лая войти в действительно существующую партийную организацию, пытаются разру­шить эту организацию, натравливая на нее беспартийную, распыленную, малосозна­тельную толпу. Так поступают и немецкие либералы, говорящие, что с.-д. не предста­вители пролетариата, ибо у них «только» пятнадцатая часть в «партии»!

Возьмите еще более обычное рассуждение «Луча»: «мы» за открытую партию, «как и в Европе». Либералы и ликвидаторы хотят конституции и открытой партии, «как в Европе» сегодня; но они не хотят того пути, которым Европа пришла к этому сегодня.

Ликвидатор и бундист Косовский в «Луче» учит нас примеру австрийцев. Он забы­вает только, что у австрийцев конституция есть с 1867 года, и ее не могло быть без: 1) движения 1848 года, 2) без глубокого государственного кризиса 1859—1866 годов, ко­гда слабость рабочего класса позволила Бисмарку и К0 выпутаться посредством зна­менитой «революции сверху». Что же выходит из поучений Косовского, Дана, Ларина и всех «лучистов»?



Только то, что они помогают разрешению нашего кризиса в духе непременно «рево­люции сверху»! Но подобная их работа и есть «работа» столыпинской рабочей партии.

Куда ни кинь — везде мы видим у ликвидаторов отречение и от марксизма и от де­мократии.



В следующей статье мы рассмотрим подробно их рассуждение о необходимости урезать наши, социал-демократические, лозунги.

VI

Нам предстоит рассмотреть урезывание марксистских лозунгов у ликвидаторов. Лучше бы всего взять для этого решения их августовской конференции, но по понят­ным причинам разбор этих решений возможен только в зарубежной печати. Здесь же приходится



СПОРНЫЕ ВОПРОСЫ 85

взять «Луч», который в статье Л. С. (№ 108 (194)) дал замечательно точное изложение всей сути, всего духа ликвидаторства. Г-н Л. С. пишет:

«... Депутат Муранов пока признает только три частичных требования, те три кита, на которых, как известно, была основана избирательная платформа ленинцев: полная демократизация государственного строя, восьмичасовой рабочий день и передача земли крестьянам. На этой точке зрения продолжает сто­ять и «Правда». Между тем мы, как и вся европейская социал-демократия» (читай: «мы, как и Милюков, уверяющий, что у нас есть, слава богу, конституция»), «в выдвигании частичных требований видим аги­тационное средство, которое только тогда может иметь успех, когда оно считается с повседневной борь­бой рабочих масс. Только то, что, с одной стороны, имеет принципиальное значение для дальнейшего развития рабочего движения, а с другой, может стать злободневным для массы, — мы считаем возмож­ным выдвинуть, как именно то частичное требование, которое в данный момент должно сосредоточить на себе внимание социал-демократии. Из трех требований, выдвигаемых «Правдой», только одно — восьмичасовой рабочий день — играет и может играть роль в повседневной борьбе рабочих. Другие два требования в данный момент могут служить предметом пропаганды, но не предметом агитации. О раз­нице между пропагандой и агитацией смотри блестящие страницы в брошюре «Борьба с голодом» Г. В. Плеханова» (не туда попал Л. С: ему «больно» вспомнить полемику Плеханова в 1899—1902 гг. с «эко­номистами», коих Л. С. переписывает!).

«Кроме восьмичасового рабочего дня таким частичным требованием, выдвинутым как потребностями рабочего движения, так и всем ходом русской жизни, является требование свободы коалиции, свободы всяческой организации, с относящейся сюда свободой собраний и слова, устного и печатного».

Вот вам тактика ликвидаторов. «Злободневным для массы», изволите видеть, не яв­ляется; «потребностями рабочего движения» и «всем ходом русской жизни» не выдви­гается — ни то, что Л. С. описывает словами «полная демократизация и т. д.», ни то, что он называет «передачей земли крестьянам»!! Как стары эти рассуждения и как они знакомы тем, кто помнит историю русской марксистской практики, ее многолетнюю борьбу с «экономистами», отрекавшимися от задач демократии! Как талантливо пере­писывает «Луч» взгляды Прокоповича и Кусковой, пытавшихся тогда увлечь рабочих на либеральный путь!

86 В. И. ЛЕНИН

Но разберем внимательнее рассуждение «Луча». С точки зрения здравого смысла, это рассуждение прямо какое-то сумасшедшее. Неужели, в самом деле, можно, не сой­дя с ума, утверждать, что указанное «крестьянское» (т. е. в пользу крестьян направлен­ное) требование не «злободневно для массы»? не «выдвигается потребностями рабочего движения и всем ходом русской жизни»? Это не только неправда, это — вопиющая не­лепость. Вся история XIX века в России, весь «ход русской жизни» выдвинули этот во­прос, сделали его злободневным и злободневнейшим, это отразилось и на всем законо­дательстве России. Как мог «Луч» прийти к такой чудовищной неправде?

Он должен был прийти к ней, ибо «Луч» порабощен либеральной политикой, а либе­ралы верны себе, когда они отвергают (или отодвигают — подобно «Лучу») крестьян­ское требование. Либеральная буржуазия делает это, ибо ее классовое положение за­ставляет ее подлаживаться к помещикам и быть против народного движения.

«Луч» несет рабочим идеи либеральных помещиков и совершает измену по отноше­нию к демократическому крестьянству.

Далее. Неужели «злободневна» только свобода союзов? а неприкосновенность лич­ности? а отмена усмотрения и произвола? а всеобщее и т. д. избирательное право? а единая палата? и т. д.? Всякий грамотный рабочий, всякий, помнящий недавнее про­шлое, прекрасно знает, что все это — злободневно. В тысячах статей и речей все либе­ралы признают, что все это — злободневно. Почему же «Луч» объявил злободневной одну, хотя бы и важнейшую us свобод, а коренные условия политической свободы, де­мократии и конституционного строя вычеркнул, отодвинул, сдал в архив «пропаган­ды», убрал прочь из агитации?

Потому и только потому, что «Луч» не приемлет неприемлемого для либералов.

С точки зрения злободневности для масс потребностей рабочего движения и хода русской жизни нет разницы между тремя требованиями Муранова и «Правды»

СПОРНЫЕ ВОПРОСЫ 87

(скажем так для краткости: требования последовательных марксистов). И рабочие, и крестьянские, и общеполитические требования одинаково злободневны для масс, оди­наково выдвинуты и потребностями рабочего движения и «всем ходом русской жизни». С точки зрения «частичности», любезной нашему поклоннику умеренности и аккурат­ности, все три требования тоже одинаковы: они «частичны» по отношению к конечно­му, но они очень высоки по отношению, например, к «Европе» вообще.



Почему же «Луч» принимает 8-часовой рабочий день и отвергает остальное? Почему он решил за рабочих, что 8-часовой рабочий день «играет роль» в их повседневной борьбе, а общеполитическое и крестьянское требования не играют такой роли? Факты говорят нам, с одной стороны, что рабочие в повседневной борьбе выдвигают и обще­политическое и крестьянское требования, — ас другой стороны, что борются они час­то за более скромные сокращения рабочего дня.

В чем же дело?

Дело в реформизме «Луча», который эту свою либеральную ограниченность свали­вает, по обычаю, на «массы», на «ход истории» и пр.

Реформизм вообще состоит в том, что люди ограничиваются агитацией за измене­ния, не требующие устранения главных основ старого, господствующего класса, — из­менения, совместимые с сохранением этих основ. Восьмичасовой рабочий день со­вместим с сохранением власти капитала. Русские либералы, чтобы привлечь рабочих, сами готовы подписать («по возможности») это требование. Те же требования, за кото­рые «агитировать» «Луч» не желает, несовместимы с сохранением основ докапитали­стического, крепостнического времени.

«Луч» изгоняет из агитации именно то, что неприемлемо для либералов, не желаю­щих устранения помещичьей власти, но желающих только дележа власти и привилегий. «Луч» изгоняет именно то, что несовместимо с точкой зрения реформизма.

Вот где зарыта собака.

В. И. ЛЕНИН

Ни Муранов, ни «Правда», ни все марксисты не отвергают частичных требований. Это — пустяки. Пример — страхование. Мы отвергаем обман, народа посредством болтовни о частичных требованиях, посредством реформизма. Мы отвергаем, как уто­пический, корыстно-лживый, построенный на конституционных иллюзиях, полный ду­ха раболепства перед помещиками, либеральный реформизм в современной России. Вот в чем соль, которую запутывает и запрятывает «Луч» фразами о «частичных требова­ниях» вообще, хотя сам признает, что и Муранов и «Правда» не отвергают известных «частичных требований».

«Луч» урезывает марксистские лозунги, подгоняет их под узкую, реформистскую, либеральную мерку, проводя таким образом буржуазные идеи в рабочую среду.

Борьба марксистов с ликвидаторами есть не что иное, как выражение борьбы пере­довых рабочих с либеральными буржуа из-за влияния на народные массы, из-за поли­тического просвещения и воспитания их.


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18