Печатается по постановлению центрального комитета коммунистической партии

Главная страница
Контакты

    Главная страница


Печатается по постановлению центрального комитета коммунистической партии



страница12/18
Дата04.11.2017
Размер8,56 Mb.


1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   18


Первая страница газеты «Рабочая Правда» № 3, 16 июля 1913 г.,

со статьями В. И. Ленина «Слова и дела» (передовая), «Кадеты

об украинском вопросе» и «Новейшие данные о партиях в Германии»

Уменьшено

333


335

СЛОВА И ДЕЛА



У нас постоянно делают ту ошибку, что оценивают лозунги, тактику известной пар­тии или группы, ее направление вообще, по намерениям или мотивам, которые сама эта группа выдвигает. Такая оценка никуда не годится. Благими намерениями — это давно уже сказано — вымощен ад.

Дело не в намерениях, не в мотивах, не в словах, а в той объективной, от них незави­симой, обстановке, которая определяет судьбу и значение лозунгов, тактики или вооб­ще направления данной партии или группы.

Подойдем с этой точки зрения к разбору важнейших вопросов современного рабоче­го движения. Забастовка 1—3 июля в Петербурге охватила свыше 62-х тысяч рабочих даже по подсчетам буржуазных газет — «Речи» и «Русского Слова», которые всегда давали в подобных случаях преуменьшенные сведения.

Перед нами, следовательно, факт выступления свыше чем шестидесятитысячной массы. Как известно, непосредственным поводом был при этом протест против пресле­дований рабочей печати, ежедневных конфискаций ее и т. д. и т. п. Мы знаем также, из сообщений даже таких газет, как «Новое Время», «Речь», «Современка» , «Русское Слово», что рабочие в своих речах и пр. подчеркивали общенародное значение своего протеста.

Как же отнеслись к событию разные классы русского общества? Какую заняли они позицию?



336 В. И. ЛЕНИН

Мы знаем, что «Россия» , «Земщина» и им подобные газеты выступали с обычны­ми резко осуждающими заявлениями, — нередко с самой грубой бранью, угрозами и т. д. Это не ново. Это понятно. Это неизбежно.

Более «ново» поразительное равнодушие буржуазии, отражаемое равнодушием ли­беральных газет, причем сплошь да рядом это равнодушие сменяется отрицательным отношением, в то время, как менее важные, менее значительные по количеству участ­ников, движения рабочих (лет 17—18 тому назад) вызывали в либерально-буржуазном обществе явное сочувствие. Тут несомненный решительный поворот либерализма на­право, прочь от демократии, против демократии.

По поводу событий 1—3 июля в Петербурге одна из самых распространенных, если не самая распространенная газета в России (либеральное «Русское Слово») писала:



«Интересно отметить отношение с.-д. газет, издающихся в Петербурге, к этой забастовке. С.-д. «Правда» отводит просторное место вчерашней (писано 3 июля) забастовке, а орган группы так-наз. лик­видаторов, газета «Луч», ограничивается небольшой заметкой о забастовке, посвятив политическим за­бастовкам передовую статью («Луч» от 2 июля), в которой газета протестует против подобных выступ­лений рабочих». («Русское Слово» от 3 июля 1913 г.)

Таковы факты. Враждебность реакции. Равнодушие и отрицание либералов и ликви­даторов. Единство на деле либерализма с ликвидаторством. Единство массового рабо­чего действия, возможное только против ликвидаторов.

Исполнять свой демократический долг, служить свою службу передового отряда, обслуживать, просвещать и сплачивать массы народа пролетариат не может иначе, как в решительной борьбе с ликвидаторами, на деле вполне зависимыми от либерализма.

Либералы тоже нередко радикальничают на думской трибуне не хуже разных око­ломарксистских или колеблющихся элементов, но это не мешает либералам бороться (при помощи ликвидаторов) с внедумским демократизмом масс.

«Рабочая Правда» № 3, Печатается это тексту

16 июля 1913 г. газеты «Рабочая Правда»

337


КАДЕТЫ ОБ УКРАИНСКОМ ВОПРОСЕ

Давно уже указывалось и в печати и с думской трибуны, например, в речи с.-д. Пет-

108

ровского , на полное неприличие, реакционность и наглость выступлении некоторых влиятельных кадетов (с г. Струве во главе) по украинскому вопросу.



На днях мы встретили в официальном органе к.-д. партии — «Речи», статью посто­янного ее сотрудника, г. Мих. Могилянского, которую нельзя обойти молчанием.

Эта статья — настоящая шовинистическая травля украинцев за «сепаратизм». «Без­оглядный авантюризм», «политический бред», «политическая авантюра» — вот какими выражениями пестрит статья чистейшего нововременца г. Мих. Могилянского, прикры­вающегося плащом «демократизма»!! И конституционно-«демократическая» партия бесстыдно прикрывает эту статью, печатает ее сочувственно и молча одобряет подоб­ный оголенный шовинизм.



Г-н Мих. Могилянский указывает сам на тот факт, что на всеукраинском съезде сту­денчества109 в Львове против лозунга политической независимости. Украины выступи­ли и некоторые украинские социал-демократы в лице эмигрантов украинцев из России, выступили против социал-демократа Донцова, который предложил съезду принятую большинством всех против 2-х резолюцию о «самостийной Украине».

338 В. И. ЛЕНИН

Следовательно, нет и речи о том, чтобы все социал-демократы соглашались с Дон­цовым. Но социал-демократы спорили с Донцовым, выдвигая свои доводы, спорили на той же трибуне, убеждая ту же аудиторию.



Г-н Мих. Могилянский потерял настолько чутье азбучного политического приличия, что он бросает против Донцова и против всего съезда украинских студентов грубые, бранные слова из лексикона черносотенцев, превосходно зная, насколько невозможно для его противников опровержение взглядов «Речи», выступление перед русской ауди­торией на той же трибуне, столь же решительное, открытое, свободное.

Горе-демократы — наши кадеты! И горе-демократы те, кто терпит без самого горя­чего протеста подобные выходки кадетов. Марксисты никогда не дадут закружить себе голову национальным лозунгом — все равно, великорусским, польским, еврейским, ук­раинским или иным. Но марксисты не забывают также азбучной обязанности всякого демократа бороться против всякой травли какой бы то ни было нации за «сепаратизм», бороться за признание полного и безоговорочного равноправия наций и права их на са­моопределение.



Можно держаться разных взглядов на то, каково должно быть, с точки зрения проле­тариата, это самоопределение в каждом отдельном случае. Можно и должно спорить с национал-социалами вроде Донцова, но подлая травля за «сепаратизм», травля людей, не могущих защищаться, есть предел бесстыдства наших кадетов.

«Рабочая Правда» № 3, Печатается по тексту

16 июля 1913 г. газеты «Рабочая Правда»

Подпись: М.

339


НОВЕЙШИЕ ДАННЫЕ О ПАРТИЯХ В ГЕРМАНИИ

Германское статистическое бюро опубликовало интересные данные о выборах в парламент (рейхстаг) в 1912 году. Особенно поучительно сравнение силы различных партий в деревне и в городе.

Германская статистика относит к деревенским поселениям все, имеющие до 2000 жителей, подобно статистике большинства европейских государств и в отличие от Рос­сии, где до сих пор держится бессмысленное, казеннополицейское, произвольное отли­чие тех поселений, которые «названы» городами, независимо от числа жителей.

К мелким городам германская статистика относит поселения, имеющие от 2 до 10 тысяч жителей, а к более крупным городам поселения с 10 000 жителей и свыше.

Оказывается, что наблюдается поразительно правильное соответствие между про­грессивностью данной партии (в самом широком экономическом и политическом зна­чении понятия: «прогрессивность») и увеличением силы этой партии в городах и вооб­ще в более крупных поселениях.

Четыре группы политических партий в Германии выделяются при этом явственно:



  1. социал-демократы — единственная вполне прогрессивная и в лучшем смысле
    «народная», массовая партия наемных рабочих;

  2. «прогрессивная народная партия» — мелкобуржуазная демократическая партия,
    нечто вроде наших

340 В. И. ЛЕНИН

трудовиков (только в обстановке не крепостнического, а вполне буржуазного общест­ва);

  1. «национал-либералы» — партия крупной буржуазии, германская октябристско-
    кадетская партия;

  2. все консервативные партии, черносотенных помещиков, клерикалов, реакционных
    мещан и крестьян (антисемиты, «центр», т. е. католики, собственно консерваторы, по­
    ляки и т. п.).

Доля голосов (в процентах), полученных партиями:

В деревнях 19,0 8,8

» мелких городах 35,8 12,1

»крупных » 49,3 15,6


я

Я

я







ч

(11




щио

Ά ω Ю

о ω

las

здро

ННЫ1


о

ННЫ1

его

та

X

HIT

о

m


ω 3 S

О И H





ω

ле:

m

12

,8




58,6

0

,8




100,0

15

,ο




36,4

0

,7




100,0

13

,8




20,0

1

J




100,0

Во всей Германии.... 34,8 12,3 13,6 38,3 1,0 100,0

В Германии существует всеобщее избирательное право. Приведенная табличка ясно показывает, что германская деревня, германское крестьянство (как и крестьянство всех европейских, конституционных, цивилизованных стран) до сих пор целиком почти по­рабощены, духовно и политически, помещиками и попами.

В деревнях Германии почти /5 голосов (58,6%) подается за консервативные, т. е. по­мещичьи и поповские, партии! Крестьянин был в Европе повсюду революционен, когда он боролся с феодалами, крепостниками и помещиками. Добившись свободы и частич­ки земли, крестьянин, по общему правилу, мирился с помещиками и попами, становясь реакционером.

Но развитие капитализма начинает, в свою очередь, вырывать крестьянина из объя­тий реакции и ведет его за социал-демократами. В Германии с.-д. собрали в деревне в 1912 году уже почти пятую долю (19,0%) всех деревенских голосов.

Политическое состояние современной германской деревни, следовательно, таково. Одна пятая идет за социал-демократами, одна пятая за более или менее «либераль­ной» буржуазией, три пятых за помещиками


НОВЕЙТТТИЕ ДАННЫЕ О ПАРТИЯХ В ГЕРМАНИИ 341

и попами. Поработать над политическим просвещением деревни остается еще немало. Капитализм, разоряя мелкое крестьянство и все более придавливая его, выбивает, мож­но сказать, силой из головы реакционные предрассудки.

В мелких городах картина уже иная: социал-демократы уже обогнали либеральную буржуазию (35,8% голосов против 27%), но еще не совсем догнали консерваторов, имеющих 36,4% голосов. Мелкие города — главный оплот мещанства, преимущест­венно торгово-промышленного. Мещанство всего более колеблется, не давая устойчи­вого большинства ни консерваторам, ни социалистам, ни либеральной буржуазии.

В крупных городах — победа социал-демократии. Она ведет за собою половину на­селения (49,3% голосов), — столько же, сколько и консерваторы и либералы вместе (15,6 + 13,8 + 20 = 49,4%). Консерваторы здесь ведут за собой только одну пятую насе­ления, либеральные буржуа — три десятых, социал-демократы — половину. Если бы взять самые крупные города, то получилось бы еще несравненно более полное преоб­ладание социал-демократии.



Известно, что города во всех современных государствах и даже в России растут го­раздо быстрее, чем деревня, что города представляют из себя центры экономической, политической и духовной жизни народа и являются главными двигателями прогресса. Преобладание социал-демократии в городах ярко обрисовывает значение этой партии, как партии передовых народных масс.

В Германии в 1912 году из 65 миллионов населения только 25,9 млн. жило в дерев­нях, 12,3 млн. в мелких городах и 26,8 млн. в более крупных городах. В последние де­сятилетия, когда Германия стала государством вполне капиталистическим, сравнитель­но свободным, имеющим прочную конституцию и всеобщее избирательное право, го­родское население растет особенно быстро по сравнению с деревенским. В 1882 г. из 45 млн. в городах жило 18,9 млн., т. е. 41,8%; в 1895 г. из 52 млн. — 26, т. е. 49,8%; в 1907 г. из 62 млн. — 36,



342 В. И. ЛЕНИН

т. е. 58,1%. А население самых крупных городов, имеющих 100 000 и более жителей, составляло за эти годы — 3—7—12 млн., т. е. 7,4% — 13,6% — 19,1% всего населения. За 25 лет все население возросло на 36,5%, население городов на 89,6%, а население самых крупных городов на 254,4%.

Интересно, наконец, отметить, что чисто буржуазные партии в современной буржу­азной Германии имеют за собой меньшинство населения. Во всей Германии в 1912 го­ду с.-д. получили более трети общего числа поданных голосов (34,8%), консерваторы (т. е. главным образом помещики и попы) немного менее двух пятых (38,3%), а все ли­берально-буржуазные партии только одну четверть голосов (25,9%).

Как это объяснить? Почему в буржуазной Германии, в стране особенно быстро раз­вивающегося капитализма, более чем 60 лет спустя после революции (буржуазной ре­волюции 1848 года) господствуют помещичьи и клерикальные, а не чисто буржуазные политические партии?

Самое главное для объяснения этого явления указал уже К. Маркс в 1848 году: гер­манская буржуазия, напуганная самостоятельностью пролетариата, увидевшая, что де­мократическими учреждениями пользуются рабочие для себя и против капиталистов, отвернулась от демократии, позорно предала свободу, которую раньше защищала, и повернула к лакейству перед помещиками и клерикалами110. Известно, что русская буржуазия с 1905 года эти лакейские политические стремления и лакейские политиче­ские идеи развивает еще усерднее, чем германская.

«Рабочая Правда» № 3, Печатается по тексту

16 июля 1913 г. газеты «Рабочая Правда»

Подпись: В. И.

343


РАЗОБЛАЧЕНИЕ АНГЛИЙСКИХ ОППОРТУНИСТОВ

В Англии состоялись недавно дополнительные выборы в парламент в городе Лесте­ре (Leicester).

Выборы эти имеют громадное принципиальное значение, и всякий социалист, инте­ресующийся важнейшим вопросом об отношении пролетариата к либеральной буржуа­зии вообще и об английском социалистическом движении в частности, должен внима­тельно вдуматься в лёстерские выборы.

Избирательный округ Лестера посылает в парламент двух членов, и каждый избира­тель имеет два голоса. Таких округов в Англии немного, но они как раз особенно бла­гоприятствуют молчаливому блоку (союзу) социалистов с либералами, что подчеркива­ет английский корреспондент лейпцигской «Народной Газеты». Именно от таких окру­гов прошли в парламент виднейшие вожди так называемой «Независимой» (независи­мой от социализма, но зависимой от либерализма) рабочей партии. И Кейр-Гарди, и Филипп Сноуден, и Рамсей Макдональд — вожди «Независимой рабочей партии» прошли от таких округов.



А в этих округах господствующие либералы дают директиву (указание) своим изби­рателям: один голос за социалиста, один за либерала, — разумеется, если социалист этот — «разумный», умеренный, «независимый», а не какой-нибудь непримиримый эс­дек, которого английские либералы и ликвидаторы не хуже русских умеют ругать анархо-синдикалистом и т. п. !

344 В. И. ЛЕНИН

Фактически проводится, следовательно, блок либералов с умеренными, оппортуни­стическими социалистами. Фактически английские «независимцы» (к которым такую нежность питают наши ликвидаторы) зависят от либералов. Поведение «независим-цев» в английском парламенте постоянно подтверждает эту зависимость.

И вот, депутат «независимых» от Лестера, сам вождь партии Макдональд, сложил с себя мандат по личным причинам.

Как быть?

Либералы выставили, разумеется, своего кандидата.

Лестер — фабричный город с пролетарским преимущественно населением.

Местная организация «независимцев» собирает конференцию и 67 голосами против 8 постановляет выставить своего кандидата. Сказано — сделано. Выставляют Банто-на, члена городской думы, видного деятеля «Независимой рабочей партии».

Тогда Центральный комитет этой партии, от которого зависит выдача денег на вы­боры (а выборы в Англии очень дороги!), отказывается утвердить кандидатуру Банто-на!!

Центральный комитет оппортунистов пошел против местных рабочих.

Лёстерская организация другой английской социалистической партии, не оппорту­нистической, действительно независимой от либералов, посылает своего представите­ля к лёстерским «независимцам» и предлагает им поддержать кандидатуру своего чле­на, члена «Британской социалистической партии» Гартли (Hartley), очень популярного деятеля рабочего движения, бывшего члена «Независимой рабочей партии», покинув­шего ее из-за ее оппортунизма.



Лёстерская организация «Независимой рабочей партии» в трудном положении: всей душой она за Гартли, но... но дисциплина своей партии, решение ЦК! Лёстерцы нашли выход: собрание закрыли и, как частные люди, высказались все за Гартли. На другой день громадное собрание рабочих одобрило кандидатуру

РАЗОБЛАЧЕНИЕ АНГЛИЙСКИХ ОППОРТУНИСТОВ 345

Гартли. Сам Бантон послал телеграмму, что голосует за Гартли. Профессиональные союзы Лестера высказываются за Гартли.

Вмешивается парламентская фракция «независимцев» и публикует в либеральной печати (так же, как наша «Речь» и «Современка», помогающие оппортунистам) свой протест против кандидатуры Гартли, против «подрыва» Макдональда! !

Выборы дали, конечно, победу либералам. Они получили 10 863 голоса, консервато­ры — 9279, а Гартли — 2580.



Сознательные рабочие разных стран нередко «терпимо» относятся к английским не-зависимцам. Это большая ошибка. Измена независимцев рабочему делу в Лестере не случайность, а результат всей оппортунистической политики «Независимой рабочей партии». Сочувствие всех действительных социал-демократов должно быть на стороне тех английских с.-д., которые решительно борются против либерального развращения рабочих «Независимой» рабочей партией в Англии.

«Рабочая Правда» № 3, Печатается по тексту

16 июля 1913 г. газеты «Рабочая Правда»

Подпись: К. Τ.

346


ИДЕИ ПЕРЕДОВОГО КАПИТАЛА

Один из виднейших и богатейших купцов в Америке, некто Эдуард Альберт Филена, вице-председатель международного съезда торговых палат, совершает теперь объезд Парижа, Берлина и других крупнейших центров Европы, чтобы лично сблизиться с влиятельнейшими представителями торгового мира.

На банкетах, которые устраивают, как водится, богатейшие люди Европы одному из богачей Америки, этот последний развивает свои «новые» идеи о мировой мощи купца. Орган биржевого капитала Германии, «Франкфуртская Газета»111 подробно пересказы­вает мысли американского «передового» миллионера.

Мы переживаем — ораторствовал он — великое историческое движение, которое кончится переходом всей власти над современным миром к представителям торгового капитала. Мы — самые ответственные люди в мире, мы должны поэтому стать самыми влиятельными и политически.

Растет демократия, растет сила масс — рассуждал мистер Филена (немножечко, должно быть, склонный считать эти «массы» простофилями). Растет дороговизна жиз­ни. Парламентаризм и ежедневная, в миллионах экземпляров распространяемая, печать все обстоятельнее осведомляют массы народа.

Массы добиваются себе участия в политической жизни, расширения избирательного права, введения подоходного налога и т. д. В руки масс, т. е. в руки

ИДЕИ ПЕРЕДОВОГО КАПИТАЛА 347

наших служащих, — умозаключал почтенный оратор — должна перейти власть над всем миром.

Естественными вождями масс должны быть предприниматели и купцы, которые все лучше и лучше учатся понимать общность своих интересов и интересов массы. (Заме­тим в скобках, что ловкий г. Филена, владелец гигантского торгового дома с 2500 слу­жащих, «организовал» своих служащих в «демократическую» организацию с участием в прибылях и т. п. Считая своих служащих безнадежными простофилями, мистер Фи­лена уверен, что они вполне удовлетворены и бесконечно благодарны «отцу-благодетелю»...)

Повышение платы, улучшение условий труда — вот что привяжет к нам служащих, говорил г. Филена, вот что обеспечит нам власть над всем миром. На службу к нам пойдет все, что есть только талантливого в мире.

Нам нужна организация и организация, — сильная, демократическая организация и национальная и интернациональная (международная), — восклицал американец. И он призывал торговый мир Парижа, Берлина и т. д. к реорганизации международных тор­говых палат. Они должны объединить торговцев и предпринимателей всех цивилизо­ванных стран в единую, могучую организацию. Все серьезные интернациональные во­просы должны обсуждаться и решаться ею.

Таковы идеи «передового» капиталиста, г-на Филены.

Читатель видит, что эти идеи — маленькое, узкое, однобокое, корыстно-убогое при­ближение к идеям марксизма, высказанным более 60 лет тому назад. «Мы» такие мас­тера разносить и опровергать Маркса; «мы», цивилизованные купцы и профессора по­литической экономии, совсем его опровергли!.. А в то же время мы его по мелочам об­крадываем и хвастаем на весь мир своей «прогрессивностью»...



Почтеннейший г. Филена! Окончательно ли уверены вы в том, что рабочие всего мира совсем уже простофили?

«Рабочая Правда» № 4, Печатается по тексту

17 июля 1913 г. газеты «Рабочая Правда»

Подпись: W.

348


ЧТО МОЖНО СДЕЛАТЬ ДЛЯ НАРОДНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

В западных государствах распространено не мало гнилых предрассудков, от которых свободна святая матушка Русь. Там полагают, например, что громадные публичные библиотеки, с сотнями тысяч и миллионами томов, вовсе не должны составлять дос­тояния только кучки ученых или якобы ученых, пользующихся этими библиотеками. Там задаются странной, непонятной, дикой целью — сделать эти громадные необъят­ные библиотеки доступными не для цеха ученых, профессоров и т. п. специалистов, а для массы, для толпы, для улицы.

Какая профанация библиотечного дела! Какое отсутствие «порядка», коим справед­ливо можем гордиться мы. Вместо правил, обсуждаемых и вырабатываемых десятком чиновничьих комиссий, изобретающих сотни формальностей и ограничений для поль­зования книгами, — устремлять внимание на то, чтобы даже дети могли пользоваться богатыми коллекциями книг; заботиться о том, чтобы читатели у себя на дому могли читать казенные книги; видеть гордость и славу публичной библиотеки не в том, сколько в ней редкостей, сколько каких-нибудь изданий XVI века или рукописании X века, а в том, как широко обращаются книги в народе, сколько привлечено новых чита­телей, как быстро удовлетворяется любое требование на книгу, сколько книг роздано на дом, сколько детей привлечено к чтению и пользованию библиотекой... Странные предрассудки



ЧТО МОЖНО СДЕЛАТЬ ДЛЯ НАРОДНОГО ОБРАЗОВАНИЯ 349

распространены в западных государствах, и нельзя не порадоваться, что наше попечи­тельное начальство охраняет нас заботливо и тщательно от влияния этих предрассуд­ков, охраняет наши богатые публичные библиотеки от улицы, от черни!

Передо мной лежит отчет нью-йоркской публичной библиотеки за 1911 год.

В этом году публичную библиотеку в Нью-Йорке перевели из двух старых зданий в одно новое, построенное городом. Все число томов достигает теперь приблизительно двух миллионов. Случилось так, что первую книгу из читального зала для посетителей затребовали на русском языке. Это было сочинение Н. Грота: «Нравственные идеалы нашего времени». Требовательный билетик на книгу был подан в 9 часов 8 минут утра. Книга была прислана читателю в 9 часов 15 минут.

За год посетило библиотеку 1 658 376 человек. Читателей в читальном зале было 246 950, взявших для чтения 911 891 том.

Но это еще небольшая доля книжного оборота библиотеки. Посещать библиотеку могут немногие. Разумная постановка образовательного дела измеряется тем, сколько книг выдается на дом читателям, — какие удобства предоставляются большинству на­селения.

Нью-йоркская публичная библиотека имеет в трех округах Нью-Йорка, Манхаттане, Бронксе и Ричмонде (с общим населением почти в три миллиона человек), сорок два отделения, а вскоре будет их иметь 43. Систематически преследуется при этом та цель, чтобы каждый житель не дальше чем за три четверти версты от своего дома, — т. е. не более чем в десяти минутах ходьбы, — имел отделение публичной библиотеки, яв­ляющееся центром всякого рода учреждений и предприятий по народному образова­нию.

За 1911 год было выдано на дом почти восемь миллионов — 7 914 882 — томов, на четыреста тысяч больше, чем в 1910 году. На каждую сотню жителей, всех возрастов и обоего пола, приходится по 267 книг, выданных за год для чтения на дому.



350 В. И. ЛЕНИН

Каждое из 42 отделений библиотеки не только дает возможность на месте читать справочные книги и получать книги на дом, но является также помещением для вечер­них лекций, для народных собраний, для разумных развлечений.

В нью-йоркской публичной библиотеке книг на восточных языках около 15 000, на еврейском — около 20000, на славянских — около 16 000. В главном читальном зале на открытых полках стоит, для свободного всеобщего пользования, около 20000 томов.

Для детей публичная библиотека в Нью-Йорке устроила особый читальный зал — центральный, с постепенным открытием таковых и при отделениях. Библиотекари за­ботятся о всяческих удобствах для детей и дают им справки. Всего было взято детьми книг на дом 2 859 888 томов, немногим менее трех миллионов (больше трети общего). Число детей, посетителей читального дома, достигло 1 120 915.

Что касается потери книг, то публичная библиотека в Нью-Йорке определяет число теряемых книг в 70 — 80 — 90 на каждые 100000 выдаваемых на дом книг.

Вот какие порядки существуют в Нью-Йорке. А у нас?



«Рабочая Правда» № 5, Печатается по тексту

18 июля 1913 г. газеты «Рабочая Правда»

Подпись: W.

351


ОДНА ИЗ «МОДНЫХ» ОТРАСЛЕЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ

Капиталистическое производство развивается скачками и порывами. То «блестя­щий» расцвет промышленности, то крах, кризис, безработица. Иначе не может быть при такой системе хозяйства, когда отдельные, раздробленные и независимые друг от друга хозяева «работают» на неизвестный рынок, распоряжаясь на правах частной соб­ственности объединенным трудом тысяч и тысяч рабочих в крупных предприятиях.

Пример «модной» промышленности, которая развивается теперь особенно быстро, идя на всех парах к краху, это — автомобильная промышленность. В Германии, напри­мер, число автомобилей всех видов, считая и мотоциклеты, было 27 тысяч в 1907 году и уже 70 тысяч в 1912 году.

Во Франции и в Англии автомобили гораздо более распространены. Вот сравнитель­ные данные: Германия — 70 тыс., Франция — 88 тыс., Англия — 175 тыс.

Итак, по отношению к числу жителей Германия почти вчетверо беднее автомоби­лями, чем Англия, а Россия, конечно, отстала неизмеримо больше.

При капиталистической организации народного хозяйства автомобили являются достоянием только самого узкого круга богатых людей. Промышленность могла бы по­ставлять сотни тысяч автомобилей, но нищета массы народа задерживает развитие и вызывает крахи, после нескольких лет «блестящего» роста.

352 В. И. ЛЕНИН

Между прочим. Автомобильное дело, при условии обслуживания большинства насе­ления, имеет громадное значение, ибо общество объединенных рабочих заменит авто­мобилями очень большое количество рабочего скота в земледелии и в извозной про­мышленности. Такая замена позволит обратить миллионы десятин, занятые теперь производством корма для лошадей, на добывание хлеба, мяса, молока для улучшения народного питания.

Буржуазные экономисты ведь только пугают, когда говорят, что земледелие не мо­жет дать достаточно хлеба!

«Рабочая Правда» № 8, Печатается по тексту

21 июля 1913 г. газеты «Рабочая Правда»

Подпись: Н.

353


МЕРТВОЕ ЛИКВИДАТОРСТВО И ЖИВАЯ «РЕЧЬ»

В первом номере ликвидаторской газеты «Живая Жизнь» помещена была статья Л. М. «На старую тему». Мы оставим до другого случая мелкие приемы увлекшегося ав­тора, который торопится «уцепиться за фалды» Каутского в его полемике с Р. Люксем­бург. Л. М. повторяет избитый прием либералов — раздуть и представить принципи­ально важной подобную полемику посредством полного умолчания о позиции немецких оппортунистов (реформистов)!

Г-ну Л. М. приятно подержаться за сюртук Каутского, но, толкуя о «германской с.-д. литературе», он предпочитает умолчать — из скромности, должно быть, — об обшир­ной и действительно принципиально существенной литературе реформистов, родст­венных Л. М. и «Живой Жизни».

Повторяем, об этом в другой раз.

Л. М. за волосы, что называется, притягивает немцев к русским делам. А об этих де­лах первый номер «Живой Жизни» устами Л. М. вещает:

... без борьбы за свободу коалиций «русские рабочие не смогут выйти из невыносимого положения, осуждающего их на верчение белки в колесе, на колоссальную затрату сил в периодических однородных массовых выступлениях, невознаграждаемую ростом организованности и укреплением завоеванных по­литических позиций». Усилия передовых пролетариев (пишет Л. М., излагая мысли передовых либера­лов) должны быть направлены к тому,



354 В. И. ЛЕНИН

«чтобы сделать рабочий класс способным давать битвы и одерживать победы не только на поприще од­нодневных забастовок, но и на всевозможных иных поприщах».

В этих словах суть «учения» ликвидаторов рабочей партии. «Верчение белки в коле­се» — эти слова станут знаменитыми. Их надо бы перепечатывать в каждом номере «Живой Жизни», сделать девизом всего ее направления. Вот он — «лозунг» ликвидато­ров!

Вероятно, «иными поприщами» и неверчением белки премудрый Л. М. считает пе­тиции? Скажите прямо, не стыдитесь, господа!

А вот вам действительно живая, т. е. отстаивающая не мертвую доктрину ликвида­торства, а живые классовые интересы (только буржуазии, конечно, а не пролетариата) газета «Речь». Сравните с приведенными цитатами из «Живой Жизни» от 11 июля пе­редовицу «Речи» от 6 июля.

Заявляя, что рабочее движение в 1905 году «было национальным, а в 1913 году — классовым», передовица «Речи» с упоением восторга повторяет нападки ликвидаторов на «стачечный азарт», повторяет указания ликвидаторов, что, дескать, «за свободу сло­ва, собраний и союзов рабочие могут и должны бороться не одними стачками, а и дру­гими более сложными (вот как!) политическими средствами».



Разумеется, подобно Л. М., либералы скромно умалчивают о том, каковы именно эти «сложные» средства. Но зато либералы прямо говорят, что с установлением свободы союзов и пр. возможна будет, по их убеждению, «серьезная борьба с хаотическими и дезорганизующими промышленность случайными стачками» (та же передовица «Ре­чи»).

Мы позволим себе заметить лишь, что теперь все признали факт новой волны даже чисто экономических стачек. Нет ничего более смешного и жалкого, как говорить при этом о «случайности».



Но классовая позиция либералов ясна. Всякий рабочий сразу поймет их позицию, сразу увидит интересы буржуазии из-под туманных фраз о «сложных» средствах. Жи­вая «Речь» выражает интересы буржуазии.

МЕРТВОЕ ЛИКВИДАТОРСТВО И ЖИВАЯ «РЕЧЬ» 355

Мертвое ликвидаторство в «Живой Жизни» беспомощно плетется за либералами, не умея сказать ничего ясного и прямого об «иных поприщах», а только сердясь и бранясь: «верчение, дескать, белки в колесе...».

Знаменитый и вместе с тем позорный лозунг, до которого договорились ликвидато­ры!

«Рабочая Правда» №10, Печатается по тексту

24 июля 1913 г. газеты «Рабочая Правда»

Подпись: Π. Осипов

356


МОБИЛИЗАЦИЯ НАДЕЛЬНЫХ ЗЕМЕЛЬ

В казенной газете «Россия» были помещены на днях результаты обследования, про­изведенного летом 1912 года министерством внутренних дел по вопросу о мобилизации надельных земель, т. е. о купле-продаже их, о переходе их из рук в руки.

Министерство внутренних дел выбрало для обследования четыре губернии: Витеб­скую, Пермскую, Ставропольскую и Самарскую (Николаевский уезд). Характерно, что губернии великорусского земледельческого «центра» Европейской России, губернии, где всего сильнее следы крепостного права, где всего тяжелев положение крестьян, все­го сильнее гнет крепостников-помещиков, не вошли в обследование! Ясно, что мини­стерство хотело не столько обследовать, сколько обманывать, не столько изучать де­ло, сколько извращать его.

Статистика, собранная министерством внутренних дел и изложенная «Россией», от­личается поразительной неряшливостью, неоднородностью, примитивностью: перед нами обычная «казенная работа» российских чиновников, которые не могут не испор­тить самого простого дела. Обследовали на всю Россию какую-нибудь сотню тысяч дворов и не сумели ни дать обстоятельной программы, ни обеспечить знающих стати­стиков, ни даже провести одинаково повсюду единой неполной программы!

Общие итоги обследования таковы. В названных четырех губерниях вышли из об­щины и укрепили за

МОБИЛИЗАЦИЯ НАДЕЛЬНЫХ ЗЕМЕЛЬ 357

собой землю по 1 января 1912 года 108 095 дворов. Из общего числа «у крепление в», которое в настоящее время, вероятно, доходит до двух миллионов дворов в России (из всего числа 12—13 миллионов дворов), обследована, значит, какая-нибудь двадцатая часть. Конечно, и такое обследование ценно, если только оно добросовестно, т. е. если оно производится не русскими чиновниками, не при русской политической обстановке.

Из ста с лишним тысяч дворов «укрепленцев» продали землю 27 588 дворов, т. е. более четвертой части (25,5%). Эта громадная доля продающих землю укрепленцев сразу показывает, что у нас в России пресловутая «частная собственность» на землю является в первую голову орудием освобождения крестьян от земли. В самом деле, свыше десяти тысяч дворов (10 380) из числа продавших землю укрепленцев не зани­мались вовсе сельским хозяйством. Их держала искусственно при земле старая, полу­средневековая община. Требование социал-демократов — предоставление свободного выхода из общины — было единственно правильным: оно одно могло, без вмешатель­ства полиции, земских начальников и прочих милых «властей», обеспечить крестьянам то, чего настоятельно требует капиталистическая общественная жизнь. Нельзя удер­жать на земле и нелепо держать того, кому не под силу хозяйство.

Если число укрепленцев по всей России доходит до 2 миллионов дворов, то приве­денные данные заставляют думать, что около 200 тысяч дворов из них, не занимаясь земледелием, сразу продали землю. «Частная собственность» выкинула моментально сотни тысяч фиктивных земледельцев из деревни! О том, за какую цену (вероятно, грошовую) продали землю эти бедняки, статистика министерства внутренних дел не говорит ни слова. Горе-статистика!

Какие причины заставляли укрепленцев-земледельцев продавать землю? Из 17 260 таких укрепленцев только 1791, т. е. самое ничтожное меньшинство, продали землю для улучшения хозяйства или для покупки

358 В. И. ЛЕНИН

новых участков земли. Вся остальная масса продает землю потому, что не может удержаться на земле: 4117 дворов продают, переселяясь в Сибирь; 768 продают, пере­ходя к иным занятиям; 5614 продают из нужды, «пьянства» (по мнению казенных ста­тистиков!) и неурожая; 2498 продают по болезни, старости, одиночеству; 2472 по «иным» причинам.

Недобросовестные статистики стараются только 5614 дворов представить «действи­тельно обезземелившимися» ! Конечно, это — жалкий прием людей, которым велено кричать ура. На деле обезземеливается и разоряется, как мы видим, громаднейшая мас­са продающих землю. Недаром продают землю преимущественно малоземельные: это признает даже казенная статистика, избегая, разумеется, точных и полных данных. Го­ре-статистика...

Из 27 588 продавших землю укрепленцев больше половины (14 182) продали всю землю, остальные — часть земли. Покупщиков земли было 19 472. Сравнение числа покупщиков с числом продавцов ясно показывает, что происходит концентрация земли, сосредоточение ее в меньшем числе рук. Продает беднота, покупают богатеи. Потуги казенных перьев ослабить этот факт бессильны.

В Ставропольской губернии продало землю 14 282 укрепленца, а купили землю 7489 человек. Из них 3290 купило более 15 десятин, — в том числе 580 купило по 50—100 дес, 85 по 100—500 дес, 7 по 500—1000 дес. В Николаевском уезде Самарской губер­нии — 142 по 50—100 дес, 102 по 100—500 дес, 2 по 500—1000 дес.

Покупали землю по двум и более сделкам 201 лицо в Пермской губернии, 2957 в Ставропольской, из коих 562 по 5—9 сделкам, а 168 даже по 10 и более сделкам!



Сосредоточение земли идет в громадных размерах. Мы видели наглядно, как жалки, бессмысленны, реакционны все попытки ограничить мобилизацию земли, попытки, проводимые III Думой и правительством и защищаемые «либеральными» чиновниками в лице партии кадетов. Ни в чем так не обнаруживается ретроградность и чиновничье тупоумие кадетов, как в защите «мер» против мобилизации земли крестьян.

МОБИЛИЗАЦИЯ НАДЕЛЬНЫХ ЗЕМЕЛЬ 359

Без крайней нужды крестьянин не продаст землю. Пытаться ограничить его права — значит гнусно лицемерить и ухудшать для крестьянина условия продажи земли, ибо жизнь всегда обходит тысячами приемов подобные ограничения.

Народники, не понимая неизбежности мобилизации земли при капитализме, стоят гораздо более на демократической точке зрения, требуя отмены частной собственности на землю. Только невежды могут считать такую отмену мерой социалистической. Со­циалистического тут нет ровно ничего. В Англии, одной из самых развитых капитали­стических стран, фермеры (арендаторы-капиталисты) хозяйничают на чужих землях, принадлежащих лендлордам (крупным помещикам). Если бы эти земли принадлежали государству, капитализм в земледелии развился бы еще шире и свободнее. Не было бы помехи со стороны помещика. Не надо бы было отнимать от производства капитал, вкладываемый в покупку земли. Мобилизация земли, вовлечение ее в торговый оборот, была бы еще легче, ибо передача земли из рук в руки происходила бы свободнее, про­ще, дешевле.

Чем беднее страна, чем более давит и душит ее гнет крепостнического крупного землевладения, тем настоятельнее необходимость (с точки зрения развития капитализ­ма и роста производительных сил) в отмене частной собственности на землю, в полной свободе ее мобилизации и разрушении старого духа рутины и застоя в земледелии.



А у нас столыпинское земельное законодательство не только не избавляет крестьян от разорения и землю их от мобилизации, а в 100 раз обостряет это разорение, отягчает (во много раз выше «общей» капиталистической меры) положение крестьян, заставляет их при продаже земли идти на худшие условия.

«Рабочая Правда» №12, Печатается по тексту

26 июля 1913 г. газеты «Рабочая Правда»

Подпись: В. И.

360


КАК УВЕЛИЧИТЬ РАЗМЕРЫ ДУШЕВОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ В РОССИИ?

Под таким заглавием поместил на днях передовую статью орган наших сатрапов промышленного капитала «Промышленность и Торговля». Вопрос, поставленный им, есть коренной вопрос о причинах экономической (и всяческой) отсталости России. Он заслушивает самого серьезного внимания.



Сатрапы нашей торговли и промышленности объявляют «парадоксальным на пер­вый взгляд» тот факт, что Россия по величине производства чугуна, нефти и ряда дру­гих продуктов занимает место среди великих и передовых держав, а по размеру душе­вого потребления (т. е. по сумме производства важных продуктов, приходящейся на 1 душу населения) «становится соседкой Испании», одной из наиболее отсталых стран.

Например, в 1911 году потреблялось чугуна на 1 душу населения: в Американских Соединенных Штатах 233 килограмма, в Германии — 136, в Бельгии — 173, в Англии — 105, a β России всего 25 килограммов (= \112 пуда). За полвека после освобождения крестьян потребление железа в России возросло впятеро, и все же Россия остается не­вероятно, невиданно отсталой страной, нищей и полудикой, оборудованной современ­ными орудиями производства вчетверо хуже Англии, впятеро хуже Германии, вдесяте­ро хуже Америки.



КАК УВЕЛИЧИТЬ РАЗМЕРЫ ДУТТТЕВОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ В РОССИИ? 361

В чем же дело? «Промышленность и Торговля» вынуждена признать, что все дело в условиях жизни деревни. Деревня потребляет у нас всего около Ц пуда железа на ду­шу, а «крестьянское деревенское население составляет 5/б населения России».

«Какой-то статистик подсчитал, что если китайцы удлинят свою национальную одежду только на ширину пальца, это обеспечит работой все бумаготкацкие фабрики Англии на целый год».

Меткое и красноречивое замечание!



Что же необходимо для того, чтобы десятки миллионов русских крестьян «удлинили свою национальную одежду», то есть, говоря без метафор, увеличили свое потребле­ние, перестали быть нищими, стали, наконец, хоть сколько-нибудь людьми?

Сатрапы нашей промышленности отвечают пустой фразой: «общее культурное раз­витие страны», рост промышленности, городов и пр., «подъем производительности крестьянского труда» и т. п.

Пустое фразерство, жалкие отговорки! Более полвека происходит в России такое развитие, такой «подъем», происходит несомненно. За «культуру» распинаются все классы. На почву капитализма становятся даже черносотенцы и народники. Вопрос стоит давно иначе: почему это развитие капитализма и культуры идет у нас с черепашь-ею медленностью? почему мы отстаем все больше и больше? почему эта увеличиваю­щаяся отсталость делает необходимою экстренную быстроту и «стачки»?

На этот вопрос, вполне ясный каждому сознательному рабочему, сатрапы нашей промышленности боятся ответить именно потому, что они — сатрапы. Они — не пред­ставители свободного и сильного капитала, вроде американского, а кучка монополи­стов, защищенных государственной помощью и тысячами проделок и сделок с теми именно черносотенными помещиками, которые своим средневековым землевладением (миллионов в 70 десятин лучшей земли) и своим гнетом осуждают 4 населения на ни­щету, а всю страну на застой и гниение.

362 В. И. ЛЕНИН

«Работать для того, — восклицает г. И. Б—н в журнале сатрапов, — чтобы по разме­рам душевого потребления приближаться не к Испании, а к С.-А. Соед. Штатам». На­емный писака сатрапов не хочет видеть, что «угода» черносотенным помещикам неиз­бежно «приближает к Испании», а для приближения к Америке нужна беспощадная, беззаветная борьба с этим классом по всей линии.



«Северная Правда» № 3, Печатается по тексту

3 августа 1913 г. газеты «Северная Правда»

Подпись: В. Φ ρ е й

1 /ZI

363


АВГУСТ БЕБЕЛЬ

В лице Бебеля сошел в могилу не только самый влиятельный среди рабочих и наи­более любимый массами вождь германской социал-демократии: Бебель воплотил в хо­де своего развития и своей политической деятельности целый исторический период жизни не только германской, но и международной социал-демократии.



Можно различить два крупных периода в истории международной социал-демократии. Первый период — рождение социалистических идей и зачатки классовой борьбы пролетариата. Долгая и упорная борьба крайне многочисленных социалистиче­ских учений и сект. Социализм ищет своей дороги, ищет себя. Классовая борьба проле­тариата, едва начинающего выделяться из общей массы мелкобуржуазного «народа», носит характер отдельных вспышек, вроде восстания лионских ткачей. Рабочий класс в этот период тоже лишь нащупывает свою дорогу.

Этот период есть период подготовки и рождения марксизма, как единственной, вы­державшей испытания истории, доктрины социализма. Охватывая приблизительно две первые трети прошлого века, этот период заканчивается полной победой марксизма, крахом (особенно после революции 1848 года) всех домарксовских форм социализма и отделением рабочего класса от мелкобуржуазной демократии, выступлением его на са­мостоятельный исторический путь.

364 В. И. ЛЕНИН

Второй период есть период образования, роста и возмужания массовых социалисти­ческих партий классового, пролетарского состава. Громадное распространение социа­лизма вширь, невиданный рост всяческих организаций пролетариата, всесторонняя подготовка его на самых различных поприщах к выполнению им великой всемирно-исторической цели — вот что характеризует этот период. Ему на смену стучится уже в последние годы третий период, когда подготовленные силы в ряде кризисов осущест­вят свои цели.

Август Бебель, сам рабочий, выработал себе ценой упорной борьбы социалистиче­ское мировоззрение, отдал на служение целям социализма все свои богатые силы цели­ком, без остатка, шел рука об руку в течение десятилетий с растущим и развивающимся немецким пролетариатом и сделался самым даровитым парламентарием Европы, са­мым талантливым организатором и тактиком, самым влиятельным вождем междуна­родной, враждебной реформизму и оппортунизму, социал-демократии.

Бебель родился 22 февраля 1840 года в Кёльне, на Рейне, в бедной семье прусского унтер-офицера. С молоком матери впитал он немало диких предрассудков, от которых он медленно, но прочно потом освобождался. Прирейнское население в 1848—1849 гг., в эпоху буржуазной революции в Германии, было настроено республикански. В народ­ной школе только два мальчугана — одним из них был Бебель — высказались за мо­нархию и были за это побиты товарищами. «За битого двух небитых дают» — так мож­но выразить, в вольном переводе на русский язык, ту «мораль», которую выводит сам Бебель, рассказывая в своих мемуарах об этом эпизоде детских лет.

Шестидесятые годы прошлого века принесли Германии либеральную «весну», после долгих тяжелых лет контрреволюции, и новое пробуждение массового рабочего движе­ния. Начинал свою блестящую, но недолговременную агитацию Лассаль. Бебель, быв­ший тогда молодым подмастерьем-токарем, с жадностью читает либеральные газеты, издаваемые старыми деятелями 48-го года, и становится горячим участником просвети-

АВГУСТ БЕБЕЛЬ 365

тельных рабочих обществ. Освобождаясь от казарменно-прусских предрассудков, Бе­бель примыкает к либеральным взглядам и борется против социализма.

Но жизнь берет свое, — и молодой рабочий, читая брошюры Лассаля, постепенно добирается и до Маркса, как ни затруднено было тогда в Германии, благодаря более чем десятилетнему гнету контрреволюции, ознакомление с сочинениями Маркса. Ус­ловия рабочей жизни, серьезное и добросовестное изучение общественных наук толка­ют Бебеля к социализму. Он пришел бы и сам к социализму, но ускорить это развитие помог ему Либкнехт, который был на 14 лет старше и вернулся в это время из лондон­ской эмиграции.

Злые языки из среды противников Маркса говорили в то время, что партия Маркса состоит из трех человек: глава партии — Маркс, его секретарь — Энгельс и его «агент» — Либкнехт. Но если неумные люди чурались Либкнехта, как «агента» эмигрантов или заграничников, то Бебель сумел найти в Либкнехте то, что ему нужно было: живую связь с великим выступлением Маркса в 1848 году, с основанной тогда, хотя неболь­шой, но истинно пролетарской партией, живого представителя марксистских взглядов и марксистской традиции. — «У этого человека, черт побери, есть чему научиться!» — так отзывался, говорят, молодой токарь Бебель о Либкнехте.

Во второй половине 60-х годов Бебель порывает свою связь с либералами, отделяет социалистическую часть рабочих союзов от буржуазно-демократической и становится, вместе с Либкнехтом, в первых рядах эйзенахской партии, партии марксистов, которая долгие годы боролась с другой рабочей партией, лассальянской.

Историческая причина раскола германского социализма сводилась, коротко говоря, к следующему. На очереди стоял вопрос объединения Германии. Оно могло совер­шиться, при тогдашнем соотношении классов, двояко: либо путем революции, руково­димой пролетариатом и создающей всенемецкую республику, либо путем династиче­ских войн Пруссии, укрепляющих гегемонию прусских помещиков в объединенной Германии.

366 В. И. ЛЕНИН

Лассаль и лассальянцы, видя слабые шансы пролетарского и демократического пути, вели шаткую тактику, приспособляясь к гегемонии юнкера Бисмарка. Их ошибки сво­дились к уклону рабочей партии на бонапартистски-государственно-социалистический путь. Напротив, Бебель и Либкнехт последовательно отстаивали демократический и пролетарский путь, борясь с малейшими уступками пруссачеству, бисмарковщине, на­ционализму.

И история оправдала Бебеля и Либкнехта, несмотря на то, что Германия объедини­лась по-бисмаркски. Только последовательно-демократическая и революционная так­тика Бебеля и Либкнехта, только их «неуступчивость» национализму, только их непри­миримость по отношению к объединению Германии и обновлению ее «сверху» помог­ли заложить прочный фундамент действительно социал-демократической рабочей пар­тии. А дело шло тогда именно о фундаменте партии.



Если заигрывания лассальянцев с бисмарковщиной или их «приспособления» к ней не принесли вреда германскому рабочему движению, то только благодаря самому энергичному, беспощадно-резкому отпору, какой давали этим поползновениям Бебель и Либкнехт.

А когда вопрос исторически был решен, через пять лет после основания германской империи, Бебель и Либкнехт сумели объединить две рабочие партии и обеспечить ге­гемонию марксизма в единой партии.



Бебель с самого основания германского парламента был выбран в него, будучи со­всем молодым 27-летним человеком. И основы парламентской тактики германской (и международной) социал-демократии, не уступающей ни пяди врагам, не упускающей ни малейшей возможности добиться хоть небольшого улучшения для рабочих и в то же время принципиально-непримиримой и всегда направленной к осуществлению конеч­ной цели, — основы этой тактики вырабатывались Бебелем или при его непосредствен­ном участии и руководстве.

Объединенная по-бисмарковски, обновленная по-прусски и по-юнкерски Германия ответила на успехи



АВГУСТ БЕБЕЛЬ 367

рабочей партии исключительным законом против социалистов. Легальные условия для партии рабочего класса были разрушены, она была объявлена вне закона. Наступили трудные времена. К преследованиям врагов прибавился внутренний кризис — шатания в основных вопросах тактики. Сначала подняли голову оппортунисты, давшие себя за­пугать разрушением легальности и затянувшие песенку уныния, отречения от неуре­занных лозунгов, обвинения самих себя в том, что мы-де зашли чересчур далеко и т. п. Один из представителей этого оппортунистического течения, Хехберг, оказывал, между прочим, финансовую помощь партии, которая была еще слаба и не могла сразу встать на свои собственные ноги.

Маркс и Энгельс из Лондона обрушились бешено против позорных оппортунистиче­ских шатаний. Бебель проявил себя настоящим вождем партии. Он вовремя увидел опасность, понял правильность критики Маркса и Энгельса, сумел направить партию на путь непримиримой борьбы. Была основана нелегальная газета «Социал-Демократ», выходившая сначала в Цюрихе, потом в Лондоне, доставлявшаяся еженедельно в Гер-манию и имевшая до 10 000 подписчиков . Оппортунистическим шатаниям был по­ложен решительный конец.

Другим шатанием было тогда увлечение Дюрингом, в конце 70-х годов прошлого века. Недолгое время Бебель тоже разделял это увлечение. Сторонники Дюринга, наи­более выдающимся из которых был Мост, играя в «левизну», быстро катились к анар­хизму. Резкая, уничтожающая критика дюринговских теорий Энгельсом была встрече­на неодобрительно во многих партийных кругах, а на одном съезде партии было даже сделано предложение удалить эту критику со страниц центрального органа.

Но все жизнеспособные элементы социализма — и во главе их, конечно, Бебель — быстро поняли всю гнилость «новых» теорий, порвали с ними и со всяческими анархи­стскими поползновениями. Партия под руководством Бебеля и Либкнехта научилась соединять



368 В. И. ЛЕНИН

нелегальную и легальную работу. Когда легальная парламентская с.-д. фракция заняла, в своем большинстве, оппортунистическую позицию в знаменитом вопросе о голосова­нии за субсидию пароходному обществу, — нелегальный «Социал-Демократ» высту­пил против фракции и, после четырехнедельной борьбы, одержал победу.

В 1890 году исключительный закон против социалистов, просуществовавший 12 лет, пал. Партийный кризис, приблизительно того же характера, что и в половине 70-х го­дов, повторился опять. С одной стороны, оппортунисты с Фольмаром во главе готовы были воспользоваться легальностью для отречения от неурезанных лозунгов и от не­примиримой тактики. С другой стороны, так называемые «молодые» играли в «левиз­ну» и катились к анархизму. Если этот кризис партии оказался очень коротким и не­серьезным, то большая заслуга приходится здесь именно на долю Бебеля и Либкнехта, которые дали самый твердый отпор обоим шатаниям.

Для партии начался период быстрого роста вширь и вглубь, развития не только по­литической, но и профессиональной, кооперативной, просветительной и пр. организа­ции сил пролетариата. Гигантская практическая работа, выполненная во всех этих об­ластях Бебелем как парламентарием, агитатором, организатором, не поддается учету. Именно этой работой завоевал себе Бебель положение бесспорного и общепризнанного вождя партии, наиболее близкого рабочим массам, наиболее любимого ими.

Последним кризисом в немецкой партии, в котором пришлось принять самое актив­ное участие Бебелю, была так называемая «бернштейниада». Бывший ортодоксальный марксист Бернштейн в самом конце прошлого века пришел к чисто оппортунистиче­ским, реформистским взглядам. Партию рабочего класса пытались сделать мелкобур­жуазной партией социальных реформ. Среди чиновников рабочего движения, среди ин­теллигенции новое оппортунистическое поветрие нашло себе многих сторонников.

АВГУСТ БЕБЕЛЬ 369

Бебель выразил настроение рабочих масс и их твердое убеждение в необходимости борьбы за неурезанные лозунги, когда восстал со всей энергией против этого поветрия. Его речи против оппортунистов на партийных съездах в Ганновере и Дрездене надолго останутся образцом отстаивания марксистских взглядов и борьбы за истинно социали­стический характер рабочей партии113. Период подготовки и собирания сил рабочего класса составляет во всех странах необходимый этап в развитии всемирной освободи­тельной борьбы пролетариата. Никто с такой рельефностью не воплотил в себе особен­ностей и задач этого периода, как Август Бебель. Сам рабочий, он сумел пробить себе дорогу к твердым социалистическим убеждениям, сумел стать образцом рабочего вож­дя, представителя и участника массовой борьбы наемных рабов капитала за лучший строй человеческого общества.



«Северная Правда» № б, Печатается по тексту

8 августа 1913 г. газеты «Северная Правда»

Подпись: В. И.

370


ОТДЕЛЕНИЕ ЛИБЕРАЛИЗМА ОТ ДЕМОКРАТИИ

Вопрос об отделении либерализма от демократии в России принадлежит к числу ко­ренных вопросов всего освободительного движения.



В чем причина его слабости? В том ли, что демократия недостаточно сознательно и определенно отделилась от либерализма, дав заразить себя его бессилием и шатания­ми? Или в том, что демократия слишком рано (или слишком резко и т. п.) отделилась от либерализма, ослабив тем «силу общего натиска»?

Едва ли хоть один человек, интересующийся делом свободы, станет спорить против того, что это — вопрос коренной важности. Нельзя быть сознательным сторонником свободы, не решив вполне определенно этого вопроса. А для решения его надо пони­мать, какие общественные силы, какие классы стоят за либерализмом и за демократией, какие политические стремления лежат в природе этих классов.

В настоящей статье мы хотели бы осветить этот коренной вопрос с точки зрения злободневных событий внешней политики. Самое злободневное, конечно, — вторая балканская война, разгром Болгарии, унизительный для нее мир в Бухаресте, неудачная попытка России обвинить Францию за то, что она не поддержала «нас», и добиться пе­ресмотра условий мира.

На этих обвинениях Франции, на этой попытке возобновить «активную» политику России на Балканах сошлись, как известно, «Новое Время» и «Речь». А это



ОТДЕЛЕНИЕ ЛИБЕРАЛИЗМА ОТ ДЕМОКРАТИИ 371

значит, что сошлись крепостники-помещики и реакционно-националистические правя­щие круги, с одной стороны, и, с другой стороны, наиболее сознательные, наиболее ор­ганизованные круги либеральной буржуазии, давно уже тяготеющие к империалист­ской политике.

По этому поводу одна из распространенных провинциальных газет, выражающая взгляды известных слоев мелкобуржуазной демократии, «Киевская Мысль», пишет в очень поучительной передовице от 1 августа:



«Не оппозиция и национализм поменялись местами» (как утверждал г. Милюков в своей известной думской речи о внешней политике), «а либерализм отделился (курсив «Киевской Мысли») от демокра­тии и сначала робко, с оглядочкой, а потом уже и с поднятой головой пошел по тому же пути, по пути политических авантюр, по которому впереди его, и тоже под славянофильским знаменем, движется на­ционализм».

И газета справедливо напоминает общеизвестные факты, как «Речь» проявляла «шо­винистический задор», как она призывала двинуться к Армении, к Босфору, будучи пропитана вообще «империалистическими тенденциями».

«Поддерживая, — пишет «Киевская Мысль», — на свой собственный риск и страх русскую внешнюю политику, которая не может не быть реакционно-националистической политикой, раз таким остается внутренний курс, либерализм взял на себя и политическую ответственность за эту поддержку».

Бесспорная истина. Надо только продумать ее до конца. Если верно, что курс внеш­ней русской политики определяется курсом внутренней (а это безусловно верно), то разве это относится только к реакции? Очевидно, что нет. Очевидно, что это относится и к либерализму.

Не мог либерализм «отделиться от демократии» во внешней политике, если он не был отделен от демократии во внутренней. «Киевская Мысль» сама вынуждена при­знать это, говоря, что «характер политической ошибки либерализма» «свидетельствует о глубоком органическом пороке».

Вот именно! Мы бы сказали только, не употребляя этого, немного напыщенного и затемняющего дело выражения; глубокие классовые интересы буржуазии.



372 В. И. ЛЕНИН

Эти классовые интересы либерализма заставили его испугаться (особенно в 1905 году) демократического движения и повернуть направо — и во внутренней и во внешней по­литике.

Был бы прямо смешон тот, кто вздумал бы отрицать связь между кадетским импе­риализмом и шовинизмом сегодня и между кадетски-октябристским лозунгом беречь Думу весной 1907 года, между кадетским голосованием против земельных местных комитетов весной 1906 года и между кадетским решением идти в булыгинскую Думу осенью 1905 года. Это — одна политика одного и того же класса, который больше бо­ится революции, чем реакции.

Одна из главных причин слабости русского освободительного движения состоит в непонимании этой истины широкими слоями мелкой буржуазии вообще, а в частности мелкобуржуазными политиками, писателями, идейными вождями.

Вопреки сказкам либералов, которые кивали на «непримиримость» левых, чтобы прикрыть свои шаги к примирению с правыми, рабочая демократия никогда не свали­вала либералов и правых в «одну реакционную массу»114, никогда не отказывалась ис­пользовать их рознь (хотя бы, например, на второй стадии выборов в Думу) в интере­сах освободительного движения. Но она ставила — и должна всегда ставить — своей задачей нейтрализовать шаткость либерализма, способного «увлечься» империализ­мом при Столыпине или Маклакове.



Не сознавши глубоких классовых корней, отделяющих либерализм от демократии, — не распространив этого сознания в массах, — не научившись нейтрализовать таким образом измен и шатаний либерализма делу «народной свободы», — русская демокра­тия не может сделать ни одного серьезного шага вперед. Без этого — нечего попусту и говорить об успехах освободительного движения.

«Северная Правда» № 9, Печатается по тексту

11 августа 1913 г. газеты «Северная Правда»

Подпись:В. И.

373


ЗАМЕЧАТЕЛЬНОЕ ДЕЛО 115

На святой матушке-Руси много еще таких уголков, где точно вчера было крепостное право. Возьмите, например, Урал. Помещики имеют здесь десятки тысяч десятин зем­ли. Заводы (т. е. те же помещики) запрещают кустарям развивать мелкую промышлен­ность. Крестьяне до сих пор в зависимости от помещиков, до сих пор не наделены зем­лей.

А Урал — не маленький «уголок», это — громаднейшая и богатейшая область.



Между рабочими строгановских заводов на Урале и заводоуправлением богатейшего помещика Строганова велось много лет дело о наделении крестьян землей по закону 1862 (шестьдесят второго!) года.

Наконец, это дело кончилось решением «высшего учреждения», сената, весной 1909 года. Сенат предписал пермскому губернскому присутствию наделить крестьян землей, применить закон 1862 года.

Итак, через 47 лет после издания закона сенат предписал помещикам применить за­кон.

Что же произошло?



Произошло то, что помещики пожаловались землевладельцу Столыпину, который был тогда министром внутренних дел. По закону, сенат — выше министра внутренних дел, но Столыпин «нажал на закон» и послал пермскому губернатору телеграмму: при­остановить исполнение указа сената!

Губернатор приостановил. Пошла новая переписка. Новая волокита.



374 В. И. ЛЕНИН

Наконец, Государственный совет согласился с мнением сената, и решение Государ­ственного совета «удостоилось высочайшей санкции», т. е. утверждения верховной властью.

Что же произошло?

Произошло то, что помещики обратились к землевладельцу Н. А. Маклакову, кото­рый вместо Столыпина оказался министром внутренних дел. Депутация уральских по­мещиков «убедила» министра. Министр заявил, что решение сената и Государственно­го совета «неясно».

Пошла новая переписка. Новая волокита.

Сенат высказался еще раз — в мае 1913 года — не в пользу министра.

Уральские помещики еще раз послали «записку» министру...

Так дело и стоит. Так до сих пор, более чем полвека спустя после выхода закона 1862 года о наделении уральских рабочих землей, наделение не состоялось.

Либеральные газеты, рассказывая это поучительное дело, приходят к выводу, что в России плохо обстоит с «господством права». Это — правда. Но это не вся правда.

Смешно говорить о «праве», когда помещики и издают законы, и применяют или отменяют их на практике. Значит, есть такой класс, который сам творит «право» и сам отменяет его. Значит, либеральные речи о «праве» и о «реформах» — пустая болтовня.

Помещики тоже стоят за «право» — только за помещичье право, за свое право, за право своего класса.

Если перед лицом таких поучительных фактов либералы все же отмахиваются от «учения» о классовой борьбе, называют его ошибкой и пр., то это ясно указывает на нечистую либеральную совесть. Не хотят ли либералы поделиться привилегиями с по­мещиками? Тогда понятно, почему им не нравится «учение» о классовой борьбе !

Но рабочие-то чем же виноваты, если их «учение» подтверждается жизнью !

«Северная Правда» № 14, Печатается по тексту

18 августа 1913 г. газеты «Северная Правда»

Подпись: И.

375


НАЦИОНАЛИЗАЦИЯ ЕВРЕЙСКОЙ ШКОЛЫ

Политика правительства вся пропитана духом национализма. «Господствующей», т. е. великорусской национальности стараются предоставлять всяческие привилегии, — хотя великороссов в России меньшинство населения, именно: только 43%.

Все остальные нации, населяющие Россию, стараются все более урезать в правах, обособить одну от другой и разжечь вражду между ними.

Крайнее проявление современного национализма, это — проект национализации ев­рейской школы. Возник этот проект у попечителя одесского учебного округа, и в мини­стерстве народного «просвещения» встречен сочувственно. В чем же состоит эта на­ционализация?

В том, что евреев хотят выделить в особые еврейские учебные заведения (средние). Во все же остальные учебные заведения, и частные, и правительственные, двери для евреев хотят закрыть совершенно. В довершение этого «гениального» плана предпола­гается ограничить число учащихся в еврейских гимназиях знаменитой «процентной нормой» !

Во всех европейских странах подобные меры и законы против евреев существовали только в мрачную эпоху средних веков, инквизиции, сожжения еретиков и прочих пре­лестей. В Европе евреи давно получили полное равноправие и все больше сливаются с тем народом, среди которого они живут.

В нашей же политике вообще, а в излагаемом проекте особенно, помимо притесне­ния и угнетения евреев,

376 В. И. ЛЕНИН

всего более вредно стремление разжечь национализм, обособить одну из национально­стей в государстве от другой, усилить их отчужденность, разделить их школы.

Интересы рабочего класса — как и вообще интересы политической свободы — тре­буют, наоборот, самого полного равноправия всех без исключения национальностей данного государства и устранения всяческих перегородок между нациями, соединения детей всяческих наций в единых школах и т. д. Только отбрасывая все дикие и глупые национальные предрассудки, только сливая в один союз рабочих всех наций, может ра­бочий класс стать силой, дать отпор капиталу и добиться серьезного улучшения жизни.



Посмотрите на капиталистов: они стараются разжечь национальную вражду в «про­стом народе», а сами отлично обделывают свои делишки: в одном и том же акционер­ном обществе — и русские, и украинцы, и поляки, и евреи, и немцы. Против рабочих объединены капиталисты всех наций и религий, а рабочих стараются разделить и осла­бить национальной враждой!

Вреднейший проект национализации еврейской школы показывает, между прочим, как ошибочен план так называемой «культурно-национальной автономии», то есть изъ­ятия школьного дела из рук государства и передачи его в руки каждой нации в отдель­ности. Совсем не к этому должны мы стремиться, а к соединению рабочих всех наций в борьбе против всякого национализма, в борьбе за истинно демократическую общую школу И за политическую свободу вообще. Пример передовых стран всего мира — хо­тя бы Швейцарии в западной Европе или Финляндии в восточной Европе — показыва­ет нам, что только последовательно-демократические общегосударственные учрежде­ния обеспечивают наиболее мирное и человеческое (а не зверское) сожительство раз­ных национальностей без искусственного и вредного разделения школьного дела по национальностям.



«Северная Правда» № 14, Печатается по тексту

18 августа 1913 г. газеты «Северная Правда»

Подпись:В. И.

377


ЖЕЛЕЗО В КРЕСТЬЯНСКОМ ХОЗЯЙСТВЕ

Недавно орган миллионеров нашей промышленности, совета съездов, «Промышлен­ность и Торговля» с каким-то глуповатым лицемерием или с какой-то лицемерной глу-поватостью вздыхал по поводу того, что Россия оказывается соседкой одной из самых отсталых стран, Испании, когда речь заходит о душевом потреблении важнейших про­дуктов.

Относительно железа — одного из главных продуктов современной промышленно­сти, одного из фундаментов, можно сказать, цивилизации — отсталость и дикость Рос­сии особенно велики.

«Телега на железном ходу, — признавался орган миллионеров, — в русской деревне еще редкость».

Но зависит ли эта «редкость» культуры в русской деревне от частоты крепостниче­ских отношений и всевластия крепостников-помещиков (перед которыми так раболеп­ствуют «тузы» нашего капитализма), — об этом миллионеры скромно умалчивают.

Болтать о культуре, о развитии производительных сил, о поднятии крестьянского хо­зяйства и т. п. — мы большие мастера и великие любители. Но как только речь зайдет об устранении того камня, который мешает «поднятию» миллионов обнищалого, заби­того, голодного, босого, дикого крестьянства, — тут у наших миллионеров прилипает язык к гортани.

378 В. И. ЛЕНИН

Вот данные венгерской сельскохозяйственной статистики, наглядно показывающие значение крестьянской придавленности помещиками в вопросе о размерах потребления железа, то есть о прочности железного фундамента культуры в данной стране.

Венгрия, как известно, всего ближе к России не только географически, но и по все­силию помещиков-реакционеров, сохранивших от средневековья гигантские количест­ва земли.

В Германии, например, хозяйств, имеющих свыше 100 гектаров земли, 23 тысячи из 5 /г миллионов, и у них меньше Ц доли всей земли, а в Венгрии таких хозяйств 24 ты­сячи из 2,8 миллионов, и земли у них 45% всего количества земли в стране!! Четыре тысячи венгерских магнатов имеют свыше 1000 десятин каждый, а все — почти треть земли. Как видите, это уже недалеко до «матушки России».

Венгерская статистика (1895 года) особенно подробно исследовала вопрос о железе в крестьянском хозяйстве. И оказалось, что из 2,8 миллионов хозяйств полтора мил­лиона батрацких (или пролетарских) хозяйств (до 5 йохов, т. е. до 2,85 десятин), а так­же один миллион мелкокрестьянских хозяйств (до 20 йохов, т. е. до 11 десятин) осужде­ны довольствоваться деревянными изделиями.

У этих 2 /г миллионов хозяйств (из всего числа 2,8 млн.) безусловно преобладают плуги с деревянным дышлом, бороны с деревянной рамой и почти наполовину распро­странены телеги на деревянном ходу.



Относительно России нет полных данных. По имеющимся данным об отдельных ме­стностях видно, что нищета, примитивность и заброшенность громаднейшего боль­шинства наших крестьянских хозяйств еще несравненно сильнее, чем в Венгрии.

Иначе быть не может. Чтобы телега на железном ходу не была редкостью, для этого нужен свободный, культурный, смелый, умеющий справляться с рабовладельцами фермер, способный рвать с рутиной, распоряжающийся всей землей в государстве. А от крестьянина, придавленного до сих пор Марковыми и Пуришкеви-



ЖЕЛЕЗО В КРЕСТЬЯНСКОМ ХОЗЯЙСТВЕ 379

чами с их землевладением, ждать «культуры» — это все равно, что от Салтычихи ждать гуманности.

Миллионеры нашей промышленности предпочитают делить с Пуришкевичами их средневековые привилегии да вздыхать об избавлении «атечиства» от средневековой антикультурности...

«Северная Правда» №16, Печатается по тексту

21 августа 1913 г. газеты «Северная Правда»

Подпись:Η. Η.

380


СТАЧКИ МЕТАЛЛИСТОВ В 1912 ГОДУ

Общество заводчиков и фабрикантов московского промышленного района издало в текущем году (Москва, 1913 г., типография П. П. Рябушинского) нечто вроде отчета о своей деятельности за 1912 год. Едва ли не наиболее интересной частью этого отчета являются данные о забастовочном движении по различным районам России.

I

Все число бастовавших рабочих в России определяется обществом московских фаб­рикантов в 96 750 в 1911 году и в 211 595 в 1912 году. Эти цифры относятся только к экономическим стачкам. Политических стачечников общество считает 850 тысяч в 1912 году, 8 тысяч в 1911 году и 4 тысячи в 1910 году.



Заметим, что 6000 ленских стачечников общество московских тузов не считает во­все, «для удобства сравнения с официальными сведениями», не охватывающими заве­дений, которые не подлежат надзору фабричной инспекции. Разумеется, гарантий пра­вильности такого сравнения мы все же не имеем: господа заводчики вздумали подра­жать дурным сторонам нашей казенной статистики, не заботясь ни о полноте своих данных, ни даже об аккуратности своих счетчиков. Например, сводная таблица о числе стачечников (на стр. 23 отчета) прямо поражает самыми грубыми ошиб-

СТАЧКИ МЕТАЛЛИСТОВ В 1912 ГОДУ 381

ками, которые мы старались исправить, давая приведенные выше итоги. Эта таблица определяет число металлистов, бастовавших в Царстве Польском за весь 1912 год, в 2390 человек, а на странице 56-й нам сообщают, что за семь месяцев 1912 года бастова­ло в Царстве Польском 3790 металлистов!

Нельзя не пожелать, чтобы наши Киты Китычи нанимали себе писателей, умеющих считать, или отдавали свою статистику на проверку и исправление в рабочие профес­сиональные общества.

Посмотрим, какова была роль металлистов в экономическом стачечном движении 1912 года, по данным фабрикантов.

Общее число стачечников в 211 595 человек распределяется по этим данным так: ме­таллистов — 78 195, текстильщиков — 89 540 и рабочих всех прочих отраслей про­мышленности — 43 860 человек. Так как металлистов в России гораздо меньше, чем текстильщиков, то эти данные сразу указывают нам на то, что металлисты вели в 1912 году самую упорную и настойчивую стачечную борьбу по сравнению с рабочими ос­тальных отраслей промышленности. Чтобы точнее выразить этот вывод, сопоставим общее число рабочих в России с числом стачечников в 1912 году:



Все число рабочих в России В числе стачечников

по данным за 1912 год

1908 года 1910 года , ,

, , (по сведениям обще-

(считая (не считая .

ч ч ства заводчиков)

горных) горных)

Металлисты 529 274 280 194 78 195

Текстильщики 823 401 840 520 89 540

Прочие 901112 831241 43 860

Всего 2 253 787 1951955 211595

Эти данные показывают ясно, что по энергии стачечной борьбы металлисты стоят на первом месте, второе место принадлежит текстильщикам, а последнее место занимают рабочие прочих отраслей промышленности.

Если бы «прочие» рабочие бастовали так же энергично, как металлисты, это увели­чило бы число стачечников тысяч на 90.



382 В. И. ЛЕНИН

Несомненно, что сравнительно более выгодные для металлистов условия рынка в 1912 году облегчили им стачечную борьбу, но, если по упорству борьбы металлисты стоят выше всех, то по успешности экономических стачек «прочие», как увидим, нахо­дились в наилучших условиях.

II

Упорство стачечной борьбы определяется, между прочим, средней продолжительно­стью стачек. Эту среднюю продолжительность дает деление всего числа потерянных от забастовки рабочих дней на число забастовщиков.



Вот цифры общества заводчиков:

Средняя


длительность

забастовок

1895—1904 годы 4,8 дня

1909 год 6,5 »



  1. » 8,2 »

  2. » 13,4 »

«Оказывается, — пишет отчет, — что сопротивляемость рабочих в 1912 году увели­чилась почти вдвое против 1911 года». Добавим, что если взять данные за последние 7 месяцев 1912 года (собственно говоря, только эти данные и разработаны сколько-нибудь сносно в рассматриваемом отчете), то получим среднюю продолжительность стачки в 16 дней.

Настойчивость рабочих в стачечной борьбе, следовательно, несомненно возрастает и чем дальше, тем больше.

По отраслям производства, продолжительность стачки была:


У металлистов

»текстильщиков ...


» прочих








За последние

В 1911 году

В 1912 году

7 месяцев







1912 года

10,0 дней

14,2 дня

18,8 дня

9,2 »

11,9 »

14,0 »

5.0 »

15.6 »

16.8 »

По всем производствам 8,2 » 13,4 » 16,0 »

Мы видим, что по продолжительности стачек металлисты стояли на первом месте и в 1911 году и во второй

СТАЧКИ МЕТАЛЛИСТОВ В 1912 ГОДУ 383

половине 1912 года. Только в первой половине 1912 года это первое место заняли «прочие», а металлисты оказались на втором месте. Текстильщики в течение всего рас­сматриваемого времени стояли на втором месте по продолжительности стачек.

III

Общие результаты стачек гг. заводчики определяют, вычисляя «убытки промыш­ленности» от стачек. Выигрыша же рабочего класса от стачек наши капиталисты со­всем не желают вычислять! Вот итоги фабрикантской статистики:



Прямые убытки „ „

_. Потери Потери



Отрасли промышленников _

рабочих на страны от

промышленности от стачек г

. ч заработной плате недопроизводства

(экономических) v v

(в тысячах рублей)

Металлическая 558 1 145 4 959



Текстильная 479 807 6 010

Прочие 328 529 3 818

Всего за 1912 год 1 365 2 481 14 787

» » 1911 » 402 716 4 563

Отсюда видно, что в 1912 году капиталисты втрое больше понесли убытков от ста­чек, чем в 1911 году.

Но — возразят нам представители буржуазной политической экономии — ведь и «страна» потерпела втрое большие убытки, и рабочие потерпели втрое большие потери на заработной плате, причем потери рабочих гораздо значительнее, чем убытки фабри­кантов !

Выходит, — по фабрикантской статистике и по буржуазной логике, — что эти нера­зумные рабочие причиняют стачками только себе вред, и что попечительное начальство с благодетелями-капиталистами, преследуя стачки, печется как раз об интересах рабо­чих...

Но вот те же заводчики сообщают нам, что относительно 96 730 стачечников за 1911 год удалось определить результаты стачек.

47 369 рабочих (т. е. 49%) потерпели поражение в стачечной борьбе, а 49 361 (т. е. 51%) получили полное или частичное удовлетворение, т. е. одержали победу.

384 В. И. ЛЕНИН


Вот этого результата стачек фабрикантская статистика и буржуазная экономия не любит учитывать! Да и не учтешь его рублями: кроме прямого выигрыша рабочих от увеличения заработной платы при победоносных стачках есть еще один «выигрыш». Весь рабочий класс — а следовательно, и вся страна (страна трудящихся масс, а не буржуазного меньшинства) — выигрывает от того отпора, который стачками оказыва­ют рабочие гг. эксплуататорам. Без этого отпора рабочие совсем превращались бы в нищих, задавленных дороговизной жизни, — без этого отпора из людей они совсем превращались бы в безнадежных рабов капитала.

За вторую половину 1912 года успешность стачек, по статистике фабрикантов, уменьшилась: 52% рабочих забастовщиков потерпело поражение, только 36% одержа­ло победу и 11% остались с невыясненными результатами стачек. Но здесь мы должны рассмотреть тщательнее роль бастовавших металлистов в России вообще и в разных районах ее особенно.

IV

Общество московских заводчиков дает сколько-нибудь разработанные сведения о стачках, как мы уже упоминали, только за последние 7 месяцев 1912 года. Сведения эти охватывают 5 районов России: московский, петербургский, прибалтийский, юг и Цар­ство Польское.



Металлисты, бастовавшие в течение указанных месяцев, распределяются по районам следующим образом:

Число бастовавших (в течение 7 последних

месяцев 1912 года) рабочих Районы


В том

[числе

металлистов

3

760

15

160

1

160

16

605

3

790

Всего

Московский 48 140



Петербургский 35 390

Прибалтийский 13 210

Юг 22 195



Царство Польское 12 690

Всего 131625 40 475

СТАЧКИ МЕТАЛЛИСТОВ В 1912 ГОДУ 385

Итак, на юге металлисты преобладают в общем числе бастовавших рабочих. В пе­тербургском районе они составляют очень значительную часть бастовавших (свыше 40%), уступая только текстильщикам (16 770 бастовавших в петербургском районе). В московском, прибалтийском и польском районах металлисты составляли небольшое меньшинство бастовавших.

Если сравнить первые 5 месяцев 1912 г. с последними 7-ью, то получим следующую картину:

Число бастовавших рабочих за первые 5 мес. последние 7 мес. 1912 года

Металлисты 37 720 40 475

Текстильщики 22 950 66 590

Прочие 19 300 24 560

Всего 79 970 131625

За вторую половину года несколько ослабела стачечная энергия металлистов; — очень сильно возросла забастовочная борьба у текстильщиков; — и приблизительно на том же уровне осталось забастовочное движение рабочих прочих отраслей промыш­ленности.

По вопросу об успешности стачек московское общество заводчиков делит бастовав­ших рабочих на три группы: потерпевших поражение, одержавших победу (получили полное или частичное удовлетворение) и бастовавших с невыясненными результатами борьбы.

Этот вопрос — один из наиболее интересных из всех вопросов стачечной статисти­ки. Разработан он обществом миллионеров плохо: нет, например, данных о стачках на­ступательных (т. е. таких, когда рабочие требуют изменения к лучшему условий своей жизни и работы) и стачек оборонительных (когда рабочие сопротивляются вводимым капиталистами изменениям к худшему условий рабочей жизни). Нет далее подробных сведений о причинах стачек (такие сведения есть даже в нашей казенной статистике) и т. д.



386 В. И. ЛЕНИН

Кроме того, и разработка имеющихся сведений обществом московских заводчиков крайне, крайне неудовлетворительна. Бросаются в глаза даже случаи прямого искаже­ния данных; например, в московском районе число одержавших победу металлистов определено всего в 40 человек (при 3420 потерпевших поражение и 300 бастовавших с невыясненными результатами борьбы).

Между тем в тексте отчета, на стр. 35, читаем, что в начале июля 1912 года происхо­дили забастовки рабочих в ряде художественно-слесарных мастерских, всего свыше 1200 человек в 15 предприятиях. Стачка была наступательная: рабочие требовали вве­дения 9-часового рабочего дня, 7-часового дня под праздники, повышения заработной платы, улучшения санитарных условий. Владельцы мастерских попробовали организо­ваться для отпора и единогласно решили не делать уступок и не принимать заказов с бастующих заводов. Но рабочие, видимо, удачно выбрали момент: был разгар строи­тельного сезона, «свободных рабочих найти было трудно. К концу июля в большинстве мастерских хозяева пошли на уступки».

Так говорится в отчете! А в статистической таблице значится только 40 (сорок!) вы­игравших забастовку металлистов. Невольно является мысль, не «забывали» ли господа фабрикантские статистики особенно охотно как раз о победах рабочих? Не старались ли они — «нечаянно», конечно, — угодить Кит Китычам преуменьшением числа побе­дивших рабочих.

Во всяком случае осторожно-недоверчивое отношение к статистике фабрикантов и настойчивые попытки создать свою, рабочую, стачечную статистику обязательны для организованных и сознательных рабочих.

Общие данные общества заводчиков об успешности стачек таковы:



Число стачечников Металлисты Текстильщики Прочие Всего

Потерпевших поражение 19 990 43 085 7 150 70 225



Одержавших победу 17 860 20 285 9 520 47 665

Бастовавших с невыясненными ре­


зультатами 2 625 3 220 7 890 13 735

Всего 40 475 66 590 24 560 131625

СТАЧКИ МЕТАЛЛИСТОВ В 1912 ГОДУ 387

Отсюда видно, что всего успешнее были стачки у рабочих прочих отраслей промыш­ленности: число победителей превышает число побежденных. На втором месте стоят металлисты: число победителей все же очень значительно, составляя свыше 40% всего числа бастовавших. Хуже всех результаты были у текстильщиков: число побежденных более чем вдвое превышает число победителей.

VI

В общем и целом, результаты стачечной борьбы в 1912 году, хотя и хуже чем в 1911 году, но все же недурны. Чтобы легче было провести сравнение за разные годы, при­мем, что число бастовавших с невыясненными результатами делится поровну между победителями и побежденными. Тогда мы получим, что за последние 7 месяцев 1912 года из 132 тысяч стачечников было 77 тысяч побежденных (т. е. 58,4%) и 55 тысяч по­бедителей (т. е. 41,6%).



Нельзя ручаться, что эти данные вполне однородны с данными официальной стати­стики за прежние годы. Но мы все же приведем и эти данные, чтобы рабочие могли су­дить, какова вообще бывает в России успешность стачек в лучшие и в худшие годы ра­бочего движения.

Число бастовавших рабочих (в тысячах)

Победителей % % Всего

денных


1895—1904 (сумма за 10 лет) 159 37,5 265 62,5 424

1905 год 705 48,9 734 51,1 1439

  1. » 233 50,9 225 49,1 458

  2. » 59 29,5 141 70,5 200

  3. » _____

  4. » — — — — —

  5. » — — — — —

  6. » 49 51,0 47 49,0 96

1912 (7 месяцев) 55 41,6 77 58,4 132

Итак, результаты стачек за вторую половину 1912 года хуже, чем в 1905, 1906 и 1911 годах, но лучше, чем за 1895—1904 годы и лучше, чем за 1907 год. Повторяем, полной сравнимостью за разные годы данные,



388 В. И. ЛЕНИН

имеющиеся в нашем распоряжении, наверное, не отличаются, но известное представле­ние о деле они все же могут дать.

Заметим, что по английской статистике стачек, в среднем за 10 лет, 1900—1909, процент рабочих, выигравших забастовку, равняется 26,8%, проигравших 31,7%, а кон­чивших борьбу компромиссом 41,3%. При делении последних поровну между победи­телями и побежденными, получаем: победителей — 47,5%, а побежденных — 52,3%. Стачки в России в 1905 и в 1906 годах — а также в 1911 году — были успешнее сред­них английских стачек, несмотря на гигантское преимущество английских рабочих в отношении организованности и политической свободы.

VII


Небезынтересно сравнить успешность стачек металлистов в разных районах России.

Московский и петербургский районы в этом отношении отличаются от всех осталь­ных. И стачки металлистов и стачки всех рабочих вообще были, сравнительно, неус­пешны за семь последних месяцев 1912 года в московском и петербургском районах. Обратное наблюдалось в остальных районах.

Вот данные о московском и петербургском районах:

Число бастовавших металлистов за последние 7 мес. 1912 года

в московском районе в петербургском районе

Побежденных 3 420 10 840

Победителей 40 4 170



С невыясненными результатами 300 150

Всего 3 760 15 160

Число побежденных рабочих очень значительно превышает число победителей. То же самое относится к текстильщикам обоих районов и к «прочим» в петербургском районе. Только в московском районе «прочие» показывают большее число победителей (4380), чем побежденных (1230).

СТАЧКИ МЕТАЛЛИСТОВ В 1912 ГОДУ

389


Очевидно, в московском и петербургском районах были некоторые общие условия, невыгодные для рабочих стачек во всех почти отраслях промышленности.

Наоборот, на юге, в прибалтийском и в польском районах стачки всех рабочих во­обще и металлистов в частности были успешны.

Число бастовавших металлистов за последние 7 месяцев 1912 года

в прибалтийском в Царстве Поль-
наюге

районе ском

Побежденных 4 390 440 900

Победителей 10 040 720 2 890



С невыясненными результатами 2 175 — —

Всего 16 605 1160 3 790

В польском районе всех значительнее победа металлистов, да и вообще в этом рай­оне экономические условия стачечной борьбы сложились всего выгоднее для рабочих. Они победили здесь во всех отраслях промышленности (на юге потерпели поражение «прочие», а в прибалтийском крае «вничью» кончилась борьба текстильщиков: и побе­дителей и побежденных было по 1485). Даже текстильщики, потерпевшие вообще по России за вторую половину 1912 года всего более сильное поражение (43 тысячи побе­жденных при 20 тысячах победителей), одержали блестящую победу в Царстве Поль­ском: только 390 побежденных и 8060 победителей.

На западе и юге России рабочие наступали на капиталистов и одерживали крупные победы; в Москве и в Питере они тоже наступали, но их атаки в большинстве случаев были отбиваемы. К сожалению, разбираемые нами данные слишком скудны и не по­зволяют провести сравнения с 1911 годом, так что нет возможности составить опреде­ленного заключения о причинах такой разницы.

VIII


По упорству стачек, как мы видели, металлисты занимают первое место, а текстиль­щики — последнее. Интересно сравнить упорство успешных и неуспешных стачек у металлистов. Вот данные об этом:

390

В. И. ЛЕНИН

тт _ Число Среднее число поте-

Число бастовавших г

потерянных дней рянных дней на

металлистов \ . \ г



(тысяч) 1 забастовщика

Побежденных 19 990 230,7 11,5

Победителей 17 860 387,3 21,7

С невыясненными

результатами 2 625 145,3 55,4



Всего 40 475 763,3 18,8

Мы видим, что успешные стачки у металлистов отличались почти вдвое большим упорством, чем неуспешные (21,7 дней против 11,5). Победа доставалась нелегко. Сло­мить капиталистов удавалось только при громадной энергии и настойчивости. А с не­выясненными результатами остались, видимо, такие стачки, когда силы «врагов» более или менее уравновешивались и борьба отличалась необыкновенным упорством: сред­няя продолжительность таких неопределенных (по результату) стачек — 55,4 дня.

Заметим, что у «прочих» рабочих мы наблюдаем тоже большее упорство успешных стачек, а у текстильщиков наоборот: упорнее были неуспешные стачки.

Сравнение данных об упорстве стачечной борьбы металлистов в разных районах да­ет следующие результаты:

Средняя продолжительность стачки на 1 бастовавшего металлиста

В московском В Петербург- В прибалтийск. „ В Царстве

« « -На юге -г-г

районе ском районе крае Польском

У побежденных 11,5 12,1 5,9 12,0 5,2



У победителей 7,5 37,2 23,7 14,9 22,4

При невыясненных

результатах 12,0 261,3 — 47,1 —

Всего 11,5 21,4 17,0 18,4 18,3

На первом месте, по упорству стачек металлистов вообще, стоит петербургский рай­он; за ним идет южный, потом польский, прибалтийский и, наконец, московский. За исключением московского района, во всех остальных успешные стачки гораздо упор­нее неуспешных.


СТАЧКИ МЕТАЛЛИСТОВ В 1912 ГОДУ 391

Судя по упорству борьбы — а также по проценту участвующих в стачечной борьбе рабочих — петербургские металлисты играют роль авангарда по отношению к метал­листам всей России. Металлисты же вообще играют ту же самую роль по отношению к рабочим остальных отраслей промышленности.

IX

Описания отдельных стачек в отчете московского общества заводчиков отличаются чрезвычайной краткостью. Приведем несколько выдержек из этих описаний, чтобы ме­таллисты могли видеть, как изображают их борьбу господа составители фабрикантских отчетов.



В московском районе выделяется стачка 1200 рабочих художественно-слесарных мастерских. О ней мы уже говорили.

В петербургском районе одной из самых упорных считают заводчики стачку у Си­менс и Гальске, которая продолжалась 14 недель и окончилась 19 августа. Участвовало в ней, по статистике общества заводчиков, 1600 рабочих. Администрация завода не со­гласилась снять штраф за 1 мая, но «взамен выразила желание выдать рабочим к рож­деству в виде наградных по 3 рубля. Затем заводоуправление согласилось включить день 1 мая в расписание праздников, если к тому не будет препятствий со стороны пра­вительства» (стр. 38 отчета). «За время стачки, — читаем в отчете, — не раз происхо­дили нападения рабочих на вновь нанятых, с помощью которых заводам удалось отчас­ти возобновить работы».

Из южных стачек металлистов замечательна забастовка 3886 человек на николаев­ских судостроительных заводах, вызвавшая потерю более 155 000 рабочих дней. Рабо­чие требовали 8-часового рабочего дня, прибавки платы на 50%, отмены штрафов и всех сверхурочных работ, учреждения института выборных старост и пр. Стачка про­должалась весь июнь месяц. «В конце июня состоялось соглашение между рабочими и заводской администрацией на условиях возвращения всех

392 В. И. ЛЕНИН

рабочих на их места, принятия заводом института старост, открытия столовой и увели­чения заработной платы на 18%». Между бастующими и штрейкбрехерами были столкновения.

Чрезвычайным упорством отличалась вспыхнувшая в ноябре в Харькове стачка 2000 рабочих паровозостроительного завода. Завод имел срочные казенные заказы и нес «крупные убытки от простоя».



Из стачек на Урале, которые совершенно не вошли в статистику общества фабрикан­тов, отметим стачку на Сысертских заводах. Рабочие добились повышения заработной платы. «В Златоусте на казенном оружейном заводе поводом к стачке была смерть трех рабочих вследствие причиненных машинами увечий. Стачечники потребовали уста­новки предохранителей, а также повышения заработной платы».
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   18