Общественное

Главная страница
Контакты

    Главная страница



Общественное



страница1/12
Дата31.08.2017
Размер7,86 Mb.
ТипМонография


  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
Э.Ноэль-Нойман

ОБЩЕСТВЕННОЕ

МНЕНИЕ

ОТКРЫТИЕ



СПИРАЛИ

МОЛЧАНИЯ



Распознание и вычитка: http://socioline.ru

В данном электроннгм документе сохранена разбивка на страницы оригинального издания.

Для чтения с экрана, воспользуйтесь режимом просмотра «Черновик» MS Word.


серия: STUDIO ЕТ LECTIO

Э.Ноэль-Нойман ОБЩЕСТВЕННОЕ

МНЕНИЕ

ОТКРЫТИЕ

СПИРАЛИ МОЛЧАНИЯ

Монография знакомит читателя с оригинальной теорией обществен­ного мнения, подтвержденной ги­гантской практической работой классика этой отрасли социологии Элизабет Ноэль-Нойман. В книге всесторонне исследуются пути фор­мирования общественного мнения, его влияние на социально-полити­ческую жизнь общества, развитие гласности, связь со средствами мас­совой информации. Особое место в работе уделено феномену «спирали молчания», влияющей на прогнози­рование результатов политических выборов.

Как раскрутить «спираль молча­ния», то есть разговорить ту часть избирателей, которая предпочитает умалчивать о своих предпочтениях— об этом и рассказывает автор на примере изучения многолетней по­литической борьбы ХДС/ХСС и СПГ за голоса своих сторонников.

Монография содержит интерес­нейшие исторические справки и ис­ториографические выкладки.

Рекомендуется социологам, об­ществоведам, политологам, всем, кого волнуют проблемы формиро­вания общественного мнения.
Э.Ноэль-Нойман ОБЩЕСТВЕННОЕ

МНЕНИЕ

Elisabeth Noelle-Neumann

OFFENTLICHE

MEINUNG

Die

Entdeckung der

Schweigespirale

Ullstein 1989


Э.Ноэль-Нойман ОБЩЕСТВЕННОЕ

МНЕНИЕ


ОТКРЫТИЕ

СПИРАЛИ

МОЛЧАНИЯ

Издательство

«Прогресс-Академия»

Москва

1996

ББК 60.55 Н 86








Перевод с немецкого Рыбаковой JI.H. Редактор Шестернина Я.Л.

Ноэль-Нойман Э.

Н 86 Общественное мнение. Открытие спирали молча­ния: Пер. с нем./Общ. ред. и предисл. Мансуро­ва Н.С. — М.: Прогресс-Академия, Весь Мир, 1996. — 352 е.: илл.

Монография знакомит читателя с оригинальной теорией обще­ственного мнения, подтвержденной гигантской практической ра­ботой классика этой отрасли социологии Элизабет Ноэль-Нойман. В книге всесторонне исследуются пути формирования обществен­ного мнения, его влияние на социально-политическую жизнь об­щества, развитие гласности, связь со средствами массовой инфор­мации. Особое место в работе уделено феномену «спирали молча­ния», влияющей на прогнозирование результатов политических выборов.

Как раскрутить «спираль молчания», то есть разговорить ту часть избирателей, которая предпочитает умалчивать о своих предпочтениях — об этом и рассказывает автор на примере изуче­ния многолетней борьбы ХДС/ХСС и СПГ за голоса своих сторон­ников.

Монография содержит интереснейшие исторические справки и историографические выкладки.

Рекомендуется социологам, обществоведам, политологам, всем, кого волнуют проблемы формирования общественного мне­ния.









без объявл.

Н


ББК 60.55

0302030000—43 8/17(03)—96







ISBN 5-85864-035-4

© 1989 by Verlag Ullstein Jmb Н

© Перевод на русский язык, предисловие, «Прогресс- Академия», «Весь мир», 1996


Плюрализм в исследовании общественного мнения

Автор предлагаемой вниманию читателей книги «Обще­ственное мнение. Открытие спирали молчания» — Элиза­бет Ноэль-Нойман, доктор философии и экономики, про­фессор. Она родилась в Берлине в 1916 г. В 1940 г. полу­чила ученую степень и стала работать журналисткой. В связи с конфликтом с официальными кругами третьего рейха Э. Ноэль-Нойман вынуждена была в 1943 г. уехать из Берлина и публиковалась под псевдонимом.

После войны в 1946 г. она организовала институт по изучению мнения населения, который ныне широко изве­стен на Западе как Институт демоскопии (демос — народ, скопио — описываю). Это частный институт, существую­щий на средства, получаемые за выполнение заказов от фирм, организаций и правительства ФРГ. Так, уже более 40 лет он занимается прогнозом выборов в бундестаг не­зависимо от того, какое правительство находится в дан­ный момент у власти. В год здесь выполняется около 100 различных исследований, результаты которых пуб­ликуются в многочисленных изданиях, в том числе в вы­пускаемых институтом «Ежегодниках».

Наряду с эмпирической исследовательской деятельно­стью Э. Ноэль-Нойман занималась и учебно-преподава­тельской. Некоторое время после войны она работала до­центом в Свободном университете в Берлине, с 1966 г. — профессором, а через год — директором организованного не без ее участия Института публицистики при Универси­тете г. Майнца. На этом посту она находилась вплоть до выхода на пенсию в 1983 г.


В Институте публицистики подготовка студентов ве­дется по двум специальностям: публицистике и журнали­стике. Публицисты изучают исторические, политические, правовые, экономические, социально-психологические аспекты массовой коммуникации. При этом главный упор при обучении делается на эмпирическом анализе причин, содержания, особенностей воздействия инфор­мации, передаваемой средствами массовой коммуника­ции. Журналисты занимаются практическими и теорети­ческими проблемами, которые необходимо знать профес­сиональным журналистам.

Как и в других западных университетах, педагогиче­ская деятельность сотрудников сочетается здесь с научно- исследовательской. Среди основных исследовательских тем Института публицистики — общественное мнение, анализ конфликтов, теории информации и социальных перемещений, международные средства массовой комму­никации, их история, изучение аудитории средств массо­вой коммуникации, проблема взаимоотношения обще­ства и журналистики, методики публицистики, структура средств массовой коммуникации, проблемы права и пол­итики в сфере массовой коммуникации.

Сочетание практической, эмпирической работы с учебно-педагогической и научно-исследовательской дея­тельностью оказалось для Э. Ноэль-Нойман весьма пло­дотворным. В педагогической деятельности она широко использует данные, полученные в ходе проводимых ею социологических исследований, а в ткань последних вво­дит научные элементы. Так, например, проводя панель­ные (повторные) опросы на протяжении многих лет, она включает в них вопросы, которые дают возможность уста­новить тенденции развития общества. Благодаря этой своей инициативе Э. Ноэль-Нойман удалось получить материал для научно-теоретического обобщения. Это лишь один пример весьма удачного сочетания эмпириче­ской и научно-теоретической работы в социологических исследованиях.

В сфере научных интересов Э. Ноэль-Нойман цент­ральной является, бесспорно, проблема общественного мнения. Именно в этой области она завоевала известный авторитет во всем мире и удостаивалась чести быть из­бранной в различные международные организации. Так, в

течение ряда лет она была президентом Всемирной ассо­циации по изучению общественного мнения (ВАПОР).

В России имя Э. Ноэль-Нойман знакомо научной об­щественности. В 1978 г. в издательстве «Прогресс» была издана ее книга «Массовые опросы. Введение в методику демоскопии», обобщившая обширный опыт автора. Рабо­та эта быстро разошлась по стране, поскольку книга явля­ется хорошим пособием по прикладной социологии. В 1994 г. вышло ее второе издание на русском языке.

Монография «Общественное мнение. Открытие спи­рали молчания» посвящена изложению орЖ1ДДМЦЦхай.ХЈг ории общественного мнения, разработанной Э. Ноэль- Нойман на базе многолетних исследований этого фено­мена, так сказать, из практики, а не из размышлений за письменным столом. Своим большим опытом в его изу­чении и делится автор с читателями данной книги.

Следует отметить, что вопросами общественного мне­ния интересовались еще в глубокой древности. При этом достаточно четко наметилось несколько основных про­блем. Одна из них — проблема «авторства»: кто является субъектом феномена, который древнегреческим филосо­фом Протагор был называй публичным мнением. Прога- гор считал, что оно — мнение большинства населения. Од­нако другой древнегреческий мыслитель — Платон — ут­верждал, что истинно публичным является мнение ари­стократии. Протагор, таким образом, отстаивал демокра­тический взгляд на эту проблему, а Платон — антидемок­ратический, узаконивавший всевластие аристократии, имущих граждан.

Спор о субъекте общественного мнения (сам термин был введен в XII в. английским писателем и государствен­ным деятелем Д. Солсбери) не затихал на всем протяже- ГГйи йггории"''вплоть до найих дней, увязываясь с другим дискуссионным вопросом — какова роль общественного Мнения в жизни общества. Поскольку этот вопрос имеет прямое отношение к вопросу о власти, он подчас выступа­ет на первый план во всех рассуждениях об общественном мнении. И здесь имеются две точки зрения. Сторонники одной, «привязывающие» общественное мнение к народу, понимают его как силу, с которой должны считаться пра­вительства, парламенты, т.е. общественное мнение в этом смысле выступало как инструмент участия народа в уп­

равлении государственными делами. Представители дру­гой, считающие общественное мнение выражением гос­подствующей элиты, полагают, что оно выступает как си­ла, воздействующая на население и способствующая лега­лизации политического господства элиты.

В XX в. представители разных наук — философии, соц­иологии, социальной психологии, публицистики — про­являют повышенный интерес к проблемам общественно­го мнения. Это не значит, что последние получили в их ра­ботах свое окончательное решение. Скорее наоборот. Аме­риканский социолог М. Оугли, например, заявлял, что в понимании общественного мнения на Западе царит хаос. Везде на дюжину исследователей, запятых дискуссией по вопросу об общественном мнении, найдется двенадцать человек, спорящих шумно о двенадцати различных воп­росах*.

Г. Дюрент, в свое время директор Британского инсти­тута общественного мнения, признал, что «общественное мнение не поддается описанию, оно неуловимо для опре­деления, его трудно измерить и невозможно увидеть»**.

Столь же пессимистично высказывание американско­го социолога Б. Берельсона, который, говоря о состоянии изучения общественного мнения в США в середине 50-х го­дов, отмечал, что соответствующие исследования не за­трагивают основных, фундаментальных проблем, не рас­крывают самой природы явления.

Оценки западных ученых исследований общественно­го мнения 50-х годов не сильно отличаются от оценок, ко­торые дают их коллеги 20 лет спустя. Нет общепринятого определения общественного мнения, заявляет профессор журналистики Колумбийского университета (США) В.Ф. Дэвисон в своей статье, опубликованной в 1969 г. в «Международной энциклопедии социальных наук». Тем не менее, продолжает он, возрастает использование этого понятия. Что означает столь настойчивое употребление понятия «общественное мнение», несмотря на трудности его определения? Дэвисон полагает, что это может озна-

* См„ например: Ogle М. Public Opinion and Political Dynamics. Boston, 1950, p. 40.

** The British Journal of Sociology, vol. VI, № 2, June 1955, p. 152.
чать только одно: понятие как-то затрагивает действие тельность.

На Западе распространено также позитивистское опре­деление общественного мнения. Один из его сторонников, Г. Онкен, считает: в конце концов каждый, кого спросят, знает точно, что означает общественное мнение.

В наши дни на Западе популярны три наиболее вли­ятельные концепции общественного мнения. Две из них, в общем, унаследованы от прошлого, и одна представля­ется оригинальной. Нам хочется остановиться на первой из двух указанных, предложенной немецким философом Ю. Хабермасом, -- так называемой морализующе-нормативной.

Хабсрмас в своих работах указывает, что его взгляды являются развитием тех положений, которые были сфор­мулированы еще в XVIII в. В их основе — понятие обще­ственная ^гласность, открытость, с помощью которых предполагается преодолеть изолированность абсолютной монархии, сделать ее идеологию понятной массам. Ха- бермас прямо говорит, что его концепция рассчитана на то, чтобы сохранить господствующий частнособственни­ческий хозяйственный механизм.

Публика, согласно Хабермасу, — это не народ, не мас­са* не большинство населения, не «все»; она состоит из тех, кто может резонерствовать на собраниях, в кафе и пивных, в салонах и на страницах газет; она состоит из образован­ных слоев населения, владеющих собственностью. Они считают себя носителями истины, которая должна быть признана всеми. Основная задача их резонерствования состоит в том, чтобы «законным образом» устранить про­тиворечия в интересах существующего государства и бур­жуазного общества.

Хабермас отмечает, что в настоящее время не найти политического обоснования буржуазной общественности и гласности, которые нужно оставить в структуре обще­ственного мнения. Поэтому-то понятие «общественное мнение» и является таким популярным — в нем видят возможность сохранения того, что не удается осуществить пол итически м и средствам и.

Нет ничего удивительного в том, что понятие «обще­ственное мнение», по Хабермасу, имеет прямое отноше­ние к понятиям «право» и «политика». В самом деле, если

общественное мнение является сознательным рассужде­нием образованной публики, то оно должно в первую очередь укреплять господство буржуазии, оправдывать прак­тику применения права и политики буржуазии. Это влия­ние общественного мнения подкрепляется тем, что судьи и административные чиновники подбираются из «образо­ванных сословий». Опираясь на существующие законы, эти чиновники вместе с тем «освящают» права и политику буржуазии общественным мнением.

Сам Хабермас понимаемое таким образом обществен­ное мнение называет «либерально-буржуазным». Его субъектом, напоминаем, является группа частных лиц, которые имеют возможность открыто судить и объединя­ются в «публику» благодаря владению собственностью и своей образованности. Между публикой и общественным мнением находятся мораль и право. Они угверждаются разумом. Это позволяет апеллировать к нему, делая насто­ящий субъект анонимным. Апелляция сверху оценивает­ся как свобода прессы, а снизу — как всеобщая доступ­ность, которая на самом деле ограничена барьерами част­ного владения.

Провозглашаемая таким образом мораль отличается от общечеловеческой морали. Кто несогласен с резонерст­вующей публикой, тот объявляется общественным мне­нием не просто отступником от нормы, но очень плохим человеком или даже при го м.

Политическая сущность концепции Хабермаса ясна. Общественное мнение он рассматривает как инструмент в руках господствующих классов. Собственно, он и не скры­вает этого, когда дает определение «публика» буржуазии, за которой сохраняет право судить и объяснять происхо­дящее в обществе. По Хабермасу, общественное мнение является всегда официальным, т.е. таким, которое выра­жается в прессе, в других официальных источниках ин­формации.

Вторая концепция общественного мнения принадле­жит Н. Лумапу. Исходный пункт его рассуждений — отри­цание любого субъекта общественного мнения. Луман многократно утверждает в своих работах, что обществен­ная доступность и гласность предполагают сразу несколь­ко тем, которые могут быть в центре внимания процесса коммуникации. Но одновременно коммуницировать с не­

сколькими темами невозможно, требуется выбрать ка­кую-то одну. Нужно внимание, которое бы определяло, осуществляло этот выбор и делало возможным обсужде­ние темы с незнакомым человеком в пивной или на улице. Именно эта тема и составляет содержание общественного мнения. Однако Луман признает, что одного внимания недостаточно для формирования общественного мнения. Он преодолевает это препятствие утверждением, что темы живут в обществе своей жизнью, их распространение под­чиняется своим, особым закономерностям. Тем самым общественное мнение, по Луману, привязывается не к от­дельным индивидам, не к состоятельному сословию, как у Хабермаса, а к темам.

По мнению Лумана, такой подход к общественному мнению имеет ряд преимуществ. Он позволяет говорить обо всех людях одинаково, как если бы между ними не су­ществовало каких-либо различий. Общественное мнение, по Луману, охватывает всех, и перед ним все равны. Далее, Луман демократично увязывает различия в обществен­ном мнении с различиями между темами. Одно дело, го­ворит он, судить об инфляции, а другое — об инфляции, которая приносит ущерб пенсионерам. Взгляды могут быть противоположными, но общественное мнение их упорядочивает, не давая оценки, что и является, согласно Луману, выражением либеральности.

Имеет ли общественное мнение юридическую силу, это зависит от принятия решения, основывающегося на внимании индивида к теме. Если что-то не привлекает внимания людей, то и общественного мнения на соответ­ствующую тему опасаться не нужно. Если же имеет место усиленное внимание к чему-то, то это означает рассогла­сование системы права. Средняя степень внимания — вот что является наиболее важным для исследователя.

Когда тема и мнение о ней не совпадают, тогда, по Лу­ману, возникает так называемое манипулирующее мора­лизирование. Например, темы «разрядка» и «запрет на профессию» не нашли однозначного выражения и не все­ми понимаются одинаково. Сторонники одного мнения отличаются от сторонников другого мнения. Между ними возникает конфликт и может происходить борьба, в ре­зультате чего высказанные мнения одних будут порож­дать неодобрительную реакцию со стороны других, кото­

рые станут оказывать давление на своих противников. По­этому нет никакого нейтрального мнения, оно так или иначе связано с оценками. Мнения имеют непосредствен­ное отношение к праву, а следовательно, и к поведению людей. Долговременные мнения порождают бытующие длительный период приспособительные формы поведе­ния людей, освященные правом.

В концепции Лумана делается акцент на содержании общественного мнения — этим она отличается от концеп­ции Хабермаса и других исследователей. Однако «тема» Лумана отрывается от субъекта, ее творца, в результате че­го его концепция абстрактна. Общественное мнение он объясняет индивидуалистично — через внимание, — при­нижая тем самым социальную сущность общественного мнения. Сказанное относится и к трактовке Луманом дру­гих аспектов общественного мнения.

Оригинальную концепцию общественного мнения, широко распространенную ныне в Германии и других странах, создала, как мы уже говорили, Э. Ноэль-Нойман. Она представляет собой статистическо-психологическое направление в исследовании общественного мнения, опи­рающееся на демоскопию.

Демоскопия — наука статистическая, поэтому она предполагает наличие количественных данных, между ко­торыми усматриваются различия. В частности, утвержда­ется различие между общественным и обыденным, здра­вым и нездравым мнением. В принципе для демоскопии остаются неразличимыми мнения массы и публики, дру­гих сообществ людей, поскольку она оперирует количест­венными величинами.

Критики демоскопии многократно обвиняли Э. Но­эль-Нойман за то, что она не учитывает качества мнений. В ответ на это исследовательница заявляла, что для нее все люди равны, что демоскопия исходит из признания ра­венства всех граждан. В своих работах демоскопы как бы делают срез определенного множества мнений. Однако и данное положение подвергается критике за то, что при та­ком подходе нельзя составить прогноз развития или фор­мирования общественного мнения. На это обвинение Но­эль-Нойман ответила своей теорией «спирали молчания». Вот как она поясняет эту теорию.
В обществе существует два источнику, порождающих общественное. мнение. Первый — это непосредственное наблюдение за окружающим, улавливание, одобряются ли те или иные действия, явления, заявления и т.п. Второй источник — средства массовой коммуникации. Они по­рождают так называемый дух времени — другое понятие, служащее для обозначения тематики общественного мне­ния, которая сохраняется в течение длительного времени. Этот «дух» влияет на установки и поведение индивида. Формирование общественного мнения происходит благо­даря установкам, цель которых особо подчеркивал еще в 1922 г. американский журналист-социолог Липман в своей книге «Общественное мнение». Липман полагал, что каждый человек регулируется, детерминируется через ус­тановки, определяющие, что он видит, слышит, как он ин­терпретирует окружающее, что является важным для лич­ности. Они составляют механизм «селективного восприя­тия» — понятия, которое широко использовал другой аме­риканский исследователь, П. Лазарсфельд.

Средства массовой коммуникации должны обладать публицистическим многообразием, т.е. давать возмож­ность «поведать миру» разные точки зрения и мнения. Э. Ноэль-Нойман отмечает, что в недалеком прошлом в ФРГ и других западных странах телевидение, например, находилось под контролем властей, равно как и другие электронные средства информации. Теперь этот конт­роль сверху ослаб, но его должны осуществлять сами журналисты.

Если это так, то откуда может возникнуть многообра­зие в содержании средств массовой коммуникации (СМК)? Так ставит вопрос Ноэль-Нойман и дает на него следующий ответ: причиной этого является разнообразие политических ориентации у представителей журналист­ского сословия. Но они должны считаться с законополо­жениями «сверху», которые в ФРГ вообще-то не отменены. Верховный конституционный суд этой страны так опреде­лил предназначение средств массовой коммуникации, в частности телевидения: они (СМК) служат для распрост­ранения информации, формирования мнений, контроля, а также для развлечения и назидания. При этом все долж­но осуществляться в легально принятых демократиче­ским населением рамках.
Все вышесказанное составляет как бы предпосылки те­ории «спирали молчания». Конкретно суть ее заключается в следующем.

В свое время в ФРГ дискутировался вопрос о «восточ­ной политике» канцлера Аденауэра. Тот, кто был убежден в правильности новой восточной политики, чувствовал, что его мнение разделяется всеми. И он выражал его громко, с чувством уверенности и с искренним убежде­нием в своей правоте не стеснялся высказывать собст­венные взгляды. Те же, кто отвергали новую восточную политику, чувствовали себя в одиночестве, замыкались и сохраняли молчание. И такое их поведение, по мнению Э. Ноэль-Нойман, приводило к тому, что первые казались сильнее, а вторые — слабее, чем это было на самом деле. Наблюдая за окружающими, одни получали под­держку и начинали еще громче высказывать свое мне­ние, а другие все больше замыкались и не подавали го­лоса. И спираль эта все больше закручивалась. Такое по­ложение точнее можно назвать «спиралью молчания». Основанием для молчания являлась боязнь оказаться в изоляции, и эта боязнь выступает как та движущая сила, которая запускает спираль молчания.

С точки зрения спирали молчания Э. Ноэль-Нойман объясняет многие явления общественной жизни. Так, на­пример, общезначимость, гласность, но ее мнению, — это такие состояния, когда индивиды не хотят себя изолировать и терять свое лицо. Если же кто-то выражает иное мнение, чем провозглашенное во всеуслышание и ставшее общезначимым, то гласность, общезначимость выступают в виде позорного столба и служат весьма дей­ственным способом наказания. Отсюда вытекает один очень важный момент в определении общественного мнения: оно не просто морально значимо, не просто оп­ределяет поведение, не только объединяет людей в сооб­щество; оно имеет социальное измерение — его можно безбоязненно высказать гласно перед общественностью, не испытывая страха быть изолированным от сообщест­ва, выглядеть смешным.


  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

  • Э.Ноэль-Нойман
  • Ноэль-Нойман