Курс лекций Тема город как объект комплексного изучения внимание! Материал темы должен быть освоен к 24 сентября!

Главная страница
Контакты

    Главная страница


Курс лекций Тема город как объект комплексного изучения внимание! Материал темы должен быть освоен к 24 сентября!



страница6/9
Дата12.03.2018
Размер2,26 Mb.


1   2   3   4   5   6   7   8   9


Типология урбанизированных поселений
Выше уже говорилось, что вопрос о границах города (городской территории) является непростым и дискуссионным. Однозначно локализовать и определить урбанизированное поселение довольно трудно, поэтому в урбанистике используются различные термины. Как писал известный американский урбанист Р. Мерфи, "некоторые понятия и определения …могут показаться излишне сложными. Однако реальная действительность ещё сложнее".

Для характеристики урбанизированных поселений используют ряд понятий.



Географический и юридический город. Первое определение наименее конкретно и произвольно. Чаще всего географические границы города фиксируют некоторую традиционную, обозначенную в исторической памяти жителей города и близлежащей местности и отражённую в географических картах территорию. Чаще всего она меньше фактической (хотя может быть и больше), поэтому для социологических задач (например, определения выборки респондентов-горожан) географическими картами лучше не пользоваться. Территория юридического города фиксируется по двум параметрам: 1) административно установленные границы, 2) объём управленческого воздействия по количеству населения и числу функций. Когда говорят "город", то имеют в виду то, что точнее следует называть ядром города – компактно расположенную городскую территорию, население которой: 1) полностью идентифицирует себя с данным городом (именем и интересами), 2) обладает высоким уровнем экономической, политической, социальной и территориальной интеграции. Его границы постоянно меняются и переходят в метрополитенскую территорию – зону культурного и политического влияния города. Интересы жителей этой территории могут быть тесно связаны с интересами города и горожан, жители этой территории постоянно или часто бывают в городе. Далее располагается урбанизированная зона. Это, прежде всего, зона экономического влияния города. В этой зоне также высоки показатели городского образа жизни. Современные урбанизированные поселения могут иметь очень большую протяжённость (сотни и тысячи километров), поэтому появилось понятие мегаполис (Ж. Готтман) – полоса урбанизированных зон. Относительно компактные городские образования в индустриальных странах часто образуют структуру производственно-экономического характера – агломерацию. В составе агломерации находятся и сельскохозяйственные территории. Города выполняют роль центров, опорных точек организации территории. В. Кристаллер разработал теоретическую схему размещения городов как центров обслуживания территории ("решётка Кристаллера"). В основе её лежит аксиома об обмене товарами и услугами между городом и селом. Ранг города в сети населённых мест обусловлен объёмом и сложностью предоставляемых услуг, а не числом жителей. Радиус сбыта товаров очерчивает зону влияния. Кристаллер сделал расчёты пропорций между населением центров, расстоянием между ними, размерами и людностью тяготеющих территорий и применил эти данные к теории шестиугольников. У него появилась общетеоретическая схема размещения городов, которая может быть положена в основу проектирования урбанистических поселений. Численность населения наименьшей поселенческой единицы он определил в 1тыс. чел; расстояние между ними – 4,5 мили (1 час ходьбы); расстояние между центрами 2-го порядка – 7,5 мили (12 км.); третьего – 21 км. Число населённых мест семи уровней от наиболее высокого до самого низкого имеет тенденцию следовать теоретическому ряду: 1: 2: 6: 18: 54: 162: 486. На основании этой "решётки" можно определять центры территорий различного уровня и статус населённых мест. Традиционное основание ранжирования было – по численности населения и имеющемуся юридическому статусу. Новое основание ранжирования – количество услуг и функций. "Решётка" даёт научную основу для определения административного статуса поселения. Число населения поселений разного уровня принципиального значения не имеет. Смелс эти центры территорий назвал: главные города – местные столицы – большие "сити" – малые "сити" – большие "тауны" – малые "тауны" – городки. Ф. Грин их назвал: метрополитенский центр – провинциальный центр – главный местный центр – рядовой местный центр – посёлок – деревня – ферма (хутор). Основными трудностями реализации этой теоретической схемы в урбанистской практике (проектирования и прогнозирования) являются: 1) рельеф местности, 2) культурно-исторические особенности местности, 3) перевод качественных характеристик функций в количественные показатели, 4) определение экономической базы городов. Последнее обстоятельство является наиболее сложным и дискуссионным. Суть проблемы заключается в трудности различения базовых (имеющих значение для территории) и небазовых (градообслуживающих) отраслей или видов деятельности.

Проблема экономической базы городов включает в себя ряд частных проблем:

  1. Критерии (основание) различения базовых и небазовых отраслей: налоговая база, база занятости, градообразующее значение, база саморазвития (самосохранения).

  2. Показатели уровня развития экономической базы: численность занятости по отраслям, размеры зарплаты, объём доходов, добавленная стоимость, объём продаж. Методики, основанные на разных показателях, дают разные результаты. Чаще всего используется показатель занятости, усиленный методом аппроксимации Х. Хойта – сравнение структуры занятости в городе со структурой занятости по стране в целом: каждая отрасль, в которой наблюдается превышение над средней по стране, считается базовой в тем большей степени, чем значительнее превышение. На основании этого можно говорить о "вкладе" города в общенациональную экономику. Определение уровня развития экономической базы по размеру зарплаты в условиях нестабильности цен становится практически невозможным. Показатели дохода можно использовать лишь при их прозрачности и трудовом источнике, что проблематично для российских условий. Два последних показателя возникают при развитых рыночных отношениях, чего в России тоже никогда не было.

  3. Оценка эффекта мультипликатора: развитие базовой отрасли приводит к увеличению занятости в небазовых отраслях. Существует вообще тенденция увеличения небазовых видов деятельности в связи с возрастом и ростом размеров города. В связи с этим обсуждается вопрос о правомерности применения только лишь экономических критериев оценки роли (вклада) городов в жизнедеятельность страны. В этом плане различают города по функциональной структуре: монофункциональные, полифункциональные, диверсифицированные.

  4. Добавленная стоимость как показатель взаимоотношений города (городского населения) и общества. Выбор данного показателя оправдан тем, что значительное число предприятий, которые работают в городе, работают на внутреннее потребление города и его населения, вплотную зависят от платежеспособности населения и бюджетообеспеченности города, то есть, в конечном счете, от того, что город способен произвести и реализовать вовне. Это предприятия сферы обслуживания, коммунальной сферы, торговли, общественного питания, предприятия продуктоперерабатывающих отраслей местного значения, транспортные предприятия. То есть сфера производства, непосредственно ориентированная на горожанина и замыкающаяся на нем, зависит от его платежеспособности или состояния бюджета города.

Единственный фактор, который определяет возможность города развиваться и обеспечивать воспроизводство — это показатель добавленной стоимости. В первом приближении добавленная стоимость может быть исчислена как разность входящих и исходящих из города финансовых потоков. Исходя из этого, можно рассмотреть три варианта экономической ситуации, создающих принципиально разные тенденции развития.
Характер экономической ситуации и тенденции развития города

(схема А. Нещадина и Н. Горина)




Экономическая ситуация

Тенденции развития города

I. Добавленная стоимость выше нуля

Восходящая фаза развития, устойчивые тенденции роста населения и производства

II. Добавленная стоимость равна нулю

Инерционная фаза, тенденция нулевого роста “сегодня”, неустойчивые, противоречивые тенденции развития

III. Добавленная стоимость меньше нуля

Нисходящая фаза развития, ограниченная способность к самостоятельному существованию, неспособность выжить без помощи из федерального бюджета и бюджета субъектов Федерации, тенденции и деградации системы

Дотационность, по существу, означает наличие внеэкономических механизмов поддержки городов. Такое положение, однако, не всегда означает, что данный город действительно производит “отрицательную” стоимость. Это может быть следствием неразвитости рыночных механизмов. Академгородки, например, в сегодняшних условиях типичный пример дотационных территорий. Однако это связано с тем, что экономическая оценка их продукции - специалистов квалификации мирового уровня - на внутреннем рынке явно неадекватна. Вследствие ущербности экономического механизма, дотации академгородкам, по существу, являются безвозмездными инвестициями в экономику западных государств.

Добавленная стоимость может изменяться под действием относительного снижения потребления внешних ресурсов или роста объемов производства. Относительное снижение потребления внешних ресурсов может идти за счет технологических изменений в сфере производства или за счет экономии на эксплуатации и развитии рекреативной среды. Последнее ведет к снижению качества жизни, оттоку или "вымиранию" населения.
Зонирование городской территории
В первой половине ХХ в., в период бурной урбанизации во многих странах сложились классические теоретические модели структуры и динамики городской территории Э. Берджесса, Х. Хойта, С. Харриса и Е. Ульмана.

Э. Берджесс. Модель концентрических зон. Структуру городской территории можно представить в виде 5 концентрических зон:


  1. Центр – сосредоточение социокультурной, административно-политической и коммерческой жизни;

  2. Переходная зона жилой застройки и торгово-промышленных предприятий старого, несовершенного типа;

  3. Зона проживающих с относительно высоким доходом;

  4. Зона комфортабельного жилья;

  5. Зона маятниковых мигрантов.

Динамика развития территории носит характер расхождения кругов по поверхности воды при бросании камня.

В процессе обсуждения этой модели было обращено внимание на существенные факторы, влияющие на структуру территории и не отражённые в этой модели:



  1. Рельеф местности;

  2. Изменение местоположения градообразующих объектов, особенно транспортных путей, вдоль которых нередко развиваются города;

  3. Жилые зоны чаще всего носят смешанный характер;

  4. Центр города часто расположен не в геометрическом центре городского поселения;

  5. Во многих, особенно старых городах, имеет место территориальное закрепление культурных и этнических групп.

В ходе дискуссии пришли к выводу, то данную структурно-динамическую модель развития городской территории можно использовать при стабильном и контролируемом развитии промышленной базы относительно молодых поселений. Данная модель возникла на базе обобщения эмпирического изучения ряда промышленных центров США, она также отражает закономерности урбанизации в период бурной индустриализации, например, в СССР.

Х. Хойт. Секторальная модель. Структуру городской территории можно представить в виде секторов разного масштаба и качества среды с вершиной в центре города. Основными факторами секторальной динамики являются стоимость земли и транспортные артерии. Сектора развиваются вдоль транспортных путей, а качество и функциональный профиль территории обусловлены ценой на землю, которая зависит, прежде всего, от престижа места. Последнее обстоятельство может быть обусловлено разными причинами, наиболее распространёнными являются престиж центра как такового и престиж территории, связанный с проживанием на ней влиятельных лиц. Динамика развития обусловлена устойчивостью выбранного направления: сектор развивается тем больше, чем больше средств в него вложено.

В дальнейшем, по мере накопления эмпирического материала, эта модель также оказалась не универсальной. На секторальную структуру городской территории также влияют уже отмеченные географические и социокультурные факторы. Сектора не являются однородными ни в плане застройки, ни в плане состава проживающих: на территории всех секторов имеется немало разнообразных "анклавов", растворить которые бывает очень нелегко. Гипотеза Хойта об устойчивой однородности и направленности развития районов города подтверждалась далеко не всегда. Секторальная модель складывается и поддерживается в ситуации устойчивой по характеру (направленности) и длительности административно-финансовой политики. В ситуации, когда начинается сложная и скрытная финансовая политика фирм по недвижимости, развитие городской территории предсказать становится почти невозможно.



С. Харрис и Е. Ульман. Многоядерная модель: на территории города имеются различные центры, вокруг которых складываются однородные по своему внутреннему составу, но разнородные по характеру и функциям территории – административная, финансовая, торговая, рекреационная и др. Наиболее яркий пример – Лондон. Эта модель учитывает как культурно-исторический фактор, так и фактор функциональной специализации. Количество ядер, возникших в процессе исторического развития, и воздействие факторов размещения сильно варьирует по разным городам. Однако просматривается и тенденция развития городской территории: чем старше и крупнее город, тем больше в нём ядер, и они носят более разнообразный характер. Исторический центр превращается в одно из ядер. Фактическим центром, престижным местом могут становиться различные ядра, имеет место динамика, изменение места центральной зоны, инверсия территории по оси "центр-периферия". Закономерности данной динамики пока слабо изучены. Просматривается лишь индивидуальный характер динамики ядер конкретных городов. Вполне возможно, что число факторов, влияющих на эту динамику настолько велико, что скорее можно констатировать индивидуализирующий, нежели генерализирующий характер ядерной структуры конкретных городов. В этой модели явственно наблюдается смещение методологического спектра изучения городской территории с производственно-экономической – к социокультурной парадигме. В дальнейшем, при изучении города, обращается внимание на ментальные зоны городской территории, где проживание людей характеризуется устойчивым местным колоритом образа жизни и даже особенностями коллективной психологии. Для Томска такими зонами являются "Заисток", "Каштак", "Париж", "Степановка", "Студгородок", "Академгородок", возможно, и другие районы, которые по результатам различных социологических опросов (например, электоральных) показывают устойчивые различия как между собой, так и по отношению к городу в целом; эти различия труднообъяснимы с традиционных социологических позиций – демографического состава, профессиональной структуры, экономического статуса и т.п.

Изучение структуры территории поставило проблему операционального метода описания и сопоставления различных зон. Наилучшие результаты дал метод картирования использования земли, основанный на полевых наблюдениях. Наиболее операциональной оказалась классификация Х. Бартоломью: индивидуальные застройки, многоквартирные застройки, торговые зоны, рекреационные зоны, общественные зоны, промышленные зоны, транспортные зоны. Однако метод картирования содержит и нерешённые проблемы: случаи многоцелевого использования территории (в том числе – зданий), наличие незастроенных территорий, проблема выбора масштаба картирования для разных городов.

Составление карт использования земли позволило получить ряд хорошо обоснованных выводов, касающихся тенденций развития территории городов:


  1. Освоенная территория в расчёте на душу населения сокращается по мере увеличения размеров города;

  2. Площадь жилья увеличивается прямо пропорционально увеличению освоенной территории;

  3. Плотность населения обратно пропорциональна размерам города;

  4. Зависимость между размерами города и этажностью застройки – прямо пропорциональна;

  5. Зависимость между размерами города и величиной площадей, связанных с торговлей – прямо пропорциональна;

  6. Увеличение рекреационных зон по мере увеличения размеров города;

  7. Тенденция к снижению доли общественных зон по мере уменьшения размеров города;

  8. Доля незастроенных земель в малых городах – выше;

  9. На распределение зон использования земли влияют как экономические (изменение структуры производства, изменение цены на землю), так и культурно-исторические (традиции, эстетические вкусы и др.) факторы;

  10. Существование как центробежных, так и центростремительных тенденций использование территории. Факторами первой являются: рост цен на землю, транспортные проблемы, отсутствие возможностей к расширению. Факторами второй являются: функциональная необходимость центральности, функциональная необходимость интегрированности, динамика престижа, фактор субъективной предпочтительности. Эти тенденции существуют как постоянно противоборствующие и, скорее всего, равнопорядковые для жизни города.


Микромодели - жилые "ячейки" городской территории: "район" и "жилище"

"Район" – освоенная часть территории, которую субъект (сообщество) обозначает своими границами и значимыми объектами. Трудности операционального (эмпирического) определения районов проживания городского населения:



  1. отсутствие универсальных признаков районирования (оснований выделения границ): для разных групп и сообществ они различны; "район" – мыслительная конструкция, гносеологическое средство познания среды, в основе которой – культурно-мировоззренческие представления и слаборефлексируемые интенции личности;

  1. несовпадение объективных и субъективных параметров восприятия районов; экспериментально зафиксировано всего 36% совпадения "своего" восприятия и "объективно существующего": административно установленного, архитектурно оформленного и др. районов (см. Дж. Голд);

  2. влияние семантического пространства города (топонимики, городского фольклора, общественного мнения и слухов и др.) на выделение и восприятие фрагментов территории.

"Жилище" – территория личного проживания. Социологические проблемы:

  1. социальная типология и характеристики жилища в зависимости от типа потребителя жилой сферы: индивид, семья, домохозяйство, кооперация и т.п.;

  2. социально-групповые факторы жилищного поведения: 1) жилищные стереотипы; 2) функциональные ожидания различных групп: явные – официально декларируемые и латентные – потребности субъектов потребления в конкретной ситуации функции; 3) социетальная ситуация;

  3. социокультурные факторы жилищного поведения: 1) жилищная политика, 2) образ жизни, 3) представления о качестве жизни и др.

  4. социокультурные факторы жилищного проектирования.


4.3. Структура городского пространства
Понятие социального пространства как социально–отношенческого феномена
Пространство – совокупность субъектных аспектов жизненной среды – место жизни, существования человека как личности и индивидуальности в её информационном, социально-нормативном, диспозициональном, коммуникативном, ментальном измерениях (пространствах).

Уточнение содержания понятия "пространство", предпринятое в последнее время, было актуализировано тем, что в современном обществе, прежде всего городском, стало появляться всё больше социально-отношенческих феноменов экстерриториального характера. Например, пространство семьи, члены которой проживают в разных местах, пространство бывшего СССР. А где находится Интернет? Разумеется, местоположение того или иного сервера зафиксировать можно: страна, город, улица, дом, комната, а в ней машина. Но не в машине происходит социальное взаимодействие, а в виртуальном пространстве. Если жизнь сельского жителя невозможно представить вне территории, то территориально локализовать жизнь как значимое пространство жизнедеятельности горожанина порой непросто.

Можно сказать, что социологию пространства как предмет социологического анализа основал Георг Зиммель. Остановимся кратко на его рассуждениях по этому поводу, детально проанализированных А. Филипповым.

Представляется, что проблема разделения территории и пространства – один из ракурсов проблемы перехода от традиционного общества к цивилизации, от Gemeinschaft к Gesellschaft, от территориально-хозяйственного типа социальности – к другому типу, которое Зиммель обозначает как Vereinheitlichung ("общественное единство").

Содержание жизни сельского поселения преимущественно исчерпывается "территориальными событиями" – хозяйственными делами на конкретной территории: земледельческой, охотничьей, пастбищной и т.п. Содержание жизни, события пространства большого города выходят по своему значению далеко за пределы его территориальных границ. В работе "Большие города и духовная жизнь" Зиммель пишет: "Как человек не исчерпан пределами его тела или области, которую он непосредственно заполняет своей деятельностью, но лишь суммой влияния, которое он оказывает во времени и в пространстве, — так и город равен совокупности оказанного им за его ближайшими пределами влияния. Это только и есть его настоящий объём, в котором выражается его бытие". Каждый человек наполняет своей субстанцией и деятельностью непосредственно свое место. Если между людьми нет взаимодействия, то пространство между ними — это, “практически говоря, — ничто”. В то мгновение, когда оба они вступают во взаимодействие, пространство между ними оказывается заполненным и оживотворенным.

Пространство – это, по Зиммелю, совокупность Drehpunkten ("точек вращения") — горожанин "вращается в разных кругах", соприкасаясь с различными социокультурными мирами. Граница — это не факт территории, а "социологический факт", обозначающий различие отношений между элементами одной сферы и элементами другой сферы жизни. Наличие общего пространства означает, что соприкоснулись между собой элементы, ранее независимые. Пространство - место соединения разнородных духовных элементов: взглядов, ценностей, смыслов и т.п.

Зиммель указывает, что сначала в городе не было единого городского пространства, но были, могли сосуществовать и соприкасаться разные общины. Именно их пространственно-символическое соприкосновение привело в конечном счете к тому, что образовалось то общее пространство города, в котором они могли рассчитывать на правовую защиту. В этом правовом пространстве как раз и возникает функциональное разделение общего пространства между отдельными цехами, имеющими, однако, определенные территории. Зиммель проводит различение между пространством и территорией. Можно ли считать, что место цеха — какая-то определенная улица или определенный район города, который исключительно, наподобие государства или города, занят этим цехом? По контексту рассуждений Зиммеля, это не так; хотя улицы кожевенников или каретников существуют, Зиммель указывает не на это, но на то, что в городе нет места для другого такого же цеха. Он говорит о городе как о пространстве, которое делят, в котором уживаются... и так далее. Точка пространства - место локализации отношений по поводу обмена взглядами, центр кристаллизации новых социальных связей, возникающих экстерриториально.

Зиммель пишет, что Vereinheitlichung имеет свой “дом”. Речь идет не о владении домом, но бытии домом, о том, что он есть выражение определенной “общественной мысли”, “место концентрации социологической энергии”. В эти “места” инвестируется духовная энергия индивида, принадлежность к ним служит важнейшим моментом его самоопределения на основе символической идентификации.

Одновременно с этим возникает социальная дистанция. Дистанция предполагает интеллектуализм, интеллектуализм создает дистанцию между людьми. Сохранять или устанавливать дистанцию — значит быть социально компетентным, уметь уловить тонкие различия и т. п.

В пространстве города появляется феномен "чужака" – тот, кто пришёл из другой жизни (пространства), а не только (и не столько) с другой территории. "Чужак" может проживать на той же территории, но не разделять пространство взглядов других. "Чужак" – тот, кто непонятен, тот, кто не разделяет наших взглядов. Чужак может работать с нами, но он на дистанции. Эта дистанция – символическая конструкция группы. Он чужак потому, что – в другом пространстве. Здесь обнаруживается принципиальная связь между пространством и социальным смыслом. "Чужак" – феномен городского общества. В традиционном сельском обществе пришлый с другой территории либо ассимилируется (культурно–символически и нормативно-поведенчески) с теми, с кем непосредственно проживает и работает, либо – полностью отторгается – в пространственном и территориальном плане.

Таким образом, основаниями различения двух видов "мест": территориальных и пространственных являются:


  1. чувственная близость – интеллектуальная позиция и дистанция. Пространство – интеллектуальная сфера жизни, место возникновения и существования социальных различий;

  1. индивидуально-психическое - духовно-символическое. Пространство – семантическая сфера жизни: место существования взглядов, значений, смыслов, объективированных в знаках и символах;

  1. социальная статика (структура) - социокультурная динамика и мобильность. Пространство – место социокультурных инноваций.

Символическое пространство опредмечивается. Так формируется городская среда.

Опредмеченное пространство проявляется в существовании качественно разнородных жизненных сред, культурных ареалов обитания. Историческое проживание, или даже временное, но концентрированное местонахождение определённых социальных групп, субкультур накладывает отпечаток на конкретную территорию. Речь идёт о "духе места" - о традициях и моделях поведения, доминирующих в определённой "местности", о стереотипах восприятия физических объектов конкретной территории. Это обстоятельство ставит задачу структурирования городского пространства по культурно-историческим единицам - целостным пространственно-поведенческий комплексам, в которых схемы поведения людей взаимосбалансированы с материально-пространственными условиями. В качестве первоначального примера можно назвать лондонский Сити. Небольшие города, как правило, тождественны одной единице. При дальнейшем росте населения и территории города вокруг первой центральной единицы начинают развиваться следующие единицы - меньшего размера и меньшей интенсивности. Крупные города складывались постепенно из таких социально-пространственных единиц. В Праге 14–15 веков существовало, по крайней мере, 5 единиц, да еще имеющих автономный статус самостоятельного города. Градчаны – верхний город с королевской резиденцией и высшей аристократией; Младостранский – нижний город; Старый город на другой стороне Влтавы с торговой площадью (Тыном), ратушей и собором; Юзефов город еврейской общины; Новый город, заложенный королем Карлом. Будапешт в действительности представляет собой два города: это Буда и Пешт. В современных городах России с населением 250 тысяч человек, как правило, имеются 2–4 единицы, включая одну центральную. В городах с населением 500 тысяч человек количество единиц увеличивается до 6–7. В городе с населением в 1 млн. жителей формируется уже 8–10 единиц, расположенных вокруг центральной единицы. В Москве можно выделить уже 27 таких единиц.

Эти свойства городского пространства позволяют горожанину наиболее эффективно и экономично, по сравнению с другими формами поселения, найти удовлетворяющие его условия и создать привлекательную среду проживания.

Городское пространство также состоит из смысловых точек. Жизнедеятельность горожан протекает и упорядочивается в процессе осмысления материальных и идеальных условий жизни. Смыслы становятся точками жизненного пространства, а применительно к городу – точкой отсчета городского пространства. Главная функция любых точек отсчета заключена в том, что они оформляют некоторый порядок, в котором становится возможна некоторая траектория поведения и жизненного пути; они задают шкалу мест. После того, как такая шкала задана, нейтральное пространство превращается в обжитое осмысленное пространство города. Люди насыщают точки своими символами: храмами, властью, развлечениями, торговлей, жильем. В смысловых точках пространства, локализующихся на территориях, проходит духовная жизнь городских сообществ, здесь разворачиваются драмы, трагедии и комедии. Постепенно смысловые точки среды обрастают плотным телом разнообразной застройки и деятельности, вокруг них складывается жизнь города. Они являются основой осмысленной неравномерности городского пространства.

1   2   3   4   5   6   7   8   9

  • Географический и юридический город.
  • "решётка Кристаллера").
  • Проблема экономической базы городов
  • Характер экономической ситуации и тенденции развития города
  • Зонирование городской территории
  • Э. Берджесс. Модель концентрических зон
  • Х. Хойт. Секторальная модель
  • Микромодели - жилые "ячейки" городской территории: "район" и "жилище"
  • 4.3. Структура городского пространства Понятие социального пространства как социально–отношенческого феномена Пространство