Научно-практической конференции

Главная страница
Контакты

    Главная страница


Научно-практической конференции



страница34/37
Дата08.04.2018
Размер4,84 Mb.


1   ...   29   30   31   32   33   34   35   36   37
5 Налимов В.П. К вопросу о взаимном избегании полов // Землеведение. Периодическое издание Географического отделения Императорского Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии. Т. XVII. Кн. I. М., 1910.

1 Работа переиздана на русском языке лишь в 1991г.: Налимов В.П. К вопросу о первоначальных отношениях полов у зырян // Тр. ИЯЛИ КНЦ УрО РАН. Вып. 49: Семья и социальная организация финно-угорских народов. Сыктывкар, 1991. С. 5-23.

2 Сорокин П.А. К вопросу об эволюции семьи и брака у зырян // Известиях Архангельского общества Изучения Русского Севера. Архангельск, 1911. № 5; Он же. К вопросу о первобытных религиозных верованиях зырян // Известия Вологодского общества изучения Северного края. Вологда, 1917. Вып. IV. С. 48-55. Можно, таким образом, полагать, что упоминавшаяся П.А. Сорокиным "добрачная свобода" как бы санкционировалась общественным мнением. Она выступала в качестве своеобразного гаранта выполнения молодежью своих добрачных обязательств. С этими идеями вполне согласуются наблюдения известного исследователя этнографии коми В.П. Налимова, проницательно описавшего целый комплекс ограничений и запретов, регулировавших взаимоотношения полов, в том числе и в рамках семьи. Важным аргументом в пользу сформулированных выводов является и современная этнологическая теория, согласно которой для обществ, различные сферы функционирования которых обусловлены двоичными символическими классификациями типа "мужской-женский", "правый-левый", оказывается характерным комплекс обязательных или предпочтительных брачных правил (См. Иванов В.В. Проблемы этносемиотики // Этнографическое изучение знаковых средств культуры. Л., 1989. С. 39). Значение таких классификаций для традиционной культуры коми надежно выявлено в обрядах жизненного цикла, семантике деревенского пространства, традиционных представлениях, восходящих к архаичным космогоническим мифам (См. подробнее: Несанелис Д.А. Раскачаем мы ходкую качель. Традиционные формы досуга сельского населения Коми края. Вторая половина XIX - первая треть XX вв. Сыктывкар, 1994. С. 47).

3 См. Этнографическое обозрение. 1909. № 1. С. 82-84.

1 Зеленин Д.К. Отзыв об этнографических работах профессора В.П. Налимова. Рукопись и машинопись. На 2 л. 1930 гг. // ПФА РАН Ф.№ 849. Оп. № 1. Д.№ 717.

2 Более подробно см.: Семенов В.А., Шарапов В.Э. Исследования и исследователи традиционной культуры коми в трудах академика Д.К. Зеленина // История, современное состояние, перспективы развития языков и культур финно-угорских народов. Материалы III Всероссийской научной конференции финно-угроведов. Сыктывкар, 2005. С. 409-412.

3 Терюков А.И. Из истории изучения обрядов жизненного цикла народов коми // Арт (Лад). Сыктывкар, 1999. № 3. С. 133.

1 В качестве иллюстрации приведем цитату из недавней публикации Уляшев О.И., Ильина И.И.: «В силу традиций, опирающихся на особенности хозяйственной деятельности и сформировавшихся в таёжных природных условиях, женщина и мужчина коми всегда были достаточно равноправны и самостоятельны. А наличие двух относительно самостоятельных культурных пластов, промыслового мужского и семейного женского, указывает на то, что в обществе в целом не было ярко выраженной маскулинной или фемининной доминанты» (Уляшев О.И., Ильина И.И. Некоторые аспекты изучения мужского и женского в культуре коми // Фольклористика коми. Труды ИЯЛИ КНЦ УрО РАН. Вып. 63. Сыктывкар, 2002. С. 16-25.

2 Коровина Н.С. Традиционные формулы красоты в коми-зырянских сказках // Коми-пермяки и финно-угорский мир. Кудымкар, 1997. С. 339-343; Уляшев О.И., Ильина И.В. Магия любви и любовная магия коми // Арт. № 1. Сыктывкар, 1998. С. 82-91.

3 Уляшев О.И., Ильина И.В. "Мужской путь" и "женский путь" в культуре коми-зырян // VI Конгресс этнографов и антропологов России. Тезисы. Спб, 2005. С. 311.

4 Сажина Л.А. Женщина в ритуале и повседневности коми // Studia Juvenalia: Сб. трудов молодых ученых ИЯЛИ КНЦ УрО РАН. Сыктывкар. С. 151-158.

5 Здесь уместно привести мнение В. Тураева о необходимости постановки проблемы ответственности этнографов за навязывание мифических представлений о "золотом веке" этнических культур, ассоциирующемся с идеальной традиционной культурой, которой никогда не существовало. См.: Антропологический форум. Специальный выпуск. VI Конгресс этнографов и антропологов России. Спб, 2005. С. 151-152.

1 См. об этом работы: Чувьюров А.А. Гендерные отношения в религиозно-мистических сообществах (на примере коми этноконфессионального движения "бурсьыласьяс") // Мифология и повседневность: гендерный подход в антропологических дисциплинах, СПб, 2001. С. 76-85; Власова В.В. Особенности женских и мужских ролевых структур в религиозных практиках (наставники у коми староверов) // Гендерная теория и историческое знание. Материалы международной научно-практической конференции. Сыктывкар, 2003. С. 105-107.

* Чудова Татьяна Ивановна – к.и.н., доцент кафедры археологии и этнографии СыктГУ.

1 Salminen V. Inkerin runonlaulajat ja tietäjät. Helsinki: Suomalaisen Kirjallisuuden Seura. S. 528.

2 Лотман Ю.М. Память в культурологическом освещении // Лотман Ю.М. Избранные статьи в трёх томах. Т. I: Статьи по семиотике и типологии культуры. Таллин, 1992.

3 Tallqvist Th., Törne­roos A. Kertomus Runonkeruu-matkasta Inkerissä, kesällä 1859 // Suomi 1859. Helsingfors, 1860. S. 128.

4 Porkka V. Kertomus Runonkeruu-matkasta, jonka v. 1883 kesällä teki Inkeriin Volmari Porkka // Suomi II:19. Helsinki, 1886. S. 155.

5 См.: Аро S. “Ex cunnon vöki tulee”. Fyysiseen naiseuteen liittyvä ajattelu suomalais-karjalaisessa perinteessä // Apo Satu. Naisen väki. Tutkimuksia suomalaisen kansanomaisesta kulttuurista ja ajattelusta. Helsinki: Karisto Oy:n kirjapaino Hämeenlinnassa. S. 11-49.

6 Runoja Henrik Floniuksen, Kristfrid Gananderin, Elias Lönnrotin ja Volmari Porkan kokoelmista. Toim. Matti Kuusi ja Senni Timonen. Suomen Kansan Vanhat Runot XV. Helsinki: Suomalaisen Kirjallisuuden Seura, 1997.

1 Минц З.Г. Несколько дополнительных замечаний к проблеме: «Символ в культуре» // Актуальные проблемы семиотики культуры. Труды по знаковым системам, 20. Тарту, 1987. C. 96.

2 Бахтин М.М. Литературно-критические статьи. М., 1986. C. 473.

3 «Идя по нитке событий с конца к началу, наконец, удалось добраться до того истока, от которого пошли все события» (Булгаков М. Мастер и Маргарита // http://lib.ru/BULGAKOW/master.txt).

4 В этом смысле эпос «Калевала» вторичен. Именно благодаря опубликованию аутентичных рун в «Старых Рунах Финского Народа» была подведена база под мифотворчество финляндской элиты.

5 урсив авторский]: «Ингерманландия стала частью Петербургской губернии. Имя с поэтическим и феминным – даже скандинавским – оттенком поменялось на милитантское и маскулинное, на русское. Пётр Великий понимал значение метафор и имён, завоёвывая невские устья и луга и основывая метрополию» (Sihvo H. Inkeriläisten identiteetti muutosten paineissa // Inke­ri. Histo­ria, kansa, kulttuuri. Suomalaisen Kirjallisuuden Seuran Toimituksia 547. Pieksä­mäki: Suomalaisen Kirjallisuuden Seura, 1992. S. 347).

6 Тодоров Цв. Теории символа. М., 1998. C. 262.

7 «Там, где коридоры культуры кончаются, и сама природа берёт своё начало, встаёт образ Вяйнямёйнена. Будто хочет он показать и напомнить, что это был он, кто вывел Финляндский народ из дикого природного состояния к знанию и умению» (Saxbäck F.A. F. A. Saxbackin matkakertomus runonkeruu-matkastansa Inkerissa v. 1859 // Runonkeraajiemme matkakertomuksia 1830-luvulta 1880-luvulle. Toim. A.R. Niemi. Suomalaisen Kirjallisuuden Seuran Toimituksia 109. Helsinki: Suomalaisen Kirjallisuuden Seura, 1904, s. 319-320).

1 «Как говорится, другие привычки в чужом краю, по-иному в другом доме. Но редко столь явное различие встретишь, как между коземкинскими деревнями, в которых преобладает то одна, то другая религия. Какая из них побеждает - согласно той обычаи и весь жизненный уклад. Чем больше людей Русской веры (Wenäenuskoisia), тем хуже положение» (Länkelä J. Matkakertomus // Suomi, 1859).

«Лютеране не ставят перед собой задачи составить конкуренцию Русской Православной церкви, которую справедливо считают Старшей сестрой. Одна из задач российской лютеранской церкви, как церкви меньшинства и церкви учащей свою паству патриотизму и активной позиции в государстве и по отношении к государству - всемерно содействовать и помогать Русской Православной Церкви в деле духовного просвещения российского общества. Лютеране при этом осознают себя, пусть и маленькой, но неотъемлемой и важной частью России, как евразийского государства, и желают делать со своей стороны все возможное для его процветания» (К. Андреев, пастор ЕЛЦ Ингрии; Русские лютеране приняли участие в учредительном съезде Международного евразийского Движения // www.luther.ru Архив новостей. 24.11.2003).



2 Sihvo H. Inkeriläisten identiteetti muutosten paineissa // Inkeri. Historia, kansa, kulttuuri. Suomalaisen Kirjallisuuden Seuran Toimituksia 547. Helsinki: SKS, 1991. С. 346.

1 События конца 1920-х г.г.; Kuortti A. Kirkossa, keskitysleirissä, korvessa. Inkeriläispapin muistelmia. Jyväskylä: Gummerus, 4. Painos, 1989. S. 73-74.

2 Kuortti A. Kirkossa, keskitysleirissä, korvessa. Inkeri­läispapin muistelmia. Jyväskylä: Gummerus, 4. Painos, 1989. S. 218.

1 ПМА, звукозапись, 63а:5. Перевод. «Душа не лежит» - по-русски в оригинале.

2 ПМА, рукописный текст, 11:87-90. Перевод.

3 В рукописном тексте «uusi äiti», «новая мама», что связано с проблематичностью сочетания в письменном тексте диалекта и литературного финского.

4 Ср. со сказочным образом мачехи – представительницы дальних племён (Мелетинский Е.М. Женитьба в волшебной сказке (ее функция и место в сюжетной структуре) // http://www.ruthenia.ru/folklore/meletinsky13.htm).

1 Леви-Строс К. Структурная антропология / Пер. с фр. Вяч. Вс. Иванова. М., 2001. (Серия «Психология без границ»); Мелетинский Е.М. Женитьба в волшебной сказке (ее функция и место в сюжетной структуре) // http://www.ruthenia.ru/folklore/meletinsky13.htm

2 Мелетинский Е.М. Женитьба в волшебной сказке (ее функция и место в сюжетной структуре) // http://www.ruthenia.ru/folklore/meletinsky13.htm

3 Ср.: «Следует условиться, что там может быть указан как родившийся ребенок, так и тот, которому предстоит родиться» (Леви-Строс К. Указ. соч. С. 54).

1 Звукозапись. Перевод. По-фински экспрессивные фрагменты текста звучат более нейтрально. Возможно, в беседе с пациенткой по-русски прозвучало, например, «гуляют» и «гулящие бабы». Впрочем, ситуация была настолько типичной в практике знахарки, что использование ненормативной лексики могло быть столь же обыденным, как и подобные колдовские случаи.

Прямая речь пациентки («Я сохну. Вы знаете, как я худею, худею, худею…») была передана по-русски. Звучание ключевых фраз именно на чужом языке сопоставимо с прямой речью волшебных сказок, где принцип сказано-сделано действует также в обратном порядке: сделано-сказано (Медриш Д.Н. Слово и событие в русской волшебной сказке // Русский фольклор: Проблемы художественной формы. Л., 1974. T. XIV. С. 120-122; см. также: Успенский Б.А. Персонологические проблемы в лингвистичес­ком аспекте // Тезисы докладов во второй летней школе по вторичным моделирующим системам, 16-26 августа 1966 г. Тарту: Тартуский госуниверситет, 1966. С. 8). Глагол «делать», «tehdä» имеет амбивалентный смысл «колдовать»/«лечить» и метаязыковое значение в ритуальной практике.



2 Лотман Ю.М. «Нам всё необходимо. Лишнего в мире нет…» // Ю.М. Лотман и тартуско-московская семиотическая школа. М., 1994. С. 450.

3 См.: Цивьян Т.В. Змеяптица: к истолкованию тождества // Фольклор и этнография: У этнографических истоков фольк­лорных сюжетов и образов. Л., 1984. С. 47; Цивьян Т.В. Отгадка в загадке: разгадка загадки? // Иссле­дования в области балто-славянской духовной культуры: Загадка как текст. М., 1994. Ч. 1. С. 178.

4 Siikala, A.-L. Suomalainen šamanismi. Mielikuvien historiaa. Suomalaisen Kirjallisuuden Seuran Toimituksia 565. Helsinki: SKS, 1992. S. 28.

5 ПМА, рукописный текст, 1:5. В квадратных скобках перевод финноязычной части текста и прочие уточнения.

1 ПМА, звукозапись, 64а:7. Перевод.

«Отче наш» все… Многое связано с троекратным повторением молитвы во многих ритуалах. Два раза до слов «но спаси нас от лукавого» и третий раз полностью.



…заговаривает в него… Букв.: «дует/говорит в него». «Puhhuu» - «дуть», «говорить». В ритуале слова произносятся на выдохе.

2 Показательно, что ритуал «Переворачивание следов», с помощью которого ранее возвращалась заблудившаяся в лесу скотина, стал использоваться для возврата «потерянных» мужей и пр. подобных случаях, когда целью было нейтрализовать попадание под вредоносное влияние «чужого».

1 Топоров В.Н. О космологических источниках раннеисторичес­ких описаний // Труды по знаковым системам, 6. Тарту, 1973. С. 114.

2 [Бахтин М.М.] Из наследия Бахтина. Публикация В.В. Кожинова // День поэзии. М., 1981. С. 77.

1 ПМА, звукозапись, 35a:18. Перевод.

2 Kuusi M. Keskiajan kalevalainen runous // Suomen kir­jallisuus: Kirjoittamaton kirjallisuus I. Helsinki: SKS. S. 273-274.

3 «И, действительно: внутренняя сторона листа ближе к земле, «теплая», а внешняя – «холодная»». «Ладно сочинять…»


1 Маслова Г.С. Орнамент русской народной вышивки как историко-этнографический источник. М., 1978. С. 192.

2 Вагнер Г.К. Проблемы жанров в древнерусском искусстве. М., 1974. С. 47; Шангина И.И. Отражение культурно-исторических связей русских и финноугорских народов Севера в русской народной вышивке XIX в. // Вопросы финно-угроведения. Тез. докл. Сыктывкар, 1979. С. 19.

3 Косменко А.П. Народное изобразитель­ное искусство вепсов. Л., 1984. С. 124-130; Шангина И.И. Образы русской вышивки на обрядовых полотенцах XIX-XX вв. (К вопросу о семантике древних мотивов сюжетной вышивки.) Автореф. канд. дис. М., 1975. С. 14-17; Денисова И.М. Отражение фитоантропоморфной модели мира в русском народном творчестве // Этнографическое обозрение. 2003. № 5. С. 68-86; Сурво В.В. О некоторых локальных особенностях вышивки русского населения Олонецкой губернии (на примере образов пудожского и каргопольского шитья) // Локальные традиции в народной культуре Русского Севера. Петрозаводск, 2003. С. 243-249.

1 Фрейденберг О.М. Миф и литература древности. М., 1978. С. 78.

1 Байбурин А.К. Семиотические аспекты функционирования вещей // Этнографическое изучение знаковых средств культуры / Отв. ред. Мыльников А.С. Л., 1989. С. 68.

2 Бернштам Т.А. Молодежь в обрядовой жизни русской общины ХIХ - начала ХХ в. Л., 1988. С. 136.

3 Левкиевская Е.Е. Ритуально-магические функции хозяина в восточнославянской традиционной культуре // Мужской сборник. Мужчина в традиционной культуре. М., 2001. Вып.1. С. 110.

4 Кабакова Г.И. Антропология женского тела в славянской традиции. М., 2001. С. 228.

5 Успенский Б.А. Мифологический аспект русской экспрессивной фразеологии. М., 1994. С. 71.

6 ПМА, Каргополье, 1986 г.

1 Набокова О.А. К проблеме бытования прялки на территории Карелии в конце XIX- начале XX века // Кижский вестник. № 5. Петрозаводск, 2000. С. 63.

2 Винокурова И.Ю. Некоторые параллели в обрядности вепсов и севернорусских // Историческая этнография. Русский Север и Ингерманландия. СПб., 1997. С. 94.

3 Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4-х т. М., 1989. Т. II. С. 547.

4 Бернштам Т.А. Молодежь в обрядовой жизни русской общины ХIХ - начала ХХ в. Л., 1988. С. 160.

1 Сурхаско Ю.Ю. Семейные обряды и верования карел. Конец ХIХ - начало ХХ в. Л., 1985. С. 47; Логинов К.К. Трудовые обычаи, обряды, запреты и приметы русских Заонежья // Этнокультурные процессы в Карелии. Петрозаводск, 1986. С. 33.

2 Баранов Д.А. Символические функции русской колыбели // Проблемы истории Северо-запада Руси. Сборник статей. СПб., 1995. С. 237.

3 Криничная Н.А. Русская народная мифологическая проза. Истоки и полисемантизм образов. Т. 2. Петрозаводск, 2000. С. 89.

4 Баранов Д.А. Символические функции русской колыбели // Проблемы истории Северо-запада Руси. Сборник статей. СПб., 1995. С. 240.

5 Новикова (Сурво) В.В. Вышитые изделия в севернорусском свадебном обряде // Обряды и верования народов Карелии. Петрозаводск, 1992. С. 131.

1 Набокова О.А. К проблеме бытования прялки на территории Карелии в конце XIX- начале XX века.// Кижский вестник. № 5. Петрозаводск, 2000. С. 69.

2 Криничная Н.А. Русская народная мифологическая проза. Истоки и полисемантизм образов. Т. 2. Петрозаводск, 2000. С. 93.

3 Савельева Л.В. Языковая экология: Русское слово в культурно-историческом освещении. Петрозаводск, 1997. С. 76.

4 Криничная Н.А. Русская народная мифологическая проза. Истоки и полисемантизм образов. Т. 2. Петрозаводск, 2000. С. 98.

5 Фрезер Дж. Золотая ветвь. М., 1980. С. 31.

1 Криничная Н.А. Русская народная мифологическая проза. Истоки и полисемантизм образов. Т. 2. Петрозаводск, 2000. С. 104.

2 См., напр.: Иванов В.В. Мотивы восточнославянского язычества и их трансформация в русских иконах // Народная гравюра фольклор России XVIII-XIX вв. М., 1976. С. 268-287.

3 Бернштам Т.А. Молодежь в обрядовой жизни русской общины ХIХ - начала ХХ в. Л., 1988. С. 161.

4 Савельева Л.В. Языковая экология: Русское слово в культурно-историческом освещении. Петрозаводск, 1997. С. 76.

1 См.: Salminen K. Inkerin naisten puvusto ja käsityöt runoissa kuvattuina // Kalevalaseuran vuosikirja. 11. 1931. S. 41; Haltsonen S. Entistä Inkeriä. Helsinki: SKS, 1965.

2 Колпакова Н.П. Старинный свадебный обряд // Фольклор Карело-Финской ССР. Петрозаводск, 1941. С. 165.

3 Косменко А.П. Функция и символика вепсского полотенца (по фольклорно-этнографическим данным) // Фольклористика Карелии. Петрозаводск, 1983. С. 23-55.

4 Краснопольская Т.В. Песни Заонежья в записях 1880-1980 годов. Л., 1987.

5 Кузнецова В.П. О семантике карельских, вепсских и северно-русских свадебных причитаний // Фольклористика Карелии. Петрозаводск, 1992. С. 126.

6 Чистов К.В. Ирина Андреевна Федосова. Петрозаводск, 1988. С. 30.

1 Бернштам Т.А., Лапин В.А. Виноградье – песня и обряд // Русский Север. Проблемы этнографии и фольклора. Л., 1981. С. 52-62.

2 Агренева-Славянская О.Х. Описание русской крестьянской свадьбы с текстом и песнями: голосильными, причитальными и завывальными. В 3-х частях. Тверь, 1896. С. 120.

3 Косменко А.П. Текстильные изделия в свадебной обрядности ижорцев // Обряды и верования народов Карелии. Петрозаводска, 1988. С. 53.

4 Косменко А.П. Народное изобразитель­ное искусство вепсов. Л., 1984. С. 47.

5 Сурхаско Ю.Ю. Карельская свадебная обрядность. Л., 1977. С. 192.

1 Маслова Г.С. Народный орнамент верхневолжских карел // Труды Института Этнографии. Новая сер. Т. 11. М., 1951. С. 33; Сурхаско Ю.Ю. Религиозно-магические элементы карельской свадьбы // Этнография Карелии. Петрозаводск, 1976. С. 148.

2 Максимов С.В. Год на Севере. М., 1890. С. 363.

3 Новикова (Сурво) В.В. Вышитые изделия в севернорусском свадебном обряде // Обряды и верования народов Карелии. Петрозаводск, 1992. С. 127-150.

4 Олонецкие Губернские Ведомости. 1893. № 22; Олонецкие Губернские Ведомости. 1897. № 37.

5 Virtaranta P. Vienan kansa muistelee. Porvoo-Helsinki, 1958. S. 758; Косменко А.П. Народное изобразитель­ное искусство вепсов. Л., 1984. С. 49; Сурхаско Ю.Ю. Семейные обряды и верования карел. Конец ХIХ - начало ХХ в. Л., 1985. С. 94, 130.

1 Сурхаско Ю.Ю. Семейные обряды и верования карел. Конец ХIХ - начало ХХ в. Л., 1985. С. 110.

2 Новикова (Сурво) В.В. Вышитые изделия в традиционной обрядности Заонежья (по материалам экспедиций 1986-1987 гг.) // Обряды и верования народов Карелии. Петрозаводск, 1988. С. 62.

3 Об источнике «Три Ивана». ПМА, Заонежье, 1987 г.

1 Дурасов Г.П. Каргопольское «заветное шитьё» // Советская этнография. 1977. № 1. С. 110-114.

2 Дурасов Г.П. Каргопольское «заветное шитьё» // Советская этнография. 1977. № 1. С. 113.
1   ...   29   30   31   32   33   34   35   36   37