Қазақстан Республикасы Парламентінің Сенаты және Мәжілісі Қазақстан Республикасы Ауыл шаруашылығы министрлігінің Балық шаруашылығы комитеті Батыс Қазақстан облысының әкімдігі

Главная страница
Контакты

    Главная страница


Қазақстан Республикасы Парламентінің Сенаты және Мәжілісі Қазақстан Республикасы Ауыл шаруашылығы министрлігінің Балық шаруашылығы комитеті Батыс Қазақстан облысының әкімдігі



страница3/7
Дата04.11.2017
Размер9,32 Mb.


1   2   3   4   5   6   7

Таблица 2


Количество молоди, выпущенной осетровыми рыбоводными заводами Каспийского бассейна, млн. экз.

Годы

Россия

Азербайджанская республика

Республика Казахстан

Исламская республика Иран

Всего

1955

0,84

1,73

0,02

-

2,59

1960

2,81

5,52

0,63

-

8,96

1965

30,15

10,91

1,21

-

42,27

1970

39,82

15,30

0,61

-

55,73

1975

56,87

17,87

0,54

3,90

79,18

1980

65,58

19,92

-

3,00

88,50

1985

82,88

17,96

0,63

1,13

102,6

1990

75,86

17,55

0,76

4,34

98,51

1991

72,29

9,14

-

6,61

88,04

1992

75,06

2,97

-

3,46

81,49

1993

62,90

2,39

-

4,18

69,47

1994

68,96

1,57

-

6,30

76,83

1995

55,66

1,24

-

9,12

66,02

1996

52,16

4,06

-

12,0

84,70

1997

57,74

5,96

-

21,0

84,70

1998

59,14

6,24

1,70

24,5

91,58

1999

53,42

1,5

5,2

24,0

84,12

2000

37,8

1,5

6,7

24,0

70,0

2001

51,1

1,5

7,6

25,0

85,2

2002

53,4

1,5

6,5

25,0

86,4

2003

77,8

9,0

7,9

25,0

79,7

2004

34,4

9,0

7,0

25,0

75,4

2005

36,2

9,0

7,0

25,0

77,2

2006

48,66

9,0

7,0

25,0

89,66

2007

44,0

9,0

7 ,0

25,0

85,0

Анализ многолетних материалов показывает, что с момента зарегулирования стока реки у Волгограда наблюдается тенденция постепенного снижения эффективности естественного воспроизводства осетровых, низкий пропуск производителей и незаконный промысел в период анадромной миграции в реке стали ведущими факторами в формировании естественного воспроизводства и обусловили его критическое состояние.

Искусственное воспроизводство не может компенсировать численность популяции в современных условиях состояния Волго-Каспийского бассейна.
Список использованной литературы:

1. Алявдина Л.А. К биологии и систематике осетровых рыб на ранних стадиях развития // Тр. Саратовского отделения Касп. филиала ВНИРО. Т.1 1951. – С. 14-32.

2. Беляева В.Н., Катунин Д.Н., Осадчих В.О., Полянинова А.А., Сидорова М.А., Хрипунов И.А. Влияние колебаний уровня моря на формирование биологической и рыбной продуктивности Северного Каспия // Биологические ресурсы Каспийского моря: Тез. докл. первой международной конф., Астрахань. 1992. – С. 38-42.

3. Вещев П.В. Экологические и рыбохозяйственные основы естественного воспроизводства севрюги в Нижней Волге в современных условиях // Автореф. дис…канд. биол.наук. Астрахань: АГТУ. 1998. – 26 с.

4. Власенко А.Д. Биологические основы воспроизводства осетровых в зарегулированной Волге и Кубани // Автореф. дис…канд. биол. наук. М.: ВНИРО. 1982. – 25 с.

5. Власенко А.Д., Распопов В.М., Лагунова В.С., Красиков Е.В., Журавлева О.Л., Лепилина И.Н., Романов А.А., Иванова Л.А., Трусова Л.П., Федоров В.А. Оценка запасов осетра в Каспийском море и прогноз его вылова на 2003 г. // Рыбохозяйственные исследования на Каспии. Астрахань: изд-во КаспНИРх. 2002. – С. 156-168.

6. Гербильский Н.Л. Теория биологического прогресса осетровых и ее применение в практике осетрового хозяйства // Осетровые и проблемы осетрового хозяйства. М.: Пищевая промышленность. 1972. – С. 101-111.

7. Драгомиров Н.И. развитие личинок севрюги в период желточного питания // Тр. Ин-та морфологии животных им. А.Н. Северцова АН СССР. Вып. 10. 1953. – С. 244-263.

8. Иванов В.П. Биологические ресурсы Каспийского моря. - Астрахань: Изд-во КаспНИРХа, 2000. – 100 с.

9. Иванов В.П., Беляева В.Н., Власенко А.Д. Региональное распределение промысловых ресурсов Каспийского моря // Рыбное хозяйство. – 1995. - № 2. – С. 18-21.

10. Павлов А.В. Ход и качественный состав косяков осетровых в Волге в 1960 г. //Осетровое хозяйство водоемов СССР. – М.: Изд-во АН СССР, 1963. – С. 119-126.

11. Пальгуй В.А. Состояние и причины сокращения запасов каспийских осетровых по материалам 1983-1991 гг. // Биологические ресурсы Каспийского моря. Астрахань: Изд-во Волга. 1992. – С. 292-297.

12. Пашкин Л.М. Белуга и воспроизводство ее запасов в условиях зарегулированной Волги: Автореф. дис…. канд. биол. наук. – Волгоград, 1969. - 22 с.

13. Пироговский М.И. Экология молодой белуги в морской период жизни // Тр. ВНИРО. Т.102. 1974. – С. 45-55.

14. Пироговский М.И. Биология белуги и роль промышленного разведения этого вида и формирование запасов осетровых Каспия // Автореф. дис…канд. биол. Наук. М.: ВНИРО. 1978. – 23 с.

15. Пискунов И.А. Распределение осетровых в Каспийском море // Изменение биологических комплексов Каспийского моря за последнее десятилетие. М.: Наука. 1965. – С. 213-233.

16. Плохинский Н.А. Биометрия. М.: Изд-во МГУ, 1970. – 367 с.

17. Распопов В.М. Экологические основы воспроизводства осетровых в условиях современного стока р. Волги: Автореферат. диссертации доктора биологических наук – Москва. – 2001. – 86 с.

18. Распопов В.М., Вещев П.В., Довгопол Г.Ф. Масштабы естественного воспроизводства севрюги в Волге в годы с различной водностью и их связь с популяционной плодовитостью // Тез. докл. I межд. конф. «Биологические ресурсы Каспийского моря». Астрахань. 1992. – С. 325-327.

19. Распопов В.М., Кобзева Т.Н. Экологические основы воспроизводства осетровых в условиях современного стока р. Волги: моногр./ В.М. Распопов, Т.Н. Кобзева; Астрахан. гос. тех. ун-т. – Астрахань: Изд-во АГТУ, 2007. – 156 с.

20. Строганов Н.С. Исследование нерестилищ осетровых и сельдевых рыб Волги летом 1934 г. // Тр. I Всекасп. научн. рыбохоз. конф. – 1938. – Вып. 2. – С. 101-112.

21. Танасийчук В.С. Биология размножения и закономерности формирования численности некоторых каспийских рыб в связи с изменением водности Волги и Урала. – Автореф. дисс. на соиск. учен. степ. д-ра. биол. наук. – М., 1958. –20с.

22. Танасийчук В.С. Нерест осетровых рыб в условиях зарегулированного стока Волги // Осетровое хозяйство в водоемах СССР. М.: изд-во АН СССР. 1963. – С. 138-142.

23. Танасийчук В.С. Нерест осетровых ниже г. Волгограда в 1957-1960 гг. // Тр. ВНИРО. Т.54. Сб. 2. 1964. - С. 36-40.

24. Ходоревская Р.П. Поведение, распределение и миграции осетровых рыб Волго-Каспийского бассейна // Проблемы изучения, сохранения и восстановления водных биологических ресурсов в XXI веке: Материалы докл. междунар. науч.-практ. конф. (16-18 октября 2007 г., Астрахань) - Астрахань: Изд-во КаспНИРХ, 2007. – С. 120-124.

25. Ходоревская Р.П., Романов А.А. Состояние запасов осетровых рыб Каспийского моря и стратегия их восстановления. // Рыбное хозяйство, № 3. 2007. – С. 50-52.

26. Шеходанов К.Л. Влияние регулирования рыболовства на естественное воспроизводство русского осетра (Acipenser gueldenstaedtii) в Волге: Автореф. дис. … канд. биол. наук. М: ВНИРО. 1989. 25 с.

27. Abdolhay H., Tahori H.B. Fingerlind Production and Stock Enhancement of Sturgeon in South of Caspian Sea // Booklet of abstracts: 3-rd. International symposium on sturgeon, Piacensa, Italy, 8-11, 1997. - P. 298.

28. De Melenaer. T., Raymakers. C. Stergeons of the Caspian Sea and the international trade in caviar. TRAFFJC International, 1996. – P. 71.

УДК 597: 562


ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗМЕЩЕНИЯ ОСЕТРОВЫХ ЗАВОДОВ В СРЕДНЕМ ТЕЧЕНИИ РЕКИ УРАЛ
Лазаренко О.В.

директор прудового хозяйства «Живое серебро». ТОО «Магистраль»


Как говорил Конфуций, для того, чтобы выбрать верный путь, надо знать, где ты находишься.

Положение с осетровыми Каспия можно охарактеризовать только одним словом – катастрофа.

В 70-е годы прошлого века икорные заводы Казахстана в устье Урала перерабатывали 1.100 тонн черной икры в год. Между прочим, это около 2 млрд долларов. Так сказать, цена вопроса.

Сейчас наша квота 182,5 тонны – и не икры, а рыбы. То есть полтора процента от того, что ловили раньше. Не ловим, а добиваем. Прямо на наших глазах в Казахстане исчезли реликтовые осетры-эндемики - лопатонос и лжелопатонос, обитавшие в бассейне Аральского моря – Сырдарье и Амударье. Думаю, почти никто в этом зале даже названий этих не слышал. А ведь в 60-ох годах это были обычные виды рыб. Это очень большая потеря для биоразнообразия нашей страны. В наших краях исчезли два вида – и не букашек каких-то, хотя и тех было бы жаль, а осетровых, переживших и мезозойскую эру – юрский и меловый периоды, и оледенения, и изменения климата, и вулканическую активность – все природные катаклизмы, кроме человеческой неразумности.

В 40-годах 20-го века в камышовых зарослях Балхаша обитал тигр. Не амурский, а наш, среднеазиатский. Кто-нибудь сейчас знает об этом ? Чуть раньше он обитал и на побережье Каспийского моря, есть рисунки Шевченко, сделанные с натуры во время его ссылки в Казахстан. Кто-нибудь сейчас об этом помнит ?

В красную книгу Казахстана попал шип, ранее бывший обычной рыбой в Урале.

Кто следующий в очереди на вымирание ?

Так что положение с красной рыбой более, чем серьезно.

К сожалению, необходимо отметить, что многочисленные попытки восполнить убыль осетровых искусственным воспроизводством в устьях рек не дали положительного результата. Численность осетровых постоянно сокращается.

В то же время существует просто великолепный пример искусственного воспроизводства рыбы ценных пород. Это – лососевые рыбы.

Почему ? Да потому что США, Японии и России имеют более 700 лососевых воспроизводственных заводов – которые все вместе выращивают 3 миллиарда (!) молоди рыб лососевых пород в год. Затем молодь выпускается в реки, она, как и осетровые, скатывается в море, там живет, растет и возвращается обратно на нерест, где ее и ловят. На выходе икра и 325.000 тонн выловленной рыбы. Так называемое пастбищное рыбоводство. Вот поэтому в настоящее время красная икра в магазине стоит 12.000-15.000 тенге (в России в два раза дешевле), а черная – 150.000. Как говорится, почувствуйте разницу!

Так почему же в нашем случае все так непросто?

Потому, что лососевые заводы размещаются там, где лосось на самом деле нерестится, а осетровые – строго в устьях рек.

Осетровые рыбы обладают могучим механизмом родовой памяти (явление «хоуминг») и стремятся на нерест туда, где родились. То есть, если малек попал в реку в нижнем течении, он пойдет на нерест в устье, если в верхнем – вернется в верховья.

А ведь именно в среднем и верхнем течении Урала находится основное количество нерестилищ, именно здесь рождалась и росла молодь осетровых, обеспечивая устойчивое развитие и сохранение популяции.

Осетровые десятки, сотни миллионов лет стремились в верхнее и среднее течение нашей реки, чтобы произвести потомство. Природа не терпит излишеств, и, если рыба по полгода шла к намеченной цели, значит, это ей для чего-то нужно. Если в примитивном мозгу осетра за сотни миллионов лет закрепился именно такой механизм воспроизводства, значит. это давало какие-то преимущества в размножении и выжила эта рыба в том числе благодаря этому механизму, иначе выживало бы в первую очередь потомство тех рыб, которые нерестятся в устье Урала, не тратя лишних сил на столь далекое и небезопасное путешествие. Ну зачем, скажите, кому-то плыть 900 км от устья до среднего течения, если это не имеет смысла ? Не бывает в природе излишеств, не бывает, тот, кто тратит сил больше, чем нужно, тот просто проигрывает битву за выживание!

К тому же в генетический механизм малька осетровых заложено приспособление к росту вначале именно в пресной воде, до определенного размера, поэтому расти он должен в среднем течении реки, чтобы скатиться в море уже в подросшем виде. Это общеизвестный факт.

Если же мы будем строить осетровые заводы только в устье Урала, то будем вторгаться в естественный ход развития рыбы, вынуждать ее производить потомство в местах, для этого менее приспособленных. К счастью, Урал – река, не имеющая плотин и проблема попадания малька осетровых в Каспий перед нами не стоит, как в других реках Каспийского бассейна.

Так давайте же пользоваться нашими преимуществами !

Сейчас построен осетровый завод на Дону, в Семикаракорске, в 300 км по воде от устья. Современные ученые делают правильные выводы.

Производителей для завода в Западно-Казахстанской области для начала будет необходимо доставлять из Атырау, с передержкой на одном из действующих осетровых заводов. Существуют анестетики, ихтиологические препараты, устраняющие стресс у рыбы при перевозке. Каспийских осетров (маточное поголовье) довезли в США, во Францию, в Китай, Южную Корею, Аргентину, Грецию, Уругвай и так далее, так что, думаю, мы справимся с этой задачей.

Исходя из всего вышесказанного, можно сделать только один-единственный вывод – искусственное воспроизводство осетровых должно осуществляться в первую очередь там, где рыба НА САМОМ ДЕЛЕ воспроизводится, куда она стремится на нерест, там, где она более 100 млн лет жила и родилась.

P.S. В период с 1910 по 1915 годы специалистами Уральского общества рыбоводства и рыболовства Бородиным Н.А. и Бергом Л.С. (впоследствии академиком) было выращено и выпущено в Урал, в пределах города Уральска, более одного миллиона малька осетровых пород (есть копия отчета о работе этой рыбоводной станции) . Это при рыбных-то запасах того времени, когда вылавливали по 14.000 тонн в год, браконьерство
Список использованной литературы:

1. М.М. Тимофеев, Промышленное разведение осетровых – Донецк – 2005.

2. В.И. Козлов, А.Л. Никифоров-Никишин, А.Л. Бородин, Аквакультура – Москва – 2006.

3. Ю.А. Привезенцев, В.А. Власов, Рыбоводство – Москва - 2004.

4. Отчет о деятельности Уральскаго войскового техника рыболовства за 1898 год – Уральск – 1899.

УДК 597: 562


История формирования ихтиофауны Урало-Каспийского региона
Чибилёв А.А., член-корреспондент РАН

Институт степи УрО РАН, г.Оренбург


Эволюция рыб и формирование ихтиофауны связаны с общими геологическими процессами изменения биосферы и гидросферы, в частности, с развитием речной сети, трансгрессиями и регрессиями морских бассейнов. Эти процессы приводили к смене морской ихтиофауны на пресноводную, а также обусловили выработку у биологических видов соответствующих приспособлений к изменяющимся условиям водной среды. Первые рыбообразные, т.н. бесчелюстные (Agnatha), появились в начале силура, т.е. 400–450 млн. лет назад. Их потомки в виде круглоротых (Cyclostomes), в Урало-Каспийском регионе представленных каспийской миногой, дожили до наших дней.

Формирование современной ихтиофауны региона и всей Восточной Европы началось в конце мелового периода, когда основным её ядром стали пресноводные рыбы. В начале кайнозойской эры, в палеоцене, сложилась группа речных реофильных осетровых (Acipenseridae) и лимнофильная озерно-болотная группа рыб, состоявшая из представителей ильных рыб (Amidat) и семейства панцирниковых (Lepisosteidat).

В конце палеогена, в связи с воздействием на ландшафты Восточной Европы альпийского орогенеза и развитием речной сети, начался переход озерно-болотной ихтиофауны палеогена к озерно-речной ихтиофауне неогена. В это время пресноводную ихтиофауну региона составляли карповые (Cyprinidae), окуневые (Percidae) и щуковые (Esocidae), которые составили основу амфибореального («третичного») фаунистического комплекса. В дальнейшем из третичного фаунистического комплекса получили развитие бореальный (равнинный и предгорный), арктический пресноводный и понто-каспийские пресноводные ихтиофаунистические комплексы [1, 2].

В неогене (эпоха плиоцена) значительная часть Урало-Каспийского региона была покрыта водами Акчагыльского моря (1,5–3,0 млн. лет назад). Море по заливам, современным долинам Волги, Самары, Урала и их притоков, вдавалось вглубь суши. В это время устанавливается морской облик ихтиофауны, которая вымирает в связи с опреснением водоёма.

Более значительные преобразования здесь начались во время регрессии моря и наступившей затем апшеронской трансгрессии (море достигало широты Саратова, а по палео-Волге – устья Б.Иргиза). Значительные преобразования происходили и в Зауралье (Тургай), где сформировалась обширная озерная сеть – по всей видимости, тот «мост», через который понто-каспийские формы приникали в Сибирь. К началу четвертичного периода ихтиофауна этой территории была уже представлена всеми основными родами карповых и других групп.

Четвертичный период характеризовался усилением динамичности всех природных процессов, по ходу которых наблюдались периодические сдвиги границ всех природных комплексов, менялась и общая обводненность территории (в Валдайскую эпоху площадь Каспия увеличилась в 2,5 раза, а в т.н. ксератермическую фазу уровень его снижался до 40-м). Это привело к тому, что состав ихтиофауны региона пополнялся как северными (лососевыми), так и южными – средиземноморскими и атлантическими (атерина, колюшка, бычки и др.) видами. Сходный с современным фаунистический комплекс сформировался уже к началу антропогена (бакинское время), а в ледниковое время неоднократно пополнялся рядом генеративно пресноводных форм (в Бакинское, Хазарское и Хвалынское моря) (таблица 1). В раннем голоцене многие речные бассейны соединялись между собой. С точки зрения возможностей для расселения рыб всю гидрографическую сеть Европейской части России этого времени можно рассматривать как единую водную систему, раскинувшуюся на Русской равнине. Это привело к широкому распространению лососевых и сиговых (связанных в основном с олиготрофными водоёмами); в среднем голоцене (атлантическое и суббореальное время) ареалы многих теплолюбивых форм продвинулись на север, а с похолоданием – отступили к югу; подобная пульсация ареалов наблюдалась и в начале прошлого столетия.

Несомненно, что основные перемещения происходили в бассейне Волги. Заселение бассейна р. Урала происходило в основном уже за счёт сформировавшихся видов – каспийских полупроходных (жерех, лещ, чехонь, судак, сазан и др.) и части морских (Neogobius, колюшка). Типично пресноводные (хариус, форель, голец, налим, многие карповые), по-видимому, вселялись из бассейна Волги, через водораздельные озера, из которых сток возможен был в обе стороны. Некоторые пресноводные лимнофилы могли проникнуть из Волги вдоль берегов Каспия в период его наибольшего опреснения [3].

Ряд генеративно пресноводных видов, продолжая размножаться в пресных водах, освоил для нагула солоноватый Северный Каспий, причём щука, линь, красноперка, окунь опустились лишь до дельты, а вобла, лещ, судак приспособились к солёности до 10–11%; максимальными адаптационными способностями к солевому региону отличаются наиболее ранние вселенцы – осетровые.

В итоге сформировался сложный комплекс видов различных фаунистических группировок, отличающихся не только генезисом, но и экологическими требованиями к среде. Определенным образом он был распространён по территории региона в соответствии с ландшафтной дифференциацией территории и своеобразием экологических стандартов различных видов (таблица 1).

Под влиянием бурно развивающихся промышленности и сельского хозяйства масштабы влияния на фауну резко усилились; более того, оно приобрело комплексный характер. Наиболее существенное влияние на ихтиофауну (и биоресурсы в целом) оказало зарегулирование стока рек, главным образом, Волги и Урала. Со строительством плотин оказались перегороженными пути поднимающихся на нерест проходных и полупроходных видов (осетровые, сельдевые, лососевые и миноги потеряли 60-80% нерестилищ), прежде реофильные экосистемы превратились в лимнофильные озерные с непостоянным режимом, следствием которого стала массовая гибель молоди и ее кормовых объектов в остаточных водоёмах и зоне осушения при сработке уровня, потеря значительных площадей нерестилищ; усилилось негативное воздействие ветрового режима, наблюдается значительная гибель молоди рыб и их кормовых объектов при скате через турбины ГЭС, изменился состав планктона и бентоса.




Таблица 1 - История формирования ихтиофауны [4]


Геологическое время

Бассейны

Направленность формирования ихтиофауны

Послеледниковое

Современный Каспий

Новокаспийский

Хвалынский


Современная фауна. Проникновение черноморских форм в результате деятельности человека

Современная фауна

Вероятное увеличение пресноводных элементов. Формирование проходного образа жизни рыб.


Ледниковое

Хазарский
Бакинский

Некоторое проникновение пресноводных элементов

Фауна в основном сходна с современной



Плиоцен

Апшеронский
Акчагыльский

Понтическое море



Возникновение современной фауны

Морской облик фауны. В конце в связи с опреснением – ее вымирание.

Вымирание элементов морской фауны.

Некоторая преемственность с фауной меотического бассейна.



Миоцен

Меотическое море

Сарматское море


Среднемиоценовое море (остатки Тетиса)

Проникновение средиземноморских форм, затем их вытеснение.

Исчезновение типичных средиземноморских форм.

Морская фауна средиземноморского типа.

Вместе с тем, гидростроительство, нарушив естественное воспроизводство проходных рыб и резко сократив численность полупроходных видов, положительно повлияло на ихтиофауну бывших участков рек, оказавшихся в составе водохранилищ. Увеличились также масштабы водопотребления, что ведёт к гибели рыб в водозаборных сооружениях. Резко ухудшилось экологическое состояние малых рек (часть вообще прекратила существование), многие из которых, по сути дела, стали сточными канавами предприятий, они перегорожены самовольными земляными плотинами, распахиваются их водоохранные зоны, в них сбрасываются отходы с животноводческих комплексов. В итоге воды малых рек уже не отвечают требованиям, необходимым для существования биоты. Главным источником загрязнения являются сточные воды промышленных и сельскохозяйственных предприятий, хозяйственно-бытовые стоки населенных пунктов, с поверхностными стоками в рыбохозяйственные водоёмы попадают ядохимикаты.

В последние десятилетия остро встала проблема влияния на ихтиофауну, экосистемы и рыбные ресурсы региона в целом разведки и добычи нефтеуглеводородов и сопутствующей инфраструктуры, что обусловлено совпадением районов их разработки с основными местами нагула и миграции осетровых и других промысловых рыб (сейчас при бурении скважин используется более 2700 химических реагентов и утяжелителей, включающих высокотоксичные соединения аллергенного, концерогенного и мутагенного действия). Наряду с загрязнением идет евтрофикация водоёмов. Все это может свести к нулю эффективность естественного воспроизводства рыб, постольку преобладающая часть нерестилищ находится в зоне действия загрязнённых вод.

Мощным фактором по-прежнему является промысловое и любительское рыболовство, браконьерство, которые заметно влияют не только на состояние запасов рыбы, но и видовой состав (исчезают ценные проходные и полупроходные виды, доминирующими становятся малоценные эврибионты) [5].

С созданием судоходных каналов, объединивших бассейны европейских рек, устранились изолирующие барьеры, что обусловило возможность саморасселения рыб. Так в волжских водохранилищах появились с севера европейские корюшка и ряпушка, речной угорь, головешка – ротан. С юга проникли каспийская тюлька, бычки кругляк, песочник, головач, цуцик, звездчатая пуголовка, черноморская игла-рыба; последняя заселила также многие водоёмы Волго-Уральского междуречья. В последнее время наблюдается активизация биоинвазионных процессов в целом, что связано с дестабилизацией экосистем многих водоёмов. По мнению В.Н.Яковлева [6], на Волге воссоздана ситуация хвалынской трансгрессии, что и определило освоение водохранилищ эстуарно-лиманным комплексом, в результате которого ряд видов вышел не только за пределы естественных ареалов, но и за пределы экологического оптимума.

Широко проводилась в регионе работа по акклиматизации рыб. Так, в бассейне Волги акклиматизированы сибирский осетр, пелядь, белый амур, белый и пестрый толстолобики; предпринималась попытка разведения змееголова, кеты, трех видов буффало. В широких масштабах проводилось зарыбление водоёмов местными видами: сазаном (карпом), лещом, карасем, щукой. В бассейне р. Урал акклиматизированы пелядь, рипус (и их гибриды), белый амур, белый и пестрый толстолобики. Здесь также многие водоёмы зарыблялись сазаном (карпом), лещом. Принималась попытка расселения русского осетра и севрюги в оз. Шалкар. По-видимому, не уступает им по масштабам расселение местных видов любителями, особенно в небольшие озера и искусственные пруды [7, 8].

С учётом отмеченных изменений современное распространение рыб представляется следующим образом. В наиболее возвышенной и сильнее расчленённой северной части региона, пересекаемой относительно многоводными и быстрыми горными речками с каменистым или песчаным дном, ихтиофауна представлена исключительно реофильными оксифилами, преимущественно предгорного бореального ихтиофаунистического комплекса. Верховья этих рек прежде населяли довольно обычные ручьевая форель и европейский хариус, которые сейчас сохранились преимущественно в небольших ручьях. В ряде рек местами здесь уже появляются более эврибионтные гольян, голец, налим, а на многоводных участках и таймень (обитание гольяна и гольца в верховьях р. Эмба подтверждено новыми материалами).

По среднему течению горных рек постепенно появляются другие – умеренные реофилы: елец, быстрянка, голавль, подуст и пескарь, представляющие бореальный равнинный, пресноводный понто-каспийский ихтиофаунистический комплекс и широко распространенный представитель китайской фауны. Вместе с тем в русловых запрудах и искусственных прудах этой территории появляются караси, карп и некоторые другие лимнофильные виды. Более того, серебряный карась, который обычно считается типичным лимнофилом, в некоторых малых реках был обнаружен на биотопах гольяна, гольца, ельца и пескаря [9]. В Ириклинском водохранилище акклиматизированы представители арктического пресноводного комплекса рипус, сиг, пелядь.

Приустьевые участки рек высокого Заволжья, Предуралья и Урала населяют уже в основном представители верхних участков равнинных рек с умеренным течением: виды равнинного и предгорного бореального (язь, плотва, верховка, обыкновенная щиповка, линь, золотой и серебряные караси, окунь, ёрш, подкаменщик) и пресноводного понто-каспийского (лещ, красноперка, уклея) ихтиофаунистических комплексов; появляются минога, стерлядь, белорыбица, сазан, туводные формы осетровых, сом – преимущественно равнинные третичные формы.

Фауна равнинной части р. Самары, среднего течения Урала, нижнего течения Сакмары и ряда их равнинных притоков (несколько возвышенной части степной зоны) представляет сложное сочетание представителей пресноводного третичного, предгорного и равнинного бореального, а также пресноводного понто-каспийского ихтиофаунистического комплексов (с доминированием последнего). Здесь, помимо отмеченных выше представителей, появляются вьюн, горчак (третичные формы) щиповки, ёрш (бореальный формы), а также синец, белоглазка, густера, жерех, чехонь, судак, берш (понто-каспийские формы); регулярно появляются проходные осетровые. Вместе с тем, здесь наблюдается своеобразное пространственное рассредоточение видов – предпочитающие реофильные биотопы населяют русловые части рек, а лимнофилы – их пойменные водоёмы.

Все нижнее течение Урала, а в прошлом и Волги, характеризуются господством понто-каспийских форм. Помимо уже отмеченных видов здесь появляются каспийские сельди, лососи, шемая, кутум, малая южная колюшка, а в прошлом отмечался рыбец. Нижние течение Волги и Урала являются основным районом нереста проходных и полупроходных форм осетровых, сельдей, воблы, леща, сазана, жереха и судака.

Значительное количество видов появляются в дельтах Волги и Урала (в прошлом, возможно, и Эмбы). Одни из них широко освоили дельтовые пространства и быстро расселяются вверх по течению этих рек (каспийская тюлька, звездчатая пуголовка, бычки кругляк, песочник, головач, цуцик), другие – в основном не выходят за пределы дельт (усачи, бычки бубырь, гонец, длиннохвостый, каспиосома, пуголовки звёздчатая, зернистая и каспийская), третья группа включает морских обитателей, более или менее регулярно заходящих в дельты (бычок Берга, ширман, пуголовки казахская и магистра, атерина).

Сравнение видового состава ихтиофауны бассейнов Волги и Урала показывает их высокую степень сходства. Вместе с тем, в Урале нет целого ряда видов, представленных в Волге, что дает основание считать его ихтиофауну малоспецифичной, обедненной ихтиофауной Волги; еще более обеднена ихтиофауна р. Эмбы.

Ихтиофауна бассейна Иргиз-Тургая и Улы-Джиланчика представлена всего 7 широко распространенными представителями бореального равнинного комплекса (золотой и серебряный караси, язь, линь, щука, окунь и ёрш) – факт довольно интересный с зоогеографической точки зрения, поскольку в бассейне р.Сарысу, отстоящем всего на 30-40 км и имеющем сходный гидрологический режим, обитает 22 аборигенных вида [10, 11]. В 1960-80-е годы в эти водоёмы неоднократно запускался сазан.

В ихтиофауне бассейна р.Тобол известны представители третичного (налим), китайского (пескарь) ихтиофаунистических комплексов, но основу ее образуют бореальные виды (таймень, щука, золотой и серебряный караси, линь, ёрш, окунь, сибирские подвиды ельца и плотвы, сибирские голец-усач и щиповка, девятииглая колюшка, а по старым данным, гольян и пестроногий подкаменщик). Наиболее эврибионтные виды этого комплекса населяют также некоторые изолированные озера Тургайского плато, а с 1970-х годов в ряде водохранилищ и озер этой части региона выпускались рипус, лещ, сазан и белый толстолобик.

В зоогеографическом плане территория региона относится к Голарктической области, Средиземноморской подобласти, Понто-Каспийско-Аральской провинции. Его запад, включающий бассейн Волги, Урала и Эмбы (к востоку до Уральского хребта) составляет часть Волжского участка. К особому Аральскому округу этой провинции относятся водоёмы бассейна Иргиза, Тургая и Улы-Джиланчика, хотя Н.П. Серов предлагал их рассматривать как особый участок Западно-Сибирского округа Ледовитоморской провинции Циркумполярной подобласти.

В историческое время большую роль в формировании ихтиофауны региона стал играть человек. По данным Е.А.Цепкина, основанным на анализе ископаемых остатков рыб в культурных слоях голоцена, можно сделать вывод, что хозяйственная деятельность человека в конечном счёте привела к резкому сокращению ареалов, численности и изменению популяционной структуры рыб. В палеолите объектами промысла во внутренних водоёмах восточной Европы являлись 17 видов рыб, а в эпоху неолита – уже 57 видов (главным образом, осетровые, лососевые и карповые). В эпохи бронзы и железа число промысловых рыб составляло 59 видов. Однако заметное влияние промысла на составы численности видов рыб стало проявляться в XVIII–XIX веках. Первым потерянным звеном ихтиофауны региона стала полупроходная форма стерляди, которая не встречается в бассейнах Волги и Урала с начала XX столетия.
Список использованной литературы:
1. Лебедев В.Д. Пресноводная четвертичная ихтиофауна европейской части СССР. – М.: Изд-во МГУ, 1960. – 404 с.

2. Яковлев В.Н. Распространение пресноводных рыб неогена Голарктики и зоогеографическое районирование // Вопр. ихтиологии. – 1961. – Т. 1., Вып. 2 (19). – С. 209–220.

3. Шапошникова Г.Х. Биология и распределение рыб в реках Уральского типа. – М.: Наука, 1964. – 170 с.

4. Биологическая продуктивность Каспийского моря. – М.: Наука, 1974. – 245 с.

5. Евланов И.А. Этапы антропогенного воздействия на ихтиафауну Средней Волги в XX веке // Первый конгресс ихтиологов России: Тез. докл. – М.: Изд-во ВНИРО, 1997. – С. 150.

6. Яковлев В.Н. Неогенез (быстрое формирование) у рыб бассейна Волги // Первый конгресс ихтиологов в России: Тез. докл. – М.: Изд-во ВНИРО, 1997. – С. 31.

7. Негоновская И.Т. О результатах и перспективах вселения растительноядных рыб в естетственные водоёмы и водохранилища СССР // Вопр. ихтиологии. – 1980. – Т. 20, Вып. 4. – С. 702–712.

8. Цепкин Е.А. Изменение промысловой фауны рыб континентальных водоёмов Восточной Европы и Северной Азии в четвертичном периоде // Вопр. ихтиологии. – 1995. – Т. 35, Вып. 1. – С. 3–17.

9.Евланов И.А., Козловский С.В., Антонов Л.И. Кадастр рыб Самарской области. – Тольятти: ИЭВБ РАН, 1998. – 222 с.

10.Ерещенко В.И. Ихтиофауна бассейна р. Сары-Су // Сб. работ по ихтиологии и гидробиологии. – Алма-Ата: Изд-во АН Каз. СССР, 1956. – Вып. 1. – С. 94–123.

11. Чабан А.П., Дюсенгалиев Г.Д. Биологические основы ведения рыбного хозяйства в Кустанайской области // Биол. основы рыбного хозяйства республик Средней Азии и Казахстана. – Балхаш, 1967. – С. 300–302.
Работа выполнена в рамках проекта ОНЗ РАН 14.9 «Семиаридные ландшафты и биота Заволжско-Уральского субрегиона».

УДК. 502.656.



БАССЕЙН P. УРАЛ КАК ЕВРОРЕГИОН УСТОЙЧИВОГО

ТЕРРИТОРИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ
Чибилёв А.А., Сивохип Ж.Т.

Институт степи УрО РАН, г. Оренбург, Россия


Появление новых государственных границ в пределах постсоветского пространства привело не только к геополитическим переменам в регионе, но и к существенным изменениям эколого-географической ситуации на приграничных территориях. Одним из показательных примеров современной эколого-географической ситуации, сложившейся в российско-казахстанском приграничье, является нарушение бассейнового принципа природопользования в бассейне Урала.

Следует сказать о некоторых эколого-географических особенностях реки Урал и его бассейна. Урал – третья по длине река Европы с площадью бассейна (включая бессточные районы) около 380 тыс. км2. Для реки характерны резкие колебания стока – до 20 раз среднегодового стока и до 1300 раз расхода воды в течение года. Весь поверхностный сток реки формируется в верхней и средней части бассейна на территории России. На территории Казахстана ниже г. Уральска река не принимает ни одного притока, теряя на пути к Каспийскому морю около 20 % суммарного стока. К этому важно добавить, что Урал – единственная на южном склоне Европы крупная река с не зарегулированным средним и нижним течением [5].

Анализ многолетнего хода изменчивости стоковых характеристик свидетельствует о наличии общих закономерностей в колебании водности на значительной территории. При этом выявлена некоторая тенденция к группированию маловодных и многоводных лет в периодически повторяющиеся циклы – как правило, маловодные циклы имеют большую протяженность (6-7 лет), чем многоводные (2-3 года), однако величины отклонений маловодных лет от нормы значительно меньше, чем в годы с высокой водностью.

Отмеченные эколого-гидрологические особенности р. Урал определяют сложную геоэкологическую обстановку в пределах Урало-Каспийского трансграничного бассейна, особенно в период весеннего половодья. Так, например, за весеннее половодье (апрель-май) в р. Урал проходит в среднем 70-80 %, а иногда до 96 % годового стока [5]. Неравномерное распределение объемов стока значительно осложняет паводковую ситуацию в бассейне, особенно в среднем течении реки, в пределах широтного участка – от г. Орска до п. Илек. Участок долины р. Урал расположен в пределах своеобразной природной котловины, где отметка паводка в 2-3 раза больше, чем в меридианных частях реки. Так, например, в паводок высота уровня воды составляет в верховьях и низовьях р. Урал около 3-4 метров, а в среднем течении – 9-10 метров [5].

К основным факторам, обуславливающим техногенную нагрузку на водные ресурсы и определяющим эколого-географические особенности Урало-Каспийского трансграничного региона относятся – уровень распаханности и лесистости территории, показатели нагрузки скота, к основным источникам загрязнения – города, особенности расселения (урбанизации), развитие нефтегазовой, горнорудной и перерабатывающей отраслей промышленности, а также эксплуатация гидротехнических сооружений.

Одной из важнейших проблем Урало-Каспийского бассейна является антропогенное загрязнение р. Урал и ее притоков, особенно если учесть трансграничный характер водотоков. Трансграничный обмен речным стоком между Россией и Казахстаном составляет: приток в Россию из Казахстана 30.9 км3 в год, из России в Казахстан 10.6 км3 в год [2]. Первая цифра относится, главным образом, к бассейну р. Оби, вторая – к реке Урал. Если бассейн Оби выходит далеко за пределы нового приграничья (Китай, Западная Сибирь), то бассейн Урала целиком лежит в приграничных областях России и Казахстана, и здесь последствия межгосударственного раздела реки проявились наиболее остро.

В пределах бассейна р. Урал можно выделить три функциональных звена – верхнее звено - водосборные площади с системой малых рек, среднее связующее звено – система сходящихся долин крупных притоков (рр.Суундук, Орь, Кумак, Сакмара, Илек) и главной реки, третье звено – нижнее течение без притоков и устьевая часть. Все звенья, объединяясь, образуют единую гидрографическую сеть, эколого-географическая ситуация в которой, определяется степенью нарушенности экобаланса в каждом из звеньев. Необходимо отметить, что в функционировании речных систем есть ряд общих черт, являющихся критериями нормального состояния гидрографической сети в определенных географических условиях, в том числе и при некоторой допустимой антропогенной нагрузке. Основной задачей при изучении проблем гидрологического трансграничного переноса является определение объёма миграции компонентов загрязнения по пограничным рекам, а также определение доли различных источников загрязнения с учетом сезонных колебаний концентрации загрязнителей и гидрохимического фона территории.

Верхнее звено гидрографической сети бассейна р. Урал представлено притоками рр. Худолаз и Таналык в пределах республики Башкортостан. Основными поставщиками загрязнений являются предприятия горнорудной промышленности. На значительном протяжении р. Худолаз загрязняется шахтными и подотвальными водами, а также на повышенное содержание тяжелых металлов влияет ОАО «Башкирский медно-серный комбинат». На загрязнение воды р. Таналык тяжелыми металлами большое влияние оказывают сточные воды Бурибаевского ГОКа. Концентрации загрязняющих веществ резко увеличиваются в осеннее-зимние месяцы, что объясняется засушливостью лета и уменьшением объемов воды в реках в это время года.

В среднем течении р. Урал (в пределах Оренбургской области) отмечается превышение почти в 1,5 раза хлор-иона и сульфат-иона, а также железа, фенолов, нефтепродуктов [4]. Сложная эколого-геохимическая обстановка наблюдается в районе крупных промузлов – Орско-Новотроицкого и Оренбургского. Одной из ветвей среднего гидрографического звена бассейна р. Урал является р. Илек – левобережный приток р. Урал, берущий начало в Актюбинской области Казахстана. При общей длине долины р. Илек 643 км чуть больше половины (342 км) приходится на территорию Оренбургской области. При общей водосборной площади 41 тыс. км2 на территорию Оренбургской области приходится 9,3 тыс. км2 . Главными элементами, составляющими основу гидрохимического фона верховья р. Илек, являются цинк и медь, но несмотря на фоновый характер, превышение допустимых концентраций по данным элементам объясняется не только естественными причинами, но и техногенным воздействием (промышленные предприятия г. Актюбинска). Не менее актуальным является вопрос изучения повышенной концентрации шестивалентного хрома, основным поставщиком которого в воды р. Илек является АО "Завод хромовых соединений" в г. Актобе.

Для решения эколого-географических проблем, связанных с гидрологическим трансграничным переносом, необходимо разработать комплексные мониторинговые мероприятия на всей площади водосбора с организацией сети водно-балансовых станций, ведущих наблюдения за режимом и качеством вод.

Еще одним из актуальных вопросов требующий оперативного вмешательства, является сохранение нерестилищ и воспроизводство осетровых рыб в бассейне р. Урал.

Начиная с XVII века, Яик-Урал играл важную роль в рыбном хозяйстве России. Яицкое казачество, получив от царя монополию на рыбные промыслы, установило такие правила рыболовства, которые способствовали сохранению и воспроизводству осетрового стада. Добыча осетровых в реке Урал составляла в 1810 году 150.0 тыс. ц, а в годы, когда казачество лишилось своих прав и был разрешен промысел осетровых в море, уловы составили в 1933 году – 50.0 тыс. ц, а в 1964 году – 20.0 тыс. ц. Многократно возросла роль Урала в мировой добыче осетровых в 70-е годы прошлого века. После зарегулирования реки Волги основные площади естественных нерестилищ на реках Каспийского бассейна сохранились только на Урале. В конце 70-х годов доля Урала в мировой добыче осетровых достигла 33 % (104.0 тыс. ц в 1977 году), а по производству черной икры – до 40 % [3].

Именно это обстоятельство – громадная роль Урала в сохранении естественного воспроизводства всего каспийского стада осетровых и пополнении валютных запасов СССР, было использовано для того, чтобы:


    • во-первых, отклонить в 70-х годах прошлого века проекты строительства крупных водохранилищ в среднем течении реки Урал и на его основных притоках;

    • во-вторых, принять в 1972 году специальное постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О мерах по предотвращению загрязнения бассейна рек Волги и Урала неочищенными сточными водами»;

    • в-третьих, принять совместное постановление Совмина Казахской ССР и Совмина СССР об объявлении заповедной (рыбохозяйственной! – прим. авт.) зоны в северной части Каспийского моря и пойме реки Урал от р. Барбастау до устья;

    • в-четвертых, для того, чтобы создать в 1977 году постоянный Межреспубликанский комитет по охране, рациональному использованию и воспроизводству природных ресурсов бассейна реки Урал.

В нижнем течении реки Урал ихтиологами ЦНИИ осетрового рыбного хозяйства было выявлено 70 нерестилищ осетровых общей площадью около 1700 га. В среднем течении реки Урал (от устья Илека до г. Уральска) – на участке, который в настоящее время служит границей между Россией и Казахстаном, паспортизацию нерестилищ и зимовальных ям осетровых проводила Оренбургская лаборатория мелиорации ландшафтов (ныне Институт степи УрО РАН). Здесь было выявлено 58 нерестилищ осетровых общей площадью 793 га. Для сравнения можно сказать, что на всех остальных реках Каспийского бассейна (Волга, Терек, Кура и др.) площадь естественных нерестилищ после зарегулирования этих рек составляет всего 30 га. После ликвидации системы рыболовства советского периода уловы осетровых в р. Урал уже сократились более чем в 30 раз и составили в 1999 году 3.1 тыс. ц, в 2000 году – 2.8 тыс. ц. Основными причинами этого снижения стало узаконенное браконьерство, промысел осетровых в море и искусственное перекрытие русла реки затопленной баржей в низовьях и понтонным мостом в Индерборском. Численность производителей осетровых, в первую очередь, белуги, русского осетра и шипа, приходящих на нерестилища среднего течения реки, т.е. на территорию России, по нашим данным, сократилась с 1983 года в 40-45 раз. Видимо, практически полностью исчезли в Урале стада озимой расы белуги, русского осетра и шипа. Для восполнения рыбных богатств Урала, необходимо разработать международные программы восстановления воспроизводства хозяйственно ценных видов, основанных на бассейновом принципе управления ресурсами реки.

При характеристике современного геоэкологического состояния нельзя не остановиться на оценке ландшафтного и биологического разнообразия. В первую очередь, долина Урала выделяется из общего зоогеографического фона Южного Урала и Северного Прикаспия уникальностью и богатством фаунистического комплекса. Это связано с тем, что пойма реки резко обособляется на фоне зональных лесостепных, степных, полупус­тынных и пустынных ландшафтов, своебразием лесо-луговых и озерно-речных местообитаний. Кроме того, необходимо учитывать, что в период четвертичного оледенения бассейн Урала не покрывался ледниковым покровом и служил убежищем как для теплолюбивых форм, обитавших в Приуралье в доледниковое время, так и для более холоднолюбивых видов, изгнанных ледников с севера.

В условиях современного все возрастающего воздействия чело­века на природную среду, долина Урала, до настоящего времени вы­деляется относительно хорошей сохранностью естественных ландшаф­тов, а, следовательно, и первозданных местообитаний. Как уже отмечалось выше, Урал - един­ственная крупная река южного склона Европы с незарегулированным средним и нижним течением, благодаря чему в пойме реки сохрани­лось высокое весеннее половодье. Оно обеспечивает заход и нерест проходных видов рыб, поддерживает необходимые условия для про­израстания лесной растительности, создает, вследствие труднодоступности пойменных резерватов животных (гнездовий, нерестилищ и т.д.) для человека, своеобразные "заповедные" условия для обитателей поймы в период разлива. Хозяйственное освоение водораздельных и склоновых земель (распашка, горные разработки, гражданское и дорожное строитель­ство, транспорт) вытеснили с большей территории региона корен­ных обитателей. Пойма Урала с малонарушенными ландшафтами стала убежищем для многих животных, лишившихся своих традиционных местообитаний.

В число важнейших групп и видов уральских животных, имеющих уникальное значение входят:

- осетровые; в том числе крупнейшее в мире урало-каспийс­кое стадо севрюги;

- белорыбица, каспийское стадо которой зарегулирования ре­ки Волги и уничтожения нерестилищ в реке Уфе, поддерживалось лишь за счет нерестилищ, расположенных в реке Урале;

- хищные птицы (орел-могильник, беркут, скопа, сокол-ба­лобан, филин и др.), в особенности уральская популяция орлана-белохвоста, насчитывающая около 150-180 особей;

- русская выхухоль, самый восточный естественный очаг распространения этого уникального эндемика русской природы нахо­дится на илекско-чаганском участке поймы Урала (по оценке чис­ленности выхухоли только в пределах Оренбургской области составляет около 8-12 тыс. особей, а в целом по среднему течению реки более 20 тыс. особей);

- речной бобр, реакклиматизированный на Урале и широко рас­пространившийся в пойме среднего течения;

- копытные млекопитающие (лось, косуля, кабан), повсеместно расселившиеся в пойменных ландшафтах Урала;

Учитывая уникальные зоогеографические особенности долины среднего и нижнего плесов реки Урал, необходимо осуществить специальный комплекс мероприятий по сохранению его фаунистического комплекса.

В связи с этим необходимо объявить заповедный режим на фло­ру и фауну на участке поймы Урала от с. Бородинск (Оренбургская область) до с. Рубежное (Западно-Казахстанская область), а на ихтиофауну - от села Илека до устья. Особое внимание следует уделить охране круп­ных островов в пойме Урала (Карасу у с.Беляевки, Раздоры у с.Иле­ка, Кирсановский против села Бурлин Западно-Казахстанской области, Тещин Язык близ села Иртек Ташлинского района и др.), на которых легче обеспечить относительную экологическую автономность территорий.

В целях оптимизации природоохранных мероприятий целесообразным и обоснованным выглядит предложение о создании межгосударственного национального парка "Уральская урёма". Парк предлагается создать в пойме р. Урал в пределах существующих государственных заказников Кинделинского в Оренбург­ской и Кирсановского в Западно-Казахстанской областях на площади около 120 тысяч гектаров.

В зону покоя этого парка намечено включить эталоны пойменных дубрав, вязовников, осокорники, белотополевники, значительную часть плесов реки Урала с зимовальными ямами и нерестилищами осетровых рыб. К заповедной зоне также следует отнести речные острова, места гнездования и обитания крупных хищных птиц: орлана-белохвоста, бер­кута, могильника, озера - старицы, где сохранились реликтовые рас­тения (водяной орех и салъвиния), а также местообитания русской вы­хухоли.

В состав национального парка войдет несколько уникальных па­мятников природы: Утвинские меловые горы, Алебастровский яр, исток Кирсановской протоки, озера Муровое, Джилимное, Старый Яик, Орешки и другие. В зону регулируемого рекреационного использования (туризма и кратковременного отдыха) должна войти значительная часть про­ектируемого национального парка: пойменные леса и луговые опушки, чистоводные озера - старицы, ряд плесов и песчаных пляжей на ре­ке Урал и т.д. Национальный парк «Уральская урема» совмещая в себе функции заповедника и специальной зоны отдыха позволит не только сохра­нить ценные ландшафты долины среднего течения реки Урал, но и сделать их доступными для посещения людьми.

В заключение анализа эколого-географических проблем, связанных с трансграничным положением бассейна р. Урал, следует отметить, что при определении стратегических направлений управления использованием трансграничных водных объектов, необходимо:

- составить прогноз развития водохозяйственной деятельности трансграничных территорий, с учетом изменяющихся социально-эколого-экономических условий приграничных субъектов;

- определить качественные и количественные критерии и параметры состояния трансграничных водных объектов, обеспечивающих устойчивое развитие приграничных регионов. При определении этих параметров необходимо учесть: способность экономики функционировать в режиме расширенного производства; интересы сопредельного государства в использовании общего водного объекта и в обеспечении государственного контроля;

- направить функционирование системы управления трансграничным водным объектом на уменьшение изменений, уклонение от проявления возможных угроз за счет грамотного управления, соблюдения законодательства и технологических режимов водопользования.

Учитывая уникальные особенности бассейна реки Урал, а также природно-ресурсный потенциал субъектов Республики Казахстан и Российской Федерации, расположенных в бассейне, назрела необходимость в создании единого органа совместного предприятия (межгосударственного комитета) по управлению природными ресурсами бассейна. Реализация этого предложения возможна в рамках сотрудничества по типу еврорегионов, получивших развитие в Европе. Географически еврорегионы образуются в границах основных осей трансграничного сотрудничества.

В данном случае осью предлагаемого «Еврорегиона Урал-Жайык» является река, которая наряду с уникальными эколого-экономическими особенностями обладает большими перспективами для развития рекреации и международного водного туризма. Рекреационно-туристическое освоение бассейна Урала позволит внести экономические ограничения природопользования в регионе, столь необходимые для сохранения биологического и ландшафтного разнообразия, в том числе местообитаний, миграционных путей и нерестилищ осетровых. При создании еврорегиона «Урал-Жайык» необходимо учитывать, что бассейн Урала располагает богатейшими запасами углеводородного сырья (уступая в мире только бассейну Оби), развитой черной и цветной металлургией (Урал – самая «металлургическая» река в мире), значительным аграрно-промышленным потенциалом. Предлагаемый «Еврорегион Урал-Жайык» охватывает западный сектор российско-казахстанского приграничья, включая Атыраускую, Западно-Казахстанскую и Актюбинскую области Республики Казахстан и Оренбургскую область РФ.

Исходя из эколого-географического анализа территории Российско-Казахстанского приграничья, можно сказать, что целенаправленное организационно-правовое оформление регионов приграничного сотрудничества позволит решить следующие основные эколого-географические проблемы этой территории:



    • во-первых, используя эффект повышенного ландшафтного и биологического разнообразия приграничных территорий, содействовать развитию межгосударственной экологической сети (EECONET), включающей важнейшие объекты природоохранного каркаса региона, и охране редких видов растений и животных, путем согласования списков государственных и региональных Красных книг;

    • во-вторых, создать трансграничные природные резерваты (заповедники, межгосударственные природные парки, рекреационные и заповедные зоны). Это особенно важно для участков границы с динамичными ландшафтами долин рек с изменяющимися руслами;

    • в-третьих, разработать международные программы восстановления воспроизводства хозяйственно ценных видов животных, например, охотничьих и рыбопромысловых;

    • в-четвертых, развить сеть межгосударственных стационаров по экологическому мониторингу процессов опустынивания, индикации изменения природных комплексов под воздействием антропогенных факторов, контролю трансграничных переносов и миграций;

    • в-пятых, восстановить на основе приграничного сотрудничества деятельность межгосударственного Комитета по проблемам бассейна р. Урал, на территории которого расположены Оренбургская и Челябинская области, Башкортостан, Западно-Казахстанская, Актюбинская и Атырауская области Казахстана;

    • в-шестых, способствовать развитию межгосударственного, в том числе, экологического и безмоторного водного туризма.

Для успешного решения перечисленных задач понадобятся совместные усилия ученых России, Казахстана и других стран в рамках международных научно-технических программ и, не исключено, совместных научных учреждений.
Работа подготовлена в рамках выполнения интеграционного проекта с СО и ДВО РАН «Экологические риски в трансграничных бассейнах рек: проблемы межгосударственного и межрегионального сотрудничества».
Список использованной литературы:

1. Бакланов П. Я., Винокуров Ю. И., Снытко В. А., Тулохонов А. К., Чибилёв А. А. Географические и геополитические проблемы устойчивого развития приграничных районов Азиатской России // Трансграничные проблемы стран СНГ. М.: Изд-во «Опус», 2003. С. 138-151.

2. Коронкевич Н. И. Гидрологический трансграничный перенос в странах СНГ // Трансграничные проблемы СНГ. М.: Изд-во «Опус», 2003. С. 22-31.

3. Песериди Н. Е. Кладовая рыбных богатств // Бассейн Урала: проблемы, перспективы. Оренбург, 1979. С. 42-49.

4. Самарина В.С., Гаев А.Я., Нестеренко Ю.М. и др. Техногенная метаморфизация химического состава природных вод. Екатеринбург, 1999. 440 с.

5. Чибилёв А. А. Бассейн Урала: история, география, экология. Екатеринбург: УрО РАН, 2008. 312 с.


УДК 556.535.8(574)


СОСТОЯНИЕ ЕСТЕСТВЕННОГО ВОСПРОИЗВОДСТВА ОСЕТРОВЫХ РЫБ В СРЕДНЕМ И ВЕРХОВЬЯХ НИЖНЕГО ТЕЧЕНИЯ Р.УРАЛ
Ким А.И., Курманов Б.А., доктор вет. наук,

Западно-Казахстанский филиал ТОО «КазНИИРХ»

Как отмечено в Программе развития рыбного хозяйства Республики Казахстан на 2007-2009 г.г. объемы вылова осетровых в Урало-Каспийском промысловом районе снизились почти в 36,6 раз, в сравнении с 1985 г [1]. В формировании численности и видового состава данных рыб, основная роль отводится естественному воспроизводству. Река Урал, в границах Западно-Казахстанской области (ЗКО), играет важную роль в репродуктивном восполнении промысловых ресурсов осетровых рыб Урало-Каспийского бассейна. В среднее и верховья нижнего течения Урала доходят наиболее крупные и сильные особи, поэтому нерест на данном участке очень важен для сохранения генетической структуры популяций. Также, продолжительный скат молоди к морю является важнейшим биологическим циклом начальной стадии развития. За это время у них включаются пищевые и защитные рефлексы, механизмы адаптации к жизни в соленой морской воде, закрепляется механизм хоуминга (способности постоянно возвращаться к своим природным местам нереста) [2]. .

В среднем и верховьях нижнего течения реки Урал в границах ЗКО, находится около одной тысячи га высокоэффективных русловых нерестилищ литофильных осетровых рыб, образованных из отложений гравия и крупнозернистого песка, что соответствует биологии нереста этих видов (ниже по течению в русле преобладают глинистые и песчано-илистые грунты). Так как здесь более высокий уклон русла, то соответственно высокая скорость течения в придонном слое в весенний нерестовый период. Среди нерестилищ наиболее распространены прирусловые пляжи, с плотным галечным покрытием. Их превышение над меженным уровнем воды достигает 4 м, а ширина 40-120 м. Протяженность зависит от радиуса излучины и колеблется от 300 до 2000 м. Самыми протяженными из нерестилищ данного типа являются Камбавские пески (ниже с.Январцево) и Трекинские пески (выше г.Уральска). Самые ценные по качеству – Верхнекирсановский и Аксуатский пляжи, расположенные соотвественно на 179-м и 36-м километре выше г.Уральск.

Вторую группу составляют нерестилища высоких прирусловых гравийных полей. Благоприятные условия для нереста здесь складываются только в высокий паводок. К особому типу нерестилищ можно отнести низкие приурезные гравийные поля. Их максимальное превышение над уровнем воды составляет не более 1,5 м, поэтому они стабильно заливаются паводком. Одним из лучших нерестовых полей данного типа является Новоутвинское, расположенное в Бурлинском районе.

Очень ценны так называемые подгорные нерестилища, формирование которых связано с обрушением крупнообломочного материала каменистных высоких берегов. Это Меловые горы, Белоглинный, Кумысный, Сауркин яр.

Нерестилища в среднем и верховьях нижнего течения реки Урал в границах ЗКО играют важную роль в природной репродукции промзапасов осетровых Урало-Каспийского бассейна. Однако в настоящее время они очень слабо осваиваются производителями, которые доходят сюда в минимальных количествах. Исследования ЗКФ ТОО «КазНИИРХ» 2007-2009 г.г., в части изучения условий естественного воспроизводства рыб, показали, что эффективность нереста осетровых на р.Урал по ЗКО значительно снижена в силу таких причин, как обмеления речного русла, многолетний селективный вылов более крупных и ценных рыб на путях нерестовых миграций, недостаточный пропуск на нерест производителей осетровых рыб. В пробах по скату молоди осетровых, взятых в 2007-2009 г.г. в среднем течении, присутствовала молодь только русского осетра [3]. Показатели ската молоди этого вида с 2007 по 2009 годы, снизились на 42 % (таблица 1). Несмотря на значительные усилия, принимаемыми уполномоченными органами для охраны особо ценных осетровых рыб, их запасы продолжают уменьшаться, а эффективность природной репродукции снижается из года в год.
Таблица 1 – Данные по скату молоди осетровых рыб из нерестовых площадей в среднем и верховьях нижнего течения р.Урал, 2007-2009 г.г.


Река Урал, по ЗКО

Виды молоди

рыб


Стадия

развития


Длина ,мм

Количество

млн. экз


2007

Русский осетр

личиночная

17-18

0,0126

2008

Русский осетр

личиночная

16-18

0,0158

2009

Русский осетр

личиночная

16-17

0,0074

Все это говорит о необходимости разработки и внедрения, в Урало-Каспийском бассейне, научно-обоснованной системы сохранения промысловых популяций рыб и обеспечения их эффективной природной репродукции, основанной на следующих критериях:

1. Основной задачей в охране популяций ценных рыб необходимо установить полную очистку мест нагула, нерестовых миграций и нереста от браконьерских плавсредств и орудий лова. Это важно по следующей причине: даже если изъять из водоема 90 % нелегальных плавсредств и орудий лова, то оставшиеся 10 % будут наносить такой же ущерб рыбным ресурсам. Это связано как с развитым рыболовством среди населения, так и высоким рыночным спросом на ценную рыбу. Если не добиться полной очистки мест нагула, нерестовых миграций и нереста от браконьерских плавсредств и орудий лова, даже при самых высоких показателях рыбоохранной работы, масштабы нелегального промысла не будут снижаться. Как правило, браконьерский промысел фокусируется на вылове нерестовых косяков, заходящих из моря в реку или находящихся на местах нереста. В этот момент рыбы наиболее язвимы из-за высокой концентрации в ограниченном пространстве речного русла. В данном случае следует заметить, что незаконным выловом ценных рыб, могут заниматься и организации ведущие разрешенный промысел по лимиту. Таким образом, нелегальный промысел напрямую подрывает природную репродукцию ценных видов рыб, являясь одной из основных причин столь значительного сокращения промзапасов осетровых.

Задача по полной очистке мест нагула, нерестовых миграций и нереста от браконьерских плавсредств и орудий лова, требует постоянного и полномасштабного контроля за водной поверхностью реки Урал и казахстанского сектора Каспийского моря. Очевидно, что периодические рейдовые и другие плановые мероприятия не могут обеспечить этого, по причине значительной водной площади, при ограниченности технических и материальных ресурсов. Одним из способов решения этой задачи, может стать использование спутниковых систем наблюдения, в рамках соответствующих международных программ сохранения биоресурсов Каспийского бассейна.

2. Обеспечение эффективности естественного воспроизводства, как основного способа восполнения промысловых запасов. Для решения этой задачи необходима разработка и внедрение нормативов оценки данного показателя, как в масштабах текущего года, так и в плане многолетнего стратегического управления рыбными ресурсами. Ввиду необходимости восполнения подорванных промысловых запасов путем восстановления эффективности естественного воспроизводства, рекомендуется обозначить приоритетность данных показателей;

3. Оценка эффективности работы в рамках долговременного стратегического управления рыбными ресурсами. Как известно, осетровые рыбы имеют длительный срок природной репродукции, так как половая зрелость производителей, к примеру осетра, наступает в возрасте 10 – 15 лет, белуги 14 -18 лет [4]. Следовательно, оценка эффективности природной репродукции и состояния промысловых запасов осетровых, должна проводиться в масштабе 15-20 лет. Это позволяет провести анализ и оценку выполненной работы, и проводить планирование последующих этапов необходимых работ, в рамках долговременного стратегического управления рыбными ресурсами.

Изучение состояния русловых нерестилищ осетровых на реке Урал в границах ЗКО, в ходе НИР 2007-2008гг, показало, что они нуждаются в ежегодной текущей мелиорации. Поскольку имеется четыре основных типа нерестилищ, отличающиеся друг от друга характером донного субстрата, расположением в русле реки, уровенным отношением с среднемеженной отметке воды, то для каждого из них необходимо проведение определенных мелиоративных работ:

1. Прирусловые пляжи являются наиболее распространенным типом нерестилищ осетровых. Текущая рыбохозяйственная мелиорация здесь заключается в ежегодной расчистке от коряг, приносимых весенним паводком. Подтопленные коряги больших размеров, иногда целые деревья, зацепившись за остатки рыболовных снастей или неровности дна, закоряживаются на дне. Со временем они заносятся песком и образуют песчанные косы, отмели, а временами небольшие островки. Таким образом. необходимо ежегодно расчищать нерестовые площади от коряг. В послепаводковый период надводные части прирусловых пляжей зарастают ивняком и травой, что в последущем вызывает их занос песком и илом. В связи с этим необходимо ежегодно расчищать их от растительности;

2. Низкие приурезные гравийные поля имеют максимальное превышение над уровнем воды не более 1,5 м, ввиду чего они стабильно заливаются паводком. На нерестилищах данного типа текущая рыбохозяйственная мелиорация заключается в ежегодной расчистке от коряг, приносимых весенним паводком;

3. Подгорные нерестилища формируются в местах обрушения крупнообломочного материала каменистных высоких берегов. Как правило, здесь значительная глубина (5-10 м) и сильное транзитное течение. Здесь также необходима ежегодная расчистка от коряг, приносимых весенним паводком;

4. Наиболее уязвимы нерестовые площади высоких прирусловых гравийных полей, заливаемых только в годы высокого паводка. Из-за нерегулярного обводнения и промывки паводковой водой они быстро зарастают ивняком и травой, поэтому необходимо ежегодно расчищать их от растительности. Так как грунты здесь сложены из песчано-галечной смеси – ценного строительного материала, необходимо решение вопроса их охраны при промышленной разработке.

Недостаточная эффективность принимаемых мер по сохранению осетровых, отразившаяся на значительном снижении их промзапасов, выдвигает необходимость нестандартных альтернативных методов их репродукции. Причиной сокращения объемов естественного воспроизводства осетровых, на их природных нерестилищах в среднем и верховьях нижнего течения Урала, является то, что производители данных видов не могут преодолеть расстояние в 700-1000 км, из-за перелова на пути нерестовой миграции. Практический опыт ихтиологической работы на реке Урал, с 1984 года, показывает, что данная проблема всегда являлась трудноразрешимой задачей. В ближайшей перспективе ее решение также маловероятно. Естественное воспроизводство осетровых, на их природных нерестилищах в среднем и верховьях нижнего течения Урала, имеет большое, возможно решающее значение для восполнения промзапасов данных рыб. Однако в настоящее время биологический цикл природной репродукции осетровых на этом участке реки нарушен, т.к. из него практически изъято основное звено – прохождение нерестовых стад производителей до мест нереста. Западно-Казахстанским филиалом ТОО «КазНИИРХ» разработан альтернативный метод восстановления биологического цикла природной репродукции, с использованием собственной научной разработки - мобильного кассетного инкубатора защишенного типа, далее МКИЗТ [5]. Метод заключается следующем весенний период (апрель-май) в устье реки Урал проводится отбор зрелых половых продуктов осетровых рыб. Оплодотворенная и обесклееная икра в специально оборудованных контейнерах доставляется на рыбоводные станции в среднем течении реки, и размещается для дальнейшей инкубации в МКИЗТ, устанавливаемые непосредственно в реке. Дальнейшая инкубация оплодотворенной икры в МКИЗТ, полностью контролируема, регулируема и происходит в природной водной среде. Икра и ранние предличинки в системе МКИЗТ защищены от выедания. После инкубации молодь рыб выходит в свою природную среду, что ускоряет процесс адаптации. Процесс инкубации икры рыб зависит от двух взаимосвязанных факторов - глубины и температуры воды. МКИЗТ легко перемещаемы, что позволяет постоянно держать их на оптимальной глубине, индивидуальной для каждого вида. Это особенно важно в нестабильных гидрологических условиях весеннего паводка на реке Урал.

Предлагаемый альтернативный метод приближен к условиям природного нереста в среднем течении р. Урал, и соответствует важнейшему биологическому циклу начальной стадии развития молоди осетровых – продолжительному скату по реке к морю. Также, зарыбление по предлагаемому способу не требует сооружения рыбоводных заводов в среднем течении Урала, так как проводится на природных нерестилищах осетровых, с использованием МКИЗТ. Это позволяет сократить сроки внедрения данного метода, и в короткие сроки увеличивать объемы зарыбления.
Список использованной литературы:

1 Программа развития рыбного хозяйства в Республике Казахстан на 2007 – 2009 годы. Астана, 2007. – С. 3, 4.

2 Камелов А.К., Сокольский А.Ф., Альпеисов Ш.А. Современное состояние и подходы к восстановлению численности русского осетра Урало-Каспийского бассейна. – Алматы, 2005. – С. 85-91

3 Определение рыбопродуктивности рыбохозяйственных водоемов и/или их участков, оптимально-допустимых объемов изъятия и выдача рекомендаций по режиму и регулированию рыболовства на водоемах Урало-Каспийского бассейна. Раздел река Урал по ЗКО. Отчет Западно-Казахстанского филиала ТОО «КазНИИРХ». Уральск, 2009. С. 18.

4 Никольский Г.В. Частная ихтиология. – М.: Высшая школа, 1975. – 84-97с.

5 Альпейсов Ш.А., Курманов Б.А., Ким А.И., Карпий А.С. Мобильный кассетный инкубатор защишенного типа МКИЗТ (заключение о выдаче инновационного патента от 3.07.2009г, № 17089/02).

УДК 556.535.8(574)
ВЛИЯНИЕ ГИДРОЛОГИЧЕСКОГО РЕЖИМА СРЕДНЕГО И ВЕРХОВЬЕВ НИЖНЕГО ТЕЧЕНИЯ Р.УРАЛ НА ЭФФЕКТИВНОСТЬ ЕСТЕСТВЕННОГО ВОСПРОИЗВОДСТВА ПРОМЫСЛОВОЙ ИХТИОФАУНЫ
Курманов Б.А., доктор вет. наук,

Ким А.И.

Западно-Казахстанский филиал ТОО «КазНИИРХ»

Река Урал является ярко выраженным типом реки снегового питания. В период весеннего половодья (апрель-май) здесь приходит от 60 до 90 % годового стока. В послепаводковый период уровень воды стабилизируется, с незначительными межсезонными колебаниями. Отличительной особенностью водного режима Урала является то, что объемы среднегодовых стоков нестабильны и значительно различаются по годам. При среднегодовом стоке, у Кушумского гидропоста, 10.6 км3 в год, этот показатель варьировался от 24 км3 в 1957 г., до 2,6 км3 в 1967г [1]. Проблема уменьшения водности Урала не является новой. Уже во второй половине 18 века, из-за значительной вырубки лесов в бассейне водосбора, отмечалось сильное обмеление и появление множества бродов. Распашка водоразделов, снегозадержание, зарегулирование верхнего течения, нерациональное водопользование, стали причиной ухудшения гидрологического режима Урала в 20 и 21 веках. В наши дни экстенсивное использование водных ресурсов периодически приводило к дефициту воды (при многолетнем годовом стоке 10,6 км3) в 1992, 1995-1999, 2003, 2006, 2008 годах (таблица1).
Таблица 1 - Многолетние показатели водного стока реки Урал в р-не с. Кушум


Пункт наблюдения

Год

Среднегодовой объем стока, км3

Гидропост Кушум

1990

1992


1993

1994


1995

1996


1997

1998


1999

2000


2001

2002


2003

2004


2005

2006


2007

2008


16,8

6,61


18,0

15,8


7,38

6,92


7,22

7,03


7,04

-

11,4



14

9,97


12,5

11,6


5,14

11,6


7,49

Это негативно отразилось на рыбопродуктивности водоема по следующим параметрам:

- ухудшение условий естественного производства рыбных популяций. Понижение уровня весеннего паводка вызывает пропорциональное уменьшение обводненности нерестовых площадей, затрудняет прохождение на нерест проходных и полупроходных рыб, которые при низкой водности усиленно вылавливаются браконьерами. Сокращение продолжительности паводка препятствует репродукции поздненерестующих рыб (сазан), а также служит причиной того, что при раннем спаде паводка молодь частиковых рыб вынуждена выходить из полоев в реку, в более ранней стадии развития, и следовательно менее жизнеспособной. При сокращении сроков и объемов паводка, нерестовые водоемы поймы отшнуровываются раньше, чем молодь рыб успевает выйти в реку, что служит причиной их гибели;

- обеднение кормовой базы речной ихтиофауны. Поскольку повышенная мутность воды в весенний период препятствует развитию планктонных организмов (основных кормовых продуцентов), то их количество во многом зависит от обводнения придаточных пойменных водоемов, откуда они и выносится в речное русло. Пониженный уровень воды, таким образом, отрицательно сказывается и на кормовой базе рыб;

- уменьшение годового водостока увеличивает уровень минерализации воды, и концентрацию в ней загрязняющих веществ, что оказывает негативное воздействие на все звенья трофической цепи в водных биоценозах.

Гидрологический режим реки в период весеннего паводка является одним из основных факторов влияния на показатели рыбопродуктивности. Так, достаточная обводненность нерестовых площадей – необходимое условие естественного воспроизводства и, следовательно, восстановления и пополнения промысловых запасов. Достаточный уровень воды позволяет популяциям проходных и полупроходных рыб проходить из Каспия на свои природные нерестилища за 500-800 км вверх по течению. В среднем и верховьях нижнего течения р. Урал, гидрологический режим имеет некоторые отличия от показателей водности в низовьях нижнего течения и дельтовой части русла. Это связано с тем, что продольный уклон верхних по течению участков реки более высок, чем на нижних по течению. На участке среднего течения Январцево – Уральск продольный уклон русла составляет от 15 до 10 см/км. На участке Уральск-Калмыково, этот показатель составляет в среднем 8 см/км, а на участке Калмыково-Атырау, данный показатель падает до 3,7 см/км, что связано с постепенным выполаживанием русла в районе прикаспийской низменности. Особенно заметно эти различия проявляются в период весеннего паводка, который в среднем и верховьях нижнего течения менее продолжителен и многоводен, в сравнении с низовьями нижнего течения. В маловодные годы эта ситуация усугубляется. Так на участке Январцево – Тайпак, весенний паводок 2009 г. отличался низким уровнем и малой продолжительностью. Из анализа таблицы 2 видно, что паводок 2009 г .был даже ниже чем в маловодном 2008 г.

Низкий уровень весеннего паводка 2009 года, на участке Январцево-Тайпак, создал неблагоприятные условия для нереста [2]. Так, обследование заливных пойменных нерестилищ на 5 станциях показало, что здесь было залито не более 15 % нерестовых площадей частиковых рыб, в речной пойме. Это негативно отразилось на эффективности естественного воспроизводства рыб. Так, поздненерестующий сазан не имел условий для нереста. Даже в 1 декаде июня наблюдались производители с полными гонадами.
Таблица 2 – Среднедекадные уровни воды в среднем и верховьях нижнего течения р.Урал в весенний паводок, за 2007-2009 гг, подекадно.


Река Урал, ЗКО

С.Январцево

Г.Уральск

С.Кушум

С.Тайпак

10.04.07 г

10.04.08 г

10.04.09 г


412

442


436


360

357


332

352

358


320

286

307


163

20.04.07 г

20.04.08 г

20.04.09 г


496

459


362

416

385


321


411

390


345

461

379


365


30.04.07 г

30.04.08 г

30.04.09 г


577

421


281


476

368


222

463

381


243

486

406


300

10.05.07 г

10.05.08 г

10.05.09 г


646

366


278


529

316


213

513

326


232

497

374


236

20.05.07 г

20.05.08 г

20.05.09 г


750

308


257

624

256


196

615

275


218

506

324


229


30.05.07 г

30.05.08 г

30.05.09 г


654

270


249


654

216


171

667

231


195

583

277


209

В 2009 году весенний паводок был также значительно сокращен по срокам. Подъем воды в реке начался в 3 декаде марта, пик паводка пришелся на конец 1 декады апреля, а во второй декаде уже начался спад уровня воды. Для сравнения, в благоприятном по водности 2007 году, паводок на р. Урал начался во 2 декаде апреля и продлился до конца мая, что обеспечило очень хорошие условия для нереста. Колебания уровня и продолжительности весенних паводков в благополучных по водности (2007) и маловодных (2008-2009) годах отражены на рисунках 1-2.



Рисунок 1 Колебания уровня и продолжительности весенних паводков 2007-2009 гг в среднем течении р.Урал, у с. Январцево.



Рисунок 2 Колебания уровня и продолжительности весенних паводков 2007-2009 гг на участке перехода среднего течения р.Урал, в нижнее, у г. Уральск

Таким образом, маловодность и непродолжительность весеннего паводка 2009 г. снизила эффективность природной репродукции промысловых запасов. Это отразилось снижением концентрации молоди рыб в реке, в послепаводковый период (таблица 3).


Таблица 3 – Показатели концентрации молоди частиковых рыб в р. Урал по ЗКО, в послепаводковый летний период, за 2007-2009 (экз/100 м3)


Виды рыб

2007 г

2008 г

2009 г

экз

%

экз

%

экз

%

Сазан

5

5,95

2

1,28

-

-

Лещ

28

33,32

15

9,6

7

2,52

Плотва

17

20,23

7

4,48

4

1,44

Густера

16

19,04

8

5,12

5

1,8

Синец

18

21,42

7

4,48

3

1,08

Чехонь

15

17,85

9

5,76

6

2,16

Жерех

7

8,33

5

3,2

4

1,44

Судак

8

9,52

7

4,48

5

1,8

Берш

2

2,38

2

1,28

1

0,36

Сом

3

3,57

2

1,28

1

0,36

Итого:

119

100

64

100

36

100

Из таблицы видно, что в 2009 году во взятых пробах не было молоди сазана, так как он не имел условий для нереста. Снизилась концентрация молоди леща, плотвы, густеры, синца, чехни, судака, жереха, берша, сома.



При анализе показателей урожайности молоди за 2007-2009 г.г. прослеживается четкая зависимость урожайности молоди от уровня и продолжительности весеннего паводка. Так в сравнении с полноводным 2007 годом, в последующие маловодные 2008-2009 г урожайность молоди понижается (рисунок 3)

Рисунок 3 Динамика урожайности молоди частиковых рыб, в р.Урал по ЗКО, за 2007-2009 гг
Анализ рисунка 3 показывает, что в сравнении с многоводным 2007 годом, в маловодном 2009 году, показатели урожайности молоди частиковых рыб снизились на 30,3 %.
Список использованной литературы:

1. Чибилев А.А. Река Урал. – М., 1984. – С. 31,32;

2. Определение рыбопродуктивности рыбохозяйственных водоемов и/или их участков, оптимально-допустимых объемов изъятия и выдача рекомендаций по режиму и регулированию рыболовства на водоемах Урало-Каспийского бассейна. Раздел река Урал по ЗКО. Отчет Западно-Казахстанского филиала ТОО «КазНИИРХ». Уральск, 2009. С. 18.

УДК 597:591.1(116).


СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ЕСТЕСТВЕННЫХ ВОДНЫХ БИОРЕСУРСОВ ЗАПАДНО-КАЗАХСТАНСКОЙ ОБЛАСТИ И ПЕРСПЕКТИВЫ ИХ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ
Мурзашев Т.К., кандидат биологических наук,

Сариев Б.Т., старший научный сотрудник
Западно-Казахстанский аграрно-технический университет имени Жангир хана
Фонд рыбохозяйственных водных объектов Западно-Казахстанской области насчитывает около 30 средних и малых рек, включает р.Урал протяженностью 827 км в пределах области, порядка 190 её стариц, более десятка малых водохранилищ, а также многочисленные озера общей площадью свыше 50 тыс. га.

В период до 1991 г. объемы годовой добычи естественных водных биоресурсов в области достигали 1400 т. Полноценно функционировала такая крупная рыбодобывающая организация, как Уральский рыбокомбинат, на долю которого приходилось более половины добываемой в области рыбы. Рыбокомбинат кроме добычи биоресурсов занимался переработкой рыбопродукции, проводил рыбоводно-мелиоративные и охранные мероприятия.

С переходом к рыночной экономике, в результате разгосударствеления и приватизации, состояние рыбохозяйственной отрасли претерпело существенные негативные изменения. Было полностью прекращено финансирование всех мероприятий по воспроизводству рыбных запасов, разрушилась сложившаяся годами достаточно оптимальная структура организации и ведения промысла, значительно усилилось браконьерство. Одновременно с этим произошло ослабление контроля за промыслом со стороны природоохранных и рыбоохранных государственных структур.

Всё это привело к тому, что в начале текущего столетия годовой объем промыслового вылова рыбы упал ниже уровня 100 т. Лишь в последние годы благодаря проводимой слаженной рыбохозяйственной политики и совершенствованию нормативно-правовой базы удалось переломить негативную тенденцию снижения добычи водных биоресурсов в области (рис. 1).



Рис. 1. Динамика промыслового вылова рыбы в водоемах Западно-Казахстанской области за последние годы
Однако расширение частного предпринимательства в промысле породило новую проблему. В настоящее время на облавливаемых водоемах происходит селективное изъятие наиболее ценных в коммерческом плане видов рыб. На водоемах превалирует сетной лов, активные неводные орудия лова практически не используются на промысле. В результате такого одностороннего рыболовного пресса, в составе водных биоресурсов наблюдается постепенное замещение ценных рыб их экологическими конкурентами, как правило, малоценными видами. Преодолеть эту негативную тенденцию в значительной мере призвана организация повидового нормирования добычи рыбы на основе утвержденных объемов общего допустимого улова (ОДУ), которые в свою очередь устанавливаются в результате научных исследований состояния и запасов водных биоресурсов.

Целью настоящей работы явилось обобщение результатов исследований состояния запасов и биологического обоснования ОДУ, проведенных в последние годы на основных (промысловых и резервных) водоемах областного значения.

Сбор биологического материала осуществлялся на участках водоемов, представляющих собой информативность в плане значимости их роли в продуктивности водоемов. Для биологического анализа рыб сбор материала проводили как из промысловых, так и из контрольных уловов с использованием ставных сетей ячеей 20-70 мм в период апрель-октябрь 2006-2007 гг. Изучение видового состава ихтиофауны, сбор и обработка материала проводилась по общепринятым методикам [1]. Численность ихтиофауны и промысловый запас определяли методом прямого учета пассивными орудиями лова с использованием биостатических методов [2-6].

Основные рыбохозяйственные водоемы области по их географическому расположению и принадлежности к тому или иному водному бассейну можно условно разделить на ряд групп:



  1. Водоемы (водохранилища и озера) Урало-Кушумской оросительно-обводнительной системы (УКООС). Из водоемов этой группы были исследованы Битикское, Дунгулюкское, Пятимарское водохранилища, озера Салтанат, Жалтырколь, Едильсор.

  2. Водоемы бассейна Камыш-Самарских озер (БКСО), их которых были изучены озера Сарышаганак, Сакрыл, Айдын.

  3. Озеро Шалкар с его притоками.

  4. Прочие водоемы, куда относятся главным образом водохранилища на малых реках. Исследовались малые водохранилища на реках Ембулатовка (Зеленовский район), Утва и Березовка (Бутурлинский район).

В целях уточнения морфометрических параметров исследуемых водоемов (площадь, размеры) использовали имеющиеся в свободном доступе (www.maps.google.com) данные спутниковой съемки, которые обрабатывались с помощью программы для фотометрии PhotoM 1.30. Изучению подверглись основные водоемы области общей площадью более 36 тыс. га.

Результаты оценки водных биоресурсов показали (табл.1), что совокупные запасы рыб в водоемах области составляют порядка 1700 т, а их общий допустимый улов – около 480 т. Сопоставляя последнюю величину с данными о существующем промысловом изъятии (см. рис.1), можно видеть, что в настоящее время 45-50% прогнозируемого ОДУ недоиспользуется промыслом.

Лидирующее рыбохозяйственное значение в области занимает оз. Шалкар, на долю которого приходится 56% совокупного запаса и 60% допустимого улова рыбы. Второе место принадлежит водоемам Урало-Кушумской обводнительной системы – порядка 25% запаса и ОДУ. Таким образом, отмеченные выше водоемы могут дать до 85% общего объема вылавливаемой в области рыбы.

Основная масса в общем запасе рыб приходится на долю леща (600 т) (рис.2). Удельный вес ресурсов сазана составляет около 400 т при ОДУ равном 110 т. Далее в порядке убывания запасов от 230 до 20 т следует группа малоценных мелкочастиковых видов (красноперка, карась, окунь, плотва, линь, язь, густера), которые дают в сумме около 630 т биоресурсов и 170 т возможного вылова. Совокупные запасы таких ценных в коммерческом отношении рыб, как щука, судак, сом, жерех оцениваются в пределах от 4 до 16 т каждого вида, а их суммарный ОДУ – порядка 15 т.


Таблица 1 – Оцененные запасы водных биоресурсов в основных рыбохозяйственных водоемах Западно-Казахстанской области и прогноз их допустимого вылова, т


Виды рыб

Оз. Шалкар

Водоемы УКООС

Водоемы БКСО

Прочие водоемы

Запас

ОДУ

Запас

ОДУ

Запас

ОДУ

Запас

ОДУ

Лещ

479,7

143,9

45,2

13,5

66,4

19,5

7,3

1,5

Сазан

285,5

85,7

85,1

18,2

40,5

8,8







Сом







11,9

3,6













Судак







4,3

1,3

11,3

3,4







Жерех







2,6

0,8

1,0

0,3







Щука

8,1

2,4

0,4

0,1

6,5

1,5

1,1

0,2

Краснопёрка

86,4

25,9

92,1

25,7

41,0

9,5

15,0

3,0

Язь

35,8

10,7

0,3

0,1

0,2

0,1







Окунь

34,2

10,3

19,8

5,5

18,8

4,2

4,0

0,8

Карась

22,9

6,9

119,5

33,4

5,8

1,3

18,6

3,7

Линь

8,4

2,5

11,4

3,4

18,7

3,8

4,9

1,0

Плотва

2,0

0,6

23,2

6,8

28,0

6,9

2,8

0,6

Синец







7,4

1,6

5,8

1,7

1,4

0,3

Чехонь







0,4

0,1

1,5

0,5







Густера







16,9

3,6

0,4

0,1

0,8

0,2

Ерш

0,1

0,03



















Итого

963,1

288,9

440,5

117,9

246,0

61,6

55,9

11,2

% от запаса

56,5




25,8




14,4




3,3




% от ОДУ




60,3




24,6




12,8




2,3

Интересным представляется сопоставить относительные рыбопродукционные показатели отдельных групп водоемов. Как видно из приводимой диаграммы (рис.3), максимальные величины запасов на единицу площади водного зеркала (около 120 кг/га) характерны для более мелких водоемов (малые водохранилища), на которые приходится менее 5% (см.табл.1) совокупных рыбных ресурсов области. Относительные запасы рыб в других группах водоемов составляют от 40 до 60 кг/га. Таким образом, мелкие речные водоемы, хотя и обладают более высокими (в 2-3 раза) биопродукционными характеристиками, с хозяйственной точки зрения не могут дать существенной дополнительной прибавки естественной рыбопродукции. Очевидно, перспективы их использования должны быть нацелены на развитие искусственного воспроизводства рыб в форме пастбищной аквакультуры.



Рис.2. Совокупный запас и ОДУ основных видов рыб водоемов Западно-Казахстанской области


Рис.3. Относительные (на единицу площади) показатели запаса рыб и ОДУ для отдельных групп водоемов Западно-Казахстанской области


Как было указано выше, на водоемах области наблюдается стойкая тенденция замещения ценных крупночастиковых видов рыб малоценным мелким частиком. Этому способствует селективный сетной лов, существенное снижение общей промысловой нагрузки и полное отсутствие активного неводного промысла, который в определенной мере сдерживает зарастание литоральных участков. Прогрессирующее зарастание водоемов в свою очередь способствует расширению площади биотопов для основных видов мелкочастиковых рыб (красноперка, карась, окунь, плотва, линь и др.).

Преодоление указанных негативных тенденций представляется непростой задачей и её решение невозможно в короткие сроки. Можно выделить ряд основных приоритетных мер, которые будут способствовать повышению рыбопродуктивности и улучшению качественного состава водных биоресурсов области:

1. Организация и существенное расширение лова активными неводными орудиями.

2. Организация мелиоративного отлова малоценных видов мелкоячейными активными орудиями.

3. Проведение мелиоративных мероприятий по удалению излишков высшей водной растительности на основных нерестовых участках водоемов.

4. Поскольку многие озера Камыш-Самарской группы и Урало-Кушумской ООС являются заморными и подвержены существенным колебаниям водообеспеченности, целесообразным представляется использование на них метода тотального облова в осенне-зимний период.

Перечисленные меры хотя и позволят добиться улучшения состава биоресурсов, являются по существу мерами экстенсивного рыбного хозяйства. Интенсификация его возможна на базе искусственного воспроизводства и ведения пастбищной аквакультуры, основанной на растительноядных рыбах дальневосточного комплекса (белый и пестрый толстолобики, белый амур). Очевидно, наиболее перспективным водоемом для вселения этих рыб следует назвать оз.Шалкар. В этой связи, целесообразно было бы провести дополнительные исследования озера, а также водохранилищ Урадо-Кушумской ООС на предмет определения их приемной емкости для растительноядных рыб и других ценных вселенцев.
Список использованной литературы:


  1. Правдин И.Ф. Руководство по изучению рыб. – М.: Пищевая промышленность, 1966. – 306 с.

  2. Кушнаренко А.И., Лугарев Е.С. Оценка численности рыб по уловам пассивными орудиями лова // Вопросы ихтиологии, 1983, - Т.23. Вып.6. – С.921-926.

  3. Липицкий И.И. Направленное формирование ихтиофауны и управление численностью популяции рыб в Цимлянском водохранилище // Тр. Волгоград. отделения ГосНИОРХ. - 1970.- Т.4. – 282 с.

  4. Тюрин П.В. «Нормальные» кривые переживания и темпов естественной смертности рыб как теоретическая основа регулирования рыболовства // Изв. ГосНИОРХ, - 1974, - Т.71. - С. 71-128.

  5. Сечин Ю.Т. Методические указания по оценке численности рыб в пресноводных водоемах. – М.: ВНИИПРХ, 1990. – 90 с.

  6. Зыков А.А. Метод оценки коэффициентов естественной смертности дифференцированных по возрасту рыб // Сб.науч.тр. ГосНИОРХ, - Л., 1986. Вып.243. – С. 14-22.

УДК 551.4(574).502.7

УСТОЙЧИВОСТЬ СТРУКТУРЫ ЗЕМЛЕПОЛЬЗОВАНИЯ ТЕРРИТОРИИ ВОЛГО-УРАЛЬСКОГО МЕЖДУРЕЧЬЯ (В ПРЕДЕЛАХ ЗКО)

Ахмеденов К.М., магистр экологии


Западно-Казахстанский аграрно-технический университет имени Жангир хана
Устойчивое развитие природы и общества предполагает удовлетворение потребности нашего и будущего поколений. Оно должно обеспечить возможность существования биосферы и общества в состоянии равновесия, сохранение и улучшение качества жизненной среды, рациональное использование природных ресурсов и т. д. Устойчивое развитие должно базироваться на высоких показателях экономики, учитывающих общую экологическую безопасность для человечества. С ростом хозяйственной деятельности растет отрицательное воздействие на природную среду. Преобразование среды в результате антропогенной деятельности приводит к изменению условий эволюционного процесса, как в организме человека, так и в природной среде. Понятие об устойчивости включает решение актуальных проблем взаимодействия общества и природы, проблем сохранения и улучшения качества жизненной среды.

Наибольшее антропогенное влияние испытало на себе степь. Северное полушарие охвачено почти неразрывным кольцом - великим степным поясом, в состав которого входит испанские десьертосы, венгерские и придунайские пушты, европейские и сибирско-азиатские степи Евразии и, наконец, прерии Северной Америки. Степные ландшафты мира - одни из наиболее освоенных сельскохозяйственным производством ландшафтов. Если все обрабатываемые земли занимают около 11% суши, то в степных районах они достигают 80-90%. Степи Украины, России и Казахстана это регион Евразии, который характеризуется наивысшей степенью антропогенной деградации природных ландшафтов. Антропогенные ландшафты занимают 57% территории всей степной зоны этого региона, а доля сельскохозяйственных угодий составляет 80-96%. На этом фоне в европейской степях во второй половине 19 века; а в азиатских степях - в середине 20 века произошло катастрофическое обеднение ландшафтного и биологического разнообразия.

Изучая историю освоения степи не трудно заметить странное явление: роль и значение самой степи, закономерности природы степи не понимались и не признавались, хотя основой сельского хозяйства были именно они. Степь воспринималась как "дикое поле", "пустое место", которое следует распахать. Человек - хозяйственник не признавал самостоятельной ценности степных экосистем. Л.И. Брежнев в своей книге "Целина" подчеркнул, что необходимо "сделать зерновую отрасль главной отраслью сельского хозяйства Казахстана, увеличить здесь производство зерна в сравнении с прежним периодом не менее в 10 раз и превратить, таким образом, республику в новый крупнейший в стране район зернового производства". Это необдуманное, не учитывающее природных законов степной зоны решение, по сути, стало коренной причиной текущего экологического кризиса степной зоны.

Времена лозунгов, призывающих к "покорению" природы, прошли. Сама природа заставила человека пересмотреть отношение к ней. За все ошибки и промахи она жестоко наказывает человека, ставит перед ним все новые и новые экологические проблемы. Мудрость человека разумного состоит в том, чтобы понять, что природа существует не для легкомысленного ее потребления. Человечество тоже часть природы, причем та, которой доверено забота и защита ее самой.

Широкомасштабная распашка новых земель в период освоения целины в 50-е годы в степях Волго-Уральского междуречья оценивается как фактор многократного увеличения антропогенной нагрузки на степные ландшафты. Уничтожение степного ландшафта, истребление флоры и фауны поставили целинные регионы на грани экологической катастрофы. Ситуация, сложившаяся на целине в первой половине 90-х годов, была объективно оценена учеными и практиками, работающими в области степного природопользования. Вот, что пишет известный исследователь степного ландшафта Казахстана В.А. Николаев: "Видимо, пришло время пересмотреть структуру земельного фонда республики Казахстан. Во-первых, необходимо выбраковка из состава пахотных земель агроландшафтов, характеризующихся невысоким бонитетом; во вторых - строгое соблюдение пастбищных нагрузок и рациональных пастбищеоборотов на естественных кормовых угодьях. И, наконец, необходимо серьезно изучить и решить проблему создания сети особо охраняемых территорий".

Разработанная институтом степи УрО РАН концепция степного природопользования предусматривает частичное восстановление степного ландшафта с одновременным переводом низкобонитетной пашни в пастбищно-сенокосные угодья, сконцентрировав при этом производство зерновых на лучших землях, с применением передовых технологий возделывания.

Для формирования устойчивой новой структуры землепользования в степной зоне необходимо новое агроландшафтное районирование и типология земель с последующей хозяйственно-экологической оценкой отдельных типов. Для сохранения природного разнообразия и укрепления устойчивости антропогенных природных ландшафтов должна быть увеличена доля земель экологического фонда. Земли экологического фонда представляют собой как бы каркас стабилизации природно-антропогенных ландшафтов.

Важным шагом для устойчивого развития сельского хозяйства стало, принятие в 1994 году республикой Казахстан программы развития сельского хозяйства, учитывающей естественноисторические традиции землепользования при ликвидации убыточного земледелия в сухих и опустыненых степях.

Изменения в структуре землепользования ЗКО за последние 10 лет нельзя рассматривать как катастрофические для экологического региона. Специализация сельского хозяйства ЗКО в целом соответствует местным агроприродным условиям и ресурсам. С учетом небольшого агроэкологического потенциала ЗКО позитивным фактором стало локализация земледелия вокруг основных пунктов потребления и освоения пастбищеоборотов с включением в них массивов зональных земель.

Исследования ученых ЗКАТУ им.Жангир хана по совершенствованию зональных систем земледелия в сухостепной зоне Приуралья должны отвечать современным принципам адаптивного биологического земледелия и быть направлены на ослабление засухи, сохранение экологии, предотвращения дефляции и деградации почв, для чего необходимо дальнейшее совершенствование структуры посевных площадей, освоения севооборотов с озимыми культурами и почво-, влаго-, энергосберегающей обработкой с обязательными мероприятиями по воспроизводству гумуса за счет полного использования имеющегося навоза, соломы, включена в полевые севообороты сидеритов в сочетании с рациональной системой минеральных удобрений. В целях предупреждения перевыпаса необходимо соблюдение строгих пропорций между наличием поголовья животных и кормовой базы.

При соответствующей культуре земледелия 700-800 тыс. га пахотных земель с избытком могут обеспечить продуктами питания населения региона, а развитие устойчивого животноводства при освоении пастбищеоборотов и рациональное использовании богатейших сенокосов позволит экспортировать животноводческую продукцию в другие регионы. Необходимо пересмотреть структуру земельного фонда: во-первых, необходимо выбраковка из состава пахотных земель агроландшафтов, характеризующих небольшим бонитетом. Вторая задача - строгое соблюдение пастбищных нагрузок и рациональных пастбищеоборотов на естественных кормовых угодьях. Наконец, необходимо серьезно изучить и решить проблему создания сети особо охраняемых природных территорий, учитывая что в области еще не мало слабоизмененных или почти неизмененных естественных ландшафтов. Необходимо создание стратегии сохранения и восстановления эталонных участков ландшафтов ЗКО. Создание устойчивого сельского хозяйства при условии сохранения степного ландшафтного и биологического разнообразия возможно при поэтапном внедрении научно-обоснованной стратегий оптимизации степного природопользования.

Современная структура землепользования нуждается в изменениях. Зерновое хозяйство с производством высококачественных сортов пшеницы должно быть сосредоточено на лучших почвах северной части ЗКО с применением эффективной агротехники и методов адаптивно-ландшафтного земледелия. Низкопродуктивные пахотные угодья центральных и южных районов области, где производство товарного зерна убыточно, должно быть переведены в сенокосно-пастбищные угодья.

Степи Западно-Казахстанской области дифференцируются на крупные категории зональных, климатически обусловленных экосистем: засушливых разнотравно-злаковых степей на обыкновенных и южных черноземах, сухих степей на темнокаштановых и каштановых почвах, и опустыненных степей на светлокаштановых почвах.

Значительная часть степей Западно-Казахстанской области подверглась тотальному уничтожению или глубокой антропогенной трансформации. Широкомасштабная распашка земель в период освоения целины (1954-1960) привела к почти полному уничтожению степей. Многие из оставшихся степных территорий подвергаются влиянию выпаса.



Устойчивое природопользование в аридных регионах можно организовать, рационально применяя комплекс мероприятий в зависимости от конкретной ландшафтной структуры местности, в том числе методы фитомелиорации, прежде всего лесомелиорации, способной оптимизировать и обогатить ландшафт обедненных территорий. Обобщение исследований, выполненных на Джаныбекском стационаре РАН, за 50 лет позволило разработать биогеотехнологический подход и пути реорганизации пастбищного хозяйства (Душков, 2003) и предложить методы создания долговечных лесомелиоративных систем на комплексных почвах Северного Прикаспия (Сапанов,2003), которые позволяют комплексно решает проблемы природопользования. Предыдущая практика использования пастбищных ресурсов показала, что до конца ещё не поняты причинно-следственные зависимости естественных пастбищ. Сельскохозяйственное производство концентрируется на тех землях, где возможно земледелие, здесь же в степных пространствах сосредоточивается и основная часть сельских жителей. Происходит процесс локализации овцеводства и других сельскохозяйственных животных на относительно небольших участках, и одновременно с этим происходит недоиспользование остальных пастбищных площадей. Изменение человеком нормально существующих условий в естественной экосистеме может привести к уменьшению потока энергии в этой системе. Искусственно завышенный уровень интенсивности использования природных ресурсов может дать лишь кратковременное резкое увеличение производства сельскохозяйственной продукции с последующим нарушением земель, снижением их продуктивности и ростом издержек производства. Главной задачей стратегии землепользования должна быть стабильность природной среды при оптимальном уровне её использования.

В настоящее время южная граница земледелия (имеется в виду пространство с включением в обработку под неполивное земледелие почв зонального типа) совпадает с южной границей распространения зональных почв: тёмно-каштановых и каштановых. Здесь пашня составляет до 50% всех земель, крупный рогатый скот мясного направления почти наполовину обеспечивается кормами за счёт полевого кормопроизводства, плотность сельского населения составляет 4-11 чел/км2. Пастбища здесь также размещены на зональных тёмно-каштановых и каштановых почвах, а под сенокосы используются поименно-луговые и луговые разности сухостепной зоны, имеются и степные сенокосы на зональных почвах. К югу от рассмотренной полосы земледелия имеет выборочный характер, земли здесь преимущественно пастбищные, ведущая отрасль - животноводство (в основном овцеводство). Плотность населения не превышает 3 чел./км2. Для этой полосы овцы являются экологически опасной группой животных, желательно их долю в общем поголовье сократить за счёт повышения значения коневодства, а в более южных районах - верблюдоводства. Стабилизацию и реставрацию агроландшафтов можно осуществить лишь при более полном учёте экологических условий Западно-Казахстанской области (в пределах Волго-Уральского междуречья), путём усложнения структуры обрабатываемых земель и поголовья сельскохозяйственных животных. В условиях перехода к рынку это происходит стихийно. Высокая степень сельскохозяйственной освоенности, длительные и все возрастающие антропогенные нагрузки на территории Западно-Казахстанской области привели к возникновению целого ряда острых геоэкологических про­блем, связанных как с ухудшением качества окружающей природной среды, так и с истощением и потерей природно-ресурсного потенциала (Суербаев, Куспанов, Хон, 2002). Поэтому сохранение оставшихся природных комплексов и их регенерационного по­тенциала (самовосстановления, самоочищения и т. п.) — задача крайне акту­альная и ее решение возможно путем создания сети охраняемых природных территорий (Петренко и др., 2001). В целях оптимизации природопользования на локальном уровне нами (Ахмеденов,2006;Ахмеденов,Унаев,2006) получены результаты показывающие территориальные различия эколого-хозяйственного состояния исследуемой террито­рии. От структуры землепользования зависит, как происходит распределение и перераспределение антропо­генных нагрузок по территории и в конечном счете устойчи­вость ландшафтов. В этом случае соответствие структуры зем­лепользования (хозяйственной специализации) и структуры ландшафтов имеет важное научно-практическое значение. Оно может быть достигнуто на основе оценки ЭХС террито­рии, а затем правильной ее организации (землеустройства) с учетом эколого-хозяйственного баланса (ЭХБ). При оценке степени "экологичности землепользова­ния" применяют так называемые "коэффициенты абсолютной и относительной напря­женности эколого-хозяйственного состояния террито­рии", т.е. отношение площадей земель с максимальной и минимальной антропогенной нагрузкой. Конечно, кро­ме такого соотношения нужно учитывать и конкретный рисунок размещения земель с разной степенью и харак­тером нагрузки, их взаиморасположение. Оценки эколого-хозяйственного баланса территории должны произво­диться не только на уровне региона и административно­го района, но и на локальном уровне. В последнем слу­чае, когда рассматриваются ландшафты ранга фации, соотношение площадей с разной нагрузкой покажет в общих чертах и взаиморазмещение этих площадей. Для определения эколого-хозяйственного баланса (ЭХБ) территории используются следую­щие характеристики: распределение земель по их видам и ка­тегориям, площадь природоохранных территорий, площадь зе­мель по видам и степени антропогенной нагрузки, напряжен­ность эколого-хозяйственного состояния (ЭХС) территории, интегральная антропогенная нагрузка, естественная защищен­ность территории, экологический фонд территории. Так как управление природными и, в том числе, земельны­ми ресурсами осуществляется в рамках административных еди­ниц и отдельных подразделений (землепользовании), то они рассматриваются в качестве объекта изучения (эколого-хозяйственных систем). Такой подход облегчает сбор информации и практическую реализацию результатов исследований.

Анализ структуры землепользования проводится на основе классификационных единиц земельного кадастра (форма статистической отчетности № 22). Для определения степени антропогенной нагрузки (АН) земель вводятся экспертные балльные оценки. Каждый вид земель получает соответствующий балл, после чего земли объединяются в однородные группы; от АН - минимальной на землях естественных урочищ и фаций до максимальной АН - на землях, занятых промышленностью, транспортом. Группировка земель по степени АН позволяет оценить антропогенную преобразованность территорий в сопоставимых показателях. Ими являются коэффициенты абсолютной (Ка) и относительной (Ко) напряженности ЭХС территории, т. е. отношения площади земель с высокой АН к площади с более низкой АН. Коэффициент Ка показывает отношение площади нарушенных горными разработками, промышленностью транспортом земель к площади малотронутых или нетронутых территорий. Это соотношение крайних по своему значению величин должно привлекать к себе особое внимание с це­лью уравновешивания сильных антропогенных воздействий с потенциалом восстановления ландшафта и поддержания на со­ответствующем уровне необходимой площади заповедников, заказников и других природоохранных территорий. Чем боль­ше их, тем ниже коэффициент Ка и благополучнее складыва­ется состояние окружающей среды. В целом, эколого-хозяйственное состояние территории в наибольшей степени характеризуется коэффициентом Ко, так как при этом охватывается вся рассматриваемая территория. Снижение напряженности ситуации уменьшает значение ко­эффициентов, а при Ко, равном или близком к 1,0, напряжен­ность ЭХС территории оказывается сбалансированной по сте­пени АН и потенциалу устойчивости природы. На территории Западно-Казахстанской области в зависимости от степени АН выделяются зоны с различной напряженностью ЭХС терри­тории (рис.1.).

Каждому антропогенному воздействию или их совокупнос­ти соответствует свой предел устойчивости природных и природно-антропогенных ландшафтов. Чем разнообразнее ланд­шафт, тем он более устойчив. Выражается это, прежде всего большим количеством и равномерным распределением естест­венных биогеоценозов, урочищ, природоохранных зон и особо охраняемых территорий, совокупная площадь которых состав­ляет экологический фонд эф) территории. Чем он больше, тем выше естественная защищенность (ЕЗ) территории и со­ответственно устойчивость ландшафта .Вместе с тем, уровень ЕЗ территории также зависит от рас­пределения земель по степени АН. Земли, характеризующие­ся высокой степенью антропогенной нагрузки, как правило, имеют низкую естественную защищенность. Если принять земли, входящие в экологический фонд с минимальной АН за P1, то площади земель с условной оценкой степени АН в 2,3, 4 балла будут составлять 0,8 Р2, 0,6 Р3, 0,4 Р4 (земли с самым высоким баллом АН в расчет не принимаются).

Рис.1. Напряженность эколого-хозяйственного состояния территории Волго-Уральского междуречья (в пределах Западно-Казахстанской области) по Ко


Таким образом, - появляется возможность получить суммарную площадь земель со средо- и ресурсостабилизирующими функциями (Рсф) по следующей формуле:

Рсф= Р1+ 0,8 Р2 + 0,6 Р3 + 0,4 Р4 .

Если соотнести площадь земель РСФ к общей площади ис­следуемой территории о) Рсфо, то мы получим коэффи­циент естественной защищенности территории (Кез). Кез менее 0,5 свидетельствует о критическом уровне защищен­ности территории. В отличие от таких показателей, как ле­систость, распаханность и т.п., Кез носит интегральный ха­рактер и может быть использован для комплексной оценки территории. Оценка выделенных территорий по степени напряженности, соглас­но классификации Б.И.Кочурова (1998), позволяет сделать вывод, что тер­ритории с незначительной и слабой степенью комплексного воздействия можно отнести к территориям с удовлетворительной геоэкологической си­туацией (напряженности), здесь допустимо увеличение антропогенного воздействия. Территории со средней степенью комплексного воздействия имеют конфликтную геоэкологическую ситуацию, на них допустимо лишь сохранение воздействия на существующем уровне. На территориях, где имеется сильное и очень сильное комплексное воздействие, сложилась критическая геоэкологическая ситуация: здесь необходимо проведение ме­роприятий по уменьшению воздействия. Наихудшее состояние окружающей природной среды выявлено для г. Уральска и приле­гающих территорий. Здесь располагаются промышленные предприятия, наиболее интенсивно ведется сельскохозяйственное производство, высоки плотность населения и транспортные нагрузки. Очень низкая антропоген­ная нагрузка характерна для эколого-географических районов пустынностепной зоны. Дифференциация показателя экологической напряженности по тер­ритории области показывает, что наиболее значительная степень геоэкологиче­ской напряженности сложилась в западной и центральной частях, а удов­летворительная геоэкологическая напряженность наблюдается в северо­восточной и восточной частях региона (рис.1).

Экологическую устойчивость области обеспечивают земли, экстенсивно эксплуатируемые и неэксплуатируемые, т.е. земли с низким уровнем экологической напряженности - особо охраняемые территории, участки занятые лесными насаждениями, территории, используемые под пастбища. Для снижения экологической напряженности предлагается создавать стабилизирующую сеть природных территорий с закреплением соответствующих режимов их использования, предусматривающую расширение площади охраняемых объектов и более рационального расположения их по всей территории области с оптимизацией их использования в природоохранных, рекреационных и других целях.

При оценке уровня комплексного антропогенного воздействия предлагается использовать следующие цепочки значимости, построенные на основе экспертных оценок: плотность населения - площадь пашни - площадь селитебных территорий — плотность скота - выбросы загрязняющих веществ в атмосферу (таблица 2).

При экспертной оценке весовых коэффициентов комплексного антро­погенного воздействия (АН) на территории рассчитываются по формуле:

АН = 0,22(Nнac.) + 0,21(Nпашн.) + 0,2(Nселитеб.) + 0,19(Nскот.)+ 0,18 (Nвыброс в атм.),

где Nнac., Nпашн., Nселитеб., Nскот., N выброс в атм., - нормированные величины рассматриваемых характеристик (плотность населения, площади пашен, селитебные территории, плотность скота (условных голов овец), выбросы загрязняющих веществ в атмосферу).

На основе этой формулы построена карта комплексного ан­тропогенного воздействия на административные районы области за 2004 год (рис.2.).

Область допустимых значений рассчитанных безразмерных показателей воздействия задается интервалом от 0 до 1, при этом 0 характеризует территории менее подверженные, а 1 - наиболее подверженные техногенному воздействию.


Рис.2. Комплексное антропогенное воздействие на ландшафты по административным районам Западно-Казахстанской области (в пределах Волго-Уральского междуречья)


Изменения показывают, насколько природные ландшафты приобрели признаки антропогенного в зависимости от участия факторов антропогенеза в формирований внешнего облика. Освоенность определяется характером и типом освоения, нагрузкой на ландшафт, включающей плотность населения, плотность поголовья скота, площадь пашни. В исследуемом регионе степень измененности ландшафтов слабая (0,22) , средняя (38,73) и лишь местами локально сильная (82,55).

Высокая степень сельскохозяйственной освоенности Западно-Казахстанской области означает трансформацию естественных ландшафтов. Сельско­хозяйственные угодья области занимают 94 % ее площади, среди них 11,8 — пашня и залежи, 74,7— пастбища, т. е. распахано 1/10 часть территории области. Конечно, это не сравнимо с высокой степенью распаханности в других областях Казахстана, например в Северо-Казахстанской области, распахано 54,5%, Акмолинской - 39,1, Павлодарской – 28 %, т. е. в этих регионах распахано более половины их территории. Но и этого показателя при нерациональном ведении земледелия вполне достаточно для возникновения геоэкологических проблем и исчезновения степных ландшафтов.

Нами была сделана попытка дифференциации территории Западно-Казахстанской области по степени сбалансированности территориальной структуры на примере 2002 года на основании экспликации земель, отражающего эколого-экономическое состояние административных районов. С целью оценки степени сбалансированности территориальной структуры региона нами использовались два интегральных показателя, описанных С.Н. Волковым (2001) и адаптированных к сложившейся системе учета земель на уровне административного района: коэффициент экологической стабильности территории (Кэс) и коэффициент антропогенной нагрузки на территорию (К АН). В целом, данные коэффициенты отражают зависимость между соотношением сильно и слабо преобразованных угодий; с их помощью проведено ранжирование Западно-Казахстанской области (в пределах Волго-Уральского междуречья) по степени сбалансированности их территориальной структуры (рис.3.).

Рис.3. Сбалансированность территориальной структуры земельных угодий в Западно-Казахстанской области (в пределах Волго-Уральского междуречья)


Для оценки влияния состава угодий на экологическую ста­бильность территории, устойчивость которой падает при повы­шении сельскохозяйственной освоенности земель, распашке и интенсивном использовании угодий, проведении мелиоративных и культуртехнических работ, застройке территории, необходимо вычислить коэффициенты экологической стабильности террито­рии и коэффициент антропогенной нагрузки (Кан). В том случае, если полученное значение Кэк.ст. < 0,33, то терри­тория экологически нестабильна, при Кэк.ст. = 0,34...0,50 — неус­тойчиво стабильна, при Кэк.ст. = 0,51. ..0,66 переходит в градацию средней стабильности, а при Кэк.ст.>0,67 — экологически ста­бильна.

Используя методику, описанную С.Н. Волковым (2001) нами была проведена оценка степени сбалансированности территориальной структуры региона. Анализ рисунка 3 позволяет сделать вывод, что большинство районов характеризуются среднесбалансированной территориальной структурой. Это связано, прежде всего, с высокой сельскохозяйствен­ной освоенностью и распаханностью территории. Распаханность территории - один из важнейших показателей степени антропогенной преобразованности ландшафтов. За 10 лет (1993-2002 гг.) в республике значительно изменилась структура площади землепользования, так доля пашни в среднем по республике составляет 10,5 % (уменьшилась на 2,4 %).

По оценочным данным, целесообразное экологическое равновесие наблюдается, когда процентное соотношение между площадями естественных и преобразованных экосистем составляет 60:40. Суммарный эколого-социально-экономический эффект условно можно считать низким при распаханной площади до 20 %, средним - при 20-29 %, высоким - при 30-39 % и неудовлетворительным, когда доля пашни составляет 40 % и более (Черникова, Черекеса,2001). Площадь пашни на одного человека в Казахстане превышает 1 га, в США составляет 0,7 га, в Венгрии - 0,5 га, во Франции и в Финляндии - по 0,3 га. При этом эффективность использования каждого гектара пашни в этих странах в 3-5 раза выше, чем в Казахстане Причины такого разрыва заключаются в уровне культуры земледелия (в Казахстане низкая эффективность вносимых минеральных удобрений, несоблюдение севооборотов уменьшение содержания гумуса в пахотных горизонтах почвы и т.д.).

Наибольшая нагрузка на агроландшафты отмечается для г. Уральска (0,35) и Зеленовского района (0,37) и довольно высокая в Казталовском, Жаныбекском, Бокейординском, Акжаикском, Жангалинском районах значение К эс в среднем равно 0,58, что также характеризует существенное воздействие хозяйственной деятельности на окружающую среду этого региона. Благоприятная обстановка природных условий в Таскалинском районе ощутимо сглаживает процесс опустынивания, поэтому здесь значение К эс составляет 0,73.

В районах доля распаханной площади отвечает критериям оптимальности. Приемлемая верхняя величина распаханности составляет 40 % территории (Черникова, Черекеса,2001). В Зеленовском районе и г. Уральске степень распаханности значительно превышает оптимальный уровень. Наибольшая распаханность характерна для Зеленовского района и г. Уральска, затем Таскалинского и Жанибекского районов, что очевидно связано историей земледельческого освоения и наиболее благоприятными природными условиями для развития товарного земледелия. Доля природных и полуприродных ландшафтов в общей площади, т.е. естественная защищенность территории за счет незначительного количества земель экологического фонда наименьший в Зеленовском районе и г. Уральске, тогда как в остальных районах этот показатель довольно высокий, что способствует процессам самовосстановления и условиям поддержания агроландшафтов. Количественные показатели сбалансированности территориальной структуры хорошо отражают ландшафтную структуру области: высокие значения в подзоне степи за счет высокой распаханности и больших нагрузок на пастбища при незначительной доле земель экологического фонда; ниже значения в полупустынной зоне.

Основными функциями лесов Западно-Казахстанской области являются поле -, почво-, водозащитные. Площадь лесов и кустарников невелика (1,5 %), хотя выполняемые ими защитные функции значительно возрастают за счет того, что колки небольшими участками разбросаны на территории области. Оптимальный показатель лесистости любой территории около 20-25 %. В большинстве районов лесистость недостаточная для поддержания экологического равновесия геосистем. Даже при относительно высокой лесистости в районах (Зеленовский, Акжаикский, г. Уральск) леса не везде расположены в достаточном количестве по площади и видовому составу для того, чтобы исключить влияние опустынивания. Относительно высокая степень лесистости в г. Уральске связана с пойменными лесами р. Урал и городской зеленой зоной, в Зеленовском районе с пойменными лесами р. Урал и байрачными лесками в отрогах Общего Сырта, в Акжаикском районе с пойменными лесами р. Урал и, наконец, в Бокейординском районе с лесными массивами Рын-песков.

Выделенные по сбалансированности структуры территории районы отражают не только величину антропогенной нагрузки, но и устойчивость различных ландшафтов к ней. Районы с благоприятной геоэкологической обстановкой - это слабозаселенные и не освоенные территории полупустынной и пустынной зон, отличающиеся высокой устойчивостью ландшафтов.

Районы с удовлетворительной экологической ситуацией - это плотнозаселенные районы, преимущественно с долговременным сельскохозяйственным освоением. К ним относятся территории степной и полупустынной зоны с низким показателем устойчивости ландшафтов.

К районам с неблагоприятной экологической ситуацией относятся степные районы с интенсивным сельскохозяйствен­ным освоением (разработка целины), мощной транспортной инфраструктурой и долговременной раз­работкой полезных ископаемых (строительное сырье). Хозяйственное освоение этих районов происходит на фоне высокой демографической нагрузки.

Районы с крайне неблагоприятной экологической ситуацией находятся в зоне влияния крупного промышленного центра — г. Уральска. Природа этих районов почти полностью трансформирована мощным промышленным производством (теплоэнергетика, производство стройматериалов, ЖКХ).

Вне зоны влияния промышленности главным фактором трансформации ландшафтов выступают долговременное сельскохозяйственное освоение и мощная транспортная инфраструктура. Демогра­фическое давление на эти районы максимально.

В целом использование данных показателей позволя­ет контролировать и при необходимости корректировать структуру землепользовании любого административно­го района в соответствии с экологическими нормами.

Давно известно, что сохранение в степной зоне природных естественных участков, оптимальное пропорциональное соотношение пашни, лесов, кормовых угодий способствуют повыше­нию стабильности и продуктивности агроландшафтов и устойчивости природных систем в целом, препятствуют развитию процессов их деградации. Поэтому весьма важно установление предельно допустимых экологических параметров.

Одним из мероприятий по организации сбалансированной территориальной структуры земельных угодий является создание сети особо охраняемых территорий. Главная задача создания сети особо охраняемых территорий в Западно-Казахстанской области заключается в восста­новлении нарушенных ландшафтов для выполнения ими необходимых средоформирующих и ресурсовоспроизводящих функций.

Вместе с тем практика интенсивной сельскохозяйственной освоенности территории Западно-Казахстанской области с постоянным расширением посевных пло­щадей, использованием экологически неустойчивых и малопригодных к земледелию почв (супесчаных, солонцовых и т. п.) привела к катастрофическим последствиям. Необходима переориентация хозяйственной деятельности ре­гиона на разумное сокращение посевных площадей, восстановление пастбищ, возрождение традиционных форм землепользования и создание природно-заповедного фонда. Все это является составной частью концепции культур­ного ландшафта, альтернативной существующей организации территории, устройство и обустройство которой предстоит осуществить в самое ближай­шее время. В Западно-Ка­захстанской области всего три ООПТ респуб­ликанского значения — это два зоологических и комплексный заказники общей площадью 160 тыс. га — около 1 % площади области. Причем нужно иметь в виду, что в этих заказ­никах охраняются преимущественно экосисте­мы долины р. Урал и что режим зоологичес­ких заказников даже формально направлен на защиту лишь крупных млекопитающих и птиц. Разработанная и предложенная система степных эталонных участков, встроенная в систему ООПТ и схему эколого-географического районирования региона, служит опорной сетью для функционирования мониторинга – основной информационной системы наблюдений, оценки и прогнозирования функции почвенного покрова и других компонентов с выявлением антропогенных изменений на фоне естественных процессов почвообразования. В том числе ландшафтно-экологического мониторинга опустынивания. Всё вышеизложенное предполагает необходимость усиле­ния природоохранных мероприятий на территории Западно-Казахстанской области.

В заключении можно добавить, что в целях сохранения продуктивности пахотных угодий степей Северной Евразии должна быть пересмотрена существующая здесь культура земледелия. Сущность новой культуры земледелия по А.А. Чибилеву направленной на экологическую оптимизацию агроландшафта заключается в следующем:



  • в применении агротехники, которая имитирует природные признаки и предусматривает минимальную или нулевую обработку почв;

  • в уменьшении техногенной нагрузки и сохранении на пашне растительных остатков;

  • в создании эффективной системы противоэрозионной защиты черноземов;

  • в предотвращении процессов деградации черноземов при орошении;

  • в создании оптимального лесомелиоративного полезащитного комплекса.

Хочется верить, что поэтапное внедрение научно-обоснованной стратегии оптимизации степного природопользования поможет восстановить степи. Ведь степь - это историко-культурное родовое наследие казахского народа. Наследие, которое досталось ему по праву рождения и он обязан передать его в сохраненном виде будущему поколению.

Создание устойчивого сельского хозяйства при условии сохранения степного ландшафтного и биологического разнообразия станет основой для устойчивого развития в 21 веке Западно-Казахстанской области и Республики Казахстан в целом.


Список использованной литературы:

  1. Агроэкология /Под ред. В.А.Черникова, А.И.Черекеса.-М.:Колос,2000.-535 с.

  2. Ахмеденов К.М Современное геоэкологическое состояние степей Западно-Казахстанской области (в пределах Волго-Уральского междуречья)//Сб.: Степи Северной Евразии. Материалы IV международного симпозиума. Оренбург: ИПК «Газпромпечать», 2006. С.75-78.

  3. Ахмеденов К.М. Эталонные степные ландшафты Волго-Уральского междуречья (предварительный кадастр)// Вестник ЗКГУ, №1 2004. С.170-180.

  4. Ахмеденов К.М., Унаев М.Х. Эколого-хозяйственный баланс территории Западно-Казахстанской области (в пределах Волго-Уральского междуречья)// Индустриально- инновационная политика: состояние и перспективы развития. Материалы междунар. науч. - практ. конф - Уральск, 2006. С.27-31.

  5. Волков С.Н. Землеустройство. Том 2: Землеустроительное проектирование. Внутрихозяйственное зем­леустройство. — М.: Колос, 2001. — 648 с.

  6. Вопросы географии Казахстанской целины. - А-А., 1983.

  7. Душков В.Ю. Биогеотехнологический подход и пути реорганизации пастбищного животноводства в аридных регионах Европейской части России // Агроэкологический вестник.-2003.-№5. С.6-11.

  8. Кочуров Б.И. Геоэкология (География экологических ситуации).-М.,Изд-во МГОПУ,1998.-122 с.

  9. Левыкин С.В. Стратегия сохранения и восстановления эталонных плакорных ландшафтов степной зоны Южного Урала. - Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата географических наук. - Оренбург, 2000.

  10. Левыкин С.В., Чибилев А.А., Кадралиев С.Ш. Об изменении структуры землепользования в Западно-Казахстанской области за последнее десятилетие ХХ столетия. Сб. «Проблемы природопользования и сохранения биоразнообразия в условиях опустынивания: материалы межрегиональной научно-практической конференции, 18-20 октября 2000 г.». - Волгоград: изд. ВНИАЛМИ, 2000.

  11. Миркин Б.М.,Хазиахметов Р.М. О концепции экологически-ориентированного управления степной агроэкосистемой // Степной бюллетень.-Осень,2000.-№8.-С.30-34.

  12. Москалев Г.Е. Земельные ресурсы Западного Казахстана и их использование. Сб. «Экономическое развитие Северного Прикаспия» выпуск 2. - Уральск, 1973.

  13. Николаев В.А. Ландшафты азиатских степей. - М. Изд-во МГУ, 1999.

  14. О земле. Закон Республики Казахстан. – Алматы: ЮРИСТ, 2001.

  15. Парфенова А.Я. География сельского хозяйства Уральской области. - Уральск, 1990.

  16. Петренко А.З. и др. Зеленая книга Западно-Казахстанской области. Кадастр объектов природного наследия. ЗКГУ. Уральск: Изд-во РИО ЗКГУ,2001.- 194с.

  17. Природа Уральской области и ее охрана. Часть I и II. -Уральск «Диалог», 1992.

  18. Природно-ресурсный потенциал и проектируемые объекты заповедного фонда Западно-Казахстанской области. - Уральск, 1998.

  19. Приуралье: Альбом / сост. Ж.М. Туремуратова. Алматы, 2001.

  20. Розанов Б.Г. Основы учения об окружающей среде. М.:МГУ,1984.-376 с.

  21. Сапанов М.К. Экология лесных насаждений в аридных регионах.- Тула: Гриф и К,2003.-248 с.

  22. Суербаев Р.Х., Куспанов С.К., Хон В.Н. Экологические проблемы Западно-Казахстанской области. - Уральск: Зап.-Каз. ЦНТИ,2002.-76 с.

  23. Фетисов И.М. Решение проблем сельского хозяйства Западно-Казахстанской области. Вестник ЗКГУ. Выпуск 2 - 2001.

  24. Чибилев А.А. Основы степеведения. - Оренбург, 1998.

  25. Чибилев А.А. Степи Северной Евразии (эколого-географический очерк и библиография). - Екатеринбург: УрО РАН, 1998.

  26. Чибилев А.А., Дебело П.В., Рамазанов С.К. Предварительная схема экологического каркаса Северного Прикаспия. Сб. «Проблемы природопользования и сохранения биоразнообразия в условиях опустынивания: материалы межрегиональной научно-практической конференции, 18-20 октября 2000 г.». - Волгоград: изд. ВНИАЛМИ, 2000. С. 125-127.

УДК 631.674.2:631.45


ЛИМАННОЕ ОРОШЕНИЕ И ПЛОДОРОДИЕ ПОЧВ
Нагиева А.Г., магистр почвоведения и агрохимии,

Кучеров В.С., доктор с.-х. наук
Западно-Казахстанский аграрно-технический университет имени Жангир хана
Наряду с проблемой повышения продуктивности пашни в Казахстане очень остро стоит вопрос сохранения и воспроизводства почвенного плодородия. Плодородие в значительной степени определяется содержанием гумуса, роль которого в почве многообразна. Как сложный органоминеральный комплекс, гумус обусловливает оптимальные физические свойства почв, их поглотительную способность, имеет большое значение в создании агрономически ценой водопрочной структуры, оказывает непосредственное влияние на водный, воздушный и тепловой режим, аккумулирует энергию, необходимую для всех физиологических процесс происходящих в почве. Гумус является резервом основных питательных веществ для растений.

Сельскохозяйственное использование почв приводит к существенному изменению качественного состава гумуса в основных типах почв. При освоении целинных и длительном использовании их без систематического применения удобрений происходит уменьшение содержания всех групп гумусовых веществ. Однако темпы уменьшения содержания лабильных соединений, объясняемых группой фульвокислот, более высокие, нежели темпы уменьшения гуминовых кислот.

Развитие почв и почвенного покрова, как и формирование их плодородия, тесно связаны с конкретным сочетанием природных факторов почвообразования и многообразным влиянием человеческого общества, с развитием его производительных сил, экономических и социальных условий.

Одним из центральных в проблеме почвенного плодородия является вопрос об изменении и состава органического вещества, поскольку от него зависят пищевой режим и важнейшие физические свойства почвы. Все возрастающее значение органического вещества почвы обязывает тщательно контролировать динамику гумуса в зависимости от комплекса агротехнических мероприятий [1].

Сущность почвообразовательного процесса заключается в концентрации в почве азота и зональных элементов питания, а также в других изменениях, обусловленных воздействием растительности на материнскую породу. Способность почвы обеспечивать произрастание растительности в свою очередь делает возможным существование и развитие на суше разнообразных животных как растительноядных, так и плотоядных.

Одна из важнейших характеристик гумусовых кислот (ГК) - это элементный состав [2]. По­средством его определения дается оценка особенностей органического вещества почв. Элемент­ный состав является отражением условий почво­образования и в первую очередь зависит от химического состава разлагающихся органичес­ких остатков и условий гумификации.

Изменение условий почвообразования при орошении выражается, прежде всего, в своеобразии микроклимата оазисов, континентальность и аридность которого ослабевают благодаря обводнению территории и смене эфемерной растительности культурной. Все исследователи отмечают, что при распашке сероземов гумусовый горизонт подвергается разрушению и вследствие увеличения аэрации происходит усиленная минерализация органического вещества и снижение содержания гумуса, преимущественно в пахотном горизонте. При орошении изменяются и более глубокие горизонты, ухудшаются водно-физические свойства почв. Многие исследователи считают, что по отдельным наблюдениям трудно судить о том, как идет изменение содержания гумуса и как меняются его запасы с увеличением давности орошения.

Характеристика исследуемых почв:



Разрез №1. Каштановая среднемощная целинная тяжелосуглинистая почва

(Целина Лимана 29)



Разрез №2. Каштановая тяжелосуглинистая почва (Лиман 29)
Таблица – Запасы гумуса и подвижных форм NPK в каштановых лиманных почвах

Показатели

Типы исследуемых почв

Лимана 29 (целина)

Лиман 29

0-20см

0-20см

уровень обеспеченности

Запасы гумуса, т/га

62,48

92,80

136,00

Обогащенность гумуса азотом

очень низкое

очень низкое

Содержание валового азота, т/га

2,56

3,50

4,47

Содержание подвижного азота, кг/га

27,39

25,52

очень низкая

Содержание подвижного фосфора, кг/га

10,70

4,64

очень низкая

Содержание подвижного калия, кг/га

505,04

533,60

очень высокая

Сравнивать варианты разных почв по содержанию гумуса не возможно, т.к. она не может полностью характеризовать гумусовый режим почв. Поэтому для оптимальной характеристики гумусового режима почв нами были рассчитаны запасы гумуса в корнеобитаемом слое изучаемых почв (в слое 0-20см и 0-50см). По полученным данным запасов гумуса дана оценка уровня обеспеченности почв гумусом. По градации, Орлова и Гришиной, исследованные почвы – низко и очень низко обеспечены гумусом. Запасы гумуса и подвижных форм NPK в слое 0-50см в почвах целины Лимана 29 не определялись, т.к. при закладывании данного разреза на глубине 0-38см началось заливание разреза грунтовой водой, это указывает на то, что данный лиман не осушается на большую глубину весной. Закладка разреза проводилась в весенний период – в мае месяце – в это время недалеко от разреза была еще талая вода. Этим и можно объяснить низкий уровень обеспеченности гумусом на Лимане 29.

Для оценки способности почв обеспечить растения элементами питания, а также необходимости во внесении удобрений и их доз, важное значение, имеет определение подвижных (доступных) форм азота, фосфора и калия. Азот в почве находится в форме органических и минеральных соединений.

Аммиачный азот может быть в почве в различных формах. Аммиак в почве образуется в результате аммонификаций – размножения азотосодержащих органических соединений. Аммиачный азот частично используется растениями. По градации Мачигина, уровень обеспеченности азотом показал низкий уровень

Из таблицы видно, что в каштановых тяжелосуглинистых почвах запасы подвижного азота составили в слое 0-20см почвы на целине 27,39 и на Лимане 29 - 25,52т/га.

Подвижные формы фосфора представлены легкорастворимыми фосфатами, которые составляют 2-10% валового. Часть их усваивается растениями. Степень усвояемости зависит от свойств почв, температуры, влажности, виды растений и колеблется от 0,5 до 10%. Подтипы каштановых почв низко обеспечены подвижными формами фосфора. В слое почвы 0-20см фосфор колеблется от 10,70 – 4,64кг/га. Это связано с тем, что подвижный фосфор при наличии карбонатов переходит в двух и трехзамещенные формы фосфора, т.е. карбонаты связывают подвижный фосфор.

Запасы резервного калия в почвах огромны, так как он входит в состав гидрослюд и легко высвобождаются. Содержание подвижной формы калия показывал очень высокий уровень обеспеченности, это говорит о том, что содержание подвижного калия в каштановых почвах исключительно высоко.

Полученные результаты исследований показывают, что для получения стабильных высоких урожаев, на Лимане 29, необходимо вносить расчетные дозы азотно-фосфорных минеральных удобрений.


Список использованной литературы:


  1. Лебедева,И.И. Влияние почвообразующих пород на характер гумусонакопления в выщелоченных черноземах Мордовской АССР/ И.И. Лебедева // Почвоведение.1971,-с.48-62.

  2. Гришина, Л. А. Гумусообразование и гумусное со­стояние почв. / Л. А.Гришина //М.: Изд-во МГУ, 1986. 243 с.

УДК 556.535.8(574).

ЭКОЛОГИЯ ПОЙМЫ РЕКИ УРАЛ ПРИ РАЗЛИЧНОМ ВОДНОМ РЕЖИМЕ

Кучеров В.С., Гумарова Ж.М

Западно-Казахстанский аграрно-технический университет имени Жангир хана

Развитие животноводства, перевод его на промышленную основу требуют интенсификации и индустриализации кормопроизводства, и прежде всего на естественных сенокосах, дающих дешевые высокопитательные корма.

Пойменные луга – один их первоочередных объектов широкой мелиорации. На них выгодна организация лугопастбищного хозяйства, так как благодаря устойчивому увлажнению и плодородию почвы затраты на улучшение этих угодий быстро окупаются.

Заливные пойменные луга распространены почти по всей территории Казахстана, но большие их площади (около 60%) находятся в лесной, лесостепной и степной зонах.

В Республике пойменные луга занимают около 1,3 млн.га – 20% всех естественных сенокосов, однако полученные здесь сено, сенаж и зеленый корм составляют значительную долю в кормовом балансе, так из общего количества заготавливаемого на природных сенокосах корма свыше 40% получают на заливных угодьях.

Резкие изменения водного режима на значительных площадях пойменных земель отрицательно сказались на экологии ценных злаков (костреца безостого, полевицы) и привели к распространению луговых сорняков.

Снижение продуктивности пойменных лугов и обеднение состава травостоя обусловлены непрерывным использованием, интенсивным выпасом скота ранней весной и осенью. В показателях продуктивности пойменных сенокосов наблюдаются резкие колебания по годам и в зависимости от местонахождения лугов, и типов, уровня воды. Получение высоких урожаев сельскохозяйственных культур в пойме реки Урал зависит от существующих запасов питательных веществ в почве. Химические свойства почв изучались при разных водных режимах почв: при наличии и отсутствии затопления поймы реки.

При исследовании химических свойств почв пользовались работами [1,2]

Химические свойства луговых почв поймы представлены в таблице 1.

По данным таблицы видно, что на участке с ежегодным затоплением химические свойства луговых почв поймы реки Урал характеризуются более высокими показателями, чем при отсутствии затопления поймы.

Таблица 1 - Химические свойства луговых почв поймы реки Урал




Показатели

Годы

2001

2003

2006

1

2

3

4

І При наличии затопления поймы

Содержание гумуса, %

4,1

4,2

4,2

Содержание общего азота,%

0,28

0,3

0,3

Содержание Р2О5 в мг.экв на 100 г абсолютно сухой почвы

4,1

4,0

4,4

Содержание К2О в мг.экв на 100г абсолютно сухой почвы

58

60

63

ІІ При отсутствии затопления поймы

1

2

3

4

Содержание гумуса,%

4,0

3,8

3,6

Содержание общего азота,%

0,28

0,26

0,25

Содержание Р2О5 в мг.экв на 100 г абсолютно сухой почвы

4,0

3,8

3,7


Содержание К2О в мг.экв на 100г абсолютно сухой почвы

57

58

60

Для рационального использования природных ресурсов поймы реки Урал необходимо проводить ежегодное ранневесеннее затопление поймы в течении 20 – 30 суток. Одним из показателей влияющих на урожайность сена естественного травостоя поймы являются водно -физические свойства почв.[3]

Водно – физические свойства луговых почв поймы реки Урал характеризуются следующими показателями таблицы 2.


Таблица 2 - Водно–физические свойства луговых почв в слое 0-60см

в 2006 году




Показатели

объем-ная масса,

г/см3



удельная

масса,


г/см3

Пороз-ность, %

Водопрони-цаемость мм/мин

При наличии затопления поймы

1,36

2,72

50

1,2

При отсутствии затопления

1,40

2,68

47

0,82

Исследования водно – физических свойств почв показали, что при отсутствии затопления поймы наблюдается ухудшение водно – физических свойств луговых почв, что выражается в снижении порозности и водопроницаемости почв. Обеспеченность Р 2О5 в проводимых исследованиях для зерновых средняя, для кормовых низкая и средняя, обеспеченность К2О для всех культур в пойме реки Урал – очень высокая.

Луговое кормопроизводство при использовании поименных лугов без элементарного ухода за ними приводит к снижению и вырождению растительного покрова, засорению несъедобными травами. При таком состоянии эти луга не имеют большого значения в создании прочной кормовой базы.

Система мероприятий по улучшению лугов как раз и заключается в том, чтобы путем улучшения водного, воздушного и пищевого режимов, ухода за дерниной и травостоем наиболее длительный срок держать эти кормовые угодья в состоянии наибольшей хозяйственной ценности.

К приемам поверхностного улучшения, прежде всего, относятся мероприятия по поддержанию лугов в культурном состоянии и повышению их урожайности без нарушения естественной дернины. Это внесение удобрений, боронование, дискование, борьба с сорной растительностью. подсев трав и т.д.

Для создания сеяных сенокосов на лугах используют участки, занятые не поедаемой или плохо поедаемой растительностью, или же участки, освободившиеся от посева однолетних кормовых (предварительных) культур. Такие участки засевают многолетними травами. [4]

Ускоренное залужение на лугах проводить в первую очередь на низкопродуктивных участках.



Пойменные луга, которые снизили урожайность или по различным причинам выпали из сенокосного фонда, следует подвергать коренному улучшению с посевом на них многолетних трав. Повышенные участки лугов, затопляемые при весенних разливах на несколько дней или незатопляемые ежегодно, допустимо использовать и под посевы других культур, но и здесь целесообразно включать в севообороты многолетние травы.

Таблица 3 - Урожайность (ц/га) сеяных многолетних трав при

залужении пойменного луга реки Урал


Трава и травосмесь

Среднее за 3 года

Среднее за 4 года

Среднее за 5 лет

Кострец

36,6

29,6

29,0

Люцерна синяя

44,7

44,4

34,4

Люцерна синяя + кострец безостый

49,6

-

42,8

Люцерна синяя +житняк ширококолосый

48,6

42,2

36,9

Контроль (без улучшения)

8,3

8,3

7,5


Опыты прошлых лет, проводимые Уральской сельскохозяйственной опытной станцией в пойме реки Урал, показали перспективность создания сеяных сенокосов. Наиболее продуктивными травами оказались, люцерна синяя в смеси с кострецом безостым (таблица 3).

Кострец безостый и в чистом виде высокопродуктивен. Его можно сеять на заливных пойменных лугах, он выносит длительное затопление. Следует подчеркнуть, что кострец безостый сравнительно успешно приспосабливается к местным экологическим условиям, он долговечен и дает устойчивые по годам урожаи сена и семян. Особенно устойчив к конкретным экологическим условиям кострец дикорастущий, местный, собранный на заливном лугу поймы Урал, что подтверждается приведенными в таблице данными (таблица 4).


1   2   3   4   5   6   7

  • УДК 551.4(574).502.7