Как светел снег

Главная страница
Контакты

    Главная страница


Как светел снег



страница1/7
Дата12.03.2018
Размер2,28 Mb.


  1   2   3   4   5   6   7

  1. КАК СВЕТЕЛ СНЕГ...

(СТИХИ, НАПИСАННЫЕ В ГЕРМАНИИ)
ххх
А умирать - на родину, дружок,

В родное петербургское болото...

Всего один пронзительный прыжок

На запасном крыле аэрофлота!

Скользнёт пейзаж, прохладен и горист,

Нахлынет синь - воздушный рай кромешный.

И ни один угрюмый террорист

Не просочится в раструб кэгэбэшный...

(Хранит Господь и воинская рать... )

Потом припасть к земле и повиниться:

Стремятся все в Россию умирать,

А жить - так вся Россия - за границу...

Как светел снег! Как церковь хороша!

Теней друзей порука круговая...

На честном слове держится душа.

На честном слове...

Крепче - не бывает.

ххх
Помню, как это было: письмо - из-за рубежа...

Ну, конечно, разрезано... (Эти ли станут стесняться...)

В коммуналке соседи, на штемпель косясь, сторонятся

и швыряют картошку в кастрюли, от гнева дрожа.

Этот странный придуманный мир... Даже чуточку жалко...

Этот люмпенский пафос то ярости, то доброты.

Если кто-то помрёт - в шесть ручьёв голосит коммуналка,

и несёт винегрет, и дерётся за стол у плиты....

Где теперь вы, соседки, чьи руки пропахли минтаем,

а песцы - нафталином... Да живы ли? - Ведает кто...

Иль сердца разорвались, узнав, что, хоть в космос летаем,

но вдругих-то мирах: что ни осень - меняют пальто...

Донеслись ли до вас басурманского Запада ветры?

Вот и нет уже в „Правде“ размашистых карикатур

на чужих президентов...

Я помню квадратные метры,

По четыре - на жизнь.... (Напасись-ка на всех кубатур...)

Эта горькая честь, эта гордая участь Победы ...

Как блестели медали, и слёзы, и ткань пиджаков...

А ещё был алкаш, он без вилки - руками - обедал,

и мечтал, что весь мир скоро освободит от оков...

Он дверьми громыхал на крамолу моих разговоров ...

Телефон - посреди коридора, прибитый к стене-

на бордовых обоях среди золотистых узоров,

что поблекли давно и достались дописывать - мне...

Может, так и пестреют друзей номера...

Или всё же

Разразился ремонт и явился хозяин всему...

И - конец коммуналке. И сгинули пьяные рожи.

Как вишнёвый мой сад... Так затеплю хоть строчку ему...
2001

ххх
Как проста в России нищета:

Нету хлеба - понимай буквально...

Блюдо ослепительно овально

Как ночного тела нагота.

Вот и эта пройдена черта.

Время - вспоминать сентиментально...
Уходя - не медли, уходи -

Или мозг взорвется в одночасье...

Господи, какое это счастье

Если только юность позади..

А теперь - и Родина.. В груди

Как в стране - разруха междувластья.


И куда мы каждый со своим

Скарбом скорби... Темен сгусток света.

Постоим. Рука в руке согрета.

Зябко, но не холодно двоим.

И услышим в шорохе руин

Лепет листьев будущего лета...


1996

ххх


У эмигрантов не было взрывчатки,

Им было всё - действительно - равно...

Они меняли страны - как перчатки,

И всюду пили терпкое вино.


И сторонились праздников народных,

И если шли - то в смертный батальон,

Чистопородных предков благородных

В непропитый защелкнув мидальон...


А если Бог давал ещё попытку:

Гарсоном - в бар, извозчиком - в такси, -

На ветровое клеили открытку,

Шепча почти молитвенно: „Росси...“


Я тоже здесь, мне тени их всё ближе...

Горчит лимон, изранивший вино...

И я, ночами шляясь по Парижу,

Не проиграю память в казино!


1997

ххх
И как будто опять сотворенье начал:

Виноградная дрожь и сгущение красок...

Но всего только шаг до срывания масок

И уже не Венеция - голый причал...
Никогда не стремилась, "чтоб как у людей..."

Может, Ангел Судьбы за терпенье потрафил...

И клюет с белорозовых рук площадей

Ястребиное зренье российских метафор.


Я пила и хмелела полночный Нью-Йорк

Из высотных бокалов /навыдумал зодчий.../

И теперь если сердце отчаянно "ек " -

Значит, в доме случайном почудился отчий...


Я читала размытых огней письмена

В перевенутых книгах и Сены, и Темзы...

Отпусти мою руку. Шершава она.

Это в детстве..Чернила..Напильником пемзы...


1997

ххх
Знаю: Родина - миф. Где любовь - там и родина... Что ж

Не вдохнуть и не выдохнуть, если ноябрь и Россия..

Лист шершавый колюч как в ладони уткнувшийся еж,

И любой эмигрант на закате речист как Мессия...

Ибо обе судьбы он изведал на этой земле:

От креста оторвавшись, он понял, что это возможно:

И брести, и вести босиком по горячей золе

Сброд, который пинком отпустила к Истокам таможня...

Для того и границы, чтоб кто-то их мог пересечь

Не за ради Христа, не вдогонку заморских красавиц;

И не меч вознести, а блистательно острую речь!

И славянскою вязью еврейских пророков восславить,

Зная: Родина - мир... Где любовь - там и родина.. Но

И любовь - там, где родина... Прочее - лишь любованье...

Как темно в этом космосе.../Помните, как в "Котловане".../

А в России из кранов библейское хлещет вино...
1998
ххх
В полвека век свой доживать -

Какая, в сущности, банальность...

Вот - стол, вот - лампа, вот - кровать,

В родимых пятнышках бананы...

Как благодарны все за них ...

(Для обезьяны нет чужбины...)

А мне и стопка новых книг

Не в силах скрасить именины.

Там - Ангел мой, где был мой чёрт,

Где неба синего - с овчинку,


Где по лицу ливмя течёт,

Где счётчик Гейгера стучит,

Где слову русскому - почёт

И робкий лист приник к ботинку...


1999
ххх
Кизила яркие молекулы,

Кровинки, красные тельца...

И пахнет возрастом календулы

И назиданьями отца...


Мне летний Крым - всегда каникулы.

Забыты происки Каллигулы,

Бонжюр, повадки сорванца!..
И вот, наивней Пиросмани, я

В Европу радостно лечу.

Мне дарит Южная Германия

Кизил, каштаны, алычу.

И немцы - нет, не виноватые,

Заносчивые - по домам...

И слёзы слив продолговатые

Текут лилово по холмам.

С балконов пряно пахнет грилями,

Стоит пожарами герань.

А по холмам - ступали римляне,

В ту, догераневую, рань...

Подсолнух медленно вращается,

И воздух жадно ловит рот...


А детство - нет, не возвращается...

И ничего не воспрещается...

И сердце скорбно причащается

Судьбе бездомных и сирот.


1999
ххх
На площади ( зеваки - в сборе,

но мало их - не напирают...)

Выпускники консерваторий

за жалость медную играют...


На площадях всем хватит места...

(Вразвалку - кто, а кто - в обнимку...)

А ну-ка сбацайте, маэстро,

непревзойдённую „Калинку“!..


Монетой мелкой потакая,

смеются, будто раскусили...

Им очень нравится такая,

неприхотливая, Россия:


Когда тихи её куранты,

Когда фронты не напирают...

И с голодухи музыканты

„чего изволите“ - играют...


Ребята, может быть, не надо ? -

Учитесь в армии на „ромбы“...

Глядишь, улыбчивое НАТО

и на Москву обрушит бомбы...


Я помню, как со зверской рожей

пел на закуску дядя Вася:

Мы - люди мирные, но всё же

наш бронепоезд - он в запасе...


Неужто прав сосед-вояка,

что, если выпимши, - скандальный:

стращать всех надо, а не плакать

и на планете коммунальной... -


Пусть крепко помнят круги Данта

и сталинградские окопы...

И как входили музыканты

шеренгой в чёрную Европу...


И кто б военному оркестру

подать осмелился на бублик?..


Я - враг Советов. Но, маэстро,

сыграйте им в канун Сильвестра

Гимн не расхищенных республик!..
(Дни бомбардировки Белграда)

ххх


Я вспоминаю Тауэрский замок,

где ворон, переваливаясь, брел:

полуиндюк - полуорел...

И мудрый - в отдалении от самок...


Мне есть что вспомнить -можно уходить,

забрав с собой нехитрые пожитки:

под веками - две дымчатых открытки,

Нева и Сена, сросшиеся в нить...


А то, что не охотилась на льва -

так это мне и Бог не разрешает;

и умереть нисколько не мешает...

Да и своя дороже голова...


А то, что рикшу брать не довелось,

и вдоль стены китайской не гуляла, -

переживем...

Там тоже есть немало,

что поглядеть...

Что в Этой - не сбылось...


1996
ххх
Раньше снился Париж:

весь в дрожащих огнях -

разноцветных драже...

(Что, наскучил уже?..)

Сладкий привкус мечты,

конфетти Писаро

и дождей мулине,

и Моне...

Сквозь сиреневый сумрак,

скупясь, проступали черты...

Я привычно дремлю, прислонившись к стеклу,

„Что? – зеваю – Mersi...“

Мне б щекотного сена охапку...

Проси - не проси:

только мутная Сена течёт,

указуя маршрут ремеслу.

Вот и снятся бревенчатый дом и трескучий мороз -

или розовый туф и гортанная речь Еревана...

Prosit; - бедная родина...

Странен обычай и прост:

покидаем тебя, и горбата печаль каравана...

Самарканд нашей Турцией был,

а Европой – Литва...

И на всех языках горечь – клейкая клятва – листва,

поэтический пыл.

Кыш, видение, кыш!

До Невы и Псковы так легко не добраться, а то бы...

И шуршит по шоссе монотонный субботний автобус :

нету денег и времени, - стало быть, снова в Париж...
2001

ххх
Будто в царстве теней – так тиха эмигрантская жизнь.

Только – чу – за спиной – хитроумные шорохи лисьи.

Вот и осень опять. Разноцветная память, кружись!

Прижимайтесь к ногам, потерявшие родину листья...

Это время моё: золотая, без грязи, печаль.

Паутинка блестит... Обойти, не задев паутинку.

С неуютом в крови не Господь ли меня повенчал?

(Если тесно ступне, то едва ли просторно ботинку).

Что-то исподволь жмёт... Может, строчка о Царском селе,

Где лицейское братство бродило в дешёвом портвейне...

Оголилась душа. Разметало друзей по Земле.

И не верность в цене, а наёмный убийца – ротвейлер.

Я породы не той. И не тех предприимчивых вер,

Что идут нарасхват: кто – в сутаны, а кто – в бизнесмены...

Мне явилась звезда, полуночный небесный курьер,

И велела не знать сотрясений плебейской арены.

Молча в чащу уйти, чтоб и солнечный луч не сыскал,

Чтобы вечнозелёной тоскою душа искололась:

И сверкнёт, и окатит такой колокольный вокал,

Что отпрянешь на миг, не узнавшая собственный голос...
2002
ххх

Отсюда - так незыблемо и свято:

Природы русской сочные цвета...

Коза была похожа на Сократа

(Вестимо, до явления куста...)
Пленительная изб архитектура -

Как Пушкин: гениальна и проста...

И как под снегом ежилась сутуло

Стыдящейся березы нагота...


Мне вспоминать - и не навспоминаться,

Как не напиться страннику в пути...

Пустыня Жизнь, мираж иллюминаций

На склоне лет страдальцу не черти...


Все так сбылось, как в школе проходили,

Как блеет в спину пьяный патриот...

А благ мирских и пошлости идиллий -

Избави Бог, что здесь зовется Gott...

1997

ххх
Право, славно- выпить православно,



захрустев огурчиком огонь...

Как вы там Петровна, Николавна

И другие образы тихонь?..
Как вам спится на железных буклях?

Также ль тянет свежестью с реки?

Ваши руки тяжестью набухли

Как на ветках - яблок кулаки...


Вольно вам в предутреннем тумане

Путь заветной тропкою продля...

...Никаких Америк и Германий :

Лишь деревня Редькино - Земля!..


Мне за вас и радостно, и жутко;

Вот звонит наш колокол по ком...


  1   2   3   4   5   6   7