Дети и война

Главная страница
Контакты

    Главная страница


Дети и война



Дата21.08.2017
Размер1,02 Mb.


XI ежегодный Всероссийский конкурс

исторических исследовательских работ старшеклассников

«Человек в истории. Россия – XX век»

Реферат на тему:

«Дети и война»

(65-летию Великой Победы посвящается…)

Автор: Березовская Ольга Михайловна


172500 Тверская область,

г. Нелидово,

шахта №7, ул. Красноармейская, д.1, кв.2.

10 класс

МОУ средняя школа №5

172521, г. Нелидово Тверской области,

ул. Советская д. 40

8 (48266) 5-27-45, 8(48266) 5-29-97

e-mail:nelshkola5@mail.ru

nelshkola5@rambler.ru

Руководитель: Дегтярёва



Наталья Витальевна,

учитель истории и обществознания

МОУ средней школы №5

2010 г.
СОДЕРЖАНИЕ

Введение ………………………………………………………………….. с. 2-3

Глава I. Это страшное слово «ВОЙНА»……………………………… с.4-9

Глава II. Оккупационный режим……………………………………….. с.10-21

Глава III. В тылу как на фронте…………………………………………с. 22-26

Глава IV. Освобождение…………………………………………………с. 27-30

Заключение………………………………………………………………. с. 31-32

Список использованной литературы……………………………………… .с.33



Введение.

У времени есть своя память. И это память вечная… В истории нашего города и района кроме официальных государственных праздников есть ещё и свой, особый – день освобождения от немецко-фашистских войск. Каждый год 25 января нелидовцы собираются у Мемориала Славы на одной из центральных площадей города, названной в честь выдающегося полководца Великой Отечественной войны Г.К. Жукова. Собираются у братских захоронений, чтобы отдать дань уважения воинам, погибшим в боях за Нелидово, почтить память земляков, павших на фронтах Великой Отечественной войны.

Война… При упоминании этого незамысловатого слова сразу же перед глазами мысленно представляются страшные картины всех ужасов военной поры: выжженные пепелища, обгоревшие руины, боль утрат и горечь потерь близких и родных людей… Но они становятся ещё ощутимее, когда о тех страшных событиях рассказывают близкие и родные нам люди. Миллионы мальчишек и девчонок Великая Отечественная война оставила без родителей и крова, сломала судьбы многих людей. Тысячи городов были разрушены, сожжены, превращены в пепелища памятники культуры, храмы, погибло и пропало без вести огромное количество людей.

С каждым годом всё меньше и меньше остаётся среди нас тех людей, которые на себе испытали все ужасы войны, самой кровопролитной и самой страшной за всю историю человечества. Поэтому воспоминания оставшихся в живых ветеранов – участников войны и работников тыла, детей военной поры, для нас, молодого поколения, являются живыми свидетельствами тех далеких событий и представляют ценность вдвойне.

Свою работу я посвящаю 65-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне. Всем тем, кто, не жалея своей жизни, вступал в смертельный бой с опасным врагом, совершал самые дерзновенные поступки во имя спасения Родины, тем, кто помогал советским солдатам ковать победу в тылу врага, тем, кто нашел вечный покой на нелидовской земле, тем, чьё безоблачное детство перечеркнуло на долгие годы страшное слово «война», оставив в сердцах незаживающие душевные раны на всю жизнь. Работа над темой позволила обратиться к помощи оставшихся в живых очевидцев военных событий, происходящих на Нелидовской земле. В нашей школе на протяжении многих лет активно ведётся воспитательная работа по гражданско-патриотическому воспитанию. Учащимися нашей школы собран большой материал о ветеранах войны, работниках тыла, обо всех тех людях, чья судьба так или иначе связана с Великой Отечественной войной. В течение нескольких лет ребята нашей школы ухаживают за братскими захоронениями в дд. Каменка, Семёновское, в районе посёлка шахты №2, оказывают помощь ветеранам войны и труда в рамках акций «Милосердие», «Ветеран» и других.

При написании работы я старалась использовать опубликованные воспоминания тех людей, которых война застала в пору детства, а также устные свидетельства близких и знакомых, переживших Великую Отечественную войну.

В своей работе я постараюсь передать атмосферу тех событий, которые происходили в годы войны на территории нашего города и района. На основании воспоминаний детей военной поры попробую составить картину всего того, что пришлось пережить нашим сверстникам в грозные, «роковые-сороковые» годы. Что пережили люди во время суровых дней испытаний, что помогло им, несмотря на все невзгоды, преодолеть трудности и дожить до долгожданной Победы над фашистским агрессором? Эти и другие вопросы я и постараюсь осветить в своей работе.

Глава I. Это страшное слово «ВОЙНА»

Нелидовский район расположен на юго-западе Тверской области. На юге он граничит со Смоленской областью. Территория района занимает площадь 2632кв. км.

Население – 24,2 тыс. человек (2006 г.)

В начале XX в. в истории нашего края произошло событие, сыгравшее большую роль в его развитии: открылась железная дорога Москва – Рига. Более ста лет назад на этой дороге появилась маленькая, ничем неприметная, железнодорожная станция IV класса Нелидово, основное назначение которой было обслуживать уездный город Белый, расположенный в пятидесяти километрах южнее. Своим названием она обязана старинному дворянскому роду Нелидовых, а именно Сергею Владимировичу Нелидову, дворянину, действительному статскому советнику, с 1904г. назначенному земским начальником VI участка Бельского уезда Смоленской губернии, который передал земли своего владения под строительство Московско-Виндаво-Рыбинской железной дороги, соединившей Москву и Виндаву (порт на Балтийском море, ныне город Вентспилс). Виадук через железную дорогу за деревней Половцово хранит высеченную в граните памятную дату – «1898».

Железная дорога заметно оживила жизнь округи. Благодаря этой магистрали, не только территория Верхней Волги, но и земли Урала, Сибири получили выход к Балтийскому морю. По железной дороге перевозились различные грузы, в том числе дрова, пиломатериалы, лён и другие. В 1912г. на станции Зелино открылся лесозавод, а возле станции Нелидово вырос посёлок с жилыми домами для служащих железной дороги, хижинами и бараками для рабочих, торговыми лавками, станционными пристройками, трактирами.

В 1913 году появились первые сообщения о залежах угля в районе посёлка Нелидово, а в 30-е годы в нашем районе велись активные разработки угольных шахт. 17 июня 1929 года образовался Нелидовский район.

Из небольшой железнодорожной станции посёлок постепенно превращался в крупный промышленный центр. Велось строительство жилых домов, открывались детские сады, школы, фельдшерско-акушерские пункты, библиотеки. Люди строили планы на будущее, мечтали о светлой счастливой жизни в стране Советов. Но все эти ожидания и надежды вмиг растворились 22 июня 1941 года, который стал самым трагическим днём в истории нашего государства. «Всем, всем, всем! – слышалось из всех репродукторов страны. – Сегодня крупные соединения германской авиации перелетели советскую границу». Без объявления войны немецко-фашистские войска вторглись в пределы Советского Союза. Началась Великая Отечественная война…

Всё раскололось, обрушилось, сгинуло в то страшное утро 41-го. Начался отсчет совершенно другой жизни.

22 июня 1941 года, сразу же после выступления В.М. Молотова по радио, к памятнику Ленина (ныне район улиц Советской и Горького) потянулись сотни нелидовцев, многие из которых шли подать заявление о добровольной отправке на фронт. Особая тревога пришла осенью 1941 года. Фронт приближался к Нелидову. 3 октября началась эвакуация архивов, ценностей, оставшегося оборудования.

9 октября немецкие войска оккупировали станцию Нелидово, но суровые дни испытаний, лёгшие на плечи нелидовцев, начались уже в первые дни войны. Вот как об этом вспоминал известный нелидовский краевед (ныне его уже нет в живых) Николай Васильевич Николаев (в 1941г. ему исполнилось 13 лет): «Нелидово быстро переходило на военные рельсы. Первый «хейнкель» появился над посёлком 22 июня 1941 года. Первая бомба упала 29 июня. Это был случайный одинокий удар. Никакого существенного вреда причинено не было. Прицельный налёт был совершён 1июля, в середине дня, где-то между 12 и 13 часами. Воздушной тревоги не было объявлено. Одинокий самолёт будто прокрался над лесом со стороны Риги и высыпал серию из 6 небольших бомб. Они упали по одной линии с интервалом по 150-200 метров».1 Одна из бомб угодила в дом, где жила семья Н. Николаева. Из людей никто не пострадал, а вот петуху оторвало осколком шпору, да легко был ранен конь лесхоза, стоявший у них в хлеву.

Следующий налёт повторился через три дня. Серия бомб была высыпана в районе вокзала. К тому времени на подъездных путях станции, расположенной на важной в стратегическом отношении дороге Москва – Рига, скопилось несколько составов. В тупике стояли вагоны с лесом. На первом пути был состав, пришедший со стороны Ржева с военными грузами, а на втором – прибывший эшелон с эвакуированными из Латвии. По ним, видимо, и метил вражеский самолёт – бомбардировщик. «Даже этими бомбочками, упади они в цель, станция надолго оказалась бы «закупоренной». Но «фриц» промахнулся, бомбы упали одна за другой в пяти-шести метрах от полотна, не причинив никакого вреда. Но вот эти уже налёты отразились на жизни посёлка».2

А вот как описывал в своих воспоминаниях начало войны П.С. Поляков, житель д. Село Шумильского сельсовета Нелидовского района, которому 23 июня 1941 года исполнилось 15 лет: «В воскресенье 22 июня 1941 года я со своим братом Виктором ловил рыбу на реке Берёзе, недалеко от своей деревни. День был солнечный, тёплый… Вдруг на берегу реки появилась наша соседка Мита Полякова. Она нам сообщила, что на нас напали немцы. Мы сразу бросили рыбачить и побежали домой. В деревне была паника… Началась мобилизация мужчин. Женские слёзы, причитания, песни… Ребят 1925 года стали направлять копать окопы и другие сооружения в Молодотудском районе, а остальным было поручено угонять колхозных коров, телят и овец в Горьковскую область. Лошадей не трогали. На них нужно было работать, убирать урожай. Вот и мой старший брат Виктор оказался в числе угонщиков скота. В деревнях оставались женщины, старики, малолетки. Мы стали помогать взрослым во всех делах… Вскоре начали появляться вражеские самолёты. Хорошо помню первый налёт. Мама так испугалась бомбёжки, схватила в доме какой-то узелок и с криком побежала в сторону реки. Я догнал её и спросил: «Куда ты бежишь? Бомбы разорвались далеко, самолёты улетели». В нашей и окрестных деревнях появился сапёрный батальон. Солдаты приступили к строительству дзотов, траншей. Делали заграждения из колючей проволоки, минировали поля и луга. Эти дзоты впоследствии пригодились жителям нашего Села, они служили нам вместо бомбоубежищ».3

С автором этих воспоминаний перекликаются и другие – воспоминания П.Ф. Левиной, урожденной Пеновского района. «В ночь с 21 на 22 июня 1941 года я дежурила в сельсовете возле телефона. Около 6 часов утра раздался звонок. Звонил военком. Почуяв неладное, я сразу спросила «Что случилось?» «Война, девица, война», - ответил он мне и дал указание немедленно разнести повестки о мобилизации всем военнообязанным… Я со всех ног пустилась бежать с горькой новостью о войне в свою деревню Большие Коты, которая находилась в пяти километрах от Дуновского сельсовета. Был солнечный воскресный день. Цвёл клевер. Воздух был наполнен медовым ароматом. А на душе моей – невыносимая тяжесть. Вдруг из-за леса показался немецкий самолёт. Он выпустил две очереди по пасущимся на лугу коровам. Животные с перепугу бросились врассыпную. Самолёт сделал круг и направился в мою сторону. Я упала в клевер… Когда вновь застрочил пулемёт, я потеряла сознание. Очнулась: самолёта нет… несколько минут лежала, потрясённая случившимся, и глядела на скошенные пулемётной очередью буквально рядом со мной стебли клевера…».

В. И. Александренкова (Малышева) так вспоминала о начале войны:

«Когда началась война, мне было всего 3 года, поэтому я помню только отдельные эпизоды военной поры, но они хорошо врезались в мою память. Самое первое – это бомбежка. Одна из бомб только чудом не попала в наш дом, а разорвалась на огороде, оставив большую воронку. Мы в это время находились дома. Мать спрятала меня под кровать, она полагала, что так можно спастись. Нам просто повезло, что мы уцелели...»4

Уже в первые дни войны в посёлке был организован призывной пункт райвоенкомата, а в июле первые отряды отправились эшелонами со станции прямо на запад к границе. Во всех направлениях посёлок патрулировали бойцы истребительного отряда. Усилена была охрана железнодорожных мостов через Межу, Лютинку и в центре посёлка. Появилась и зенитная охрана. Но главная опасность шла всё-таки по земле. В те дни нелидовцы жадно вслушивались в каждую радиопередачу. А сводки были ошеломляющие: перечислялись десятки городов, оккупированных фашистскими захватчиками.

В середине июля в посёлке разнёсся слух о том, что немцы вышли к реке Западная Двина, а это означало возможность их появления через день-два и в Нелидове или где-то совсем рядом. Началась паника. Стали готовиться к эвакуации. Для этого жителям стали раздавать специальные билеты, на которых указывалась фамилия главы семьи, состав семьи, место назначения. Предполагалась отправка эвакуируемых в Ивановскую область. Однако вскоре паника улеглась, так как немцев задержали на Западной Двине. Линия фронта остановилась на большом протяжении, примерно от Старой Руссы до Смоленска. Нелидово превратилось в пункт скопления войск, двигающихся на запад. Затем на некоторое время установилась более-менее нормальная обстановка. Посёлок жил внешне обычной жизнью. О близости фронта напоминали лишь самолёты, но не немецкие, а «наши», советские, летевшие сплошным потоком в сторону Западной Двины. Особая тревога пришла осенью 1941 года. Фронт приближался к Нелидову. 5 октября был взят Ржев, а к вечеру немцы вышли на подступы к Нелидову со стороны Торопца и Белого. На несколько часов врага задержал арьергард у д. Стодолище. Этого времени хватило на то, чтобы подготовиться и взорвать в Нелидове железнодорожный мост через Межу, мост и насыпь через р. Семиковку, взорвать главные объекты лесозавода. Примерно к 4-5 часам вечера посёлок начал подвергаться вражескому артиллерийскому обстрелу. Вскоре всё Нелидово было объято пламенем, зарево от которого виднелось на десятки километров. 8 октября 1941 года враг ступил на нелидовскую землю. С тех пор для жителей района настали самые трагические времена. Начался зловещий оккупационный период.

В заключение этой главы я посчитала уместным вставить стихотворение выпускницы нашей школы 2006 года, Медвёдкиной Елизаветы.


Что такое война?

Что такое война? Это время потерь,

Это зло, что ворвалось в закрытую дверь.

Это скорбь, это слёзы, кричащая боль,

Это время, когда права нет на любовь.

А ещё это страх, что с тобой до конца,

В самом сердце засел – не покажет лица.

Ты всегда идёшь к цели, только вряд ли дойдёшь:

Передав эстафету другому, умрёшь.

Тянешь руку к победе, и она так близка…

Грянул выстрел вдруг в спину, опустилась рука.

И другой продолжает сеять смерть, чтобы жить,

Нужно нам устоять, нужно нам победить.

Пусть от пота и крови солёная гладь,

Ты был должен бороться, ты не мог отступать.

К сердцу матери там подступала беда

И так близка она не была никогда…

Не позволено чести погибнуть в огне.

В муках был завоёван МИР НА ЗЕМЛЕ!


Глава II. Оккупационный режим.
110 долгих дней и ночей длилась оккупация Нелидова (с 9 октября 1941 года по 25 января 1942 г). Срок не так уж и велик (если сравнивать, например, с 900-дневной блокадой героического Ленинграда). Но и за этот промежуток времени враг успел оставить множество кровавых следов на нелидовской земле. В течение нескольких дней по Ржевскому большаку беспрерывно шли немецкие войска: танки, автомашины, обозы, пехота… Заняв уцелевшие постройки, немцы обнесли их колючей проволокой, создали земскую управу, во главе которой поставили местного жителя Слесаренко, и полицейское управление, которое возглавил бывший лесничий Унковский. Позже в районе появились волости со своими старшинами, а в деревнях – старосты. На дорогах устанавливались специальные посты, через которые проезд и проход разрешались только по специальным пропускам – «аусвайсам». Велась поголовная регистрация населения, по ночам устраивались облавы. На зданиях, столбах и заборах гитлеровцы развешивали листовки, в которых содержались угрозы расстрела тех, кто будет оказывать сопротивление или неповиноваться «новым властям». Свои запугивания фашисты действительно выполняли. Они устраивали расстрелы на том месте, где сейчас находится Мемориал Славы (на площади Жукова). Здесь был расстрелян студент Николай Гриднёв, а, спустя несколько дней, та же участь постигла и его мать, Веру Гриднёву.

Уже в первые дни оккупации от посёлка осталось всего лишь несколько домов. На территории бывших колхозных складских помещений и бани расположился лагерь советских военнопленных: колючая проволока, пропускные ворота, комендатура. Тех, кто намеревался совершить побег, расстреливали на месте и тела их долго лежали незахороненными. Военнопленных использовали как рабов: гоняли в тупик, заставляли носить дрова. Местные жители старались хоть чем-то помочь бедолагам – приносили одежду и продукты, но немцы всё отбирали. Через несколько дней нелидовцы узнали о том, что всех военнопленных повезли в Торопец, но до города не довезли – расстреляли на берегу р. Межа, между Большой и Малой Каменками. Только после освобождения посёлка их тела были перезахоронены в братскую могилу у деревни Каменка. Вот о чём вспоминала Мария Михайловна Малявкина, жительница деревни Вышегоры: «Мне было 15 лет, и я хорошо помню ту пору. В нашем доме немцы устроили лазарет. Прямо на полу, на соломе лежало двадцать пять тяжелораненых красноармейцев. Медицинской помощи им никто не оказывал. И мы с мамой старались как могли облегчить их страдания: перевязывали им раны, стирали бельё, бинты…». Своими воспоминаниями поделился и брат М.М. Малявкиной Александр Михайлович Варламов: «Я часто заходил в ту половину избы, где лежали раненые. Часто приносил им кусочки хлеба, вареный картофель. Всё это потихонечку передавали мне земляки. Любил слушать рассказы пленных солдат. Особенно мне запомнился молодой красноармеец. У него была оторвана ступня. Без оказания медицинской помощи рана загноилась, обнажилась кость. Это приносило ему неимоверные страдания. Помню, он сам отломил осколок кости щипцами, которые я принёс по его просьбе. Больше всего бывший солдат сожалел о том, что уже не сможет играть в хоккей. Именно от него я, восьмилетний вышегорский мальчишка, услышал впервые слова «хоккей», «хоккеист», узнал об этом удивительном виде спорта…».5

В начале октября 1941 года был создан партизанский отряд под командованием И.З. Коровкина (бывший первый секретарь райкома партии), который вёл активные действия на территории района во время немецко-фашистской оккупации. (К организации партизанских отрядов Калининский областной и районный комитеты приступили уже в начале июля 1941 года). 1 ноября в оккупированных районах области действовало 55 партизанских отрядов, общей численностью 1724 человека. В октябре 1942 года на огромной территории запада области партизаны создали Партизанский край. Нелидовский партизанский отряд состоял из нескольких групп, одна из которых отошла к маленькой лесной деревеньке Тросно, где собрались 56 человек. Эта группа и превратилась в самостоятельный партизанский отряд. Командиром утвердили Коровкина И.З., комиссаром Иванова И.Е., начальником штаба Есельсона А.В., командиром 1-го взвода Э.И. Малаховского, 2-го – Н.В. Крюкова, хозяйственного взвода - П.П. Бутверского. Выделили группу из пяти бойцов для диверсионной работы. (Тема партизанского движения на территории Нелидовского района не входит в план моей работы, поэтому все подробности развития партизанского движения во время войны на территории нашего края я пропускаю).6

4 месяца оккупации – это пора дикого произвола и насилия. В первые дни оккупационного режима появились первые жертвы. Вот как об этом писал в своих воспоминаниях, опубликованных в газете «Нелидовские известия» в серии статей «О детях минувшей войны» П.С. Поляков: «В конце октября 1941 года подорвались на мине малолетние Алик Бобров и Коля Иванов. Случилось это так. Алик и Коля пошли на минное поле искать тол. Алик шёл впереди, Коля – сзади. Алик наступил на мину, и его сразу разорвало буквально на куски, а Колю тяжело ранило в живот и оторвало одну ногу. Его принесли домой и он очень кричал «Помогите! Болит живот, распутайте мне ноги!» Стонал он в течение четырёх часов, а потом затих навечно. Оказать медицинскую помощь не было возможности…» Вчитываясь в эти душераздирающие строки, глаза невольно наливаются слезами. Страшно такое даже представить…



В октябре 1941 года трагические события пережили жители д. Кутьёво. На глазах у сельчан были расстреляны несколько человек. Среди

них – боец партизанского отряда Василий Бумажников, заведующий школой Шупиков С.Б., учитель из Нелидова – Евгений Остроухов, следователь Цельминг Н.В. Все они находились в школе перед тем, как здание было окружено немцами. Во время обыска был найден пистолет с патронами. Через час всех, кто был в доме, расстреляли за деревней. Почти неделю фашисты не давали возможности подойти к расстрелянным и похоронить их. И только в одну из холодных осенних ночей М.Т. Соловьёвой, в то время 12-летней девчонке, в семье которой жили Цельминги и Остроухов, и ещё нескольким односельчанам удалось это сделать.

Усилиями администрации района и города, а также всех заинтересованных лиц, ветеранов войны в канун 60-летия Дня Победы на захоронении появился памятный знак – гранитная плита с надписью: « Здесь покоятся педагоги Нелидовского района и члены их семей, расстрелянные фашистами в октябре 1941 года: Остроухов Е.К., Цельминг А.И. и её муж Цельминг Н.В., Шупиков С.Б. и его сын Шупиков П.С. Вечная память».

В неистощимой летописи войны есть страницы, которые написаны особой болью, памятью очевидцев. Одна из них относится к 27 ноября 1941 года. В этот день в деревню Кореневку Монинского сельсовета прибыл карательный отряд гитлеровцев. Немцы искали девушку, секретаря сельсовета Татьяну Ковалёву, которую обвиняли в связи с партизанами. Обыск в доме Ковалёвых ничего не дал. Только алую книжечку – комсомольский билет – удалось обнаружить фашистам. Озлобленные они кинулись к Таниной матери. Били её прикладами по голове и лицу. Но мать только вздрагивала от побоев и молчала. Каратели повели её с собой в деревню Дорохи. Они ударяли мать в спину и смеялись, видя, как страдает старая женщина. В Дорохах подленькие людишки, помогавшие немцам, сказали, что Таня прячется на мельнице. Девушка действительно оказалась там. Застигнутая врасплох, она пыталась бежать, но безуспешно. Каратели и полицаи окружили мельницу и схватили бесстрашную комсомолку. Началось зверское избиение. Таня молчала. Немцы сняли с неё белый вязаный платок, тёплую шубку и валенки. Босую и раздетую в 25-градусный мороз повели в Антипово. Люди плакали и снимали перед Таней шапки… В Антипове комсомолку поставили на то место, где раньше находился магазин, и стали стрелять из автоматов над её головой. Приблизившись к Тане палачи кричали на ломаном русском языке:

- Скажи, кто тебе помогал? Кто увозил хлеб партизанам?

Но Таня по-прежнему молчала, держалась спокойно и мужественно. К ней подвели двух мужчин. Это были Василий Азаренков и Пётр Симаненков.

- Это партизаны? Говори…

Комсомолка молчала. Этих ни в чём неповинных людей расстреляли. Была расстреляна и Татьяна Ковалёва… Вынужденная остаться на оккупированной территории девушка, узнав о создании партизанского отряда, установила с ним связь. По поручению командования отряда она распространяла среди местных жителей сводки Совинформбюро и другую литературу, рассказывающую о зверствах фашистских оккупантов, героической борьбе советского народа на фронте и в тылу.

В октябре 1941 года Таня склонила мельника д. Дорохи выделять часть муки для местных партизан. Эту муку, рискуя жизнью, девушка неоднократно отвозила на партизанскую базу.

Татьяна Нефедьевна Ковалёва посмертно награждена орденом Отечественной войны первой степени, который был передан на вечное хранение в Монинскую среднюю школу (ныне МОУ Новосёлковская средняя общеобразовательная школа) в мае 1973 года. В 1999 году выпускником школы, Сидоренковым Александром, было написано стихотворение в память об этой отважной девушке.

Стою у могилы Татьяны, а рядом царит тишина.

И вновь вспоминаю те годы, как храбро погибла она.

Геройски она воевала, партизанам старалась помочь

И жизнью своей рисковала, отчизны своей она дочь.

Однажды с мукой возвращаясь,

С подругою шла не дрожа.

Предатель кивнул, улыбаясь:

- Вон та, что идёт не спеша.

И немцы её окружили и голой в село повели.

Смеялись над ней, сильно били,

Избили до смерти почти.

И всё холодней становилось,

Но сердце кричало: « Молчи!».

И вот кровь Татьяны пролилась

Убили её палачи.

Её хоронили безмолвно

От власти проклятых врагов.

Её наградили посмертно,

Как многих Отчизны сынов!


Подвиг Татьяны Ковалёвой на долгое время сохранился в памяти её земляков и тех, кто родился совсем недавно и узнал о тех кровавых событиях от своих бабушек и дедушек, переживших фашистский режим в годы Великой Отечественной войны.

29 декабря 1941 года в п. Нелидово немцы повесили жителей деревни Казарино Монинского сельсовета Кузьму Васильевича Ильюшенкова и председателя Монинского сельсовета Нила Нестеровича Гужева. В тот же день такая же участь постигла ещё троих.

В марте 1942 года, во время строительства советскими военнослужащими лежнёвки Нелидово – Новосёлки и дальше, на опушке леса за Монино, солдаты нашли в снегу трупы семьи участкового уполномоченного лейтенанта Фоменкова. Фашистские изверги не пощадили даже детей. Была застрелена мать Фоменкова Михаила Ивановича 65-летняя Анна Михайловна, жена Прасковья Ивановна, дочь Лида (ей шёл 4-й год), трёхмесячный сын Толик и второклассник Витя.7

Ещё об одном страшном эпизоде из истории оккупационного режима на территории Нелидовского района мне хочется рассказать читателям. События, которые произошли во время Великой Отечественной войны в одной из нелидовских деревень, до сих пор вызывают чувство скорби и великой печали по убиенным, ни в чем не повинным людям… Трудолюбивым населением славилась утопающая в зелени садов деревня Бондари Дрогачёвского сельсовета Нелидовского района. После объявления мобилизации в начале войны большая часть мужчин ушла на фронт. В окрестных лесах складывались группы партизан, которые объединялись в партизанские отряды. Фашистам стало известно, что один из таких отрядов действует где-то за Бондарями. Среди партизан были учитель Дрогачёвской начальной школы Сергей Александрович Мясоедов, председатель сельсовета Яков Захарович Березовский. Жизнеобеспечение партизан полностью зависело от помощи мирного населения: сельчане помогали партизанам кто чем мог: продуктами, тёплой одеждой, обувью. Иногда приходилось отдавать и последнее. Потому-то у местных жителей и сложилось о партизанах двоякое мнение.

Партизанский отряд был плохо вооружен, и недостаточно подготовлен к ведению боевых действии. Однако оставаться в тени событий партизаны не могли и готовились к возможной встрече с противником. В ночь на 5 декабря они решили напасть на немцев в деревне Дятлово. Однако как свидетельствовали позднее очевидцы (в частности ныне покойный Б.Л. Соколов, являвшийся в то время проводником партизан) нападение оказалось неудачным. «Подвёл пулемёт. Раза два или три трыкнул и замолк. Наступавшие из винтовок похлопали-похлопали в темноте и пустились наутёк». Бывшая жительница д. Дрогачёво Евдокия Степановна Воронова (1925 г.р.) вспоминала о том, как она принимала участие в захоронении убитых партизан. Погибших было 5 или 6 человек (точно не помнила). Один партизан лежал с воткнутым в грудь ножом. Житель посёлка Дятлово В.А. Кудрявцев вспоминал, что в схватке с фашистами были ранены 7 оккупантов, из коих двое потом от полученных ран скончались.8

Готовя нападение на немцев в Дятлове, командование партизанского отряда не продумало до конца всех возможных последствий своей операции. А последствия были такими, что и по прошествии более 68 лет люди вспоминают о них с содроганием. Не сумев расправиться с партизанами, фашисты стали вымещать злобу на мирных жителях. Издевательства, расстрел ни в чем не повинных людей на глазах у детей, родителей, родственников, сожжение деревни дотла – что может быть ужаснее?! Всего было расстреляно, замучено, сожжено 26 человек.

Спустя более 60 лет администрация района изыскала возможность профинансировать святое мероприятие по установке памятного креста с изображением Иисуса Христа и его голгофских мук, а также списка убиенных на доске из нержавеющей стали. Крест установили на месте бывшей деревни Бондари 18 июля 2004 года как знак скорби и вечной памяти по погибшим…

Партизанский отряд Коровкина потерял несколько человек. На улице Советской в Нелидове на тополях гитлеровцы устроили показательную казнь партизан Н.В. Крюкова, В.И. Широченкова, В.Н. Цветкова и П.И. Васильева. Как утверждали современники их подвела беспечность: их захватила вражеская патрульная группа, когда они возвращались на свою базу с продовольствием, раздобытым у населения.

В Дятлове немцы убили семнадцатилетних партизан Колю Романова и Сашу Селюкова, а также отца Саши, Григория Ивановича, подвергнув их сначала допросам с издевательствами. В результате случайного ранения погиб и четырнадцатилетний партизан Саша Ульянов. Многие местные жители стали жертвами предательства своих односельчан.9

Вот как о страшных днях оккупационного беспредела вспоминала Валентина Фёдоровна Андреева, уроженка д. Бобровка. «В середине декабря в деревне появились немцы. Четверо из них подъехали к нашему дому в русских санях-розвальнях. Обошлись с нами мирно. Попросили чаю. Я в это время сидела за печкой и замирала от страха. А потом приехали "хозяева-немцы" – полевая жандармерия. Сразу установили свой порядок как они говорили ''Орднунг", который мы должны были выполнять беспрекословно, иначе – расстрел или посадка в так называемую ''холодную", на заостренные колья...

Штаб жандармерии обосновался в здании начальной школы, где я только что закончила четвертый класс. С того времени началась наша "жизнь" в оккупации. Старосту немцы назначили из русских, который должен был исполнять немецкие приказания. Все жители села были переписаны. Каждый из нас получил номер: у мамы №155, у меня-154, у папы-156. Номер нашивался на рукав. Ежедневно утром и вечером мы приходили на проверку к штабу жандармерии и выстраивались в одну шеренгу. Каждый номер отвечал за соседний номер. Если кто-либо не являлся на проверку, значит ушел к партизанам. Мои родители ставили меня между собой, зная, что никуда не уйдут. Перед шеренгой стояли три-четыре немца-жандарма и переводчик. Однажды на проверку явились не все. Одна женщина со своим сыном хотела уехать из села и уже была договоренность с шофером, но в последний момент он их предал. Мать с сыном немцы расстреляли. Чтобы сходить в соседнюю деревню по крайней необходимости нужно было попросить в штабе пропуск "аусвайс". Так односельчанка решила навестить свою знакомую подругу в соседней деревне…Не успела Ирина Федотова выйти за околицу, как ее остановил патруль и доставил в штаб. В качестве наказания ее посадили в так называемую"холодную " – узкий пенал в рост человека с вбитыми кольями остриями вверх. Сесть в таком пенале было невозможно, только стоять вытянувшись в струнку. Так она простояла там двое суток. И если бы не ее муж Федот, отважившийся прийти в жандармерию и через переводчика упросивший высшее начальство отпустить его "бабу", неизвестно, чем бы закончилось это испытание...».10

Лидии Лаврентьевне Гуриной хорошо врезался память эпизод, как она часами простаивала у окна в ожидании красноармейца, который приносил ей маленький кусочек сахара… «Бабушка догадывалась, кого я выглядываю в окне и загоняла на печку. А для меня сахар был в то время самым лучшим на свете лакомством. Да ещё я им делилась со своей тётей, младшей маминой сестрой, которая была старше меня на 8 лет. Мы с ней очень дружили».11

Убелённый сединами Василий Александрович Даньшов вспоминал, как во время одного из налётов немецких бомбардировщиков была разгромлена школа. При этом погибла учительница Александра Павловна. Она жила в комнатке при школе. Как позднее узнали сельчане, в этой школе ночевали солдаты, а под утро ушли. Видимо поэтому и был совершён налёт на деревню. Мирное население находилось в постоянном страхе в ожидании очередного авианалёта. Во время бомбёжек люди прятались кто куда мог: на печку и под печку, в баню. Чаще всего немцы появлялись в деревнях наездами, на мотоциклах или на машинах. Ходили по избам, отбирали у деревенских жителей что удавалось найти – шубы, валенки, платки; в гусей и поросят стреляли из автоматов. «Как-то раз немец попросил меня попоить лошадей, а я ему фигу показал и побежал от дома к нашей старой хате, - вспоминал В.А. Даньшов. – Вдруг кто-то меня сзади схватил за шиворот, развернул и показал пальцем, чтоб молчал. Как потом оказалось, это была группа лыжников из Монино. Они появились в нашей деревне уже где-то незадолго до освобождения района и хорошо потеребили немцев, которые приезжали грабить население.12

Во время оккупации жизнь проходила согласно "новому порядку", установленному немецкими захватчиками. Жителей выгоняли на работу

заготавливать сено для лошадей, чистить конюшни, ремонтировать дороги

рыть окопы, выполнять другие обязанности.

«Оккупанты быстро освоились на всей территории района, построили укрепления, заняли лучшие позиции для обороны. Но и у «новых хозяев» беспечной жизни не было, с ними рядом поселился страх. Уже в конце декабря 1941 года немцы утратили свой бравый вид : сказался разгром их войск под Москвой. Да и сильные морозы были им не в привычку. Часовые выходили на посты в эрзац обуви – валенках на деревянной подошве, укутывались, кто во что мог. Уцелевшие дома на углу улиц Советской и Кривоносовской (ныне Матросова) спешно оборудовались под госпиталь: через станцию шли эшелоны с ранеными и обмороженными немецкими солдатами. Гитлеровцы с подозрением относились к местным жителям, ожидая от них неприятностей для себя, опасались партизанских налётов и диверсий…».13

Опасения были не напрасны: из докладной записки инструктора Калининского обкома ВКП(б) Ф.Ф. Мосейкина, адресованной секретарю обкома П.С. Воронцову, явствует, что на территории Нелидовского района действовали четыре партизанских отряда, три из которых (возглавляемые И.З. Коровкиным, Ф.В. Алексеевым и И.В. Матросовым) объединились в отряд народных мстителей, а четвёртый продолжал действовать самостоятельно.

Из воспоминаний сестёр Любови Маркеловны Ивченковой и Александры Маркеловны Ниловой (бывшие Хомяковы):

«Зимой 1941 года в нашу деревню нагрянул немецкий карательный отряд. Немцы начали обливать дома керосином, выбивали окна и поджигали, а нас выгнали босых и раздетых на улицу. Так как наш дом тоже сожгли, мама взяла нас и повезла на саночках к дедушке с бабушкой в деревню Матюг (ныне Вяземка). В дедушкином доме находились немцы. Нас ребятишек бабушка посадила на печку, а немцы кидали нам туда свои объедки. В 1943 году в деревню пришёл карательный отряд: нашу семью и жителей деревни немцы погнали за пределы нашей области. Мать везла на саночках 4-х годовалого братишку Толика и наши вещи. Ей помогали везти бабушка и сестра Люба, а также мама попросила соседей посадить меня в их сани. В дороге мы разъехались в разные стороны. И останавливались на ночлег в разных деревнях. Я только помню, что меня положили спать под какие-то нары и я всю ночь плакала и кричала, так как потеряла маму. Какая-то женщина всё время меня успокаивала и говорила

-Вот утром вы поедете в ту деревню, куда поехали твои родные.

Когда наступило утро стали собираться в дорогу. Меня соседи не захотели брать с собой на сани, но их заставила какая-то женщина, видимо комендантша. Меня связали и посадили на сани, и мы поехали в ту сторону, где остановились остальные. Увидев, что по дороге бежит моя мама, я закричала:

-Мама, мамочка, я здесь!

Она подбежала к саням и схватила меня на руки. Мы с ней пошли через какой-то коридор, где мне дали булку хлеба… Когда меня мама принесла домой в сарай, где находились мои родные – братишка, сестра Люба и бабушка, все заплакали от радости, что я нашлась. Гнали нас через Оленино, Ярцево вместе. Там мы находились за колючей проволокой больше недели с нашими пленными солдатами, голодные и холодные, а потом нас погнали дальше, до Витебской области, что в Белоруссии. По дороге мы потеряли дедушку, говорили потом, что его немцы пристрелили. Так мы до сих пор и не знаем, где находится его прах. Бабушка была с нами, собирала гнилую картошку в поле и пекла нам лепешки. Маму отправляли на принудительные работы – копать траншеи. Нас, детей, заставляли пасти коров».14

Каждое воспоминание – это воскрешение в памяти событий пережитого в годы войны, это боль утрат и горечь потерь, масса горьких переживаний, за которыми скрываются бесконечные слёзы тех, чьи самые прекрасные годы жизни, годы беспечного детства, пришлись на тяжкие «сороковые-роковые»…
Глава III. В тылу как на фронте.

Эту главу я посвящаю тем, кому в годы Великой Отечественной войны пришлось пережить и дни оккупации, и эвакуацию (где в тылу приходилось работать не меньше, чем у немцев) и тем, кто был угнан в Германию. Они своим непосильным трудом старались как могли приблизить долгожданную победу и тем самым боролись с фашистскими захватчиками. Ведь не случайно известный даже школьникам лозунг военной поры «В тылу как на фронте!» был одним из самых распространённых в годы войны. Каждый, переживший войну, будет вспоминать её по-своему, и для каждого она будет «своей войной с врагом».

В первые дни войны в п. Нелидово проводилась активная эвакуация предприятий и населения. За два месяца (июль – август) 1941 года по железной дороге были отправлены вглубь страны оборудование зарождавшейся в поселке угольной промышленности, двух лесозаводов, фанерного завода, МТС. Колхозники отгоняли скот в восточные регионы страны. Нередко это задание приходилось выполнять подросткам. Большая часть крупного рогатого скота была угнана в Ярославскую, Ивановскую, Горьковскую области. «К началу октября 1941 года из 16 664 голов, имевшегося тогда в районе скота, было эвакуировано 10 276 голов».15

Для обеспечения работы предприятий и замены ушедших на фронт работников вводились чрезвычайные меры. Уже указ от 22 июня 1941 года «О военном положении» предоставил право военным властям привлекать граждан к трудовой повинности для выполнения ряда работ.

Указом от 13 февраля 1942 года вводилась мобилизация трудоспособного городского населения (мужчин от 16 до 55 лет, женщин от 16 до 45 лет) на период военного времени для работы на производстве и строительстве. От мобилизации освобождались учащиеся, поступавшие в школы ФЗО и ремесленные училища, а также матери грудных детей (или детей до 8 лет, если некому было за ними ухаживать). Для выполнения срочных, неотложных работ допускалась трудовая повинность граждан сроком до 2-х месяцев…16

Владимир Васильевич Лепешенков (род. 3 сентября 1928 г. в д. Шабаны Белогорского сельсовета Нелидовского района) вспоминал о том, как его вместе с другими ребятами-подростками в августе 1942 года отправили в Сибирь, где он попал в город Новосибирск. Там ему пришлось работать на станции Кривощеково, на военном заводе №688 (по ноябрь 1945 года). Работать приходилось по двенадцать часов в сутки. За работу выдавали небольшой паёк: 600 граммов хлеба в день, чашку щей из лебеды или крапивы. Жили в общежитии, по 14 человек в комнате. Спустя некоторое время В.В. Лепешенков был награждён медалью «За доблестный и самоотверженный труд в период Великой Отечественной войны 1941 – 1945».



А вот о чём рассказала Нина Павловна Барсукова (урожд. Смоликова, 1926 г.р., д. Куркино Дёгтевского сельсовета Нелидовского района, на снимке слева): «В деревне появлялись то немецкие солдаты, то партизаны, то мимоходом проходили небольшие отряды «своих» (пробирались лесными окольными путями к линии фронта). По повестке ФЗО меня вместе со сверстниками отправили в Сибирь, в город Новокузнецк. Там приходилось работать на лесозаготовках, нагружать вагоны древесиной. Однажды мы решили с подругой бежать, удалось сесть на какой-то проходящий мимо состав, но на одной из станций были пойманы и возвращены…». До сих пор Нина Павловна удивляется тому, как их не наказали по закону: ведь побег во время войны приравнивался к преступлению и за него полагалось до 10 лет лишения свободы (видимо возраст был маловат для такого наказания, да и рабочие руки никогда

лишними не были).

Савельев Виталий Александрович (1928 г.р., на фото 2004 г.) не хочет вспоминать о войне, но кое-что удалось всё-таки разузнать: «До войны мы всей семьёй (мать, отец, младший брат Владимир и я) проживали на улице Ленина – центральной улице города Белый. Во время налёта вражеского бомбардировщика (3 июля 1941 года) одна из бомб взорвалась рядом с домом, образовалась большая воронка, а дом сгорел. Перед этим семья перебралась на окраину города к тётке матери Варвары Михайловны Савельевой. Потом переехали в деревню Городня (недалеко от границы со Смоленской областью). Спустя некоторое время всей семьёй были эвакуированы в Саратовскую область (отца на фронт не взяли, так как имел серьёзные проблемы с почками). Попали на конзавод (в Клинцовском районе), а потом попали в с. Любицкое, где я работал на маслобойке на молокозаводе. Потом работал в колхозе имени Войкова. Приходилось ездить на верблюдах, пахать землю. Мать работала на сортировке зерна, а отец чинил сбрую для верблюдов. Вернулись в родные места в декабре 1943 года, когда известие об освобождении Бельского района докатилосьдо Саратовской области.

Виталий Савельев (слева) с братом

Владимиром (фотография 1940 г., г. Белый)
Из воспоминаний Анны Степановны Кошелевой: «В 1941 году нас, детей и подростков, посылали под город Ржев рыть противотанковые рвы. В деревне Талухино мы копали щели для наших военнопленных. Помню, день стоял солнечный, хороший, небо чистое, и вдруг начались выстрелы, это немцы начали делать пристрелку, и нас отправили в укрытие. Когда стемнело, мы продолжили работу, но в небо начали взлетать осветительные ракеты, мы оказались как на ладони, и, чтобы немцы нас не убили, командир отправил нас домой. Работали мы и на строительстве дорог. За деревней Шумилы в сторону г. Белого валили лес, обрубали ветки, ошкуривали, резали нужной длины, а на дороге укладывали их и скрепляли».17

Нина Сергеевна Леонова (род. в 1927 г., в д. Пустошка Нелидовского района) вспоминала:

«Деревню немцы оккупировали осенью 1941 года. Перед приходом немцев мать зарезала барана и засолила мясо в бочке, которую спрятала в подпол. Первые немцы, которые ворвались в деревню в поисках пищи, перевернули в деревне всё вверх дном: залезли в погреб и нашли мясо, а также забрали остальную еду, которая имелась в доме. Эти немцы ушли, пришли другие, тоже стали рыскать по деревне в поисках съестного, но брать у обедневших жителей деревни было нечего… Наступил 1942 год. Всю деревню немцы выстроили на площади перед сельсоветом. Фашисты забирали молодых людей от 14 до 40 лет для работы в Германии. Моя мать, которой уже было 45 лет, сказала, что ей 40 лет, чтобы идти вместе со мной. Фашисты дали нам около часа, чтобы мы собрали вещи необходимые в дороге и велели выходить на эту же площадку. Когда все вернулись с вещами, фашисты повели нас на станцию Мостовая (Оленинского района), где нас погрузили в «телятники», раздали каждому по буханке хлеба и по банке консервов. Но самое страшное было то, что мы не знали, куда нас везут и зачем, может хотят всех убить? На других остановках к нам в вагоны добавляли новых и новых людей и всё везли, везли и везли...

В вагонах было очень жарко и душно. Людям безумно хотелось пить. Через некоторое время поезд остановился возле большой водокачки, у подножия которой стояло около 5 тысяч человек. Это было неописуемое зрелище. Водой нагружаются поезда, во все стороны брызги, все мокрые, пихаются. Я тоже взяла котелок и пошла за водой, но к воде мог подойти только тот, кто постарше. Кто-то мне плеснул в котелок воды, и я побежала дать маме попить воды. Поезд тронулся и мы поехали дальше, уже без остановок. Проехали Польшу и прибыли в Германию. В Германии нас разделили кого куда. Семьи не разлучали. Меня с матерью отправили на военный завод, где я до 17 лет работала уборщицей, а моя мать работала на кухне. Когда мне исполнилось 17 лет, меня поставили к станку, на котором я делала военные детали… День победы запомнился очень хорошо. Сначала объявили по радио, а затем в город пришли американские войска, и, узнав наши фамилии, отправили нас на Родину. Так закончились наши мытарства в годы войны, которую я не могу никогда забыть. До сих пор все эти картины военного детства у меня стоят перед глазами…».18


Дети послевоенной поры. (Фотография 1950 г.)

У детей 20-30-х годов прошлого столетия война отобрала практически всё: беззаботное детство, отцов и старших братьев, не вернувшихся с фронта, родственников, погибших от вражеской стрельбы. Образ военного времени на всю оставшуюся жизнь сохранился в их сердцах и

продолжает время от времени бередить душевные раны.

Что заставляло людей, несмотря на все тяготы и невзгоды, продолжать жить и работать?.. Наверно, это безграничная вера в Победу над фашистским агрессором, твёрдость духа, надежда на то, что враг не сможет осуществить свой коварный чудовищный план. Всё это помогало выжить в трудное военное вре
Глава IV. Освобождение.

22 июня 1941 года гитлеровские войска вторглись на территорию Советского Союза. Началась Великая Отечественная война, длившаяся 1418 дней и ночей. В числе сожженных в огне войны 1710 городов и посёлков значится и Нелидово.

Враг прекрасно понимал значение станции Нелидово. 22 января 1942 года он стал выдвигать свои войска из района Витебска на Сураж и Велиж. Командующий 4-й Ударной армией генерал-майор А. И. Ерёменко приказал 334-й Витебской ордена Суворова дивизии уничтожить нелидовскую группировку противника. В ночь на 24 января 61-й лыжный отряд перехватил дороги, ведущие из Нелидова на юг и северо-запад. 1126-й стрелковый полк под командой майора П. Н. Илюхина обошёл Нелидово с юга, 1124-й – с запада, а 1122-й действовал с севера. К вечеру 24 января части дивизии полностью окружили посёлок.

В бою на подступах к Нелидову исключительный героизм проявил лейтенант Александр Скворцов с тремя бойцами. Они проникли в посёлок Половцово, уничтожили там несколько полицейских и взвод противника. Лейтенант Скворцов пал смертью героя.

В ночь на 25 января завязался бой за Нелидово. К утру были уничтожены огневые точки у деревень Вышегоры и Кривоносовка и на крутом берегу реки Межи, после чего наши части ворвались в посёлок. Первым в посёлок пробился первый батальон 1126-го стрелкового полка, которым командовал старший лейтенант Георгий Прокофьевич Поршнёв… Натиск наших воинов усиливался, гитлеровцы начали спешно отступать по ржевскому и бельскому большакам. Но по дороге к Белому отступающие части противника попали под огонь стрелкового лыжного батальона и повернули в сторону ржевского тракта, пробираясь по снежной целине в лесу.

25 января 1942 года посёлок Нелидово был освобождён . Однако значительная часть района оставалась в руках противника. Гитлеровцы превратили район Карпово – Паникля в сильно укрепленный район со множеством дзотов, траншей, ледяных валов, минных полей, проволочных заграждений. Упорные бои с основательно укрепившимся врагом вели части и подразделения 155-й дивизии под командованием генерал-майора В. П. Блинова.

В марте 1943 года Нелидовский район был полностью очищен от немецко – фашистских захватчиков.

В боях за освобождение Нелидова неувядаемой славой покрыла себя 334-я Витебская ордена Суворова стрелковая дивизия под командованием генерал-майора Н. М. Мищенко. Она входила в состав 4-й Ударной армии генерала Ерёменко. 334-я дивизия была сформирована в г. Казани в сентябре 1941 года. Дивизия принимала участие в битве за Москву. Участвовала в защите ближних подступов к столице (Тульско – Серпуховское направление). Затем участвовала в освобождении Калининской и Смоленской областей. Храбрые воины, освободив посёлок Нелидово от фашистских захватчиков, водрузили над районным центром красное знамя Победы. Затем боевой путь славной дивизии пролёг от Осташкова до Кёнигсберга (Восточная Пруссия), через Белоруссию и Прибалтику. В честь подвигов храбрых воинов 334-й дивизии одна из улиц нашего города названа Казанской. А на здании мэрии города висит мемориальная доска, установленная в честь дивизии – освободительницы. На ней написано: «334-я стрелковая Витебская ордена Суворова дивизия 25 января 1942 года освободила посёлок Нелидово от немецко – фашистских захватчиков». Однако ещё больше года оставалась территория Нелидовского района в руках гитлеровцев. Особо ожесточённые бои развернулись в районе дер. Карпово, Вяземка, Сёлы (Селянского сельского округа), где немецкие оккупанты были до весны 1943 года. В освобождении района от немецко – фашистских оккупантов участвовали 334-я, 155-я,

185-я и 362-я дивизии.

Героическую страницу в летопись ратных подвигов Великой Отечественной войны вписал и уроженец Нелидовского района Соколов Михаил Егорович, который родился в 1923 году в селе Белоусово. За время войны М. Е. Соколов совершил 201 боевой вылет, во время которых он сжёг 12 вражеских самолётов, подбил 18 танков, уничтожил 16 орудий и миномётов, около 60 автомашин противника.

Родина высоко оценила боевые подвиги М. Е. Соколова, присвоив ему Указом Президиума Верховного Совета СССР 18 августа 1945 года высокое звание Героя Советского Союза. Он был награждён Золотой Звездой Героя, 11 орденами, 15 медалями. (Умер М.Е. Соколов в 1993 году. Похоронен в городе Краснодаре).

По нелидовским лесам и болотам по направлению на Москву прошёл и второй гвардейский кавалерийский корпус, командиром которого являлся генерал – майор Л. М. Доватор.

Сохранились дневниковые записи фронтовых дорог воина 155-й стрелковой дивизии Василия Пластинина, которые он сделал в феврале 1942 года, месяц спустя после освобождения Нелидова, вступив с боевыми товарищами на нелидовскую землю: «Пришли ночью. Кругом черно от воронок. Торчат во все стороны трубы разрушенных домов. Улицы пусты. Свет луны усиливает впечатление от этого мёртвого посёлка». С этими записями перекликаются воспоминания Любови Григорьевны Николаевой (1936 г.р.): «Я помню, как немцы при отступлении расстреливали и закалывали штыками своих раненых. Трое суток валялись трупы на улицах посёлка. Затем жители вывозили трупы немцев в сторону кладбища на Пятницкой улице и там хоронили. Мы с другими детьми ходили смотреть.

Немецкая авиация продолжала бомбить железную дорогу. Моя мать работала на станции и ей приходилось менять шпалы. За ночь железную дорогу восстанавливали после бомбёжки, и уже утром по ней шли поезда в сторону фронта. Много неразорвавшихся бомб упало в реку Семиковка в районе лодочной станции».19

Во время оккупации семья А. Колыбиной была эвакуирована в г. Сталинск. Вернулись, когда Нелидово уже было свободно от фашистских оккупантов: «Вернулись… Ахнули: кругом развалины, головешки, руины, воронки от бомб, котлованы. Жизнь надо было начинать сначала…»

В городском архиве хранится копия акта государственной комиссии от 5 июня 1944 года по расследованию преступлений фашистов, нанесенного ими ущерба во время оккупации. Вот некоторые данные из этого документа: «Нелидовский район Калининской области с 9 октября 1941 года по 25 января 1942 года был оккупирован немецко-фашистскими войсками. За это время фашистские захватчики совершили целый ряд злодеяний и причинили огромный материальный ущерб хозяйству района… Сожжены два лесопильных завода, фанерный завод, разрушены две шахты… Разрушено и сожжено две больницы на 70 мест, четыре амбулатории, семь фельдшерских пунктов, сожжено четыре здания детских яслей… Уничтожены пожаром 21 школа, 6 клубов, 3 кинотеатра, 3 библиотеки… Всего причинено ущерба Нелидовскому району на сумму свыше 253млн. 671 тыс. рублей… На основании специальных расследований и заявлений советских граждан установлено, что немецко-фашистские захватчики за время оккупации района расстреляли 471 человека мирных граждан… Кроме расстрелов, сотни советских граждан, лишенных всяких средств к существованию из-за отсутствия медицинской помощи, умирали голодной смертью… Всего умерло свыше 1000 человек… 841 житель района угнаны на работу в Германию…»


Здесь было всё дотла

Разрушено врагом,

Потоптаны поля

И выжжены селенья,

Но горе в трудный час

Нас не свело с ума

Мы знали,

Что беда не возвратится боле…



Заключение.

Каждый день вслед за миллионами погибших на полях сражений, замученных в концлагерях уходят из жизни ветераны войны и труженики тыла. Всё меньше остаётся опалённых войной бывших мальчишек и девчонок, свидетелей тех страшных голодных и холодных дней и ночей. Всё дальше от тех военных трагедий и побед уносят нас годы, но нельзя забывать горе и страдания людей, заплативших слишком большую цену за сегодняшнее мирное небо над нашей головой, нельзя забывать их великий подвиг.

Велик героизм советских воинов, изгнавших коварного, желающего мирового господства, врага с родной земли и десятка европейских государств. Вступили в смертельную схватку с врагами и советские люди, временно оказавшиеся на оккупированной территории. Они, 1 миллион 220 тысяч человек, создавали партизанские отряды, подпольные группы для борьбы с фашистскими оккупантами.

25 января 2010 года Нелидово будет отмечать 68-ю годовщину со дня освобождения города от фашистских оккупантов. По традиции будут проводиться различные мероприятия, приуроченные к этой важной дате: встречи ветеранов, ученические конференции, концерты, рейды к ветеранам на дом и многое другое. В 2010 году исполнится 67 лет со дня освобождения и Нелидовского района. Память о воинах, погибших на нелидовской земле, увековечена в 30 братских захоронениях на территории района.



В 1994 году на площади имени маршала Советского Союза Г. К. Жукова (бывшей Комсомольской) был открыт Мемориал Славы. На его мраморных плитах начертано свыше 11 тысяч имён воинов-освободителей, погибших за наш край. Издалека ярко светятся Золотые Звёзды Героев Советского Союза – М. Е. Соколова и И. П. Югалова. Вечная память героям Великой Отечественной войны, всем тем, кто своим храбрым подвигом, ратным трудом ковал долгожданную победу.

Мемориал Славы на площади Жукова г. Нелидово Да не прервётся наша память… Потому что живы ещё участники, защитники, очевидцы дней Великой Отечественной войны, которые могут на незабываемых вечерах-встречах со школьниками поведать о человеческой трагедии и Великой Победе, о своей большой любви к Родине. Ведь как сказал Ш. Монтескье «…лучшее средство привить детям любовь к отечеству состоит в том, чтобы эта любовь была у отцов».

Список использованной литературы:




  1. Война глазами детей. (Воспоминания жителей города Нелидово и Нелидовского района о Великой Отечественной войне 1941-1945 годов. Н., 2008 г.

  2. Кара-Мурза С.Г. Советская цивилизация: от начала до Великой Победы. Х., 2007 г.

  3. Потоцкая Л.В. В сердце Оковского леса. Н., 2008 г. С.148-184.

  4. Поляков П.С. О детях минувшей войны. Серия публикаций в газете «Нелидовские известия», 1995 г.

  5. Публикации местной газеты «Нелидовские известия».

6. Устные свидетельства очевидцев военной поры.




1 Нелидовский ДОК. Материалы из истории становления завода. С. 66.

2 Нелидовский ДОК. С 66.

3 Поляков П.С. О детях минувшей войны. Серия публикаций в газете «Нелидовские известия» за 1995 г. (Подборка материалов).

4 Война глазами детей. Сборник воспоминаний детей военной поры. Нелидово, 2008 г.

5 Лагерь у дороги.//Нелидовские известия от 22.02.1994 г.

6 На мой взгляд, тема партизанского движения заслуживает особого внимания, тем более, что в последнее время в литературе появляются весьма противоречивые сведения и мнения о роли партизан в годы войны. Поэтому я сочла нужным подробно этой темы не касаться.



7 По воспоминаниям П.С. Полякова «О детях минувшей войны»//Нелидовские известия. Март, 1995 г.

8 По материалам газеты «Нелидовские известия»

9 Потоцкая Л. В сердце Оковского леса. Н., 2008 г. С. 154-155.

10 Война глазами детей. Н., 2008 г. С. 7-8

11 Там же. С. 18.

12 Война глазами детей. Н., 2008 г. С. 19-21.

13 Потоцкая Л. В сердце Оковского леса. Н., 2008 г. С. 156.

14 Война глазами детей. Н., 2008 г. С.40-41.

15 Потоцкая Л. Там же. С. 149.

16 Кара-Мурза С.Г. Советская цивилизация: от начала до Великой Победы. Х., 2007 г. С. 606.

17 Война глазами детей. Н., 2008 г. С. 46-47.

18 Война глазами детей. Н., 2008 г. С. 52

19 Война глазами детей. Н., 2008 г. С. 66.



  • Реферат на тему: «Дети и война» (65-летию Великой Победы посвящается…)
  • Глава I . Это страшное слово «ВОЙНА»
  • Глава II . Оккупационный режим.
  • Глава III . В тылу как на фронте.
  • Глава IV . Освобождение.