Основные направления внешней политики Италии

Главная страница
Контакты

    Главная страница


Основные направления внешней политики Италии



страница1/4
Дата24.03.2017
Размер0,6 Mb.


  1   2   3   4
Правительство Российской Федерации
Федеральное государственное автономное образовательное учреждение

высшего профессионального образования
«Национальный исследовательский университет
«Высшая школа экономики»


Факультет Мировой экономики и мировой политики

Отделение Международные отношения
Кафедра Мировой политики

ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА

На тему: Основные направления внешней политики Италии

Студент группы № 469

Пискарева Екатерина Михайловна

Руководитель ВКР

Профессор, доктор наук Барабанов Олег Николаевич.


Москва, 2013

Оглавление.

Введение…………………………………………………………….3

Основная часть………………………………………………………8


  1. Политика Италии в Ближневосточном вопросе…………………...8

  2. Италия-Израиль……………………………………………………12

  3. Италия-Афганистан………………………………………………..20

  4. Италия-Ливия……………………………………………………...22

  5. Основные цели внешней политики на Балканах…………………26

  6. Позиция Италии в Косовском конфликте………………………...26

  7. Экономический кризис: Италия и Европейский союз…………30

  8. Сила и слабость правительства Марио Монти…………………32

  9. Международная политика Италии в условиях экономического кризиса……………………………………………………………40

  10. Трансформация отношений Италия-ЕС в 2010-11…………….38

  11. Политика Италии в разгар Арабской весны……………………43

  12. Италия и США в условиях кризиса………………………………47

Заключение…………………………………………………………49

Список использованных источников………………………………52


Введение.

Последние 60 лет все правительства Италии старались соблюсти баланс между тремя направлениями внешней политики, которые являются опорами и сегодня: НАТО и Атлантическое партнерство, Европейская интеграция и регион Средиземноморья. Особенно трудно найти общую политику, чтобы соблюсти интересы США с одной стороны и интересы ЕС с другой.

Актуальность темы исследования. Одной из важных тем в изучении современных международных отношений является приспособление государства к вызовам меняющегося мира. Государство, как основной актор в системе мировой политики, находится в центре происходящих трансформаций. Неизвестность путей развития после распада биполярной системы, транснациональные интеграционные процессы, терроризм, обострение ряда локальных конфликтов, попытки более свободного толкования международного права – эти и другие проблемы, с которыми пришлось столкнуться мировому сообществу на рубеже тысячелетий, начали непосредственно влиять не только на внешнюю, но и на внутреннюю политику государств. Происходящие события вызвали живые дискуссии о переосмыслении концепции суверенитета, и о праве на гуманитарное вмешательство иностранных государств.

Европу затронули наиболее серьёзные изменения. Во-первых, это связано с высоким уровнем наднациональной интеграции в рамках ЕС, что является отличительной особенностью региона. Кроме того, после окончания холодной войны Европа, являющаяся одним из «основных фронтов» в холодной войне, подверглась самым значительным геополитическим изменениям после её окончания: смена идеологических ориентиров и общественно-политических формаций, кровавые межэтнические конфликты и др. Именно поэтому особенно важным представляется проследить изменения в международной системе на примере европейских государств. В этом отношении некоторые из них представляют особый интерес. Окончание противостояния между СССР и США дали возможность проводить более самостоятельную внутреннюю политику, как на глобальном, так и на региональном уровне. К числу таких стран можно отнести и Италию. Италия стала пограничной стороной. Она занимает промежуточное положение между Западом и Востоком, между Африкой и Европой. В политическом смысле она была западной демократией, граничащей с социалистическим блоком. Судьба страны определялась игрой двух противостоящих супердержав, это касалось всех вопросов международной жизни, затрагивающих Италию: от бывших итальянских колоний до членства в ООН. Типичное «среднее государство» в 1990-е активировала свою политику, превратившись в участника «мира протагонистов». Это было вызвано в большей степени соображениями безопасности, потому что балканский кризис разгорелся в непосредственной близости от Апеннин, так что Риму необходимо было принимать серьезные меры по его урегулированию.



Италия – государство, с довольно бедными природными ресурсами. Именно поэтому баланс во внешней политике между Европейским Союзом и США, внутренними интересами и внешней политикой представляет особый интерес для изучения.

Объектом исследования является внешняя политика Итальянского государства после второй мировой войны, акцентируя особое внимание на современность.

Предмет исследования – основные факторы, влияющие на принятие внешнеполитического курса Апеннинского полуострова.

Гипотеза. Противоречивость политики евроинтеграции с одной стороны и сотрудничества с США с другой, вынуждают Италию балансировать между Востоком и Западом, Европой и Америкой в попытке решить свои политические и финансово-экономические проблемы при минимальных потерях.

Цель работы – выявление основных приоритетов Италии на международной арене, учитывая события 2000-х годов. Исходя из указанной цели, были поставлены следующие задачи:

  • Рассмотреть итальянскую внешнюю политику после окончания Холодной войны, основные процессы, в которых Италия принимала непосредственное участие.

  • Выяснить положение Италии в период экономического кризиса XXI века.

  • Проанализировать отношения Италии со странами Ближнего Востока и северной Африки, а также осветить основные моменты их сотрудничества.

  • Рассмотреть взгляды Италии на основные вызовы конца XX –начала XXI веков.

  • Выявить роль Италии в реализации политик США и ЕС.

  • Проследить параллель изменений между внутренней и внешней политикой в XXI веке.

Методологическая и теоретическая основа исследования. При написании работы были использованы методологические средства, характерные для мировой политики, теории международных отношений, страноведения, теории политических систем, страноведения. Теоретические концепции тесно переплетены с практической деятельностью итальянских властей, ориентированной на приспособление Рима к вызовам современности. В ходе исследования были применены следующие приемы и методы:

  • Компаративный метод при сравнении экспертных концепций и анализе деятельности руководства страны по изучаемой теме;

  • Типологический метод при вырабатывании концепций однородных групп в политической мысли Италии.

  • Аналитический метод при анализе отдельных теорий и практических шагов итальянского руководства, как во внешней, так и во внутренней политике.

  • Историко-описательный метод, что обеспечивает систематизацию и анализ фактологической информации.

База источников. Использованные источники могут быть классифицированы следующим образом:

  • Документы международных организаций, в которых Италия принимает участие (ООН, ЕС, НАТО, Совет Европы и др.);

  • Статьи в прессе, интервью, речи, подготовленные видными итальянскими политиками;

  • Мемуары общественных и политических деятелей, непосредственно участвующих в принятии внешнеполитических решений Италии;

  • Сообщения информационных агентств;

  • Международные соглашения Италии;

  • Официальные доклады, речи и заявления лиц, напрямую влияющих на политику страны: президента, председателя совета министров, министра обороны, министра иностранных дел, глав палат парламента, и т. д.

  • Официальные документы иностранных государств, касающиеся Италии;

  • Конституция Италии, программные документы политических партий и движений, законы и другие нормативно-правовые акты;

  • Базы данных, исследования, составленные международными структурами, изучающих проблемы внешней политики.

Хронологические рамки исследования охватывают период с марта 1994 года по апрель 2013 г. Нижний хронологический режим является весьма условным, объясняется проведением выборов, в результате которых к власти пришло первое правительство С. Берлускони. Верхней границей исследования является окончание полномочий легислатуры М. Монти. Однако для понимания развития внешнеполитического курса, с целью выявления специфики отношений Италии с отдельными государствами в работе также приводятся исторические факты после окончания Второй Мировой Войны – когда необходима была новая тактика выстраивания международного курса с иностранными государствами.

Научная новизна исследования. Инновация работы объясняется неизученностью в отечестенной литературе внешней политики Италии после отставки правительства С. Берлускони, а также влияние экономического кризиса на изменение положения Италии на международной арене.

В работе получены новые результаты:



  • Изучена роль Италии в основных конфликтах в Европе, в Северной Африке и на Ближнем Востоке в конце XX-нач. XXI века;

  • Рассмотрены основные курсы внешней политики во время правительств С. Берлускони и М. Монти;

  • Проанализированы изменения во внешних приоритетах во время финансового кризиса 2000-х гг.;

  • Изучены цели и задачи Рима на Ближнем Востоке, Европе и Северной Африке;

  • Рассмотрены основные противоречия между внешнеполитическими курсами Италии и НАТО, Италии и ЕС и др.

Политика Италии в Ближневосточном вопросе.

На разных фазах своего развития Ближневосточный конфликт вызывал болезненные разногласия внутри НАТО. Первый раскол произошел в 1973 году, когда США решили перебросить в Израиль по воздуху боеприпасы и военную технику. Все западноевропейские страны-члены НАТО отказались предоставить свои аэродромы, разрешили только Нидерланды и Португалия. Основная причина отказа – боязнь распространения нефтяного эмбарго, установленного арабскими странами, за оказание помощи Израилю. Италия категорически запретила использовать свои базы для переброски военной силы на Ближний Восток, боясь быть втянутой в конфликт и испортить свои отношения с арабскими странами.


Благоприятное отношение к Израилю внутри страны, характерное для всех политических сил Италии, кроме А. Фанфани в ХДП, в 70-е годы сменилось политикой «равноудаления» от конфликтующих сторон. Начиная с 1970-х годов итальянцы настаивают на выполнении резолюции 242, принятой Ген Ассамблеей ООН по Палестинской проблеме. Данную резолюцию одобрили все 15 членов на 1382 заседании Совета Безопасности ООН 22 ноября 1967 году. Резолюция требовала вывода израильских сил с оккупированных во время конфликта территорий, призывала к немедленному прекращению состояния войны и всех агрессивных деклараций. А также признанию права каждого из государств на суверенитет, жить в мире, иметь безопасные и признанные границы без угроз и насилия1.

Позиция «равноудаления» в конфликте на Ближнем Востоке открывала перед Италией широкие возможности для посредничества, но данный курс ограничивал значение официальных позиций и заявлений. Несмотря на необходимость применения резолюции «во всех отношениях» правительство Италии не уточняло, выступает оно за полное освобождение занятых Израилем территорий или частичное.

Во время событий 1973 года линия Италии на Ближнем Востоке явно характеризовалась ориентацией на арабские государства. В этот период наиболее четко вырисовываются контуры итальяно-израильских противоречий. В случае эмбарго на поставки нефти (Италия импортирует 80% нефти из арабских государств), правительство выдвигает в апреле 1973 года предложение освободить захваченную Израилем часть Синая, а также решить проблему Суэцкого канала и оказать международную помощь режиму А. Садата.

Однако предложения не были восприняты всерьез ни США, ни Израилем. Политика «равноудаления» потерпела фиаско. На совещании в Алжире 1973 г Италия не была включена в список дружественных арабскому миру государств.

В 1974 году, при голосовании о признании палестинских территорий, Италия дополнила свои требования пунктом - полным освобождением оккупированных территорий. 14 октября 1974 Италия высказалась за признание прав народа Палестины.

Позиция Италии, последовавшей примеру Франции, противоречила позиции других западных держав и США. Обострение нефтяной проблемы толкает правительство Италии к заключению с арабскими странами двусторонних соглашений по типу договора, заключенного между Францией и Ираном и предусматривающего поставки промышленного оборудования в обмен на нефть.

С 1973 г Италия становится активным участником выработки общей политики Европейского Экономического Сообщества по вопросам Ближнего Востока, при этом делает упор на том, что «решение конфликта не должно быть навязано двумя сверхдержавами, и явилось бы результатом совместной дискуссии всех заинтересованных сторон». Итальянцы надеялись, что согласованная политика стран ЕЭС и установление более прочных связей между арабским миром и Западной Европой будут способствовать превращению Средиземноморья в сферу экономического и политического влияния интеграционного объединения. 2

Италия внесла немалый вклад в формирование «общей» ближневосточной политики Европейского Сообщества, вступив в широкие контакты на Ближнем Востоке. В 1977 г. Европейским советом было одобрено заявление стран «девятки» о принципах урегулирования арабо-израильского конфликта, в котором отразилось основное положение итальянской политики - это требование ухода израильтян со всех арабских территорий, которые были захвачены Израилем в июне 1967 года. А также недопустимости принятия каких-либо резолюций, нарушающих ход переговоров, уважения независимости, суверенитета и территориальной целостности всех стран этого региона. В признанных во всём мире и гарантированных границах, обеспечение законных прав палестинского народа с созданием их собственного государства. Об этом публично говорилось во время визита в Саудовскую Аравию премьер-министра Италии Джулио Андреотти в августе 1977г.

С подписанием кэмп-дэвидских соглашений, в 1977 г. Италия официально заняла позицию США. Тем не менее, опасаясь санкций со стороны арабских государств, осудивших египетско-израильскую сделку, итальянские политики не уставали подчеркивать, что это «только первый шаг».3

На общественность страны произвело негативное впечатление участие Италии в операции на Синайском полуострове, наряду с Великобританией, Нидерландами и Францией. Министр иностранных дел Италии Энрико Коломбо убеждал сенаторов, что «участие в многонациональных силах даёт возможность расширять сферы действий государства». Он заявлял, что международные силы не таят в себе опасность для арабских территорий4.

В 1982 г. Италия выступала вместе со своими партнёрами по ЕЭС за защиту единства и независимости Ливана, против вторжения Израиля, что угрожало жизни ливанцев и препятствовало восстановлению контроля ливанского правительства над всей территорией государства.

Единой позиции в Риме в отношении политики Ирана не сформулировано. Италия никак не комментировала события, происходящие в правящих кругах Ирана. Данное поведение объясняется: с одной стороны экономическими интересами Италии, нуждающейся в иранской нефти, с другой стороны, лояльностью по отношению к США.

Италия-Израиль.

На протяжении последних десятилетий отношения между Италией и Израилем не привлекали специалистов-международников и иностранных историографов. Только последние несколько лет ситуация изменилась и ученые начали заниматься данным вопросом, касающимся, особенно, отношений левоцентристских партий к Израилю и Палестине.

Рассматривая отношения с Республиканской Партией Италии (Partito Repubblicano Italiano) и Радикальной Партией (Partito Radicale) возможно проанализировать дипломатические отношения за последние пятьдесят лет и охарактеризовать их как «официальные недружественные», которые не имею никаких предпосылок ни к сближению, ни к ухудшению. Определенно это была инициатива Италии, которая, не имея отношений с Израилем, не хотела вредить отношениям с Арабским миром. Итальянская позиция к Израилю может быть описана как «под тенью Арабских государств»5. На самом деле Итальянское правительство тщательно избегало любого политического курса по отношению к Израилю, избегая тем самым трудностей, даже в меньшей степени, во взаимоотношениях с Арабским миром, как в политическом, так и в экономическом плане.

Данная позиция оставалась неизменной на протяжении 1950-х годов. Напротив, появился термин неоатлантизм (neoatlatismo), новой политики в Атлантическом регионе, которая подразумевала сближение между Италией и США, что позволяло Риму вести автономную политику на территории Средиземноморья.6 После боевых действий в июне 1967 года под руководством Альдо Моро (один из наиболее значимых политических лидеров Христианской Демократической Партии) Италия начала проводить про-Арабскую политику. Правительство также поддержала Коммунистическая оппозиционная партия, которая поддерживала курс СССР на Ближнем Востоке. Проводимая политика объясняется экономическим кризисом, который последовал за нефтяным шоком в 1973 году. В то же время, Италия начала поддерживать палестинский курс, что показывает открытие в 1974 году представительства Организации Освобождения Палестины (Palestine Liberation Organization) в Риме.7 Спустя несколько лет, в июне 1980 г. благодаря усилиям министра иностранных дел Эмилио Коломбо Совет Европы принял Венецианскую Декларацию по Ближнему Востоку, которая признавала «законные права Палестинского народа на самоопределение» и поддерживала соглашения, касающиеся мирного урегулирования, призывая к решению конфликта дипломатическим путем.8

В течение 80-х годов правительство Италии под руководством Беттино Кракси также поддерживало про-Арабский и про-Палестинский курс внешней политики. Впервые был проведен ряд встреч на высшем уровне, в ходе которых участники придерживались курса на сближение с Римом. Отношения с Израилем достигли высшей напряженности в октябре 1985 года, с нападением четырех террористов на итальянский корабль Акилле Лауро. 9 Конец Первой Республики привел к изменению внутриполитической системе Италии. Двусторонние переговоры в Осло между Израилем и ООП и, как результат, «Декларация о принципах», подписанная 13 сентября 1993 года в Вашингтоне, а также смена политических сил в Италии заставили пересмотреть внешнеполитический курс и занять «равноудалённую позицию» по отношению к двум сторонам. Большую роль в урегулировании сыграло правительство под руководством Сильвио Берлускони.

Говорить о коренных изменениях можно только во время второго срока премьерства Сильвио Берлускони (первое правительство было у власти только 8 месяцев - 10 май 1994 – 17 января 1995 и едва ли повлияло на курс проводимой внешней политики Италии). Второе (2 июня 2001-23 апреля 2005) и третье (23 апреля 2005 – 17 май 2006) правительства внесли существенный вклад в развитие итало-израильских отношений.

В течение пяти лет сменилось четыре министра иностранных дел: Ренато Руджеро (июнь 2001 – январь 2002); после его ухода обязанности временно исполнял Сильвио Берлускони, Франко Фраттини (ноябрь 2002 – ноябрь 2004) и Джанфранко Фини (ноябрь 2004 – май 2006).

Интересно рассмотреть причины, почему Ренато Руджеро принял решение уйти в отставку. Прежде чем занять пост министра иностранных дел, он занимал позицию Генерального Директора Всемирной Торговой Организации. Очевидно, что он был назначен на должность министра под давлением президента Карло Адзелио Чампи, а также других высших лиц, среди которых Джанни Аньелли - владелец ФИАТ.10 Руджеро решил покинуть правительство спустя только несколько месяцев после его назначения, прежде всего из-за скептицизма по отношению ЕС, выраженного другими министрами, в частности, министром обороны Антонио Мартино, министром экономики Джулио Тремонти и министром реформ Умберто Босси. Руджеро заявил, что он оставил пост по причине «непреемственности», «неоднородности» проводимого внешнеполитического курса. Таким образом, утверждая, что Италия не следует провозглашенным ранее про-Вашингтонским направлением. 11 Став министром иностранных дел, Сильвио Берлускони объявил, что Италия придерживается провозглашенных ранее курсов, что воплотилось в стратегии партнерства Рима с ЕС и США. 12

Была ли политика Сильвио Берлускони «преемственной» или резко отличалась от курса, проводимого предшественниками? Был ли Руджеро прав, что для Берлускони большую значимость представляли отношения с США, чем с ЕС? Был ли Берлускони прав, делая упор в равной степени как на сотрудничество с Брюсселем, так и с Вашингтоном? По данному вопросу ученые разделились на два лагеря: 1) Те, кто утверждает, что С. Берлускони изменил курс внешней политики Италии и 2) те, кто, напротив, видят преемственность в политике. (Делая упор, что изменился стиль и тактика ведения переговоров, но сущность осталась прежней).13

Пьетро Игнаци является сторонником первой точки зрения. Он считает, что, несмотря на провозглашенный С. Берлускони курс на сотрудничество, как с США, так и со странами Запада, глава правительства проводит политику «более жесткой лояльности» по отношению к Вашингтону, чем к Брюсселю. 14 Этторе Греко, Директор Института Международных отношений в Риме отмечает, что Итальянское правительство «придерживается про-европейского курса, чем традиционного подхода, тем самым расширяя круг своих политических союзников».15 Серджио Романо также пишет о «смене установленных приоритетов».

Однако дипломат Освальдо Крочи считает политику С. Берлускони преемственной: «Если Берлускони внёс изменения в итальянскую внешнюю политику, то это только касается стиля и манеры ведения переговоров, но не сущности». В качестве доказательства приводится ситуация в Ираке, что ярко выражает «последовательность» курса. На самом же деле, Рим пытается быть посредником между двумя позициями: США с одной стороны и Брюссель с другой. «Позиция правительства Берлускони не была новой, просто в ходе проявления прочно устоявшегося выбранного курса, произошел наклон Италии в сторону Вашингтона под таким же углом, как и в сторону Альп и региона Средиземноморья».16

Приводя разные мнения, непросто корректно ответить на вопрос насколько радикально изменился курс в рамках парадигмы «преемственности» и «изменчивости». Тем не менее, относительно вопроса об отношениях с Израилем, можно точно сказать, что С. Берлускони радикально изменил традиционный курс, не только формально, но и сущностно (содержательно).

Первые проявления в изменении отношения по вопросу Израиле-Палестинского конфликта можно наблюдать и у правительства левого крыла 1996-2001. Одну из главных ролей в коалиции сыграла Левая Демократическая Партия (Democratici di Sinistra). В апреле 1999 года в Рим прибыл с официальным визитом министр иностранных дел Израиля Ариель Шарон. Премьер-министр Италии Массимо Д’Алема выразил желание содействовать мирному регулированию конфликта, а также провести сбалансированный курс политики. По сравнению с 70-80гг левоцентристское правительство приняло совершенно противоположное направление, когда был взят курс «равной дистанциированности» как от Израиля, так и от Палестины17.

Необходимо привести ряд эпизодов, демонстрирующих изменчивость итальянской внешней политики по отношению к Израилю. Прежде всего, это «План Маршалла для Палестинцев», который никогда не был воплощен, но был представлен второй раз во время официального визита С. Берлускони в Израиль, в феврале 2010г. Изначально предполагалась помощь в размере 6,2 млн. биллионов евро. Италия могла покрыть только часть из заявленной суммы. 18Данное решение было основано, скорее, на гуманитарном подходе, чем на политическом, согласно которому экономическое развитие палестинцев является ключом к мирному решению израиле-палестинского конфликта. Решение итальянского правительства отходит от традиционного подхода, в котором «сапог» был ориентирован на политических задачах и активно поддерживал Палестину в борьбе за самоопределение.

  1   2   3   4

  • «Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики» Факультет Мировой экономики и мировой политики Отделение Международные отношения