М. А. Краснов, И. Г. Шаблинский Российская система власти: треугольник с одним углом Москва 2008

Главная страница
Контакты

    Главная страница


М. А. Краснов, И. Г. Шаблинский Российская система власти: треугольник с одним углом Москва 2008



страница16/16
Дата08.04.2018
Размер3,53 Mb.


1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16

Заключение


Итак, наше исследование завершено. Перефразируя Б. Окуджаву, выплеснуты «все слова, что давно лежат в копилке». Остается лишь кратко резюмировать сказанное.

Каковы бы ни были причины (рационалистические, а может, и мистические) формирования той государственной конструкции, которая установилась в России после крушения коммунистического ига, с точностью можно сказать одно: в действительности образ российской публичной жизни оказался далек от того образа, который рисует наша Конституция. Мы сознательно апеллируем именно к официальному акту, а не, скажем, к представлениям о желаемой российской государственности таких замечательных правовых мыслителей, как Б. Чичерин, П. Новгородцев, И. Ильин и др., которые мечтали о государстве, уважающем и обеспечивающем свободу и достоинство человеческой личности. Нами избран критерием только конституционный текст, чтобы максимально снять «идеологический», или «партийный», характер прозвучавшего выше утверждения.

Констатируя разрыв между тем, что закрепляет Конституция РФ в нормах об основах конституционного строя или о правах и свободах личности, и публично-правовой реальностью (подробное описание такого разрыва заслуживает отдельной книги), мы в который раз сами перед собой ставим кардинальный вопрос: неужели всего несколько положений, закрепленных в «технологических» главах Конституции РФ (об устройстве самой власти), способны настолько отдалить реальность от гуманистического духа, которым дышит конституционный текст?

Если бы мы дали односложный утвердительный ответ, то расписались бы в собственном «юридическим кретинизме» – так в нашей профессиональной среде зовется слепое преклонение перед юридическими инструментами. Однако не можем дать и просто отрицательный ответ. Драматическая сложность любой крупной социальной проблемы как раз и состоит в том, что трудно определить, в какой «очередности» и в каких «пропорциях» оказывают влияние на тот или иной процесс два фундаментальных фактора – институциональный и ментальный. Но мы уже продвинемся вперед, если хотя бы будем понимать, что на социальную (тем более – политическую) жизнь влияние оказывают оба фактора.

Наше исследование мы посвятили вопросу о том, почему и какое влияние оказывает именно институциональный фактор. Однако даже при таком ракурсе мы затрагивали и мотивационную сферу, исходя при этом отнюдь не из психологических крайностей. В частности, моделируя поведение политического моносубъекта, мы презюмировали рациональное поведение, т.е. не пытались представить его каким-то «демоном», но равным образом не представляли его и «святым»130. Пусть истории известны те и другие правители, но для модели (во всяком случае, для нашей модели) недопустимо исходить ни из того, ни из другого допущения. Вот почему мы пытались обрисовать, как поведет себя обычный человек в конкретных институциональных условиях. Впрочем, и понятие «обычный» обязано только авторским представлениям о норме, т.е. предполагает, что и сами авторы соответствуют этой норме. Мы, разумеется, не стали прилагать к работе копии справок о том, что не состоим на учете в психоневрологическом диспансере. Полагаем, что сам читатель смог оценить, насколько нормально (рационально) поведение абстрактного героя и иных персонажей в нашей модели.

Итак, если вернуться к вопросу о роли конституционных норм, закрепляющих определенную конструкцию государственной власти, ответ можно сформулировать следующим образом.

При распространенном в стране правовом нигилизме, степень которого, правда, на наш взгляд, преувеличивается, конституционные нормы, лежащие в основе публично-властной конструкции, соблюдаются достаточно строго. И это понятно. С одной стороны, их соблюдение выгодно правящему классу, ибо это не только укрепляет легитимность государственных институтов, но и противостоит хаосу и неконтролируемой борьбе за властные прерогативы. С другой стороны, в отличие от норм, регулирующих иные конституционно-правовые отношения, например, в области прав человека или общих норм об основах конституционного строя, нормы, закрепляющие конструкцию власти, весьма конкретны и почти не допускают субъективных оценок по поводу меры их соблюдения.

В связи с этим заметим, что идущее еще от Ленина и до сих пор признаваемое некоторыми государствоведами деление конституций на реальные и фиктивные не имеет правового характера и в свое время было предназначено только для спекулятивных пропагандистских целей. Каким бы политическим путем ни была принята конституция (как «декларация о политической победе» или как результат общенационального консенсуса): основана ли она на принципах конституционализма или только закрепляет чью-то монопольную власть – во всех случаях устройство самой власти в формальном смысле довольно точно соответствует нормам, закрепляющим его. Разрыв же с реальностью, если он есть, может касаться лишь конституционных норм общего характера, прежде всего, норм-принципов и норм-деклараций, но, главное, норм, закрепляющих права и свободы граждан.

Невыполнение государством своих обязательств перед обществом и личностью свидетельствует не о фиктивности конституции, а только об уровне конституционной законности. Если этот уровень низкий, причину следует искать, прежде всего (хотя и не только), в том, как устроена власть. Вот тут-то и проявляется зрелость общества или, по крайней мере, зрелость его политических представителей. Зрелое в гражданском смысле общество будет добиваться реальности государственных обязательств, в том числе выдвигать соответствующие требования к своим политическим представителям. Если же общество довольствуется «крошками со стола» либо вообще общества как такового нет, а есть толпа растерянных людей, то и элита не будет побуждаться к требованию каких-либо перемен.

Итак, конституционные положения, обрисовывающие конструкцию власти, реально влияют на поведение адресатов этих норм, или, говоря языком законодательства о государственной службе, на поведение лиц, замещающих государственные должности Российской Федерации. Следовательно, и наличие политического моносубъекта обусловлено самой Конституцией РФ, а не ментальными особенностями российского правящего класса и/или историческими (национально-культурными) традициями.

А вот стилистика взаимоотношений во «властном треугольнике с одним углом», характер отношения государственного аппарата (в широком смысле этого понятия) к обществу, а равно в целом общественное одобрение такого характера, действительно, обязаны своим существованием доминированию в массовом сознании стереотипов, сформировавшихся в тоталитарную эпоху, отсутствию традиций гражданской солидарности и т.п. Такие ментальные, исторические и национально-культурные особенности не предопределяют тип властных отношений, но легитимируют их. Общество, принимая существующее положение вещей, как бы подает сигнал властям о своем согласии сохранять и даже укреплять данный тип отношений.

Казалось бы, если «все довольны», если в такой политической конфигурации обеспечиваются социально-политическая стабильность и государственная целостность, то спрашивается, зачем нужно что-то менять? Неужели только ради того, чтобы начать приближаться к конституционным характеристикам России как демократического правового и федеративного государства? Разумеется, для нас как конституционалистов достаточно и такого аргумента. Но вряд ли он является значимым для подавляющего большинства граждан, тем более что они не видят причинно-следственных связей между этими базовыми характеристиками и своей жизнью в публичном пространстве. Поэтому, будучи уверены в том, что правовыми методами необходимо менять властную конструкцию, причину этой необходимости мы объяснили в работе другими аргументами. В сокращенном виде повторим их.

Существующая конструкция власти, являясь по сути своей персоналистской, – неважно, в сильной или слабой своей модификации, – ведет к тому, что:


  • определение стратегических векторов и приоритетов страны оказывается в руках бюрократии, а не ответственных перед народом политиков. И в целом можно сказать, что страной управляют не политики, а бюрократия;

  • теряется конституционно-правовой смысл парламентских выборов, а с ним и смысл системы народного представительства;

  • отсутствуют и не формируются механизмы политической ответственности власти перед обществом;

  • растет радикализация тех политических сил и стоящих за ними слоев общества, которые вытеснены из системы принятия решений;

  • растут масштабы коррупции;

  • независимость судебной власти остается фикцией;

  • не снижается уровень чиновничьего и полицейского произвола.

При таких условиях стабильность может быть только временным явлением, ибо названные и иные негативные явления и процессы обостряются и рано или поздно аукнутся трагическими социальными потрясениями. Но даже если это произойдет не скоро, бюрократическая сущность власти уже стала причиной того, что не только не развиваются, но и сужаются возможности для раскрепощения огромного творческого и созидательного потенциала народа, в том числе потенциала конституционно гарантированного «свободного использования своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности» (ст.34). Соответственно, поскольку экономика развивается в основном за счет сырьевых отраслей, она не только становится уязвимой и зависимой от мировой конъюнктуры, но и при всем своем нынешнем росте не обеспечивает в необходимых объемах материальную реализацию конституционного положения о России как социальном государстве (ст.7).

Разумеется, сказанное о последствиях существующей конструкции власти – это только схема. Социальная жизнь не развивается линейно, и мы не можем знать, в какой момент негативные процессы будут тормозиться, сдерживаться, а в какой – возрастать, возможно, по экспоненте. Но ведь и государство – не шалаш, который не жалко покинуть в любой момент (мы говорим, естественно, не об отдельных людях, а о народе в целом). Поэтому ни обществу, ни государству недопустимо жить по принципу «как-нибудь все само собой рассосется».

В связи с этим выскажем последнее суждение. Мы писали настоящую работу не как политический манифест, а исключительно как работу исследовательскую. Поэтому все звучащие в ней доводы в пользу институциональной трансформации, скорее всего, останутся не услышанными обществом. Но мы выражаем надежду, что они будут услышаны и поняты политической и интеллектуальной элитой. Ведь на то она и элита, чтобы не плестись за массовым сознанием и не потакать ему, а видеть угрозы и опасности, вовремя предупреждать, отводить, гасить их. Понятно, что для этого нужны и интеллект, и чувство ответственности, и мужество, и, может быть, даже самопожертвование.

Достанет ли всего этого современной российской элите, наличествующим и зреющим политическим силам – покажет история. Задача же науки – анализировать сущее и вскрывать закономерности, что мы и попытались сделать в силу своих способностей.




1 Социальный стереотип есть широко распространённый, или, как говорят психологи, обладающий высокой степенью согласованности индивидуальных представлений, схематичный образ социального объекта (см.: Стефаненко Т.Г. Этнопсихология: Учебник для вузов. 3-е изд., испр. и доп. М., 2003. С.280).

2 См., например: Стефаненко Т.Г. Указ. соч. С.147.

3 Мейнваринг Скотт. Президентское правление, многопартийность и демократия: трудное сочетание // Теория и практика демократии. Избранные тексты: Пер. с англ. / Под ред. В.Л.Иноземцева и Б.Г.Капустина. М., 2006. С.223.

4 Шайо Андраш. Самоограничение власти (краткий курс конституционализма): Пер. с венг. М., 2001. С.20.

5 Цит. по: Уортман Р.С. Властители и судии: Развитие правового сознания в императорской России. М.: Новое литературное обозрение, 2004. С.30.

6 Ивановский В. Государственное право // Известия и ученые записки Казанского университета. 1896. № 7. § 22.

7 Алексеев А.С. К вопросу о юридической природе власти монарха в конституционном государстве. Ярославль, 1910. С.67−68.

8 Эта статья, дословно повторявшая ст.3 Конституции СССР 1977 г., гласила: «Организация и деятельность Советского государства строится в соответствии с принципом демократического централизма: выборностью всех органов государственной власти снизу доверху, подотчетностью их народу, обязательностью решений вышестоящих органов для нижестоящих. Демократический централизм сочетает единое руководство с инициативой и творческой активностью на местах, с ответственностью каждого государственного органа и должностного лица за порученное дело». Не стоит здесь разбирать все положения этого принципа, указывая на его лукавство, когда при монопольном правлении одной «партии» и выборность, и подотчетность народу превращены были в издевательство. Укажем лишь на то, что в этой формуле отсутствовало главное понятие – «компетенция», за точное соблюдение которой государственный орган или должностное лицо обязаны нести правовую ответственность. Говорилось только об «ответственности за порученное дело» – порученное вышестоящим органом (должностным лицом). Перед нами не что иное, как банальное описание той самой «вертикали власти», т.е. бюрократического всевластия, лишь сдобренное пропагандистским украшением в виде слова «демократический».

9 Об этом хорошо говорится в книге: Варламова Н.В., Пахоленко Н.Б. Между единогласием и волей большинства (политико-правовые аспекты консенсуса). М., 1997.

10 Фурман Дмитрий. Поздний президент // Независимая газета. 2007, 21 авг. (этой статье предпослан очень точный подзаголовок: «В отсутствие сдержек и противовесов правитель неизбежно теряет контакт с реальностью»).

11 Страшун Б.А. О «смешанной» форме правления в проекте Конституции Российской Федерации // Конституционное совещание. Октябрь 1993. № 2. С.56.

12 А. Котенков занимал в то время должность начальника Государственно-правового управления Президента РФ. Вместе с тогдашним руководителем Администрации Президента РФ С. Филатовым он сыграл одну из основных ролей в концептуальном оформлении тех глав проекта Конституции, которые были посвящены разделению властей и форме правления.

13 Страшун Б.А. Указ. статья. С.53.

14 Лассаль Фердинанд. О сущности конституции (Речь, произнесенная в одном берлинском окружном собрании, в 1862 г.) // Сочинения Фердинанда Лассаля. Т.2. СПб, 1905. С.9−10, 18.

15 К сожалению, вопрос о правовой оценке советского периода и роли КПСС так и не был решен. Прежде всего, на наш взгляд, из-за плохой подготовительной работы, поспешности и ряда других причин.

16 Довольно точное представление о том, какие мотивы руководили многими участниками конституционного процесса, дает издание, в котором итальянский исследователь И. Марино публикует записи своих бесед с этими участниками (См.: Марино Иван. Президент и Основной закон России. Отцы-основатели Конституции: правовые позиции. М., 2006).

17 Салмин А., Пивоваров Ю. Дух Основного Закона: заметки на полях российских конституционных проектов // Конституционное совещание. Август 1993. № 1. С.88.

18 Напомним, что согласно ч.4 ст.117 Конституции РФ Правительство само может внести в Думу вопрос о доверии себе. Эта норма «повисает в воздухе», т.к. не имеет корреляций с другими конституционными нормами и политически в нашей системе не очень обоснованна. Единственное ее отличие состоит в более коротких сроках и более простой процедуре, нежели при выдвижении вопроса о недоверии. В свое время (лето 1996 года) такой «встречный» вопрос о доверии помог преодолеть наступавший политический кризис. Однако после этого Дума изменила свой Регламент и теперь воспользоваться постановкой вопроса о доверии при уже поставленном вопросе о недоверии невозможно.

19 На это указывал В.Шейнис еще до голосования по Конституции РФ, предлагая «затруднить эту чрезвычайную президентскую акцию, введя, допустим, положение, по которому должны быть одновременно или через короткий срок назначены новые выборы президента, если роспуск Думы осуществляется вторично» (Шейнис В.Л. Новый Основной закон: за и против // Независимая газета 1993. 9 дек.).

20 А. Автономов, например, различает две разновидности авторитарного режима: авторитарно-либеральный, предпочитающий ненасильственные методы, и реакционно-авторитарный (см.: Автономов А.С. Конституционное (государственное) право зарубежных стран: Учебник. М., 2005. С. 141).

21 См., например: Баглай М.В., Туманов В.А. Малая энциклопедия конституционного права. М., 1998. С.75; Конституционное право: Словарь / Отв. ред. В.В.Маклаков. М.: 2001. С.87; Мишин А.А. Конституционное (государственное) право зарубежных стран: Учебник. 11-е изд., испр. и доп. М., 2004. С.202; Конституционное (государственное) право зарубежных стран: В 4 т. Тома 1–2. Часть Общая: Учебник / Отв. ред. проф. Б.А.Страшун. 3-е изд., обновл. и дораб. М., 1999. С.598, 599; Автономов А.С. Указ. соч. С.279; Конституция Российской Федерации: энциклопедический словарь / Авт. коллектив: В.А.Туманов, В.Е.Чиркин, Ю.А.Юдин и др. М., 1995. С.36.

22 См.: Чиркин В.Е. Президентская власть // Государство и право. 1997. № 5. С.17.

23 Линц Хуан. Опасности президентской формы правления // Теория и практика демократии… (ССЫЛКА НА ЭТО ИЗДАНИЕ УЖЕ ПРИВОДИЛАСЬ ВЫШЕ. ПОЭТОМУ МЫ ИСПОЛЬЗОВАЛИ ГОСТ, КОТОРЫЙ В ТАКИХ СЛУЧАЯХ ТРЕБУЕТ ТОЛЬКО НАЧАЛО НАЗВАНИЯ И ПОТОМ МНОГОТОЧИЕ. М.Б. ЭТОТ ГОСТ УСТАРЕЛ. ТОГДА НЕ ЗНАЕМ, КАК ПОСТУПИТЬ) С.217.

24 Справедливости ради следует отметить, что этот шаг В. Путин предпринял в преддверии назначения его Председателем Правительства (такая «предсказуемость», кстати, сама по себе является индикатором отсутствия того, что принято называть политической жизнью).

25 Конституционное совещание. Информационный бюллетень. 1993. № 3. С.28-31.

26 Напомним, что Совет Федерации до 1995 г. формировался путем прямых выборов гражданами и потому его члены именовались депутатами.

27 Мы говорим здесь, однако, не о том, что в ч.4 ст.3 Конституции РФ называется присвоением власти в виде ее захвата или присвоения властных полномочий. На наш взгляд, следует разделять понятия «присвоение властных полномочий» и «нарушение компетенции», происходящее в рамках конституционно-правовых отношений. Не случайно, например, ст.278 Уголовного кодекса РФ называется «Насильственный захват власти или насильственное удержание власти», т.е. ненасильственные действия в отношении власти не образуют элемент состава преступления. Другое дело, если орган или лицо, занимающее государственную должность, не подчинится решению суда и продолжит удерживать то или иное полномочие (осуществлять его). Подобные действия, действительно, можно характеризовать как присвоение властных полномочий. Однако судебная практика, хотя и не многочисленная, склонна косвенно признавать вторжение в компетенцию разновидностью захвата власти в форме присвоения полномочий. Так, в Решении Верховного Суда РФ от 24 июля 2000 г. № ВКПИ 00-34 можно видеть, что Суд фактически согласился с квалификацией, данной заявителем в его жалобе – «присвоение властных полномочий» (речь шла о том, что принятием Постановления от 26 июня 1995 г. № 604 Правительство РФ совершило вмешательство в юрисдикцию Государственной Думы, Совета Федерации и компетенцию Президента РФ). Суд, тем не менее, перевел это дело в плоскость спора о компетенции, указав, что оно неподведомственно судам общей юрисдикции.

Другой пример – Постановление Конституционного Суда РФ от 5 июля 2001 г. № 11-П, в п.8 мотивировочной части которого сказано: «Амнистия не может осуществляться в отношении индивидуально определенного круга лиц, так как это было бы присвоением властных полномочий, возложенных на другие конституционные органы, включая судебную власть». На наш взгляд, это не вполне верная трактовка понятия «присвоение властных полномочий».



28 Верховный Суд РФ также вправе юридически оценивать правовые акты Президента РФ, однако, согласно ч.1 ст.27 Гражданского процессуального кодекса РФ, Верховный Суд РФ рассматривает дела (в качестве суда первой инстанции) только об оспаривании ненормативных правовых актов Президента РФ или его нормативных правовых актов, если они затрагивают права, свободы и законные интересы граждан и организаций.

29 Яркий пример подобного акта представляет собой Указ Президента РФ от 2 апреля 1999 г. № 415 «О Скуратове Ю.И.», согласно которому тогдашний Генеральный прокурор РФ был отстранен от должности на период расследования возбужденного в отношении него уголовного дела.

30 Впрочем, российский законодатель не только «делится» своими кадровыми рычагами, но и отнимает их у других властных институтов, передавая Президенту.

31 Любопытное практическое подтверждение сказанному авторы нашли в электронном издании «Газета.ру» во время политического кризиса в Украине (18.04.07): «В своем выступлении Шаповал подчеркнул, что президент Украины Виктор Ющенко, издавая указ о досрочно прекращении полномочий Верховной Рады, руководствовался содержанием не статьи 90, а пунктом 8 части 1 статьи 106. Данная норма гласит, что президент Украины прекращает полномочия Верховной Рады в случаях предусмотренных данной Конституцией. Шаповал также подчеркнул, что президент Украины при условии официального толкования в тех или иных случаях имеет право самостоятельно толковать Конституцию, принимая какие-либо нормативно-правовые акты» (http://www.gazeta.ru/news/lenta/).

32 Возможно, не было бы и самого запроса в Конституционный Суд РФ по «чеченскому делу» или его рассмотрение не вызвало бы таких противоречивых позиций, если бы удалось восстановить конституционный порядок в Чеченской Республике действительно «двумя батальонами», как обещал тогдашний министр обороны.

33 См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 30 апреля 1996 г. № 11-П «По делу о проверке конституционности пункта 2 Указа Президента Российской Федерации от 3 октября 1994 г. № 1969 "О мерах по укреплению единой системы исполнительной власти в Российской Федерации" и пункта 2.3 Положения о главе администрации края, области, города федерального значения, автономной области, автономного округа Российской Федерации, утвержденного названным Указом».

34 Кавычки здесь поставлены только потому, что юридически не вполне точно говорить о назначении. Но фактически речь идет именно об этом, так как полномочие Президента представлять кандидатуры для избрания законодательным собранием обставлено в Законе такими условиями, что не принять президентскую кандидатуру не представляется никакой возможности.

35 Сразу скажем, что не собираемся здесь рассматривать в качестве «яркого примера» реализации таких полномочий известный Указ Президента РФ от 21 сентября 1993 г. № 1400 о поэтапной конституционной реформе, поскольку, во-первых, наш анализ посвящен анализу места и роли Президента РФ, определяемых Конституцией 1993 г., а во-вторых, позиция авторов, пусть ныне и не популярная, сводится к тому, что этим Указом было положено начало разрешения политического тупика, разный выход из которого предопределил бы судьбу страны и ее последующее развитие, т.е. носил характер революционного шага со всеми вытекающими отсюда правовыми и политическими оценками.

36 Справочно-правовая система «Консультант Плюс» выдала более 30 указов Президента РФ (с 1993 по 2007 год), где содержится такого рода фраза.

37 Даты новых редакций указов, а также федеральных законов, упоминаемых в данной работе, не указываются. Хотя новые функции и полномочия Президента РФ часто появлялись именно в ходе внесения изменений и дополнений в уже принятые акты.

38 Резолюция может иметь не только вид прямого указания совершить конкретное действие (например, «Прошу рассмотреть») или словесного выражения позиции (например, «Согласен»), но и вид символический (например, галочка или восклицательный знак рядом с чьей-то просьбой, предложением, фамилией и т.п.). Разумеется, ближайшему президентскому окружению такие символы должны быть понятны, дабы они могли перевести их на язык конкретных поручений или сами предпринять некие действия.

39 Имеются в виду МИД, Минобороны, МВД, МЧС, Минюст, ФСБ и т.п.

40 Это выражается в том, что Президент РФ издает Положение о каждом из подведомственных ему органов. Обычно Положение о соответствующем федеральном органе исполнительной власти принимает Правительство РФ.

41 Достаточно проанализировать хотя бы Федеральный закон от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности».

42 См. об этом подробнее: Краснов М.А., Мишина Е.А. Открытые глаза российской Фемиды / Под общ. ред. Т.Г. Морщаковой. М.: Фонд «Либеральная миссия», 2007.

43 См.: Федеральный закон от 5 июня 2007 г. № 87-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон "О прокуратуре Российской Федерации "».

44 См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 1 декабря 1999 г. № 17-П «По спору о компетенции между Советом Федерации и Президентом Российской Федерации относительно принадлежности полномочия по изданию акта о временном отстранении Генерального прокурора Российской Федерации от должности в связи с возбуждением в отношении него уголовного дела». Косвенно конституционное нарушение в данном случае подтверждается и другими решениями Конституционного Суда РФ (см., например, его Постановление от 8 декабря 2003 г. № 18-П «По делу о проверке конституционности положений статей 125, 219, 227, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами судов общей юрисдикции и жалобами граждан»).

45 Любопытно, однако, что в преамбуле самого Указа, утвердившего, среди прочего и данное Положение, сказано, что такое утверждение осуществляется «впредь до принятия соответствующих федеральных законов».

46 Шайо Андраш. Указ. соч. С.82.

47 Концепция судебной реформы в Российской Федерации / Сост. С.А. Пашин. М., 1992. С. 42–43.

48 Мы говорим «максимально», поскольку понимаем, что абсолютного абстрагирования от реальности в судебной деятельности добиться невозможно.

49 Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. № 51. Ст.3011.

50 Цит. по: Эпоха Ельцина. Очерки политической истории. М., 2001. С.388.

51 В настоящее время срок полномочий конституционного судьи не ограничен, но предельный возраст составляет 70 лет. Однако кто может поручиться, что это окончательное решение?

52 См. Федеральный конституционный закон от 5 февраля 2007 г. № 2-ФКЗ «О внесении изменений в Федеральный конституционный закон "О Конституционном Суде Российской Федерации"» .

53 Правда, подавать жалобу в Конституционный Суд РФ вправе только те граждане, чьи права и свободы нарушаются законом, примененным или подлежащим применению в конкретном деле, рассмотрение которого завершено или начато в суде или ином органе, применяющем закон.

54 См.: Положение об Управлении делами Президента Российской Федерации, утвержденное Указом Президента РФ от 7 августа 2000 г. № 1444 (в ред. указов Президента РФ от 12 января 2001г. № 27, от 20 мая 2004 г. № 650).

55 См. Указ Президента РФ от 2 ноября 1993 г. № 1833 «Об Основных положениях военной доктрины Российской Федерации».

56 См.: Конституционное (государственное) право зарубежных стран / Отв. ред. Б.А.Страшун. Т. 1−2… С.351.

57 Фрадков отчитал министров за плохую работу // http://www.gazeta.ru/lenta.shtml 26.10.06 со ссылкой на РИА «Новости».

58 И это при том, что в свое время Президент В. Путин по собственным мотивам сменил Правительство за месяц до президентских выборов: Кабинет М. Касьянова был отправлен в отставку в феврале 2004 г. Это была совершенно «дворцовая» комбинация, не имеющая никакого отношения к разделению властей.

59 Так, 12 сентября 2007 г., т.е. за два месяца до выборов в Госдуму, Председатель Правительства М. Фрадков подал Президенту РФ заявление об отставке. Можно, конечно, поиронизировать как над выбором способа отставки (ясно же, что премьера «попросили» добровольно очистить место), так и над его аргументацией (это ни признание ошибок, ни несогласие с президентским курсом, а только «желание предоставить Президенту свободу маневра перед предстоящими выборами»). Но этого мы делать не будем. Скажем только, что подтвердился прогноз относительно времени отставки Правительства. Иное дело, что подлинная президентская мотивация смены Кабинета не была связана с политической ситуацией и останется аппаратной тайной.

60 Не можем удержаться от упоминания об однодневных «консультациях» с лидерами думских фракций перед внесением кандидатуры В. Путина на должность Председателя Правительства в мае 2008 г.

61 Заметим, что вообще таких актов до сих пор не принималось. В СПС «Консультант Плюс» удалось найти только один близкий по значению акт, но и он касается одной конкретной области деятельности (см.: «Основные направления реализации государственной политики по вовлечению в хозяйственный оборот результатов научно-технической деятельности», утвержденные распоряжением Правительства РФ от 30 ноября 2001 г. № 1607-р).

62 Правда, данная конституционная формулировка не вполне точна, так как исполнительную власть осуществляют и министерства, руководители которых входят в состав Правительства, и иные органы исполнительной власти (сейчас это – федеральные службы и федеральные агентства).

63 Так, в п.2 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденного Указом Президента РФ от 14 декабря 1993 г. № 2140, сказано: «Выполнение требований внутренней службы развивает у военнослужащих чувство ответственности, самостоятельность, аккуратность и добросовестность». Об определенной степени самостоятельности говорится и в других уставах Вооруженных Сил РФ.

64 Конституция РФ в ч.2 ст.103 прямо указывает на «тематические рамки» думских постановлений. Однако на практике Государственная Дума принимает также постановления по разным внутри- и внешнеполитическим вопросам, высказывая в них свою позицию и иногда рекомендуя принятие определенных решений и мер Президенту и Правительству РФ, и даже постановления, претендующие на акты нормативного характера (помимо постановлений об объявлении амнистии). Такие постановления не имеют и не могут иметь никакой юридической силы для иных органов государственной власти, ибо выходят за рамки Конституции. Однако, к сожалению, Конституционный Суд не высказал пока своей общей правовой позиции относительно юридических пределов направленности думских постановлений. Об этом говорится лишь в особом мнении конституционного судьи Г.Гаджиева, высказанном им по делу о толковании статей 103 (часть 3), 105 (части 2 и 5), 107 (часть 3), 108 (часть 2), 117 (часть 3) и 135 (часть 2) Конституции Российской Федерации (Постановление КС РФ от 12 апреля 1995 г. № 2-П), где судья пишет: «Принимаемые Государственной Думой постановления подразделяются на: 1) постановления по вопросам, отнесенным к ведению Государственной Думы в статье 103 Конституции; 2) постановления по вопросам организации деятельности, то есть избрание Председателя Государственной Думы и его заместителей, образование комитетов и комиссий, по вопросам внутреннего распорядка своей деятельности (статья 101 Конституции)». С этим нельзя не согласиться. Есть, правда, Постановление Конституционного Суда РФ от 17 ноября 1997 г. № 17-П «По делу о проверке конституционности постановлений Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 21 июля 1995 г. № 1090-1 ГД "О некоторых вопросах применения Федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" и от 11 октября 1996 г. № 682-II ГД "О порядке применения пункта 2 статьи 855 Гражданского кодекса Российской Федерации"», где Суд признал, что если разъяснение закона предпринято в форме постановления Государственной Думы, то оно не может рассматриваться в качестве акта Федерального Собрания. Но, повторим, относительно пределов направленности постановлений Думы в целом Суд не высказал своего мнения. Более того, он косвенно даже легитимировал постановления как подзаконные акты нормативного характера. Так, в своем Определении от 25 марта 1999 г. «По жалобе гражданина Примова Неджефа Шерифовича на нарушение его конституционных прав положениями статьи 43 Федерального закона "О Прокуратуре Российской Федерацииг. № 41-О″» Суд как к обычному правовому акту обращается к Положению о прохождении службы в органах и учреждениях Прокуратуры Российской Федерации, утвержденному, как ни удивительно, Постановлением Государственной Думы от 23 июня 1997 г. № 1607-II ГД.

65 О разнообразных методах применения таких незаконных рычагов см., например: Мониторинг злоупотреблений административным ресурсом в ходе федеральной кампании по выборам в Государственную Думу Российской Федерации в декабре 2003 г. М., 2004.

66 Подробнее об этом см. гл.4 настоящей работы.

67 Напомним, что Конституционный Суд РФ разъяснил различие между словами «принятый федеральный закон» и «принятый Государственной Думой федеральный закон», указав: «Понятие "принятый федеральный закон", содержащееся в части 1 статьи 107 Конституции Российской Федерации, относится к результату законотворческой деятельности обеих палат и, следовательно, отличается от понятия "принятый Государственной Думой федеральный закон" (части 1, 2 и 3 статьи 105, статья 106). Несовпадающее содержание этих понятий отражает специфику отдельных стадий законодательного процесса» (п.3 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда РФ «По делу о толковании отдельных положений статьи 107 Конституции Российской Федерации» от 22 апреля 1996 г. № 10-П).

68 Заметим, что действующий Уголовный кодекс РФ здесь не вполне отвечает Конституции РФ. Дело в том, что УК РФ высшей степенью тяжести преступлений считает особо тяжкие. Тяжкими же считаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание не превышает 10 лет лишения свободы. Поэтому, исходя из смысла ч.1 ст.93 Конституции РФ, где «иное тяжкое преступление» приравнивается по тяжести к государственной измене, следует полагать, что речь идет о совершении Президентом особо тяжкого преступления.

69 Этот параграф был написан задолго до операции «Преемник». Отсюда его предположительная тональность. Но менять стиль мы не стали, поскольку речь идет не только о сиюминутной ситуации, а о принципиальных возможностях.

70 Ортега-и-Гассет Хосе. Восстание масс. М., 2002. С.73.

71 Об этом можно судить по варианту конституционного проекта с пометкой «по состоянию на 05.11.1993 г.».

72 Напомним этот текст: ч.2 ст.95 – «В Совет Федерации входят по два представителя от каждого субъекта Российской Федерации: по одному от представительного и исполнительного органов государственной власти»; ч.2 ст.96 – «Порядок формирования Совета Федерации и порядок выборов депутатов Государственной Думы устанавливаются федеральными законами».

73 Совет Федерации. Эволюция статуса и функций. М., 2003. С.141.

74 Одному из авторов настоящей работы пришлось в силу служебного положения весной 1994 года в Совете Федерации приводить данный аргумент членам палаты, ощущая его явную слабость. К сожалению, очень многие юридически значимые действия в тот период все еще измерялись и оценивались по шкале, созданной в условиях яростного политического противоборства.

75 Гаджиев Г. Подготовка законопроектов о формировании федеральных органов государственной власти в России // Конституционное право: восточноевропейское обозрение. 1995. № 1 (10). С.70.

76 Михайлов Р. Влияние состава Совета Федерации на место верхней палаты российского парламента в системе институтов власти // Совет Федерации. Эволюция статуса и функций. М., 2003. С.198.

77 См. например: Сорин И.Б. Роль Совета Федерации в обеспечении политической стабильности // http://polit.mezhdunarodnik.ru/art; Cмирнягин Л.В. Предисловие // Совет Федерации. Эволюция статуса и функций; и др.

78 См. статистику законодательной деятельности на официальном сайте Государственной Думы.

79 Среди них: базовый закон от 12 июня 2002 г. № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», а также Федеральный закон от 20 декабря 2002 г. № 175-ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации». Чуть позже был принят новый Федеральный закон от 10 января 2003 г. № 19-ФЗ «О выборах Президента Российской Федерации».

80 Следует упомянуть, что одним из главных разработчиков проекта этого закона в ЦИК была Е. Дубровина, представлявшая фракцию «Яблоко».

81 Постановление Конституционного Суда РФ от 30 октября 2003 г. № 15-П.

82 Например, 3−4 октября 2003 г. в разгар избирательной кампании и в связи с отмечавшейся 10-й годовщиной событий осени 1993 г. в Москве федеральные телекомпании в нескольких выпусках новостей показывали интервью с представителями леворадикальных организаций. Последние, отвечая, по сути, на один вопрос – о поведении Г. Зюганова в ночь с 3 на 4 октября – с готовностью рассуждали «о подлости и предательстве» лидера КПРФ, призвавшего тогда своих сторонников не участвовать в вооруженной схватке и покинуть Дом Советов. Этот сюжет-напоминание был, вполне очевидно, адресован определенному слою избирателям – наиболее радикальному крылу сторонников КПРФ. Несколькими днями позже в новостных выпусках замелькал уже другой сюжет, нацеленный на другую группу избирателей, в той или иной мере сочувствующих КПРФ – так называемых «левых православных». Информационным поводом послужила массовая демонстрация (организованная молодыми сторонниками партии власти), посвященная памяти священников, расстрелянных либо замученных сталинским режимом. Демонстранты несли тысячи портретов убитых священников. Плакаты и транспаранты призывали коммунистов вспомнить о преступлениях, совершенных их единомышленниками. Впечатляющая акция была показана несколько раз всеми федеральными телеканалами.

83 Пивоваров Ю. Русская политика в ее историческом и культурном отношениях. М., 2006. С.82−83.

84 Хронологический порядок дает возможность увидеть, как в реальности развивался процесс, какие были метания, нескоординированность действий и проч.

85 Любопытно и показательно, что этот запрет содержит оговорку: «если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации или законодательством Российской Федерации». Это означает, что только сами власти могут решать, какие иностранные или международные финансовые источники «не опасны».

86 Вот один из многочисленных штрихов, свидетельствующих о состоянии умов многих наших региональных начальников. Когда еще М. Николаев был президентом Якутии, он устроил в Якутске торжественное заседание правительства с участием представителей общественности, посвященное истечению второго срока его пребывания в должности президента, а также 10-летию института президентства в Республике. «Выступившие отметили личный вклад Николаева в становление государственности Якутии и президентства как новой формы государственной власти. В заключительном слове якутский президент отметил, что наращивание экономического потенциала республики и развитие ее государственности не были для него главной целью. Он хотел бы стать для Якутии "своего рода новым Чингисханом, империя которого простояла сотни лет после его смерти"» // Интерфакс 22 декабря 2001 г. Федеральный центр, применив «административный ресурс», не дал Николаеву стать «Чингисханом». Вот только причиной его отстранения от должности были не его наполеоновские планы, а гораздо более прозаичные обстоятельства.

87 Аристотель. Политика // Платон, Аристотель. Политика. Наука об управлении государством. М.-СПб., 2003. С.361.

88 Миронов С. Время авралов прошло // Известия. 2005. 2 марта.

89 См.: Владимиров Д. Условный срок для закона // Российская газета. 2006. 25 января.

90 Кавычки в данном случае означают, что речь, конечно же, не идет о неподчинении, т.к. суд в подобных ситуациях не обязывает отменить или изменить правовой акт. Он просто признает его (полностью или частично) не соответствующим Конституции РФ и/или федеральному законодательству.

91 См. п.2 мотивировочной части Определения Конституционного Суда РФ от 8 июня 2000 г. № 91-О «По запросу Правительства Республики Ингушетия о проверке конституционности части первой статьи 2, статей 5, 6, 7, 8, пункта 2 статьи 9, статьи 21 и пункта 4 статьи 23 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации"» от 8 июня 2000 г. № 91-О.

92 См. п.7 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда РФ от 4 апреля 2002 г. №» 8-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" в связи с запросами Государственного Собрания (Ил Тумэн) Республики Саха (Якутия) и Совета Республики Государственного Совета – Хасэ Республики Адыгея.

93 См. п.4 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда РФ » от 22 января 2002 г . № 2-П «По делу о проверке конституционности части второй статьи 69, части второй статьи 70 и статьи 90 Конституции Республики Татарстан, а также пункта 2 статьи 4 и пункта 8 статьи 21 Закона Республики Татарстан "О выборах народных депутатов Республики Татарстан" в связи с жалобой гражданина М.М. Салямова.

94 См. п.4 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда РФ от 27 января 1999 г. № 2-П «По делу о толковании статей 71 (пункт "г"), 76 (часть 1) и 112 (часть 1) Конституции Российской Федерации».

95 См. п.6 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда РФ от 1 февраля 1996 г. № 3-П «По делу о проверке конституционности ряда положений Устава − Основного закона Читинской области».

96 Имеются в виду особые мнения конституционных судей А. Кононова и В. Ярославцева, приложенные к Постановлению Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2005 г. № 13-П.

97Латынина Юлия. Губернаторские отставки // Ежедневный журнал. 2007. 8 авг. (http://www.ej.ru/?a=note&id=7313).

98 Конституционное (государственное) право зарубежных стран: В 4 т. 3-е изд. Т. 1-2… / Отв. ред. проф. Б.А. Страшун. С.340. Подобное определение формы правления в целом характерно и для других учебников по конституционному праву.

99 Линц Хуан. Указ. соч. С.216.

100 См.: Мейнваринг Скотт. Указ. соч. С.223.

101 Президенты в парламентских республиках могут избираться всем парламентом или коллегией выборщиков из членов парламента, или специальным органом, формируемым парламентом. Например, в ФРГ для этих целей создается Федеральное собрание, где одна половина членов являются представителями Бундестага, а вторая – ландтагов (парламентов) земель.

102 См.: Бернам Уильям. Правовая система Соединенных Штатов Америки. 3-й выпуск. М.: «Новая юстиция», 2006. С.53.

103 См.: Конституции государств Европы: В 3 т. Т.3 / Под общей ред. Л.А. Окунькова. М., Норма, 2001. С.533−580.

104 См.: Мейнваринг Скотт. Указ. соч. С.223 (сноска).

105 См., например: Авраменко С.Л. Новая конституция Швейцарской Конфедерации: право и современность. Вступительная статья // Конституция Швейцарской Конфедерации / Пер. с нем. С.Л. Авраменко. М., 2001. С. 13−16.

106 Там же. С.14.

107 См., например: Pietrzak Jerzy. Sejm RP: Tradycja i współczesność. Kompetencje, procedury, zwyczaje. Warszawa, 2000. S.177; Chruściak Ryszard. Sejm i Senat w Konstytucji RP z 1997 r. Powstawanie przepisów. Warszawa, 2002. S.5.

108 Страшун Б.А. Вводная статья к Конституции Польской Республики // Конституции государств Европы: В 3 т. Т.2. С.683.

109 Там же. Напомним, что образ функционирования власти, напоминающий парламентский тип, как раз и приводит отдельных исследователей, например, цитировавшегося выше С.Мейнваринга, к выводу, что в Австрии и Ирландии существует парламентская система власти (Мейнваринг Скотт. Указ. соч. С.223).

110 Между прочим, исследование М. Липсета (1972 г.) показало, что «из 12–13 существующих в мире наиболее стабильных демократий десять – монархии. Благодаря сохранению монархических институтов и традиций утвердившийся там новый государственный строй сумел обеспечить достаточно лояльное отношение к себе со стороны бывшей аристократии и чиновничьих кругов» (цит. по: Варламова Н.В., Пахоленко Н.Б. Указ. соч. С. 32). О желательности конституционной монархии для более эффективной защиты демократии см.: Краснов М.А. Конституционная монархия спасет демократию // Независимая газета. 1998. 9 сент.

111 См. об этом, например: Еллинек Г. Права меньшинства / Пер. Е. Троповского; Под ред. М.О. Гершензона. М., 1906 // перепечатка: Прогнозис. Осень 2005. № 3. С. 299–324.

112 В 1996−1999 гг. фракция ЛДПР довольно часто вступала в контакт с НДР, поставив, по сути, на коммерческую основу всю свою парламентскую «стратегию». Это странное сотрудничество говорило о готовности лидера ЛДПР союзничать с кем угодно, лишь бы подороже продать голоса фракции и быть поближе к власти, и одновременно о невысокой политико-этической разборчивости «партии власти».

113 Радзиховский Л. Преемственность и легитимность // Российская газета. 2005.15 февр.

114 См.: http://www.kreml.org/interview/

115 Глебова И. Как Россия справилась с демократией. М., 2006 С.125.

116 Интересна трактовка происхождения института коллегии выборщиков и утраты его самостоятельности. Автор фундаментального труда «Правовая система США» У. Бернам пишет об этом так: «Идея, первоначально лежавшая в основе такого непрямого способа избрания Президента, предполагала, что выборщики при голосовании за Президента будут руководствоваться своим независимым суждением, что будет служить некоей сдержкой экстремизму и неверным подходам населения в случае прямых выборов. Однако традиция и – в некоторых штатах – закон требуют, чтобы выборщики штата голосовали бы за кандидата в Президенты, за которого проголосовало большинство избирателей в данном штате. Ввиду того обстоятельства, что кандидат, получивший большинство голосов в том или ином штате, получает голоса всех выборщиков этого штата, в США возможна ситуация, при которой Президентом становится лицо, получившее не большинство голосов всех избирателей страны (избрание всенародным голосованием), а достаточное число голосов выборщиков. Так и произошло на президентских выборах 2000 года – Джордж Буш-младший победил на выборах Президента, хотя его противник Альберт Гор-младший, получил большинство голосов, если исходить из результатов всенародного голосования» (Бернам Уильям. Указ. соч. С.53).

117 Мейнваринг Скотт. Указ. соч. С.223-224.

118 Зорькин В.Д. О президенте и конституционном строе Российской Федерации // Из истории создания Конституции Российской Федерации. Конституционная комиссия: стенограммы, материалы, документы (1990–1993 гг.): в 6 т. Т.1: 1990 год / под общ. ред. О.Г. Румянцева. М.: Волтерс Клувер, 2007 С.789.

119 Там же. С.791–792.

120 Мигранян Андраник. Нынешняя Конституция свой потенциал еще не исчерпала // Российское государство: вчера, сегодня, завтра / Под общ. ред. И.М. Клямкина. М., 2007. С.328-329. Впрочем, отдадим должное последовательности Миграняна, который еще в конце 1980-х гг. отстаивал необходимость просвещенного авторитаризма как модель российской государственности на переходный период.

121 Линц Хуан. Указ. соч. С.216.

122 См.: там же. С.216-222.

123 Здесь трудно понять, что именно исследователь имеет в виду. То ли занятие президентского поста, в первую очередь, вице-президентом в собственно президентской модели, то ли премьер-министром или спикером одной из палат – в модели полупрезидентской.

124 Здесь нельзя не согласиться с Х. Линцем, глядя на современную президентскую республику Венесуэлу, где президент, как оказалось, может себе позволить даже изменить общественный строй, что рано или поздно неизбежно вызовет драматический конфликт. Подобное можно было наблюдать в Чили в 1973 г., где только военный переворот и последовавшие репрессии прервали попытку провести социалистический эксперимент.

125 Это именно то, о чем говорилось в первых главах настоящей работы о двух ролях Президента РФ. Мы, однако, не считаем это непреодолимым пороком. Все зависит от той главной политической задачи, которой конституционно наделяется президент.

126 Мейнваринг Скотт. Указ. соч. С.225.

127 Фигейредо Аргелина Чейбуб и Лимонджи Фернандо. Президентская власть, законодательное устройство и поведение партий в Бразилии // Теория и практика демократии… С.257-262.

128 Предложения, содержащиеся в данном параграфе, разработаны в 1999 г. одним из авторов настоящего исследования совместно с коллегами и представлены на сайте фонда ИНДЕМ по адресу: http://www.indem.ru/russian.asp. См. об этих предложениях также: Краснов М.А. Персоналистский режим в России: опыт институционального анализа. М., 2006.

129 См., например: Конституционное (государственное) право зарубежных стран: В 4 т. 3-е изд. Т. 1−2… / Отв. ред. проф. Б.А. Страшун. С. 350–352; Мишин А.А. Конституционное (государственное) право зарубежных стран… С. 87–88; Автономов А.С. Указ. соч. С. 255–256.

130 Известный психолог Э. Фромм, например, выделял два типа жизненных установок, назвав их некрофилией (любовь, тяга к смерти, к разрушению) и биофилией (любовь к жизни, к созиданию). И резюмируя свой анализ обоих типов, писал: «Конечно, в таком виде они проявляются лишь изредка. Рафинированный некрофил – душевнобольной; рафинированный биофил – святой. У большинства людей некрофильная и биофильная тенденции смешаны, и речь идет о том, какая из них доминирует» (Фромм Э. Душа человека. М., 1992. С.34).
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16