Ограничения и препятствия для инноваций

Главная страница
Контакты

    Главная страница



Ограничения и препятствия для инноваций



страница28/83
Дата03.07.2018
Размер6,49 Mb.


1   ...   24   25   26   27   28   29   30   31   ...   83

Ограничения и препятствия для инноваций


Существует, тем не менее, ряд факторов, мешающих реализации функции КО как субъекта инноваций. Во-первых, по признанию самих западных исследователей, у стран Западной Европы отсутствует стратегия в отношении КО805. Комиссия ЕС не готова признать, что именно под её давлением новые члены Евросоюза предпринимают действия, которые повышают уровень противостояния между КО и её соседями806. В самих Литве и Польше внешнеполитический дискурс фокусируется на традиционном понимании безопасности, связанной с категориями суверенитета, государства и границ как атрибутов его защиты от внешних угроз807.

Во-вторых, в самой России «новое трансграничное мышление» с большим трудом пробивает себе дорогу. К сожалению, российское политическое сообщество пока не до конца осознало, что в “балтийском” варианте взаимодействия с Европой таится ещё не использованный потенциал, который может быть использован для осуществления важнейшей функции по передаче знаний и политического опыта (то, что в англоязычной литературе называется policy transfer).


4. ВОСТОЧНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ И ПОЛЬСКАЯ «СТРАТЕГИЯ МАРГИНАЛЬНОСТИ»

«Восточное измерение» можно трактовать как инструмент, с помощью которого Польша избегает потенциального превращения из-за своей географической удалённости от центров принятия решений в социально-культурную и политическую периферию. Польша не хочет быть приграничной страной, если под границей понимать разделительную линию, чреватую потенциальными конфликтами; в то же время она явно стремится использовать своё «стыковочное» положение для извлечения тех или иных выгод, что часто выражается в метафоре «моста», соединяющего партнёров друг с другом.



Польша между ЕС и США

Польша – редкий в мировой практике пример страны, которая за несколько лет – на рубеже 1980х-1990х годов – поменяла всех своих соседей: ни одно из государств, граничивших с Польской Народной Республикой, уже больше не существует. Это обстоятельство следует иметь в виду для понимания сложности самоопределения Польши в системе международных отношений.

Основной лейтмотив внешней политики Польши в 1990е годы – возвращение в Европу, доказательство своей европейской идентичности808. В польском политическом дискурсе (одном из наиболее содержательно насыщенных во всей бывшей Восточной Европе) особое место занимают проблемы, связанные с границами Европы, как политическими, так и цивилизационными809.

С формальной точки зрения, референдум о вступлении Польши в ЕС 6-7 июня 2003 года дал 76,87% голосов сторонников вхождения при явке в 58,85%810. Однако польско-европейские отношения в начале 21 века развиваются очень сложно, что во многом объясняется тем, что Польша проводила активную проамериканскую политику, причём задолго до иракской войны. К примеру, в течение нескольких последних лет посольство Польши в Багдаде представляло американские интересы в Ираке. Кроме того, Варшава приняла решение о закупке для своих Вооружённых Сил американских бомбардировщиков F-16 вместо европейских аналогов, а также выразила готовность разместить на своей территории американской системы противоракетной обороны811. Дополнительным фактором сближения интересов Польши и США стало решение Пентагона о передислокации до 2008 года 4 тысяч солдат и 5 тысяч членов их семей из Германии в Польшу812. «Таким образом, Польше был придан образ «троянского коня», то есть создано мнение о том, что Польша, став государством – членом Союза, стала бы обеспечивать проникновение в ЕС американских интересов, тем самым ослабляя способность Союза реализовывать свои собственные коллективные интересы… Такие представления являются обоюдными. Польские фермеры и националисты тоже опасаются ЕС как такого «троянского коня», который мог бы позволить немцам и другим народам скупить всё их национальное достояние»813.

Однако проамериканская линия польской дипломатии вошла в прямое противоречие с позицией лидеров ЕС только весной 2003 года. Официальная позиция польского правительства в связи с войной США и Великобритании против режима С.Хуссейна пыталась соблюсти сложный баланс между различными внешнеполитическими приоритетами. С одной стороны, как писал Адам Михник, «если мы хотим рассчитывать на помощь и поддержку США, то должны быть союзниками, на которых можно было положиться. С другой стороны, мы хотим быть частью Европейского Союза»814.

В Польше понимали, что война против Ирака – это серьёзный удар не только по ООН, но и по НАТО как институту безопасности815. Однако соблазн войти в победившую коалицию (тем более за американские деньги) и желание получить уникальный шанс на влияние в географически удалённой стране оказались сильнее притяжения к Европе. Польскую позицию, конечно, отчасти можно объяснить рядом материальных факторов: и надеждой на возврат иракских долгов, и ожиданием выгодных контрактов для польских фирм. Однако всё-таки в основе политики Польши лежали политические соображения: Польша опасалась того, что под влиянием «старых» членов ЕС её интересы могут быть принесены в жертву императивам сотрудничества по линии ЕС – РФ.816

Пойдя на ввод своего военного контингента в Ирак, Польша, таким образом, постаралась обеспечить себе максимально возможную степень автономии в рамках ЕС817. Получение относительной самостоятельности перед лицом своих новых партнёров по объединённой Европе имеет важнейшее значение в шкале внешнеполитических приоритетов Польши. По словам одного комментатора, «более двухсот лет мы были инструментом в руках наших соседей, а как только заявляли о своих интересах, Европа реагировала на это весьма недовольно»818. Отсюда – желание «воспользоваться тем ощущением безопасности и психологического комфорта, которое даёт сотрудничество с Америкой, в период соучастия в эксперименте с европейской интеграцией»819. В такой позиции есть честное понимание и слабости Польши как государства, и неопределённости в отношении будущей общей внешней и оборонной политики ЕС. В недавнем прошлом уже были случаи, когда далёкие США демонстрировали большее понимание интересов Польши, чем соседняя Германия: в качестве примера можно привести первоначальную осторожность немецкого правительства при создании Вышеградской группы из-за боязни негативной реакции России на это региональное объединение820.

Однако у американо-польского сближения есть и свои пределы. Поляки прекрасно осознают тот факт, что их страна может стать привлекательным партёром для США только в том случае, если будет иметь влияние в структурах ЕС. Поэтому риторическое разделение Европы на «старую» и «новую» в изложении министра обороны США Дональда Рамсфилда821 поставило польскую дипломатию в несколько неудобное положение. Войдя в американо-британскую коалицию и взяв на себя ответственность за одну из оккупационных зон в послевоенном Ираке, Польша достаточно быстро осознала риск, с одной стороны, конфронтации с Францией и Германией, а с другой дальнейшего сближения этих двух европейских держав с Россией822. Чтобы политически обезопасить свои европейские тылы, Польша, во-первых, попыталась представить себя в качестве посредника или даже арбитра в споре между США и их оппонентами в Европе823. Во-вторых, она предложила Германии и Дании послать своих военнослужащих в польскую зону в Ираке824.

Германия, однако, в резкой форме отвергла польское предложение, несмотря на то, что польско-датско-немецкий корпус структурно мог бы выполнять свои миротворческие функции в рамках НАТО825. Многие общественные и политические деятели тех стран ЕС, которые не поддержали американскую военную акцию против Ирака, отозвались о Польше как о «вассале» США, который хочет «танцевать на всех вечеринках».

В ответ польская пресса наполнилась едкими комментариями относительно антивоенной позиции, которую заняли лидеры Германии и Франции. Под аккомпанемент заявлений о том, что Польша вошла в разряд ведущих держав Европы (если не мира), польские комментаторы характеризовали точку зрения Берлина как «левый пацифизм», «бессильное высокомерие», следствие «зависти», «углубляющегося внутригерманского кризиса»826 и «фрустрации»827. Высказывалась даже точка зрения о том, что Польша не так уж и нуждается в сохранении «Веймарской тройки» - неформального объединения лидеров Франции, Германии и Польши, внёсшего существенный вклад в процесс подготовки последней к вступлению в ЕС.

Конечно, в Польше существуют и альтернативные точки зрения на существо её внешней политики. К примеру, Роман Кужьняр, руководитель отдела стратегических исследования Института международных отношений в Варшаве, полагает, что США (а значит, и Польша) в Ираке являются оккупантами, нарушившими основополагающие принципы международного права828.

Накануне июньского референдума обозначились и позиции противников вхождения Польши в ЕС, в которых можно выделить несколько ключевых аргументов:



  • Польша не для того восстанавливала своё суверенитет, чтобы добровольно отдать его в руки европейских чиновников;

  • Польша слишком бедна, чтобы претендовать на членство в одной организации с богатыми странами Западной Европы. ЕС, согласно этой точке зрения, экономически «задавит» польскую экономику и разорит местных производителей;

  • Польша является одним из бастионов христианства и в этом качестве противостоит Евросоюзу, политика которого потворствует легализации абортов, развитию сексуальных меньшинств, практики эвтаназии и т.д.;

  • Вместо интеграции с ЕС Польше следовало бы интенсифицировать сотрудничество с США829 (вплоть до подачи заявки о членстве в НАФТА).




Каталог: old -> Departments -> International relations
International relations -> Материалы для чтения
International relations -> Материалы для чтения the four freedoms as part of europeanization process: conditions and effectiveness of the eu impact
Departments -> Учебная программа дисциплина: Физическая культура Направления подготовки: 031300. 62 031600. 62
Departments -> Учебно-методический комплекс по дисциплине " финансы и кредит" Нижний Новгород 2004 Печатается по решению редакционно-издательского совета гоу нглу им. Н. А. Добролюбова
International relations -> Материалы для чтения
International relations -> Материалы для чтения
1   ...   24   25   26   27   28   29   30   31   ...   83

  • 4. ВОСТОЧНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ И ПОЛЬСКАЯ «СТРАТЕГИЯ МАРГИНАЛЬНОСТИ»