Печатается по постановлению центрального комитета коммунистической партии

Главная страница
Контакты

    Главная страница


Печатается по постановлению центрального комитета коммунистической партии



страница10/18
Дата04.11.2017
Размер8,56 Mb.


1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   18

ι 93

славянофильского, дела людишек , что встали действительно массы трудящегося класса столицы.

Открытая демонстрация революционных стремлений пролетариата — революцион­ных сил его, закаленных и подкрепленных новыми поколениями, — революционных призывов к народу и к народам России получилась поистине блестящая. Если в про­шлом году правительство и фабриканты могли утешать себя тем, что нельзя было пред­видеть ленского взрыва, нельзя было сразу подготовиться к борьбе с его последствия­ми, то теперь предвидение было со стороны монархии самое точное, время для подго­товки было самое долгое, приняты «меры» были самые «энергичные», — ив результате полное обнаружение бессилия царской монархии перед революционным пробуждением пролетарских масс.

Да, год стачечной борьбы после Лены, этот год показал — вопреки жалким воплям либералов и их подголосков против «стачечного азарта», против «синдикалистских» стачек, против соединения экономической стачки с политической и обратно, — этот год показал, какое великое, незаменимое оружие выковал себе социал-демократический пролетариат в революционную эпоху для агитации в массах, для пробуждения их, для привлечения их к борьбе. Революционная массовая стачка не давала неприятелю ни от­дыха, ни сроку. Она била врага и по карману, она топтала в грязь перед лицом всего мира политический престиж якобы «сильного» царского правительства. Она давала все новым и новым слоям рабочих возможность вернуть назад хоть частичку завоеваний пятого года и привлекала к борьбе новые слои трудящихся, захватывая наиболее отста­лых. Она не исчерпывала сил рабочих, будучи сплошь да рядом кратковременным, де­монстративным выступлением, — и в то же время подготовляя новые, еще более вну­шительные и более революционные открытые выступления масс в виде уличных де­монстраций.



МАЕВКА РЕВОЛЮЦИОННОГО ПРОЛЕТАРИАТА 299

Ни в одной стране мира за последний год не наблюдалось такого числа политиче­ских стачечников, как в России, такого упорства, такого разнообразия, такой энергии стачек. Уже одно это обстоятельство показывает всю мизерность, все презренное тупо­умие тех либеральных и ликвидаторских мудрецов, которые хотели «поправлять» так­тику русских рабочих 1912— 1913 годов по мерке «европейских» конституционных периодов, периодов главным образом подготовительной работы социалистического просвещения и воспитания масс.

Ибо громадный перевес русских стачек над стачками европейских, наиболее передо­вых, стран доказывает вовсе не особые качества или особые способности рабочих Рос­сии, — а лишь особые условия современной России в смысле наличности революцион­ного положения, нарастания непосредственно революционного кризиса. Когда в Евро­пе приблизится аналогичный момент нарастания революции (там это будет социали­стическая революция, а не буржуазно-демократическая, как у нас), тогда пролетариат наиболее капиталистических стран развернет еще несравненно большую энергию рево­люционных стачек, демонстраций и вооруженной борьбы с защитниками наемного рабства.

Майская стачка текущего года, как и целый ряд стачек за последние полтора года в России, имеет революционный характер в отличие не только от обычных экономиче­ских стачек, но и от демонстративных стачек и от тех политических стачек с требова­ниями конституционных реформ, какова, например, последняя бельгийская стачка. Этого своеобразия русских стачек, всецело обусловливаемого революционным состоя­нием России, никак не могут понять люди, плененные либеральными мировоззрениями и разучившиеся смотреть на вещи с революционной точки зрения. Эпоха контрреволю­ции и разгула ренегатских настроений оставила слишком много таких людей и среди тех, кто желает называть себя социал-демократами.

Россия переживает революционное состояние потому, что угнетение громаднейшего большинства населения,



300 В. И. ЛЕНИН

не только пролетариата, но и девяти десятых мелких производителей, особенно кресть­ян, обострилось в максимальной степени, причем этот обостренный гнет, голодовки, нищета, бесправие, надругательство над народом находятся в вопиющем несоответст­вии и с состоянием производительных сил России, и с степенью сознательности и тре­бовательности масс, пробужденных пятым годом, и с положением дел во всех сосед­них, не только европейских, но и азиатских странах.

Но этого еще мало. Одно угнетение, как бы велико оно ни было, не всегда создает революционное положение страны. Большей частью для революции недостаточно того, чтобы низы не хотели жить, как прежде. Для нее требуется еще, чтобы верхи не могли хозяйничать и управлять, как прежде. Именно это мы видим теперь в России. Полити­ческий кризис назревает у всех на глазах. Буржуазия все сделала, что от нее зависело, для поддержки контрреволюции и создания на этой контрреволюционной почве «мир­ного развития». Буржуазия давала деньги палачам и крепостникам, сколько они хотели, буржуазия поносила революцию и отреклась от нее, буржуазия лизала сапог Пуришке-вича и кнут Маркова 2-го, превращалась в лакея их, буржуазия создавала «европей-ски»-обоснованные теории, обливающие грязью якобы «интеллигентскую» революцию пятого года, объявляющие ее греховной, воровской, противогосударственной и прочее и прочее.

И несмотря на все эти жертвы своим кошельком, своей честью и своей совестью, буржуазия сама признает, от кадетов до октябристов, что самодержавие и помещики не смогли обеспечить «мирного развития», не смогли обеспечить элементарных условий «порядка» и «законности», без которых не может жить в XX веке капиталистическая страна, рядом с Германией и новым Китаем.

Политический кризис общенационального масштаба в России налицо и притом это — кризис такой, который касается именно основ государственного устройства, а вовсе не каких-либо частностей его, касается фундамента здания, а не той или иной при­стройки, не того

МАЕВКА РЕВОЛЮЦИОННОГО ПРОЛЕТАРИАТА 301

или иного этажа. И сколько бы ни болтали наши либералы и ликвидаторы фраз на тему о том, что «у нас есть, слава богу, конституция» и что на очереди дня те или иные по­литические реформы (тесной связи первого положения со вторым не понимают только очень недалекие люди), сколько бы ни лилось этой реформаторской водицы, — а дело остается в том положении, что ни единый ликвидатор и ни единый либерал не может указать никакого реформаторского выхода из положения.

И состояние масс населения в России, и обострение их положения новой аграрной политикой (за которую, как за последнее спасение, должны были схватиться крепост­ники-помещики), и международные условия, и характер создавшегося у нас общеполи­тического кризиса — вот та сумма объективных условий, которые делают положение России революционным вследствие невозможности решить задачи буржуазного пере­ворота на данном пути и данными (правительству и эксплуататорским классам) средст­вами.

Такова общественная, экономическая и политическая, почва, таково соотношение классов в России, породившее своеобразные стачки у нас, невозможные в теперешней Европе, у которой всякие ренегаты желают заимствовать пример не вчерашних буржу­азных революций (с проблесками завтрашней пролетарской революции), а сегодняшне­го «конституционного» положения. Ни угнетение низов ни кризис верхов не создадут еще революции, — они создадут лишь гниение страны, — если нет в этой стране рево­люционного класса, способного претворить пассивное состояние гнета в активное со­стояние возмущения и восстания.

Эту роль действительно передового, действительно поднимающего массы на рево­люцию, действительно способного спасти Россию от гниения, класса и играет про­мышленный пролетариат. Эту задачу он и осуществляет своими революционными стачками. Эти стачки, ненавидимые либералами и непонятые ликвидаторами, являются (говоря словами февральской резолюции РСДРП) «одним из самых действительных средств

302 В. И. ЛЕНИН

преодоления апатии, отчаяния и распыления сельскохозяйственного пролетариата и крестьянства, вовлечения его в возможно более дружные, одновременные и широкие революционные выступлениям .

Рабочий класс вовлекает в революционные выступления массы трудящихся и экс­плуатируемых, лишенных элементарных прав и доведенных до отчаянного состояния. Рабочий класс учит их революционной борьбе, воспитывает их для революционного действия, разъясняет им, где и в чем выход и спасение. Рабочий класс учит их не сло­вами, а делами, примером и притом примером не авантюр единичных героев, а приме­ром массового революционного выступления, соединяющего политические и экономи­ческие требования.

Как просты, как понятны, как близки эти мысли всякому честному рабочему, вос­принимающему хотя бы зачатки учения социализма и демократии! И как чужды они тем интеллигентским изменникам социализма и предателям демократии, которые в ли­квидаторских газетах поносят или осмеивают «подполье», уверяя наивных простачков, что они — «тоже социал-демократы».

Маевка петербургского, а за ним и всего российского, пролетариата еще и еще раз наглядно показала тем, кто имеет очи, чтобы видеть, и уши, чтобы слышать, великое историческое значение революционного подполья в современной России. Единственная партийная организация РСДРП в Петербурге, Петербургский комитет заставил и перед маевкой, как и перед 9 января, как и перед 300-летием Романовых, как и 4 апреля94, да­же буржуазную печать отметить тот факт, что листки ПК снова и снова появились по фабрикам и заводам.

Громадных жертв стоят эти листки. Иногда невзрачна их внешность. Некоторые из них, например, призывы к демонстрации 4 апреля, представляют из себя назначения часа и места демонстрации, в шести строках, набранных, видимо, тайком и с крайней спешкой в различных типографиях и различным шрифтом. У нас есть люди («тоже со­циал-демократы»), которые, имея в виду

См. Сочинения, 5 изд., том 22, стр. 259. Ред.



МАЕВКА РЕВОЛЮЦИОННОГО ПРОЛЕТАРИАТА 303

эти условия работы «подполья», спрашивают, злобно хихикая или презрительно под­жимая губы: «Если бы подпольем исчерпывалась партия, то сколько же членов она на­считывала бы? 2—3 сотни?». (См. № 95 (181) органа ренегатов «Луча» в редакционной защите г. Седова, имеющего печальное мужество быть открытым ликвидатором. Этот номер «Луча» вышел за пять дней до маевки, т. е. как раз во время изготовления лист­ков подпольем!)

Господа Даны и Потресовы с К , пишущие эти позорные вещи, не могут не знать, что тысячи пролетариев были в партии уже в 1903 году, 150 тысяч в 1907 году, что и теперь тысячи и десятки тысяч рабочих издают и распространяют подпольные листки, как члены подпольных ячеек РСДРП. Но господа ликвидаторы знают, что они защище­ны столыпинской «легальностью» от легального опровержения их подлой лжи и еще более подлых «ужимок» насчет подполья.

Посмотрите, до чего оторвались от массового рабочего движения, от революционной работы вообще, эти жалкие люди! Возьмите даже их, заведомо фальсифицированную в угоду либералам, мерку. Допустите на минуту, что «две-три сотни» рабочих в Петер­бурге участвовали в изготовлении и разбрасывании этих подпольных листков.

Что же отсюда выходит? «Две-три сотни» рабочих, цвет СПБ. пролетариата, люди, не только называющие себя социал-демократами, но и работающие как социал-демократы, люди, уважаемые и ценимые за это всем рабочим классом России, люди, не языкоблудствующие о «широкой партии», а составляющие на деле единственно суще­ствующую в России подпольную с.-д. партию, — эти люди готовят и раздают подполь­ные листки. Ликвидаторы «Луча» презрительно смеются (под защитой столыпинских цензоров) над «2—3 сотнями», над «подпольем», над «преувеличением» его значения и т. д.

И вдруг, о, чудо! По решению, средактированному пятью-семью членами исполни­тельной комиссии ПК, — по листку, изготовленному и розданному «двумя-тремя



304 В. И. ЛЕНИН

сотнями», — встают, как один человек, двести пятьдесят тысяч в Петербурге.

Не об «открытой рабочей партии», не о «свободе коалиции» и тому подобных ре­формах, призраками коих дурачат народ либералы, говорят эти листки, говорят рево­люционные речи рабочих на митингах и демонстрации. Они говорят о революции, как единственном выходе из положения. Они говорят о республике, как единственном ло­зунге, который, в противовес либеральной лжи насчет реформ, указывает перемену, обеспечивающую свободу, указывает силы, способные сознательно встать за нее.

Весь двухмиллионный Петербург видит и слышит эти призывы к революции, запа­дающие глубоко в сердце каждому трудящемуся и угнетенному слою. Весь Петербург видит на живом и массовом примере, в чем выход и в чем ложь либеральной болтовни о реформах. На всю Россию разносят тысячи связей рабочих — и сотни буржуазных газет, вынуждаемых рассказать хоть урывками о питерской массовке — разносят весть об упорной стачечной борьбе столичного пролетариата. И в крестьянскую массу и в крестьянское войско доносится эта весть о стачках, о революционных требованиях ра­бочих, о борьбе их за республику и за конфискацию земли помещиков в пользу кресть­ян. Медленно, но верно, революционная стачка шевелит, будит, просвещает и органи­зует народные массы для революции.

«Две-три сотни» «подпольщиков» выражают интересы и нужды миллионов и десят­ков миллионов, говоря им правду об их безвыходном положении, раскрывая им глаза на необходимость революционной борьбы, внушая им веру в нее, давая им правильные лозунги, вырывая эти массы из-под влияния широковещательных и насквозь лживых, реформистских лозунгов буржуазии. А «два-три» десятка интеллигентских ликвидато­ров, одурачивая неразвитых рабочих на денежки, собранные с заграницы и с либераль­ных купцов, проводят в рабочую среду лозунги этой буржуазии.

Майская стачка, как и все революционные стачки 1912—1913 годов, воочию пока­зывает нам три полити-



МАЕВКА РЕВОЛЮЦИОННОГО ПРОЛЕТАРИАТА 305

ческих лагеря, на которые делится современная Россия. Лагерь палачей и крепостни­ков, монархии и охранки. Он сделал все, что мог, по части зверства. Он уже бессилен против рабочих масс. Лагерь буржуазии, которая вся, от кадетов до октябристов, кри­чит и стонет, призывая к реформам и сама себя объявляя в «дураках» за допущение мысли о возможности реформ в России. Лагерь революции, единственно выражающий интересы угнетенных масс.

Всю идейную, всю политическую работу в этом лагере ведет только подпольная со­циал-демократия, умеющая каждую легальную возможность использовать именно в своем духе и неразрывно связанная с передовым классом, пролетариатом. Никто не может наперед сказать, удастся ли этому передовому классу довести массы до победо­носной революции. Но свой долг вести массы к такому выходу этот класс исполняет вопреки всем шатаниям и изменам либералов и «тоже социал-демократов». Все, что есть живого и жизнеспособного в русском социализме и в русской демократии, все это воспитывается исключительно на примере революционной борьбы пролетариата и под руководством ее.

Маевка текущего года показала всему миру, что российский пролетариат твердо идет по своему революционному пути, вне которого нет спасения для задыхающейся и гниющей заживо России.

«Социал-Демократ» № 31, Печатается по тексту

15 (28) июня 1913 г. газеты «Социал-Демократ»

306


ЗАМЕТКИ ПУБЛИЦИСТА

Политическая невоспитанность россиян сказывается, между прочим, в неумении ис­кать точных доказательств по спорным и важным историческим вопросам, в наивном доверии к восклицаниям и выкрикам, к заверениям и клятвам заинтересованных лиц.

Вопрос о ликвидаторстве запутан именно потому, что заинтересованные люди (т. е. сами ликвидаторы) не ленятся божиться и клясться, а «публика» ленится искать точных доказательств.



В чем суть вопроса? В отношении к революции и к подполью, в стремлении к массо­вому рабочему движению.

Что же, разве нет точных доказательств для ответа на фактическую сторону дела по этим вопросам?

Конечно, есть. Надо только отвыкнуть верить крикунам и либералам на слово.

«Вопрос» о подполье. Не следует ли тем, кто интересуется этим вопросом, спросить: кто работает в подполье? кто входит в подпольные организации? Не ясно ли, что не проявляющие себя подпольные организации суть ноль и обман?

В Питере две газеты: одна антиликвидаторская, другая — «тоже социал-демократический», ликвидаторский «Луч». В других городах пока газет рабочих нет.

Не следует ли предположить, что в Питере ликвидаторы сильнее, чем в других мес­тах? Кто же работает в партии в Питере?

ЗАМЕТКИ ПУБЛИЦИСТА 307

Возьмите свидетельства буржуазной печати. Вы увидите известия, что распростра­нены листки Петербургского комитета и перед 9 января, — ив 300-летнюю годовщи­ну Романовых, — и накануне 4 апреля, — и перед маевкой.

Есть ли у вас основания не доверять буржуазной печати в таком вопросе факта?

Ни один разумный человек не решится высказать такое недоверие. А кто сколько-нибудь близок к социал-демократии, тот видал листки ПК.



Ни одна газета не рассказывала о листках ликвидаторской «инициативной группы» в Питере в связи с этими великими датами великих революционных выступлений масс пролетариата в Питере.

И, сколько бы ни «клялись» лучисты, что они «тоже социал-демократы», «тоже за подполье», что их зря «травят» «ленинцы» и Плеханов и т. п., — мы не устанем указы­вать на факты, опровергающие басни и ложь «Луча».



Найдите нам газеты буржуазии, сообщающие о листках ликвидаторов в Питере пе­ред 9 января, перед 4 апреля, перед 1 мая. Их нет. Листков не было. Ликвидаторы не работают в подполье. Ликвидаторы не составляют подпольных организаций партии. Ликвидаторы не входят в ПК. Ликвидаторы стоят вне партии, ибо никакой иной пар­тии, кроме подпольной, а в Питере кроме организации, руководимой ПК, не существу­ет.

Мы нарочно не говорим о листках ЦК и OK, ибо доказать их распространение на местах труднее, а от OK мы видели почти за целый год только венский листок к 1 мая, не имеющий никакого отношения к работе в Питере и в России.

Ликвидаторы потому и увертываются от прямых ответов насчет «подполья», что их там нет. Божба и клятва, брань и крики не устранят этого факта.

Троцкий, служа верную службу ликвидаторам, уверял себя и наивных «европейцев» (из любителей азиатской сплетни), что ликвидаторы «сильнее» в легальном движении. И эту ложь опровергают факты.

308 В. И. ЛЕНИН

Выборы в Думу. Во II Думе 47% рабочей курии у большевиков. В III — 50%. В IV — 67%. Верить ли этим фактам или Троцкому и ликвидаторам?

Рабочая печать. За 1912 год антиликвидаторская газета несравненно раньше возни­кает и неизмеримо более рабочих групп (по открытым данным о сборах) за собой име­ет. 620 рабочих групп у «Правды», 89 у «Луча».

1913 год. У партийцев идут сборы уже на две газеты, у ликвидаторов дает дефицит и живет заграничной и неизвестной (буржуазной) поддержкой одна газета. 402 рабочих группы у «Правды», 172 у московской рабочей газеты того же направления, 167 у «Лу­ча».



Верить ли этим фактам или клятвам «Луча», Троцкого, Ф. Д. и К0?

Союз металлистов в Питере. Первые открытые выборы по платформам95. 10 из 14 сторонники «Правды». Как пойманный вор кричит: «держите вора», так ликвидаторы кричат: берегитесь раскола!

В мае 1910 года ликвидаторам было публично и ясно сказано («Дискуссионный Лис­ток» № 2 ), что они — отколовшиеся от партии легалисты-независимцы . С тех пор прошло три года. И только совершенно изолгавшиеся люди или абсолютно невежест­венные могут отрицать факты, вполне подтвердившие эти слова.

Ликвидаторы, это — паразиты на организме социал-демократии. Перед «Европой» (немецкая брошюра OK и г. Семковский в «Kampf»97) они хвастают стачками, а в Рос­сии в «Луче» пишут подлые статьи против стачек, о «стачечном азарте», о «синдика­лизме» революционных стачек. Перед Европой, они — за подполье (и перед наивным Аном тоже). А на деле в подполье их нет. Бессильные в рабочем классе, они сильны моральной (и, конечно, не только моральной) поддержкой буржуазии. Нужна наив­ность Ана, над которым прямо издевается, как над младенцем, редакция «Луча» (см. № 95), чтобы, защищая подполье, признавать лозунги «открытой партии»! Это значит сдать ликвидаторам содержание, воюя с ними из-за формы. Пусть

См. Сочинения, 5 изд., том 19, стр. 283—295. Ред.

ЗАМЕТКИ ПУБЛИЦИСТА 309

поразмыслит Ан, случайно ли буржуазия, враждебная подполью, вполне приемлет ло­зунг «открытой партии»!

Лозунг «открытой партии» есть лозунг «реформизма», лозунг, означающий — при данном соотношении классов и политических сил в России — отказ от революции. Ло­зунг подполья есть лозунг революции.

Буржуазия не может прямо влиять на рабочих в современной России. Пятый год сделал то, что рабочие издеваются над буржуазией и ее либерализмом. Слово «кадет» стало у них бранным словом. И вот, роль буржуазии среди рабочих исполняют ликви­даторы. Их объективное значение — проводники буржуазного влияния, буржуазного реформизма, буржуазного оппортунизма.

Все статьи Ф. Д. в «Луче», все тактические предпосылки ликвидаторов основаны на реформизме, на отрицании революции. Вы не доказали неизбежности революции — таков обычный ответ нам со стороны ликвидаторов. Ваш «прогноз» насчет революции односторонен, — перебалтывает г. Семковский, лакействуя перед ликвидаторами.

На это — короткий ответ. Наступление революции, господа либералы, доказывается только тем, что революция наступает. А когда она наступает, то и трусливые либералы и даже совсем случайные люди и авантюристы способны становиться «революционе­рами». Октябрь и ноябрь 1905 года вполне доказали это.

Революционер — не тот, кто становится революционным при наступлении револю­ции, а тот, кто при наибольшем разгуле реакции, при наибольших колебаниях либера­лов и демократов отстаивает принципы и лозунги революции. Революционер — тот, кто учит массы бороться революционно, а предсказать (дать «прогноз») итоги этой «науки» не в силах ни один человек.

Положение России революционно. Пролетариат, с которым в ногу и в согласии ра­ботают только антиликвидаторы, воспитывает массы к революции, готовит ее, ис­пользуя для нее все и всякие легальные возможности. В дело подготовки революции или, что то же, в дело

310 В. И. ЛЕНИН

последовательно демократического воспитания масс, в дело выполнения нашего социа­листического долга (ибо вне демократии нет социализма) революционная социал-демократия вносит плюс, а ликвидаторы вносят минус.

Только против реформизма, только против ликвидаторов возможна истинно социал-демократическая работа в России.



«Социал-Демократ» № 31, Печатается по тексту

15 (28) июня 1913 г. газеты «Социал-Демократ»

311


О ПРИЗЫВАХ ЛИБЕРАЛОВ К ПОДДЕРЖКЕ IV ДУМЫ

Вопрос об отношении Государственной думы к правительству и к стране все чаще обсуждается в печати и возбуждает немало интереса. Третьеиюньский избирательный закон создал два большинства: право-октябристское и октябристско-кадетское. Это по­следнее, «либеральное», если хотите, большинство неоднократно складывалось и в III Думе.

Теперь, в IV Думе октябристско-кадетское большинство получается еще чаще. Нель­зя забывать, однако, что произошло это не только от «полевения» октябристов, но и от поправения кадетов, выразившегося, с одной стороны, в переходе части кадетов к про­грессистам, а с другой стороны, в постоянных сделках октябристов с кадетами при по­средничестве прогрессистов.

Несомненно, учащение оппозиционных решений в IV Думе, принимаемых октябри-стско-кадетским большинством, доказывает нарастание политического кризиса в Рос­сии, — доказывает, что третьеиюньская система зашла в тупик, не удовлетворив даже буржуазии, готовой жертвовать на благо этой системы, на укрепление контрреволюции, — и деньги, и честь, и совесть.



Характерно, что даже такой закоренелый и непримиримый реакционер, как немец­кий историк Шиманн, знающий по-русски и пишущий в органе немецких Пуришкеви-чей98, приходит к выводу о назревании кризиса в России, — либо в виде системы в духе уже чисто плевенском" (мы, кажется, уже вошли в эту «систему»?),

312 В. И. ЛЕНИН

либо в виде, так называемых немецким историком, потрясений.

Спрашивается, какие выводы в практической политике вытекают из этого учащения либеральных решений Думы?

Кадеты уже сделали свой вывод по поводу осуждения октябристами политики мини­стерства внутренних дел. Этот вывод: требование для IV Думы «народной и общест­венной поддержки», призыв «общественного мнения» «видеть в Думе свою силу, непо­средственное проявление общественной воли» и т. п. (см. «Правду» № 128).

Мы уже указали на полную негодность такого вывода . Голосование по смете мини­стерства народного просвещения чрезвычайно наглядно подтвердило нашу оценку.

Думой приняты были три формулы: 1) националистическая, архиреакционная фор­мула — прошла голосами правых и октябристов; 2) октябристская — прошла голосами кадетов (содержит в себе вопиющее по лицемерности и абсолютно недопустимое для демократов, и даже для честных либералов, пожелание, чтобы министерство народного просвещения «не отвлекалось посторонними делу политическими соображениями»); наконец, 3) пожелание крестьянской группы, прошедшее, вероятно, при помощи не только к.-д., но и демократов вплоть до с.-д. За крестьянское пожелание подано было 137 голосов, против 134-х, при 4-х воздержавшихся.

Едва ли можно сомневаться в том, что ошибка с.-д., если они голосовали за кресть­янскую формулу, состояла в невнесении своего заявления или декларации. Голосовать следовало за, но нельзя было не оговорить своего несогласия, например, с пунктом 5 крестьянской формулы. В этом пункте говорится о родном языке в начальных школах. Демократия не могла бы ограничиться начальными школами. И вообще, последова-даельно-демократическими пожелания крестьян признать нельзя.

См. настоящий том, стр. 227—229. Ред.

О ПРИЗЫВАХ ЛИБЕРАЛОВ К ПОДДЕРЖКЕ IV ДУМЫ 313

Голосовать следовало за, ибо в формуле крестьян нет пунктов за правительство, нет лицемерия, но оговорить свое несогласие с непоследовательностью и робостью кресть­янского демократизма было обязательно. Например, умолчание об отношении школы к церкви для с.-д. совершенно недопустимо, и т. д.

Но это — мимоходом.

Главное же то, что IV Дума, после призывов к.-д. к поддержке ее, приняла формулу националистов !

Только слепой может не видеть, что поддержка IV Думы есть поддержка колеблю­щихся октябристов.

Кадеты хвалятся, что они своей поддержкой толкают октябристов к оппозиции. До­пустим на минуту, что это так. Но на какой почве стоит эта октябристская оппозиция? В лучшем случае, когда она оппозиционна, она стоит безусловно на точке зрения контрреволюционного либерализма. Что она продолжает зависеть от министров и угождать им, это доказал даже «прогрессист» Н. Львов, который, несомненно, вел по­литику угоды, когда исключал Щепкина на два заседания из-за выражения, во сто раз более слабого, чем обычные выражения правых!

Призывая народ к поддержке колеблющихся октябристов, кадеты претендуют на то, чтобы вести демократию на поводу у худших из либералов.

Но демократия видала сотни раз на более серьезных примерах, чего стоят наши ли­бералы. Демократия была бы обессилена и обезглавлена, если бы опять пошла за либе­ралами.

Столкновения буржуазии с правительством не случайность, а показатель глубокого, со всех сторон назревающего кризиса. Поэтому внимательно следить за этими столкно­вениями обязательно. Но добиться чего-нибудь лучшего для России демократия сможет только в том случае, если ни на минуту не забудет своей обязанности — заботиться о развитии в населении сознания самостоятельности задач демократии в отличие от ли­берализма, в противовес ему, вопреки его шатаниям.



«Правда» № 139, 20 июня 1913 г. Печатается по тексту

Подпись:В. И. газеты «Правда»

314


ТЕЗИСЫ ПО НАЦИОНАЛЬНОМУ ВОПРОСУ100

1. § нашей программы (о самоопределении наций) не может быть толкуем никак


иначе, как в смысле политического самоопределения, т. е. права отделения и образова­
ния самостоятельного государства.

2. Для с.-д. России этот пункт с.-д. программы абсолютно необходим



(а) как во имя основных принципов демократии вообще,

(б) так и в силу нахождения в пределах России, и притом на окраинах ее, ряда наций
с резко отличными хозяйственными, бытовыми и пр. условиями, причем эти нации (как
и все нации России кроме великорусов) невероятно угнетены царской монархией;

(в) наконец, и в силу того, что во всей восточной Европе (Австрия и Балканы) и в
Азии — т. е. в пограничных с Россией странах — либо не закончено либо только еще
начато буржуазно-демократическое преобразование государств, везде в мире ведшее, в
большей или меньшей степени, к созданию самостоятельных национальных государств
или государств с наиболее близким и взаимно-родственным национальным составом.

(г) Россия в настоящее время представляет из себя страну с наиболее отсталым и ре­
акционным государственным строем по сравнению со всеми окружающими ее страна­
ми, начиная — на Западе — от Австрии, в которой с 1867 года упрочились основы по­
литической свободы и конституционного строя, а теперь введено и всеобщее избира­
тельное право, и кончая — на Востоке —

Первая страница рукописи В. И. Ленина «Тезисы по национальному вопросу». — 1913 г.

1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   18