Двенадцать маленьких гениев

Главная страница
Контакты

    Главная страница



Двенадцать маленьких гениев



страница1/3
Дата29.09.2018
Размер0,72 Mb.


  1   2   3
Владимир Федоровский

ДВЕНАДЦАТЬ МАЛЕНЬКИХ ГЕНИЕВ

Драма в двух действиях

Действующие лица

Миша худощавый брюнет приятной внешности, ему 40 лет.

Лена красивая и хорошо сложенная блондинка, ей 37 лет.

Время действия наши дни.

Действие первое

Угол пятиэтажного жилого здания. Крыльцо комнаты школьника. Вход имеет две двери внешнюю металлическую и внутреннюю деревянную. Металлическая дверь распахнута настежь. Комната школьника представляет из себя двухкомнатную квартиру с большим и длинным коридором, туалетом, раздельными комнатами. В обеих комнатах есть двери, которые плотно закрываются. На переднем плане сцены представлена лишь маленькая боковая комната преподавательская. Обстановка в ней очень скромная письменный стол возле окна с мощными решетками, два стула и два книжных шкафа. На стене плакаты со снимками современных реактивных самолетов, кораблей, автомобилей, танков и ракет. За стеной в большой комнате занимаются дети, воспитанники кружка изобретательства и научно-технического творчества. Во время действия они не появляются. Слышны лишь детские голоса. В преподавательской за столом сидит Миша. Он руководитель кружка. Слышен звонкий детский голос: «Михаил Борисович! Михаил Борисович! А Сашка забрал у меня микродвигатель и не отдаёт».

Миша. Иду, иду! (Спешит в боль­шую комнату).

Слышны детские голоса. Миша выхо­дит из большой комнаты. Входит в туа­лет, расположенный в коридоре. Спустя несколько минут выходит на крыльцо.

Так, сегодня все двенадцать при­топали. Хорошо, что Аня пришла. Покажет мне свой новый проект. (Возвращается в преподавательскую комнату, садится за стол и что-то пишет).



(Слышны звуки одиночных выстрелов). Это ещё что такое! Вроде бы и не Новый год, чтобы устраивать забавы с китайской пиротехникой... (Слышится щёлканье замка закрываемой металлической двери. Миша выходит из комнаты. Но через минуту снова оказы­вается здесь, изумленно пятится спиной к письменному столу. Направив на него автомат Калашникова, в комнату врывается запыхавшаяся Лена. Она одета в военную форму защитного цве­та. На плече у неё небольшой рюкзак. Лена отбрасывает в сторону чёрную шапочку).

Лена. Тихо, мужчина! Без паники!

Миша (не испугавшись). Послушайте! Здесь не учения! Здесь дети! Вы кто?

Лена. Помалкивай!

Миша. Что вы себе позволяете?! У вас на плечах погоны... А ну опустите ору­жие! Если у вас здесь занимается ребё­нок, то я вам клянусь, что не обижал ни одного ребёнка! (Лена опускает автомат).

Лена. Слушай ты, хлюпик...

Миша. Попрошу не тыкать. И без оскорблений. Я вас не оскорбляю.

Лена. Быстро делай то, что я скажу!.. Задёрни занавес!..

Миша. Это ещё зачем?.. Темно будет.

Лена. Без разговоров! (Вскидывает авто­мат).

Миша. Прошу не командовать здесь!

Лена. Включи свет и отодвинь стол от окна...

Миша (возмущенно). Что вы себе позволяете! Я вам не мальчик на побегуш­ках! Какое вы имеете право здесь коман­довать?! Да ещё с оружием...

Лена. Заткнись! (Опускает автомат. Слышны детские голоса.) Кто там? Во второй комнате?

Миша. Дети.

Лена. Дети? Сколько их?

Миша. Двенадцать. Вам-то это зачем?..

Лена. Почему они здесь?

Миша. Я что, отчитываться перед вами должен? (Помедлив). Пришли на занятие кружка.

Лена. Какого кружка?

Миша. Что вы мне допрос устроили?! Кружок изобретательства и научно-технического творчества...

Лена. А ты преподаватель?

Миша. Да. Руководитель кружка.

Лена. А ну, руководитель, иди и задерни шторы в той комнате, где дети. Включи там свет.

Миша. Что вам надо? (Неожиданно). Вы террористка?

Лена. Догадливый!

Миша. (Сдавленно). Я и мои дети – залож­ники?

Лена. Заложники? Именно так. А ну давай, педагог, в темпе делай всё, что я сказала. И не вздумай бежать отсюда с детьми! А то иначе поговорим...

Миша уходит в другую комнату, прикрыв за собой дверь. Вскоре возвращается.

Миша. (Угрюмо). Я всё сделал.

Лена. Нет, не всё. Отодвигай этот стол от окна.

Миша. Зачем?

Лена. Чтобы шальная пуля не накрыла. Что, испугался?

Миша. (Мрачно). Да пошли вы... Я отве­чаю за жизнь и здоровье детей. Что вы хотите потребовать от государства? Только армейские погоны позорите...

Лена. Ты не кипятись! Говоришь – кружок, дети... А кому принадлежит это помещение?

Миша. (Хмуро). Это комната школьника. Филиал №6 городского центра внешколь­ной работы с детьми.

Лена. Частная контора?

Миша. Нет. Государственная детская организация. (Отодвигает стол от окна).

Лена. Поэтому и мебель здесь такая обшарпанная. Её давно пора выбросить. (Помедлив). Кружок платный?

Миша. Бесплатный.

Лена. Ну, прямо-таки раритет, оставшийся от социализма. Деньги хоть, какие-то государство выделяет?

Миша. (Неохотно). Только на зарплату и коммунальные услуги.

Лена. Зато на свои нужды чиновники не экономят. (Помедлив). Машины какие слу­жебные покупают! Это кружок для ум­ных и способных... Нужны дороги» при­боры, компьютеры, станки, инструмен­ты, материалы...

Миша. (Мрачно). Некоторые фирмы и родители помогают. А я всё время хожу по предприятиям и банкам, ищу спонсоров. Пока еще добрые и отзывчивые люди не перевелись...

Лена. Такой кружок этому государству не нужен. Поэтому оно ничего и не дает. Дураками управлять намного легче, чем умными. А эти дети вырастут, станут чересчур умными...

Миша. Они уже очень умные и одаренные.

Лена. Тем более. Для них теперь только один путь – уезжать за границу. Когда станут взрослыми.

Миша. А кто через двадцать лет будет управлять страной? У этих детей есть мозги, талант, раскованное и оригинальное мышление, неприятие лжи и воровства...

Лена. Сильно умные и одаренные никому не нужны в этой стране.

Миша. (Враждебно)... Вам они точно не нужны... если абсолютно не цените их жизнь... (Помедлив). Скажите, какова ваша цель? Будете ставить государству какой-то ультиматум?

Лена. А ты как думал!? Самолёт потре­бую. С экипажем. Чтобы вылететь куда-то из этой страны. На какие-нибудь остро­ва. (Бросает в угол комнаты рюкзак). Вот в этом рюкзачке, наверное, пол миллиона зелёных... Хватит до конца жизни...

Миша. Откуда у вас такие деньги!?

Лена. Грабанула коммерческий банк... пристанище аферистов...

Миша. Что за банк? Какое у него наз­вание?

Лена. А тебе зачем, руководитель круж­ка? Денег всё равно у тебя нет, чтобы туда нести... Название громкое – «Суперкредитбанк».

Миша. Почему вы считаете, что в нем обосновались аферисты?

Лена. Все тебе надо знать, любопыт­ный педагог! На своей шкуре испытала! Киданули меня! На целых пятьдесят тысяч баксов.

Миша. (Удивленно.) Ничего себе... Откуда у вас такие большие деньги?

Лена. С Луны они не упали! Заработала их... Служила по контрактам в миротвор­ческих батальонах ООН. В Югославии дважды ранена была, в госпитале лежа­ла. В Африке переболела малярией...

Миша. Да, вам не позавидуешь...

Лена. Вот так они мне достались, эти деньги... (Помедлив). Я их сначала положила на депозит в этот «Супер­кредитбанк». Клюнула на рекламу... что самые высокие проценты по вкладам.

Миша. Они что, прикарманили деньги, и не платила проценты?

Лена. Проценты как раз платили. Я их получала ежемесячно. В течение пяти месяцев. А потом решила забрать день­ги, чтобы купить квартиру. Цены на недвижимость как раз упали. А эти банковские мошенники мне заявляют: «Ваш депозитный договор фальшивый. Мы вам ничего не должны. Мы ещё взыщем с вас наши проценты по вкладу». (Помедлив). Мне надо было сразу поку­пать квартиру или дом, а не приносить деньги в малоизвестный частный банк.

Миша. Как же так? Там же на дого­воре подпись управляющего, печать банка, ваша подпись.

Лена. Эти подонки заявили, что я совершила подделку документа...

Миша. В суд надо было обратиться, сделать экспертизу...

Лена. Ты как будто с Луны свалился. Они подкупят всех – и экспертов, и судью! Я сначала дергалась, нервы себе трепала, а потом поняла, что это – полная безнадёга... Единственный вариант – гра­бануть банк! Или взорвать его к чертовой матери!

Миша. Взорвать – это не выход. В этом банке, наверное, есть и честные люди.

Лена. Вот поэтому я и решила его граба­нуть! А как ещё я могла забрать свои кров­ные пятьдесят тысяч баксов? Так хоте­лось купить хорошую квартиру... Надоело скитаться по чужим углам. Домик матери в деревне я продала... почти за бесценок...

Миша. А оружие где взяли?

Лена. Я военнослужащая. Старший пра­порщик. Достать оружие – это для меня не проблема. Но вот что обидно. Продумала всё очень тщательно. Купила шапочку, вырезала в ней отверстия для глаз. Получи­лась маска. Вопрос с транспортом тоже решила. Угнала чей-то старый «Жигуль». Он был без сигнализации.

Миша. (С удивленным сожалением). Вы и чужую машину угнали?

Лена. У меня своей нет. Не буду же я из банка драпать на своих двоих. Вместе с деньгами.

Миша. Рассуждаете-то вы логично...

Лена. Выбрала послеобеденное время. Именно в будний день. Подъехала. Натянула Маску на лицо. Ворвалась в банк с автома­том. Я его перед этим замотала в большую тряпку.

Миша. А охранник банка?

Лена. Стоял там какой-то пожилой отставник. Из частной охранной фирмы.

Миша. Совсем не оказал сопротивления?

Лена. А что он смог бы со своим газовым пистолетиком? Я их всех сразу же уложила на пол лицом вниз – охранника, кассира, кон­тролёра. Тут как раз вышел из кабинета управляющий отделения... Я его тоже заста­вила лечь... Всю кассу и сейф почистила... Рюкзак у меня с собой был... Туда и склады­вала деньги...

Миша. А люди в банке были? Клиенты?

Лена. Две молодые женщины... Они прямо оцепенели от страха. Вдруг этот лысый аферист, управляющий, стал дёргаться. Я выстрелила в пол, чтобы его успокоить. Тут одна из стоящих перепуганных женщин так ужасно закричала... Я увидела кровь на её лице... Но одной из девиц, сотруд­ниц банка, видимо, всё-таки удалось нажать кнопку сигнализации. Я услы­шала сирену, увидела через окно подъезжающую машину с мигалкой... Быстро выскочила из банка, села в «Жигуль» и помчалась. Но было уже поздно. Оперативники засекли меня, устроили погоню. Стали стрелять, пробили колесо...

Миша. А я-то думал, что это за звуки, похожие на пистолетные выстрелы. Сначала решил, что это пацаны испытывают китайскую пиротехнику.

Лена. Они меня преследовали и всё время стреляли. Наверное, по колёсам. А когда попали, то маши­на сразу же буксанула, едва в столб не врезалась. Я выскочила из кабины. Бегу куда глаза глядят. А тут как раз передо мной пятиэтажка, крыльцо, открыта железная дверь. Они, ко­нечно, увидели, как я сюда шмыгнула.

Миша. Ну и на что вы надеялись? Когда решили ограбить «Суперкредит-банк»?

Лена. Была уверена, что всё пройдёт нормально. Удастся вернуть свои день­ги и отомстить этим подонкам. Про­думала всё до мелочей. А вышла про­машка... Хотя денег удалось взять много... целые пачки долларовых соток... полный рюкзак валюты... (Помедлив). Плохо, что невинная женщина как-то пострадала. Видимо, пуля от пола срикошетила.

Миша. Теперь всё понятно. Выходит, я и дети – невольные заложники...

Лена. Именно так. Я теперь как мышка, которая угодила в мышеловку. Ведь отсюда без заложников мне никак не выбраться!

Миша. Вы и так не выберетесь! Предос­тавят они, допустим, вам самолёт с пило­тами. Ну и что? Куда полетите? В любой стране вас сразу же арестуют, наденут наручники. Как только самолёт призем­лится. А обвинения вам предъявят нешуточные – угон легковой машины, вооруженный грабёж банка, угон само­лета. В некоторых странах за это – смертная казнь. Им плевать на просьбы той страны, из которой человек угнал самолет. У них свои законы. Так что требовать само­лет – это глупо.

Лена. Глупо, говоришь?

Миша. А здесь у вас кто-то из родных есть? Дети, муж?

Лена. Господи! Какая я дура! Совсем разум помутился. Про Сашку своего забыла...

Миша. Кто он вам?

Лена. Сын. Единственный мой...

Миша. Тем более, это не выход – требо­вать самолёт. А кто присматривает за сыном? Бабушка или дедушка у него есть?

Лена. Сейчас мы с ним одни. Моя мама не­давно умерла от рака. Раньше он у неё оста­вался в деревне, когда я служила за границей.

Миша. Как же вы не подумали о нем?

Лена. Самолет отпадает!

Миша. Ну, вот вы и прислушались к моему совету. Самый оптимальный вариант для вас – сдаться и рассказать следователю всю правду.

Лена. Ну, ты даёшь, идеалист! Ещё скажи, что я должна вернуть аферистам эти наво­рованные ими деньги. Да я лучше их сожгу!

Миша. Не нужно этого делать! Вам тогда ещё присудят возмещение огромного мате­риального ущерба. Одной жизни не хватит, чтобы его вернуть!

Лена. А ты умный! Всё так рационально по полочкам разложил. Главное, что убедил меня. Только сдаваться я не буду. Пока не вернут мои пятьдесят тысяч баксов. Раз государ­ство выдаёт лицензии таким банкам, чтобы они кидали своих клиентов... пусть тогда оно и возвращает мне мои деньги...

Миша. Я понимаю вас... Но и вы поставьте себя на моё место...

(Небольшая пауза).

Давайте с вами совершим доброе дело. Отпус­тим детей, которые находятся во второй комнате. Я им скажу, что занятие сегодня отменяется... и они спокойно уйдут домой. В заложники возьмёте меня. Только я прошу вас не идти на контакт с детьми. Они ничего не должны знать. Не должны видеть вас с оружием. Эти дети очень умные и проница­тельные, могут заподозрить что-то нелад­ное. Это может как-то плохо подействовать на их психику.



Лена. А ты поинтересуйся моей психикой, заботливый педагог! Полюбопытствуй, какие лишения пришлось мне испытать. Чтобы заработать эти пятьдесят ты­сяч баксов.

Миша. Вас никто насильно не отправ­лял в горячие точки. Вы сами добро­вольно завербовались, чтобы зара­ботать большие деньги.

Лена. А на кого мне было надеяться? Если работы, подходящей и хорошо оплачиваемой, нет... Если сына надо поднимать на ноги... Прошла очень жёсткий отбор. С английским у меня в полном порядке. С физподготовкой тоже. Спортом всегда занималась... плаванием, гимнастикой...

Миша. Если у вас большие материаль­ные запросы, то вам здесь никакая ра­бота не подойдёт.

Лена. Это ты на копеечной работе сидишь и ничего себе не можешь позво­лить. А я женщина! К тому же внеш­ностью природа не обидела. Хочу модно и красиво одеться, купить юве­лирные украшения. Хочу, чтобы мой Сашка не ходил в обносках.

Миша. Так надо было выйти замуж за богатого человека. С вашими внеш­ними данными вы бы могли ещё и выб­рать самого достойного. Жили бы тогда без потрясений...

Лена. Умный ты сильно! Чтобы вый­ти замуж, надо встретить в жизни порядочного и нормального мужика, а не отъявленного мерзавца... С крутыми и богатыми мне противно общаться... Бывшие бандиты и воры, ставшие бур­жуями, алчные и корыстолюбивые тор­гаши, скользкие и трусливые чиновники, разбогатевшие на взятках... И все они такие раскормленные, сытые, наглые... Нет, эта публика не для меня!

Миша. Ну, вы тоже не ангел, если по­бывали в горячих точках! (Помедлив). Но меня волнуют только мои дети...

Лена. Эти, которые за стенкой? Так они не твои кровные...

Миша. Пусть не кровные, но они все-таки мои... Все они с разными характе­рами, но очень умны и талантливы. Двенадцать маленьких гениев! Они легко ранимы и обидчивы. Я стараюсь никогда не обижать их. А наоборот, постоянно вну­шаю им уверенность в своих силах. Они вы­растут, получат образование. Некоторым из них удастся выучиться за границей. За счет зарубежных грантов. Они все вернутся сюда, останутся в стране. Объединятся все вместе. Рано или поздно окажутся на верши­нах власти. Задушат коррупцию, проведут эффективные реформы. И тогда страна станет передовой и цивилизованной. А на ли­цах у людей появятся улыбки.

Лена. Размечтался! (Помедлив). Ах, как жаль...

Миша. Это вы меня жалеете?

Лена. Нет, мне жаль, что тебе не попался мой Сашка. Он любознательный, доверчивый, интересуется техникой. А я разве могу заме­нить ему и отца и мать?

Миша. У меня чуть ли не треть таких детей... когда семьи неполные... Думаю, что мы бы с ним нашли общий язык...

Лена. Впервые в жизни вижу, чтобы муж­чина так бережно относился к чужим детям.

Миша. Они мне не чужие... эти маленькие гении... Только они и способны изменить мир... Когда станут взрослыми людьми. Мне ка­жется, что я знаю всё о каждом из них. Лена. Если это не тайна, то расскажи мне... Ну, пожалуйста...

Пауза.

Миша. Первый маленький гений – Витя Ким. У него острый ум, невероятная любо­знательность и работоспособность. Быстро решает сложные конструкторские задачи. Папа – заместитель главного конструктора машиностроительного завода, мама – домо­хозяйка.

Небольшая пауза.

Второй маленький гений – Коля Мартынов. Генератор идей. Главное, что идеи конструк­тивные. Тихий и застенчивый мальчик. Мама – учительница физики, папа – инженер.



Небольшая пауза.

Третий маленький гений – Саша Розенштейн. Превосходный математик. По дарованию – типичный теоретик. Немного замкнутый, любит уединение. Вышел на международный уровень. Папа – программист, мама – врач.



Небольшая пауза.

Четвертый маленький гений – Вадик Левченко. Талантливый трудяга. У него золотые руки. Умелый организатор и деятельный практик. Готов без особых раздумий осуществлять самые сложные проекты. Папа – токарь, мама – медсестра.



Небольшая пауза.

Пятый маленький гений – Аня Ткачук. Превосходный аналитик. Мечтает о сла­ве. Хочет добиться в жизни успеха, вскарабкаться на самую высокую вершину. Папа – директор мебельной фабрики, мама – домохозяйка.



Небольшая пауза.

Шестой маленький гений – Веня Блехман. Прирожденный физик. Осуществлял бы свои опыты и днем и ночью. У него уже есть публикации в научно-техничес­ких журналах. Они переведены и перепе­чатаны за рубежом. Папа – доцент частного вуза, мама – научный сотруд­ник обсерватории.



Пауза.

Лена. Продолжай. Я слушаю с большим интересом.

Миша. Седьмой маленький гений – Костя Никифоров. Самый старший в группе. Учит­ся в десятом классе. Уже имеет два автор­ских свидетельства. Увлеченный изобрета­тель. С энциклопедической эрудицией. Мама – руководитель компьютерной фирмы. Воспи­тывает его одна.

Небольшая пауза.

Восьмой маленький гений – Никита Лепнер. Автор многих оригинальных технических экспонатов, отмеченных на разных престиж­ных выставках. Любит всем помогать. Ма­ма – работник банка, папа – инженер-конструктор.



Небольшая пауза.

Девятый маленький гений – Лера Кольчугина. Независимая, гордая. Всегда предлагает неординарные проекты. Награждена ноут­буком за первое место в детском между­народном конкурсе на лучший экологический проект. Мама – главный экономист промышленно-торговой фирмы, папа – следователь городской прокуратуры.



Небольшая пауза.

Десятый маленький гений – Даня Майстренко. Заядлый фанат научно-технического творчества. Здесь бы дневал и ночевал. Непревзойденный рационализатор. Мама – инженер-технолог. Воспитывает его одна.



Небольшая пауза.

Одиннадцатый маленький гений – Саша Криницкий. Очень талантливый изобрета­тель, но совершенно беспомощный. Пасует перед трудностями. Я стараюсь привить ему волевые качества. Мама – преподава­тель вуза, отца у него нет.



Небольшая пауза.

Двенадцатый маленький гений – Митя Лу­кашевич. Хороший аналитик. Упорный и целеустремленный. Очень дружелюбный. Все его очень любят за добрый нрав. Мама – учитель математики, папа – директор школы.



Лена. Где ты отыскал таких детей?

Миша. Искал во всех городских школах. Семьдесят три школы обошел. Беседовал со многими учителями... Но главное, что отыскал их... как иголку в стоге сена... (Помедлив). Когда меня приняли руководите­лем кружка в центр внешкольной работы, то сразу поставили задачу: набрать четыре группы детей. Кружок должен называться «Начальное техническое моделирование». Ну, тогда я убедил директора, что надо со­брать одну группу одаренных детей. И открыть для них специальный кружок изобретательства и научно-технического твор­чества. Программу на несколько лет я напи­сал сам. Её утвердили. Такой кружок один на всю область. А три группы я набрал обыч­ных детей. Они занимаются начальным тех­ническим моделированием, делают простей­шие модели.

Лена. Вот смотрю на тебя и думаю... Редко я встречала в жизни таких людей...

Миша. Каких это интересно?

Лена. Надёжных и любящих детвору. Я бы тебе и своего Сашку доверила. Пауза.

Ты хоть и хилый, но не трусливый. Так зап­росто предложил себя в заложники. Другой бы на коленях ползал, чтобы как-то сохра­нить себе жизнь.



Миша (с отчаянием). Я готов встать перед вами на колени, чтобы спасти детские жиз­ни! (Сдавленно). Дети должны выйти отсюда живыми и здоровыми. Я отвечаю за каждого из них!

Лена. Ты уже говорил об этом.

Небольшая пауза.

А теперь слушай меня, ответственный нянь. Я не могу отпустить детей. Если я их отпущу, то спецназовцы пойдут на штурм. Или откроют шквальный огонь на поражение.



Миша. А как же мы с вами?

Лена. Поплывем в мир иной. К голубым небесам. Я для них опасная террористка, которую нужно уничтожить. Они сейчас везде на крышах и чердаках снайперов разместили. Те всё под прицелом держат.

Небольшая пауза.

А твоя жизнь для государственных чиновников ломаного гроша не стоит. Кто ты для них? Жалкий и нищий руководитель детского кружка. Вот такая ситуация, господин дистрофик!



Миша. Я не дистрофик!

Лена. Ну да... Только такой худой... Одна кожа да кости...

Миша. Здоровье у меня нормальное. Каждый вечер выхожу на пробежку. Два километра пробегаю. А то, что худой.... Просто ужасно не люблю готовить пищу, тратить время на кухонные дела. Залью кипятком овсяные хлопья – и все дела. Добавлю ещё подсолнечное масло, лук и изюм. Лишь бы как-то заморить червячка.

Лена. На одних овсяных хлопьях далеко не уедешь! А что же твоя женушка?.. На диване лежит?..

Миша. Нет у меня жены!

Лена. Так мама может готовить пищу.

Миша. Мама умерла.

Лена. Извини...

Небольшая пауза.

Ты что же один живёшь?



Миша. Один. (Помедлив). Так что по мне никто горевать не будет.

Лена. А отец? Братья, сестры?

Миша. Отец скончался ещё раньше матери.

Лена. Ты единственный сын?

Миша. Нет. Старший брат недавно умер... Тромб оторвался... Моментальная смерть...

Небольшая пауза.

Когда мама была жива, я нормально питался. А когда её не стало, то сильно похудел. От этих овсяных хлопьев только худеешь...



Мелодичный сигнал. Миша вытаскивает из кармана мобильный телефон.

(Говорит по телефону). Да. Я слушаю. Я и есть Гольдберг Михаил Борисович. А кто звонит?

Пауза.

А как вы узнали номер моего мобильника? Хотя о чем я? Вы через Нину Владимировну все выяснили. Здесь я и двенадцать детей. (Помедлив). Да, она здесь. Хорошо, я передаю ей трубку. (Лене). Вас просят к телефону.



Лена. Что за фокусы? Кто просит?

Миша. Начальник управления по борьбе с терроризмом полковник Зобнин.

Лена. А как этот шишкарь вышел на тебя? (Берет у Миши мобильный телефон). Миша. Через директора нашего центра внешкольной работы. Она дала ему номер моего мобильника.

Лена (говорит по телефону). Алло! Я у телефона, полковник.

Пауза.

А теперь слушай, что я скажу. Не вздумай предпринимать штурм комнаты школьника или стрелять по окнам. Здесь дети. А штурмовать будете – без жертв не обойдется. И с вашей стороны тоже. Я не фанатичная мусульманская террористка, а военнослужащая, старший прапорщик. К тому же меткий стрелок. Побывала в горячих точках. Там, где настоящее пекло. Можешь пробить в облвоенкомате мой послужной список. Называю свои данные. Осинина Елена Антоновна. Тогда и узнаешь, с кем имеешь дело. А чем-то запугивать меня – дело безнадёжное. А банк этот жульнический. Я грабанула его не просто так. Наивно клюнула на удочку финансовых аферистов, что у них самый высокий процент по депозитам. Отнесла к ним пятьдесят тысяч долларов, заработанные по контрактам горячих точках. Во время службы в миротворческих батальонах ООН.



(Помедлив). Заключила с банковскими крысами депозитный договор. Кстати, он у меня при себе. (Вытаскивает из нагрудного кармана вчетверо сложенный листок, разворачивает его). Запиши, полковник, данные договора. Они тебе понадобятся. Иначе вопрос не решим. Возьми лист бумаги и ручку.

Небольшая пауза.

Я диктую. Договор номер два нуля восемьсот девяносто семь дробь четыре нуля сто двадцать семь от двенадцатого августа две тысячи одиннадцатого года. Когда я через пять месяцев решила забрать депозит, чтобы купить себе квартиру, мне показали фигу.

Сказали, что договор фальшивый. И что с меня взыщут выплаченные проценты. Вот так действуют в нашей стране финансовые кидалы, полковник.

Пауза.

Какой там суд? О чем ты говоришь, полковник?! У этих банковских аферистов везде все схвачено. Взятку дадут судье, и суд признает, что договор фальшивый. Мне еще срок впаяют. Пришьют подделку документов, подлог, мошенничество. А настоящие мошенники останутся на свободе с моими деньгами. Поэтому я и решила грабануть этот бандитский «Суперкредитбанк». Чтобы отомстить и вернуть свои деньги. Ты же не знаешь, полковник, как я заработала эти деньги. Дважды была ранена в Югославии, с малярией валялась в полевом госпитале в Африке. А какая-то сволочь считает нормальным присвоить себе мои деньги, заработанные кровью...



Небольшая пауза.

Меня мучает один вопрос, полковник. В банке произошёл очень неприятный инцидент. Я выстрелила в пол. А пуля, видимо, срикошетила и задела молодую женщину. Что с ней?



Небольшая пауза.

Ранена? В больнице лежит? (Взволновано). Беременная? На четвертом месяце? Господи... И чего на меня беды сыпятся как горох? Плод не задет? (Облегченно вздыхает). Слава богу...



Небольшая пауза.

Я понимаю, полковник, что дети и учитель здесь не при чём. Просто так случайно всё вышло. Я оказалась в положении загнанного зверя, убегающего от погони. Увидела перед собой угол здания с открытой дверью. Забежала, чтобы от пули спастись. А это комната школьника. Тут занятие технического кружка.



Небольшая пауза.

Да дети не перепуганы. Они и не видели меня. Занимаются в другой комнате. Я только общаюсь с руководителем кружка. Ещё раз повторяю, полковник. Штурм – это безумие. Тут мощные решётки на окнах. А все подходы хорошо просматриваются. Я просто перестреляю твоих бойцов. Снайперы тебе не помогут.



Небольшая пауза.

Мои условия? С этого надо было и начинать, полковник. Я требую, чтобы мне вернули мои пятьдесят тысяч долларов. Пусть эти деньги «Суперкредитбанк» немедленно перечислит государственному Сбербанку. А Сбербанк пусть откроет валютный лицевой счет на моего сына Осинина Александра Михайловича, двухтысячного года рождения. На него должна быть оформлена сберегательная книжка. Чтобы он мог свободно распоряжаться этими деньгами, когда вырастет. И чтобы все было сделано без фокусов. Я понимаю, что сам ты этот вопрос решить не сможешь, полковник. Но я ни на какие уступки идти не намерена. Компромисс невозможен. Выходи прямо на губернатора, министра, Президента этой страны. Как хочешь, так и выполняй мой ультиматум. А не выполнишь – никто не останется здесь в живых. Деньги, что заграбастала в банке, я перед этим сожгу. Устрою маленький костёр. Вот так, полковник. Время тебе даю – не более одного часа. Говорить нам больше не о чём. Жду звонка. (Отдаёт мобильный телефон Мише).



Пауза.

Миша. Отец моей воспитанницы Леры Кольчугиной – следователь городской прокуратуры. Может, мне ему позвонить? Чтобы он в чём-то помог. Хотя мне очень не хочется, чтобы родители о чём-то знали.

Лена. Рядовой следователь?

Миша. Да.

Лена. А что он может? Как ему начальство прикажет, так он и сделает. Прокурор скажет, что нужно открыть уголовное дело против банковских аферистов – он и откроет. Скажет, что надо закрыть – он тут же закроет.

Пауза.

Миша. А ваш сын... Где он? Они могут забрать его...

Лена. Мы снимаем квартиру. Он сейчас там... ждет меня... Откуда они могут узнать адрес? Мы прописаны в пригородном поселке, а живем в другом месте.

Миша. Фамилию, имя, отчество и год рождения мальчика они теперь знают. Перетряхнут все школы. Завтра его могут забрать прямо из школы.

Лена. Завтра уже будет поздно. Я им дала время – один час. Я требую от них не миллион долларов, а свои пятьдесят тысяч.

Миша. А как же «Суперкредитбанк» сможет перечислить деньги, если вы его обчистили?

Лена. Ты наивный человек! Как будто у этих финансовых воротил не осталось на валютных счетах пятидесяти тысяч долларов...

Миша. Ладно, пятьдесят тысяч найдут. А как вы думаете заполучить сберкнижку, которую оформят на вашего сына?

Лена (с досадой). Как-то не задумывалась об этом. Когда диктовала свой ультиматум. И в самом деле – как? Выйду на контакт с ними – меня сразу повяжут. Верить им на слово тоже нельзя.

Небольшая пауза.

А что посоветуешь, толковый педагог? За дельный совет буду очень признательна.



Миша. Если они согласятся и выполнят ваши условия, то я один пойду на переговоры с ними и принесу вам сберкнижку.

Лена. А не побоишься вернуться назад?

Миша. Неуместный вопрос! Тут останутся мои дети. Как я могу их бросить?!

Лена. Пожалуй, это единственный выход. Спасибо за помощь. (Неожиданно). А дети как же?.. Сами здесь останутся?..

Миша. Я каждому дам задание. Скажу, что мне ненадолго нужно отлучиться...

Небольшая пауза.

А не слишком ли мало времени вы дали полковнику Зобнину? За один час ему надо все сделать...



Лена. Захочет – сделает. Не могу же я долго удерживать здесь детей. Они захотят есть. Родители все узнают... Начнутся истерики...

Миша. Если получите сберкнижку, то вы отпустите детей?

Лена. И тебя тоже. Можешь в этом не сомневаться.

Миша. А сами?

Лена. Сдамся. Меня прямиком повезут на допрос, а потом кинут на тюремные нары. Хоть спокойной буду, что Сашку обеспечила. (Горестно качает головой). Его сразу же упрячут в детдом. А там такие порядки... Как дедовщина в нашей армии...

Пауза.

Скажи мне, откуда это все пошло? Ты очень умный. Ты многое знаешь...



Миша. Вы имеете в виду издевательства над более слабыми?

Лена. Ну да... Армейская дедовщина... То же самое в детских домах, профтехучилищах, школах...

Миша. Все имеет свои корни. Это не только первобытный инстинкт к насилию над более слабыми... Когда ребенок в семье видит, что папа часто избивает маму... Что тогда происходит в детском сознании? Ребенок привыкает к этому, считает это нормальным. А разве это норма? Это дикость и варварство! Потом этот ребенок, когда подрастет, начинает в школе бить более слабых, не испытывая никакой жалости. А в детдоме, я думаю, дело обстоит еще хуже. Там много детей, у которых родители лишены родительских прав. Кроме пьяных драк и жестокого насилия эти дети ничего в жизни не видели...

Лена. Господи! Я буду отлеживаться на тюремных нарах и переживать за Сашку...

Миша. Он у вас физически сильный? Может дать отпор? Знает какие-нибудь приемы самозащиты?

Лена. Да нет, обыкновенный мальчик. (Помедлив). А вот скажи мне, Гольдберг... Почему в еврейских семьях никогда не бьют детей? Да и не слышала я никогда, чтобы еврейские мужья когда-нибудь избивали своих жен.

Миша. Во-первых, сейчас у евреев больше половины смешанных браков. Они ассимилировались, но гены предков все равно диктуют определенную модель социального поведения. Во-вторых, история еврейского народа – это многовековые гонения, скитания, унижения, дискриминация, лишения и погромы. Все это рождало в сознании неприятие любой жестокости, противодействие насилию. Видимо, поэтому среди евреев так много хороших врачей.

Лена. Да, это так. (Встряхивает головой, распустив роскошные золотистые волосы, поправляет их рукой).

Миша с неподдельным восхищением смотрит на неё.

Нечего на меня пялиться. Я не кукла с обложки модного журнала.



Миша. На куклу вы совсем не похожи. Просто вы... красивая женщина.

Лена. Спасибо за комплимент.

Миша. По-моему, очень красивая...

Лена. Что, влюбился? (Помедлив). Если бы ты поправился да шикарно одевался, то женщины бы на тебя засматривались. Хотя о чем я говорю?.. Сейчас время такое – не до романтики. Вряд найдется симпатичная женщина, которая согласится выйти за тебя замуж. Кто ты в жизни? Обыкновенный неудачник! Руководитель детского технического кружка с мизерной зарплатой. К тому же еще тщедушный.

Пауза.

Миша. Я, Гольдберг Михаил Борисович...

Лена. А мне все равно – Гольдберг ты или Иванов. Я не антисемитка, Михаил Борисыч. Евреи ничуть не хуже русских, украинцев или белоруссов. Антисемитов я презираю...

Миша... кандидат технических наук, действительный член двух иностранных Академий наук, обладатель двадцати авторских свидетельств на изобретения, автор книги «Теория генерирования изобретательских идей». Книга переведена на английский, немецкий, иврит, китайский и японский языки. Имела успех в Германии, Израиле, Японии, Китае, США...

Лена. У-ух ты! Какие мы известные! Но почему ты здесь, а не заведуешь кафедрой в каком-нибудь институте?

Миша. Я преподавал в нашем университете, но меня оттуда выжили...

Лена. За что?

Миша. Отказался вымогать взятки со студентов во время сессий... Вымогательство со стороны преподавателей было продуманным и организованным, носило завуалированный характер. Нет в зачетке денежных будет и положительной оценки или зачета. Короче, налаженная система сбора и дележа денег. Задействованы все кафедры. Я откровенно высказал все, что думаю об этом...

Лена. Кому?

Миша. Да всем! Заведующему кафедрой, декану, проректору, ректору. После этого меня стали усиленно выживать. Выговоров нахватал... непонятно за что... Пришлось уйти. А то уволили бы по статье.

Лена. Это только в государственном вузе такое возможно. Частник бы этого не допустил. Зачем ему подмоченная репутация? У него студент уплатил за обучение частями за каждый семестр. И все. Может спокойно учиться.

Миша. Я уж потом понял всю эту механику тотальной коррупции. Проректор собирал денежный урожай со всех кафедр и сдавал его ректору. А тот отправлялся в столицу, чтобы задобрить министерских чиновников. Иначе вуз могли лишить лицензии и ликвидировать.

Лена. Так просто – вынести решение и ликвидировать?

Миша. Это проще простого. Работают же вхолостую. Выпускают дипломированных специалистов, а они потом безработные... или идут торговать. Государственные деньги – на ветер...

Лена. Так ты потом здесь нашел работу?

Руководителем кружка?



Миша. Нет, долгое время был безработным.

Где только не пытался устроиться – безуспешно! Кадровики и директора наводили обо мне справки, звонили ректору, а потом вежливо отказывали... Видимо, он по телефону такую характеристику на меня давал, что у работодателя тут же возникало желание отказать мне. Стоять на улице и чем-то торговать – это не для меня. Я никогда не торговал...



Лена. А как же ты жил? На какие средства? Были какие-то сбережения?

Миша. Нет. Я никогда не копил. А от голода спасли зарубежные гонорары за книгу. Многого же мне не надо. Материальные запросы самые минимальные. Родители так воспитали.

Лена. А кто были твои родители?

Миша. Рядовые интеллигенты. Мать – бухгалтер, отец – учитель математики.

(Помедлив). Я у них поздний ребенок.

Лена. А за границу уехать у тебя не было желания?

Миша. Было. Но я не уехал.

Лена. Напрасно. Стал бы там миллионером. Это здесь, в нашей стране, умный и талантливый человек вынужден прозябать в нищете. И никому его изобретения и открытия не нужны. Кроме него самого. А там – другая жизнь...

Миша. Когда-нибудь она настанет и у нас.

Лена. Дождемся ли, пока живы – вот в чем вопрос? Я знаю одно. Бедность человека не украшает.

Небольшая пауза.

Мы с матерью тоже жили очень скромно. Она работала учительницей в сельской школе. Отца у меня не было.



Доносится детский голос: «Михаил Борисович! Можно вас на минутку?!»

Миша (громко). Иду! (Выходит из комнаты, прикрыв за собой дверь).

Лена. Во рту пересохло... Так пить хочется... Это из-за стресса...

Возвращается Миша.

Послушай, профессор. Принеси мне воды. Пить очень хочется.



Миша. Сейчас дам. Только у меня нет стакана. Из фляжки будете пить?

Лена. Буду.

Миша открывает шкаф и достает оттуда пластиковую флягу, наполненную водой.

Миша. Мы с детьми пьем эту воду. Она пропущена через фильтр, смагничена. Фильтр мы сами сделали. По своим разработкам. У нее вкус родниковой воды. (Передает Лене флягу).

Лена снимает с плеча и кладет на стол автомат, отходит, открывает пластиковую флягу и жадно пьет воду.

Лена. Какая вкусная водичка!

(Продолжает пить, запрокинув голову).

Неожиданно Миша подскакивает к столу и хватает автомат.

Миша (вскидывает автомат). А ну катитесь отсюда, Елена Антоновна! Чтоб духу вашего здесь не было!

Лена (опешив, отступает к двери).

Спокойно, дорогой мой! Это не игрушка!



Миша (передергивает затвор). Я не шучу! Ради спасения детей я решето из вас сделаю!

Лена. (Отступает, удивленно.) А это уже говорит не хлюпик, а настоящий мужчина... Ты хоть умеешь обращаться с оружием?

Миша. Не ваше дело!

Лена (спиной приоткрывает дверь). Только я не из пугливых, профессор! (Вытаскивает из кармана гранату). Видишь эту штуку? Это боевая граната РГ-42. Мне только стоит дернуть чеку. Прежде чем ты выстрелишь, я успею ее выдернуть. (Помедлив). А теперь решай, смельчак! Я никуда отсюда не уйду! Вместе уйдем. Со всеми твоими детьми. На тот свет.

Миша (с отчаянием). Ваша взяла...

Лена. А ну клади автомат на пол! Считаю до трех! Раз...

Миша торопливо кладет автомат на пол. Вот так будет лучше. А теперь пододвинь его ногой на середину комнаты. Миша послушно выполняет ее команды. А ну отходи к столу! Я дважды повторять не буду. (Поднимает с пола автомат, прячет в карман гранату). Теперь все в порядке! Расслабься, профессор!

Миша. Я не профессор! Лена. Это для нашего государства, где чиновники высокого ранга покупают для себя научные степени и звания, ты не профессор. А для меня самый настоящий... Автор двадцати изобретений и научной книги, которая переведена и имела успех в самых развитых странах. Да если профессоров этой страны собрать вместе, то очень немногие из них смогут заявить, что имеют такие достижения.

Миша. Не нужно льстить!

Лена. Говорю как есть. А вдруг ты когда-нибудь станешь знаменитым на весь мир. Как выдающийся изобретатель и ученый. Мне тогда будет приятно вспомнить, что когда-то общалась с гением. Тебя ведь эти одаренные дети любят?

Миша. Наверное, любят. Ну и что?

Лена. Ощущают родственную душу. Потому и любят.

Пауза.

Не обижайся на меня, профессор. Я на тебя зла не держу. Скорее твои поступки вызывают у меня восхищение. Даже не ожидала, что ты такой... смелый и решительный...



Небольшая пауза.

Вот ты говоришь, что эти дети, которые за стенкой, гениальные. А как проявляется у детей гениальность? Как ты можешь это определить? Мой Сашка, я точно знаю, не гений.



Миша. Маленький гений сильно отличается от обычного ребенка. Но его природные способности нужно развивать.

Лена. А чем отличается?

Миша. У этих детей не просто аналитический ум. У них нестандартное мышление. Они умеют анализировать происходящее вокруг и генерировать оригинальные конструктивные идеи и проекты.

Лена. Ты так увлеченно рассказывал о них...

Миша. Сомневаюсь, что вам интересно было слушать.

Лена. Неужели ты меня считаешь законченной дурой? А я образованный человек. Окончила филологический факультет пединститута.

Миша (удивленно). Вы учительница литературы?

Лена. Я знаю, что на учительницу я и близко не смахиваю. Да и в школе ни дня не трудилась. Когда педин окончила, то стала искать подходящую работу. А тут в военкомате мамин брат, родной дядя. Подполковник по званию. Хорошую должность занимал. Вот он и помог мне завербоваться на армейскую службу. Зарплата гораздо больше, чем в школе. И от детей голова не болит.

Доносится детский голос: «Михаил Борисович! А Даня захапал ювелирные тиски и никому не дает».

Миша (громко). Сейчас я иду.

(Выходит из комнаты и закрывает за собой дверь).

Пауза. Лена, не выпуская из рук автомат, прохаживается по комнате.

Лена. А он вовсе не слабак... Нюни не привык распускать... Автомат схватил... Думала, что уже все...

В комнату входит Миша, плотно прикрывает дверь.

Миша. Вечно никак не могут поделить инструменты...

Лена. Они же не такие, как все остальные дети.

Миша. Да, это так. Поэтому с ними не просто общаться. Чтобы завоевать их доверие. Нужно искать индивидуальный подход к каждому. Постоянно контролировать себя, чтобы чем-то не обидеть. Иначе больше никогда не придут.

Лена. Гордые, значит?

Миша. У одаренных детей обостренное чувство гордости. Они никогда ни перед кем не будут унижаться.

Пауза.

Лена. А мне любопытно, профессор... Ты служил в армии или по здоровью не взяли?

Миша. Я здоров. Говорил вам уже об этом. Всю жизнь не пью, не курю. Летом занимаюсь велоспортом. Двадцать лет обливаюсь холодной водой.

Лена. И зимой тоже?

Миша. Круглый год.

Лена. По системе Иванова?

Миша. Не совсем. На улицу я не выхожу. В ванной обливаюсь. Одно ведро воды – на голову, другое – на тело. Сразу халат набрасываю на себя и бегу пить чай. Зимой вода ледяная, прямо обжигает, но я терплю.

Лена. Ну, ты даешь, профессор! Сила воли у тебя есть!

Миша. Иногда не хочется, но я заставляю себя. Уже в привычку вошло. Все-таки от простуд спасает. Все своих кружковцев агитирую закалять себя.

Лена. Ну и как?

Миша. А никак. Как в басне Крылова: «А Васька слушает да ест». Если кто-то и начинает закаливаться, то потом бросает. Не хватает выдержки.

Лена. Так как насчет армии?.. Поступил в институт, отвертелся?..

Миша. Не совсем так...

Небольшая пауза.

После окончания школы мне хотелось учиться дальше. Но к тому времени родители уже были неработающими пенсионерами. Как-то не хотелось, чтобы они хоть что-то отрывали от своих маленьких пенсий и помогали мне. Поэтому я решил поступать в военное училище. Все-таки полное государственное обеспечение во время учебы. К тому же реальная возможность получить высшее образование.



Лена. Да, это поступок не маменькиного сынка.

Миша. В военкомате выбрал для себя высшее военное инженерное училище радиоэлектроники. Уехал поступать. Приняли меня с распростертыми объятиями. Все-таки золотой медалист. Стал курсантом.

Лена. А девушка у тебя тогда была?

Миша. Нет. Я еще не встречался с девушками.

Лена. Чего ж так?

Миша. В школе я был скромным и прилежным книжным мальчиком с примерным поведением и отличными оценками. Успехом у девочек не пользовался. Обращались они ко мне лишь тогда, когда не выполняли домашние задания. Я им давал свои тетради по физике и математике, чтобы могли перекатать.

Лена. А ты, наверное, всегда делал домашние задания?

Миша. Всегда. Посижу, бывало, дольше обычного, но обязательно порешаю все задачи.

Лена. Так ты получил офицерское звание?

Миша. Нет. Меня отчислили на третьем курсе.

Лена. За что?

Миша. За хулиганские действия.

Лена. Ой, не смеши меня! Если ты хулиган, то я – японская императрица...

Миша. Формулировка была именно такая. Хорошо еще, что в дисцбат не угодил.

Лена. Ничего себе! Тебе и дисциплинарный батальон светил?

Миша. Еще как светил! Если бы не командир курсантского батальона подполковник Большаков... Он отстоял меня перед военной прокуратурой и перед генералом, начальником училища. Добился, чтобы меня просто отчислили. Чтобы мне засчитали эти годы как срок воинской службы и отправили домой, а не в войсковую часть. Я ведь на первом курсе присягу принял...

Лена. Ничего не могу понять! Ты интеллигент до мозга костей! Что ты такого совершил, если тебя отчислили и пришили хулиганские действия?

Миша. Ударил кулаком по морде лейтенанта Забалуева, командира взвода. Он три недели ходил с синяком под глазом.

Лена. За что?

Миша. Этот Забалуев – очень гнусный тип. Вырос в антисемитской семье. Только и слышно было от него: «Во всех бедах виноваты жиды!» А я во всем взводе был единственным евреем. Он меня все время доставал, придирался. Без всяких на то причин. Однажды он построил взвод и скомандовал: «Курсант Гольдберг! Два шага вперед!» Подошел ко мне и негромко так произнес: «Я тебя научу, жидовская морда, хорошо выполнять мои приказы... Два наряда вне очереди!» Тут я не стерпел и двинул его кулаком изо всей силы. Он едва на ногах удержался. Я же тогда усиленно мышцы качал, силу наращивал... (Помедлив). Ребята из нашего взвода все видели. У них лица от радости светились. Так они его ненавидели. Издевался гад не только надо мной...

Лена. Неужели ты сделал что-то не все как надо? Что он тебе приказал сделать?

Миша. Подмести территорию спортплощадки. Я все чисто убрал. А он пришел, начал выступать... Ему, видите ли, не понравилось, как я выполнил его приказ. А потом, когда построил взвод, все и произошло...

Лена. Этот подонок тебе всю судьбу, переломал... Ты бы уже носил на плечах полковничьи погоны...

Миша. Да черт с ними, с этими погонами!

Небольшая пауза.

Меня сразу же арестовали на пятнадцать суток. По приказу начальника училища. Гауптвахту у нас называли «губой». Там я сидел в камере один. Брючный ремень и широкий офицерский пояс у меня забрали. Спать позволяли всего шесть часов. В камере всю ночь горел свет. Я раскладывал деревянную кровать и спал на досках одетым, укрывшись и накрыв голову шинелью. Чтобы свет не бил в глаза. Кормили три раза в день. Днем приходил следователь из военной прокуратуры, а вечером – дежурный по училищу. Я ему докладывал: «Курсант Гольдберг! Арестован за хулиганские действия». А он меня все пугал дисциплинарным батальоном и обыскивал карманы. Сигареты искал, хотя я никогда не курил. А однажды утром пришел подполковник Большаков. Сел на табуретку и говорит: «Как же ты меня подвел, Гольдберг! Лучший курсант батальона по успеваемости. Командир роты Петрашкевич гордился тобой. А ты такое совершил!..» Я ему отвечаю: «Пусть мне дадут три года дисцбата, но виноватым себя я не считаю! Надо было этому гаду и второй глаз пропечатать». А он мне: «Ты меня удивляешь, Гольдберг. Неужели не мог себя сдержать?» Я ему в ответ: «Почему я должен себя сдерживать? Жид – это фашистское слово. Фашисты во время войны в своих объявлениях так и писали: «Всем жидам собраться на углу таких-то и таких-то улиц. Иметь при себе ценные вещи. За неповиновение – расстрел». Потом собравшихся стариков, женщин и детей вывозили за город, чтобы расстрелять».



Пауза.

Лена. Я тебя понимаю... На твоем месте я бы, наверное, поступила точно так же. А этого гнуса, которого ты ударил, хоть как-то наказали?

Миша. Перевели служить в другой город.

Лена. А ты поплатился военной карьерой! А институт когда окончил?

Миша. Приехал домой, полгода поработал слесарем на заводе. А потом уехал поступать в политехнический. Поступил легко. Учился, жил в студенческом общежитии, подрабатывал...

Лена. Кем?

Миша. Руководителем авиамодельного кружка. На пол ставки. Я ведь в детстве здорово увлекался авиамоделизмом. Трехкратный чемпион области по кордовым скоростным моделям. Сам переделывал микродвигатели. Чтобы увеличить мощность. В девятом классе выполнил норматив кандидата в мастера спорта.

Лена. Родители тебе помогали, когда учился.

Миша. Пытались что-то выделить из своих пенсий, но я старался так отказаться, чтобы их не обидеть.

Лена. Самостоятельный ты!

Миша. Институт окончил с красным дипломом. Через год защитил кандидатскую. Увлекся изобретательством. Но это стало никому не нужным делом. Грянул кризис... Конструкторское бюро, в котором я работал, лопнуло, как мыльный пузырь. Мои коллеги стали торговать на улицах и мыть машины, чтобы как-то выжить. А я вернулся домой...

Небольшая пауза.

Лена. В стране дикий неуправляемый капитализм... Все покупается и все продается... Звания, награды, степени, должности, категории, больничные, судебные решения... Это мы с тобой инородные тела в этом водовороте...

Миша. Тринадцать лет назад я защитил кандидатскую. Но я никому взяток не давал.

Лена. Откуда бы ты взял деньги на взятки? Ты своими мозгами все разрулил...

Миша. Члены ученого совета, все как один, утверждали, что диссертация тянет на докторскую...

Лена. А засчитали как кандидатскую. А если бы ты перед защитой устроил для них пиршество с деликатесами в дорогом ресторане, так и доктором бы стал. Доктор технических наук Гольдберг Михаил Борисович. Звучит!

Доносится детский голос: «Михаил Борисович! Я все сделал, а сигнальная лампочка при включении не светится».

Миша (громко). Сейчас я подойду, Вадик!

Небольшая пауза.

Пожалуйста, не выходите отсюда. Я на минуту. (Выходит, закрыв за собой дверь).



Пауза. Миша возвращается в комнату, плотно прикрыв дверь.

Лена. Все нормально?

Миша. Да.

Мелодичный сигнал. Миша вытаскивает из кармана мобильный телефон. (Говорит по телефону). Алло! А-а, это вы, полковник Зобнин?.. Слушаю вас.

Пауза.

У нас все нормально. Никакой паники нет. Дети спокойно занимаются. Они ничего не знают о происходящем. Занятие кружка продолжается. Я убедительно прошу вас выполнить все требования Елены Антоновны. У нее не только автомат, но и граната... Хорошо. Сейчас я ей дам трубку.



(Передает Лене мобильный телефон).

Лена (говорит по телефону). Ну что, полковник?.. Чем обрадуешь?

Пауза.

Ну, это совсем другое дело. Я рада, что ваше ведомство подсуетилось и оперативно выполнило мои условия. Уж не знаю, полковник, как тебе удалось у этих аферистов мои деньги выбить. Но самое главное – дело сделано... Осталось только одно... Я должна получить сберкнижку. Чтобы убедиться в достоверности твоих слов.



Пауза.

Я понимаю тебя, полковник. Мечтаешь о генеральских погонах. Героем хочешь стать. Себя предлагаешь в заложники, чтобы я всех освободила. Но меня это не устраивает. Я не хочу, чтобы ты пришел и лично передал мне сберкнижку. Пусть даже ты будешь без оружия... но ты, полковник, обучен разным уловкам и приемам... Это я хорошо знаю... Так что одну бабу легко скрутишь... Даже охнуть не успею... Поэтому твое предложение отпадает...



Небольшая пауза.

Мне подходит только один вариант. На переговоры к тебе пойдет руководитель детского технического кружка Гольдберг Михаил Борисович. Он и принесет мне сберкнижку. Я ему доверяю. Он человек порядочный и ответственный. Подлость не совершит. (Помедлив). Все, договорились. Прямо сейчас и пойдет. Я с ним уже беседовала... Он согласился... А ты, полковник, дай указание «Отбой!» своим подчиненным. Чтобы случайно не подстрелили учителя. На это ума много не надо. Если сберкнижка будет оформлена правильно, то я обещаю, что все останутся живы и здоровы... А меня повезете в тюрьму. Передаю трубку Гольдбергу.



Миша (говорит по телефону). Через несколько минут я буду выходить. Приготовьте сберкнижку, чтобы я ее быстро получил. Я не могу надолго оставлять детей. У меня все. (Кладет мобильный телефон в карман.)

Лена. Я думаю, что они держат входную дверь под прицелом. Я хоть и попросила полковника дать команду «Отбой!», но, откровенно говоря, боюсь за тебя, профессор. Вдруг у кого-то из стрелков нервы не выдержат? Хотя всю это кашу я одна заварила. Сама и должна расхлебывать.

Миша. Ну и что вы предлагаете, Лена?

Лена. У меня опыт, наработанный в горячих точках. Надо все сделать, чтобы избежать неприятных случайностей. Есть у тебя кусок Белой ткани?

Миша. Белый платок есть.

Лена. Пойдет! Нужно взять рейку, к ее концу привязать белый платок. И только тогда можно выйти на улицу. Снайперы сразу уберут пальцы с курка, когда увидят белый флаг. Только так.

Миша. Деревянные рейки у меня есть в той комнате. Шпагат тоже есть. Дырки в платке проделаю. Сейчас все будет готово. А вы посидите здесь и не высовывайтесь. Я должен и детям уделить хоть немного внимания.

(Выходит из комнаты, прикрыв за собой дверь).

Пауза.

Лена (негромко). Как мне повезло, что рядом оказался такой человек... Если б меня поймали. Как бы я тогда смогла выбить свои пятьдесят тысяч зеленых... Будучи в тюрьме и без гроша в кармане...

Входит Миша. В руках у него рейка, шпагат и белый платок. Он привязывает платок к рейке.

Миша. Все готово! Я сейчас буду выходить.

Лена. Подожди! Вот возьми депозитный договор. Чтобы показать полковнику.

(Протягивает ему сложенный вчетверо листок бумаги). Миша прячет листок в боковой карман.

Выйдешь на улицу и прикроешь за собой железную дверь. А я ее закрою на замок.



Миша. У меня есть ключи. Я могу сам закрыть дверь на ключ. (Помедлив). Нет, ключи я лучше здесь оставлю. (Вытаскивает из кармана ключи и кладет их на стол). Мало ли что... Вдруг они захотят их отобрать? А когда буду возвращаться и подойду к двери, вы мне откроете, Лена. Только сами не выглядывайте.

Лена. А как я узнаю, что ты вернулся и подошел к двери?

Миша. Легонько постучу в окно. Трижды. Детей я предупредил, что мне надо ненадолго отлучиться.

Лена. Прямо шпионские страсти!

Миша. А вы закройтесь здесь, в комнате. И читайте журналы. Вон в шкафу целая стопка лежит.

Лена. Что за журналы?

Миша. «Моделист-конструктор», «Изобретатель и рационализатор». Журналы дельные. Я уже много лет их выписываю. Сюда принес, чтобы дети читали.

Лена. Технарь из меня уже не получится. Сюда бы Сашку моего... Но, ради любопытства все же посмотрю. Пойдем. Я закрою за тобой железную дверь.

Миша. Выходим тихо. Автомат оставьте здесь.

Лена. Хорошо. (Кладет автомат на письменный стол). Миша и Лена выходят в коридор. У Миши в руках рейка с привязанным белым платком, Миша открывает железную дверь и выходит из помещения. Лена моментально закрывает дверь на замок. Закрывает и вторую деревянную дверь. Входит в туалет. Через несколько минут выходит и направляется в преподавательскую комнату. Закрывает за собой дверь на замок.

Все, теперь буду тебя ждать, Мишенька!



(Подходит к книжному шкафу, берет стопку журналов, садится за стол и листает их).

Каталог: files
files -> Тема конкурсной работы, руководитель (фио, должность)
files -> Рабочая программа по история отечества цикла
files -> Александр Николаевич Островский (1823-1886) Для чтения и изучения. Драма «Гроза». конспект
files -> Рабочая программа учебного курса «Литература» для 5 класса на 2015-2016 учебный год срок реализации: 1 год
files -> Курс «Риторика и стилистика»
files -> «Аристотель об этике»
files -> Реферат Сравнение взглядов на модель государства у Платона и Аристотеля
files -> Методический материал для медсестры процедурного кабинета
  1   2   3