1. Добросовестность как условие защиты прав приобретателя Случаи отказа в защите прав добросовестного приобретателя

Главная страница
Контакты

    Главная страница


1. Добросовестность как условие защиты прав приобретателя Случаи отказа в защите прав добросовестного приобретателя

Скачать 289,46 Kb.


Дата04.11.2017
Размер289,46 Kb.

Скачать 289,46 Kb.

Содержание

Введение


1. Добросовестность как условие защиты прав приобретателя

2. Случаи отказа в защите прав добросовестного приобретателя

3. Защита прав добросовестного приобретателя недвижимости

4. Защита прав добросовестного приобретателя движимых вещей

Заключение

Список источников и использованной литературы



Введение

Тема данной работы «Защита прав добросовестного приобретателя имущества». Данная тема является актуальной особенно в настоящее время, поскольку рассматриваемая ситуация – получение имущества добросовестным приобретателем от неуправомоченного лица – является достаточно распространенной. Причиной является и растущий гражданский оборот. Необходимость в защите такого приобретателя во многом продиктована социальными идеями и запросами современной жизни.

Действующее законодательство регулирует этот вопрос нечетко, что на практике приводит к неоднозначным решениям. Поэтому появляется необходимость в анализе и подробном рассмотрении данного аспекта, чем занимались и занимаются многие представители науки гражданского права, чьи труды использовались в написании работы. Положение добросовестного приобретателя на протяжении долгого времени представляет собой одну из наиболее спорных проблем в науке гражданского права.

Целью работы является рассмотрение самого понятия «добросовестного приобретателя» с разных точек зрения, а так же выявление его признаков и юридических черт; исследование проблемы защиты прав собственника и интересов добросовестного приобретателя, получившего имущество от неуполномоченного лица. Этот вопрос имеет исключительно важное практическое значение. В соответствие с этим задачами является изучение и обобщение законодательных и доктринальных определений; определение условий защиты отдельно движимого и недвижимого имущества, а так же случаев отказа в такой защите.

Сложность вопроса заключается в том, что любое его решение предполагает ущемление интересов одной из сторон, а анализ различных институтов права, регулирующих отношения в этой сфере, выявляет их взаимное несоответствие. Поэтому необходимо найти согласованное решение.


1. Добросовестность как условие защиты прав приобретателя
В римском частном праве допускалась неограниченная виндикация, но, определяя последствия незаконного владения чужой вещью, римское право уже различало добросовестных и недобросовестных владельцев. Впервые положение разграничение владельцев было закреплено Французским гражданским кодексом 1804 г., а впоследствии Германским гражданским уложением 1896 г. и актами российского гражданского права.1

Впервые в Гражданском Кодексе РФ добросовестность, как характеристика субъекта встречается в п.3 ст.10, где защита гражданских прав ставится в зависимость от разумности и добросовестности. Эта статья также устанавливает презумпцию добросовестности участников гражданских правоотношений. Помимо этого данная категория прямо упоминается в ряде других статей ГК РФ (ст.53, ст.220, ст.223, ст.234 ст.303 и др.), и многих федеральных законах. Есть нормы, где об использовании термина свидетельствует смысл или направленность статьи. Из этого следует вывод, что категория добросовестности имеет большое значение.

В первую очередь необходимо определить понятие добросовестности приобретателя имущества. Гражданский кодекс не дает четкого определения этого понятия, однако его можно вывести из ст.302 ГК РФ и ст.2 ФЗ «о рынке ценных бумаг», из которых следует, что это лицо, которое приобрело имущество возмездно, т.е. за определенную плату, и на момент приобретения не знало, что лицо, у которого оно приобрело имущество, не имело права его продавать, дарить, менять и т.п. Неуправомоченным отчуждателем может быть, например, похититель, укравший чужую вещь, или лицо, нашедшее потерянную вещь. Это может быть лицо, находящееся с собственником в договорных отношениях, которые, однако, не предусматривали отчуждение имущества, например, наниматель или арендатор имущества отчуждает его другим лицам без разрешения собственника, представитель или руководитель юридического лица, отчуждающий имущество в нарушение полномочий, предоставленных ему доверенностью или учредительными документами. Неуправомоченным отчуждателем может быть и судебный пристав, если торги признаны в установленном законом порядке недействительными. Это могут быть и родители (законные представители) несовершеннолетних, отчуждающие их имущество без соблюдения установленной законом процедуры – согласия органов опеки и попечительства. Все эти случаи объединяет то, что имущество было отчуждено в нарушение полномочий, предоставленных собственником или законом. Добросовестный приобретатель признаётся тот, кто не только не знал, но и не должен был и не мог знать о неправомерности своего приобретения.

Выражение «не мог знать» говорит об отсутствии у приобретателя

должной осмотрительности, т.е. предполагает вину в форме

неосторожности. Но из этой формулировки не ясно, какой из двух видов

неосторожности имеется в виду: простая или грубая неосторожность. По

общему мнению, для наличия недобросовестности недостаточно простой

неосмотрительности, а необходимы умысел или грубая неосторожность. При этом «при разграничении простой и грубой неосторожности следует опираться

на фактические обстоятельства каждого конкретного случая, принимая во внимание как обстановку и условия приобретения вещи, так и субъективные свойства самого приобретателя - его жизненный опыт, юридическую грамотность и другое».1

Важно выяснить, возлагает ли формулировка «не мог знать» на приобретателя обязанность совершить какие-либо активные

действия, с целью выяснить управомоченность отчуждателя (например, собрать информацию об отчуждаемой вещи, потребовать от продавца доказательств права собственности и др.). Полное отсутствие вины в таком случае должно означать, что приобретатель обязан потребовать от отчуждателя неопровержимых доказательств права собственности на вещь или управомоченности на ее отчуждение. А это во многих случаях будет невозможно, а в остальных – затруднит оборот вещей, т.е. такие требования не соответствуют общей цели ограничения виндикации. С другой стороны, если приобретатель, не смотря на все предпринятые им меры предосторожности не смог обнаружить неуправомоченность отчуждателя, то в такой ситуации следует говорить о полном отсутствии вины в поведении приобретателя, а не о простой неосторожности.

Таким образом, можно сделать вывод, что закон, применяя выражение «не мог знать» имеет в виду, что, с одной стороны, приобретатель не обязан совершать каких-либо активных действий для получения дополнительной информации об отчуждаемой вещи. Но, с другой стороны, если фактическая обстановка, в которой совершается сделка, дает разумные основания для подозрений (например, приобретение вещи по явно заниженной цене), то

наличие любой степени вины должно свидетельствовать о недобросовестности приобретателя.

Говоря о добросовестности как условии защиты прав приобретателя вещи, необходимо отметить, что это правовое явление, которое имеет значение не само по себе в силу собственной самоценности, а о явлении, примененном в правой материи, то есть в реальном правоотношении. Добросовестность как морально-этическая категория самоценна, но только в сфере морали и этики. Данное явление становится социально ценным, когда оно имеет значение для оценки поведения лиц в связи с их особым правовым состоянием.1

В п.3 ст.10 ГК РФ закрепляется презумпция добросовестности. Содержание данной презумпции это определенное процессуальное предположение, имеющее, прежде всего значение для распределения бремени доказывания. Богданов на основании анализа ст.10 делает вывод, что в гражданских правоотношениях презумпция добросовестности имеет место лишь тогда, когда закон связывает защиту гражданских прав с добросовестностью участника правоотношения. Следовательно, если из закона не вытекает прямая связь между защитой права и добросовестностью участника правоотношения, в данном случае нет и презумпции добросовестности. Если в законе есть прямое указание на защиту права в зависимости от добросовестности - действует презумпция добросовестности. Эта презумпция может быть только законной, но не общей.1

Таким образом, если законодатель не ставит защиту гражданских прав в зависимость от наличия или отсутствия добросовестности в поведении участников, то ему безразлично присутствует ли в поведении лица характеристика морально-этического плана. В таких ситуациях добросовестность теряет свое правовое значение и может не являться элементом гражданского правоотношения. Объективной границей такого безразличия является недобросовестность.

Как принцип, с точки зрения его содержания, добросовестность – это система построения правовых норм, которая предполагает определенное использование составляющей его идеи как основных руководящих начал,

в данной ситуации начал, позволяющих определенным образом характеризовать поведение участника гражданского оборота. Его содержание (как принципа) можно определить на основе древнеримских взглядов – как элемент, определяющий поведение лица на стыке правовой и внеправовой сфер, то есть через этические, нравственные категории. Невозможность обойтись без этих понятий демонстрирует определение добросовестности как субъективной оценкой поведения лица, характеризующей совесть человека, отягощенной или не отягощенной знанием о возможном причинении

вреда другому лицу2. Так словарь по общественным наукам определяет добросовестность, как честное соблюдение обязательств и нравственных норм. Добросовестность с положительной стороны характеризует лиц старательно и ответственно выполняющих обязанности; и тщательно следящих чтобы, не причинить вреда интересам других.

Такие характеристики поведения отдельных членов общества, являются элементами, которые должны обеспечивать стабильное и здоровое состояние общественных отношений.

В некоторых случаях законодатель говорит о противоположности данной характеристики. Определение недобросовестного приобретателя так же отсутствует, но его можно вывести из ст.303 ГК РФ. Недобросовестный приобретатель – это лицо, которое знало или должно было знать, что его владение незаконно. Согласно ст. 4 Закона "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" под недобросовестной конкуренцией понимаются любые направленные на приобретение преимуществ в предпринимательской деятельности действия хозяйствующих субъектов, которые противоречат положениям действующего законодательства, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности, справедливости. Статья 26 Закона "О рынке ценных бумаг" под недобросовестной эмиссией ценных бумаг признает действия, выражающиеся в нарушении процедуры эмиссии, установленной данным Законом. В соответствии со ст. 6 Закона "О рекламе" недобросовестной является реклама, которая дискредитирует юридических и физических лиц, не пользующихся рекламируемыми товарами; содержит высказывания и образы, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию конкурента. Очевидно, что отношение законодателя к этой категории резко отрицательное, как к противоправному действию или бездействию, то есть правонарушению.


2. Случаи отказа в защите прав добросовестного приобретателя

Добросовестный приобретатель не наделен правом обратиться в суд с иском о признании права собственности или с иском о признании его добросовестным приобретателем, поскольку, в силу сложившейся правовой конструкции, добросовестный приобретатель может быть исключительно ответчиком по виндикационному или реституционному иску. Право собственности он может приобрести только в случае отказа в этих исках. Поэтому защита владения добросовестного приобретателя осуществляется не путем признания права, а путем ограничения виндикации и реституции. Однако не всегда права такого приобретателя могут быть защищены.

На основании ст.302 ГК РФ можно выделить случаи, когда собственник может истребовать имущество:


  1. Вещь выбыла из владения собственника помимо его воли

  2. Вещь приобретена безвозмездно

  3. Приобретатель знал или должен был знать, что отчуждатель не управомочен.

Существенное значение имеет тот факт, что собственник должен передать имущество неуправомоченному отчуждателю по своей воле. Если виндикационный иск заявлен собственником, который в свое время произвел отчуждение имущества по недействительной сделке, то имущество не может быть истребовано от добросовестного приобретателя, поскольку отчуждение имущества происходило по воле собственника, хотя и по недействительной сделке. В то же время если имущество выбыло из владения без воли собственника, то он вправе требовать неограниченной виндикации.

Вещь считается выбывшей из владения собственника помимо его воли, если она была потеряна, похищена у него либо выбыла иным образом. В теории, главным образом споры возникают по поводу понятия « хищение». Это понятие в основном уголовно-правовое. УК РФ предусматривает пять форм хищения: кража, грабеж, разбой, мошенничество, растрата и присвоение. Считается, что понятие «хищение», применяемое в УК, шире «хищения», о котором говорится в ГК. В частности, сюда не относят присвоение и растрату. Обоснованно исключение из этого понятия растраты и

присвоения, т.к. в этих случаях собственник растраченных или присвоенных

вещей по своей воле вверяет их виновному. Однако мошенничество тоже должно учитываться. Поскольку здесь вещь отчуждается в связи с обманом со стороны мошенника, т.е. против воли собственника. Он не может

нести ответственность за то, что не обладает достаточной проницательностью, чтобы понять обман. Отсутствие такой проницательности – объективное, а не субъективное явление, поэтому не может быть

поставлено в вину собственнику. Ст.302 ГК РФ предусматривает иные пути выбытия имущества помимо воли собственника, к ним можно отнести

как отдельные виды преступлений, не считающихся хищением (например,

вымогательство), так и правомерные действия, например, случаи вынужденной поклажи, поскольку здесь лицо передает вещь на хранение в чрезвычайных условиях, вынужденно, поэтому его нельзя обвинить в неосторожном выборе контрагента.1

Виндицировать имущество невозможно только у возмездного приобретателя. Безвозмездный приобретатель не обладает защитой от виндикационного иска. Е.А. Суханов объясняет данное ограничение тем, что изъятие имущества у безвозмездного приобретателя не нанесет ему имущественных убытков. 2

Установленная в п.3 ст.10 ГК РФ презумпция добросовестности, предполагает соответственно, что недобросовестность приобретателя должен доказывать истец. Достаточно, если приобретатель опровергнет предъявленные другой стороной доказательства, что он является приобретателем недобросовестным, то есть знал, что приобретает имущество у лица, не имеющего право его отчуждать, или должен был знать, не прояви грубую небрежность. Однако встречается иная позиция, по которой считается, что существование презумпции добросовестности приобретателя предполагает существование лица, на котором лежит бремя опровержения этой презумпции. Таким лицом может быть только истец, собственник вещи, который зачастую не располагает и не может располагать никакими данными о способе и об условиях приобретения вещи ответчиком. Напротив, ответчик располагает необходимыми данными. Поэтому обстоятельствам рассматриваемого иска соответствует противоположная презумпция. Бремя доказывания своей добросовестности лежит на приобретателе вещи. В соответствии с постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 8 от 25 февраля 1998 г. «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» отмечается: «Приобретатель должен доказать, что он приобрел имущество возмездно и что он не знал и не мог знать о том, что имущество приобретено у лица, не имеющего права на его отчуждение».

В гражданском праве существует еще один спорный вопрос. Если виндикационный иск не подлежит удовлетворению на основании ст.302 ГК РФ: приобретатель является возмездным, добросовестным, а имущество выбыло из владения собственника по его воле, в этом случае собственник может подать иск на основании ст.166 (иск о применении последствий ничтожной сделки может быть подан любым заинтересованным лицом) и ст.168 ГК РФ, то добросовестный владелец лишится вещи в порядке двусторонней реституции, получив обратно уплаченную им цену. Причин этому может быть несколько. Если имущество выбыло из владения собственника по его воле, он боится отказа в иске по причине добросовестности приобретателя, и поэтому стремится обойти ограничения виндикации, установленные ст. 302 ГК РФ. Невозможность виндицировать вещь в соответствии со ст.302 ГК РФ не должна препятствовать удовлетворению иска о применении последствий недействительности сделки. Тем не менее, нельзя признать правовое регулирование рациональным, когда в зависимости от применения различных средств защиты можно добиться противоположных результатов: признания либо непризнания права собственности за добросовестным владельцем.1 Ситуация может быть усложнена тем, что имущество, переданное по недействительной сделке, может в дальнейшем стать предметом других сделок. В.В. Витрянский, предлагая использовать для защиты собственника реституцию, так же указывал на эту проблему: «Данный подход представляется вполне приемлемым в случае, когда речь идет об одной сделке, совершенной лицом, не имеющем права отчуждать имущество (скажем, арендатором). Вопрос же о необходимости защиты законных интересов приобретателя возникает, как правило, в отношении третьих лиц, получающих имущество на основе последующих (второй, третьей, четвертой и т.д.) сделок. Необходимо заметить, что в подобных ситуациях опасения, вызываемые широким применением собственником такого способа защиты, как признание всех совершенных сделок по отчуждению его имущества недействительными, представляются совершенно оправданными».2 Выходом из такого положения В.В. Витрянский считает признание недействительной только первой сделки по отчуждению чужого имущества, и, соответственно, признании действительными всех последующих сделок.

Этот спор был разрешен Постановлением Конституционного Суда от 21.04.2003. В нем говорится, что статьи 167 и 302 ГК Российской Федерации, истолковываются и применяются судами общей юрисдикции неоднозначно, противоречиво, что приводит к коллизии конституционных прав, которые реализуются на их основе собственником и добросовестным приобретателем.

Когда по возмездному договору имущество приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе обратиться в суд в порядке статьи 302 ГК Российской Федерации с иском об истребовании имущества из незаконного владения лица, приобретшего это имущество (виндикационный иск). Если же в такой ситуации собственником заявлен иск о признании сделки купли-продажи недействительной и о применении последствий ее недействительности в форме возврата переданного покупателю имущества, и при разрешении данного спора судом будет установлено, что покупатель является добросовестным приобретателем, в удовлетворении исковых требований в порядке статьи 167 ГК Российской Федерации должно быть отказано.

По общему правилу, применение последствий недействительности сделки в форме двусторонней реституции не ставится в зависимость от добросовестности сторон.

Поскольку добросовестное приобретение в смысле статьи 302 ГК Российской Федерации возможно только тогда, когда имущество приобретается не непосредственно у собственника, а у лица, которое не имело права отчуждать это имущество, последствием сделки, совершенной с таким нарушением, является не двусторонняя реституция, а возврат имущества из незаконного владения (виндикация).

В настоящее время владение добросовестного приобретателя защищается от посягательства третьих лиц в силу п. 2 ст. 234 ГК РФ, но такое владение не защищается от собственника. Поэтому, если собственник понимает, что не может истребовать имущество в силу ограничений ст. 302, но все-таки каким-либо путем завладевает имуществом, ссылаясь, скажем, на самозащиту своего права, то у добросовестного приобретателя нет никаких средств защиты против таких самоуправных действий собственника. Таким образом, то, что собственник не в силах сделать правовым способом в силу известных ограничений, то, в настоящее время, без полноценной владельческой защиты, он может добиться внеправовыми способами. Например, собственник, не имея возможности истребовать проданную неуправомоченным лицом квартиру, просто врезает в двери новые замки и не допускает туда добросовестного приобретателя, у которого в данном случае нет предусмотренной законом защиты против таких действий собственника. Ситуация усугубляется тем, что формулировка ст. 14 ГК РФ довольно-таки обтекаема и не позволяет разграничить действительно самозащиту права от самоуправства. Если же все же собственник самоуправно захватил свое имущество в обход ограничений ст. 302 ГК РФ, то у суда нет основания вернуть вещь приобретателю, ведь собственник еще не лишился своего права, а приобретатель еще не приобрел его, и у него нет защиты по ст. 234 ГК РФ против собственника.



3. Защита прав добросовестного приобретателя недвижимости

В соответствии с практикой арбитражных судов судебная защита прав добросовестного приобретателя осуществляется в соответствии с тем правовым регулированием данного гражданского правового института, который существует в действующем российском законодательстве, исходя из тех принципов, на которых базируется этот институт добросовестного приобретателя.

Во-первых, Конституция Российской Федерации, определяя основы конституционного строя, устанавливает, что "в Российской Федерации признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности" (п. 2 ст. 8). Гражданский кодекс Российской Федерации, также как одно из основных начал гражданского законодательства называет неприкосновенность собственности (п. 1 ст. 1 ГК РФ). Правило ст. 301 ГК РФ, закрепляя право собственника истребовать свое имущества из чужого незаконного владения, служит реализации на практике принципа защиты права собственника, с другой стороны нормы статьи 302 ГК РФ, защищающие права добросовестного приобретателя имущества, напротив, представляют собой допускаемое законом ограничение прав собственника.

Ведь защита прав добросовестного приобретателя неизбежно влечет за собой ущемление и нарушение прав собственника имущества. Поэтому предоставление добросовестному приобретателю такой защиты на законодательном уровне не может быть общим и абсолютным правилом, а является исключением из принципа защиты прав собственника.

Второй принцип заключается в том, что действующее гражданское законодательство использует единую конструкция добросовестного приобретателя имущества независимо от того, о каком - движимом или недвижимом имуществе идет речь.

Сегодня в большей мере защищены права добросовестного приобретателя недвижимого имущества, чем приобретателя имущества движимого. Защищены эти права самой системой государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25 февраля 1998 г. No. 8 предусматривает, что приобретатель должен доказать, что он приобрел имущество возмездно и что он не знал и не мог знать о том, что имущество приобретено у лица, не имевшего права на его отчуждение. Возложение на приобретателя имущества бремени доказывания, что он не знал и не мог знать о том, что имущество приобретено у лица, не имевшего права на его отчуждение, обусловлено тем, что в данном случае доказывается определенный факт: незнание и невозможность узнать о правах своего контрагента на имущество, - а не разумность и добросовестность действий приобретателя при осуществлении им своих прав.

Однако поскольку Федеральный закон "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним", установил, что государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права и зарегистрированное право может быть оспорено только в судебном порядке (ч. 2 п. 1 ст. 2), то приобретателю, чтобы доказать свою добросовестность, достаточно доказать, что имущество приобретено им у лица, права которого на это имущество зарегистрированы в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее – ЕГРП). Так же приобретатель недвижимого имущества не обязан требовать от своего контрагента представления иных доказательств его прав на это имущество.

Вместе с тем, как и любое другое доказательство, ссылка приобретателя на то, что имущество приобретено им у лица, чьи права на отчуждаемое имущество подтверждались записью в ЕГРП, не является неоспоримым доказательством его незнания или отсутствия у него возможности узнать о том, что данное лицо не имело права его отчуждать. Так, приобретатель не может быть признан добросовестным, если к моменту совершения возмездной сделки в отношении спорного имущества имелись притязания третьих лиц, о которых покупателю было известно, и если эти притязания впоследствии признаны в установленном порядке правомерными. (Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25 февраля 1998 года N 8 "О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав", п. 24).

О существовании спора о правах на недвижимое имущество может свидетельствовать наличие записи в ЕГРП об аресте имущества или записи о запретах совершать сделки с этим имуществом, которые были сделаны учреждением юстиции на основании соответствующих судебных актов о принятии данных мер по обеспечению исков. Доведение до сведения всех участников гражданского оборота информации об оспаривании зарегистрированных прав на недвижимое имущество, также обеспечивается реализацией правила, установленного п. 2 ст. 29 Закона о государственной регистрации прав: "В случаях, если права на недвижимое имущество оспариваются в судебном порядке, регистратор прав делает запись о том, что в отношении данных прав заявлено право требования со стороны конкретного лица".

Значительно сложнее приобретателю доказать свою добросовестность в случае, если недвижимость была приобретена им у лица, чьи права на нее не были зарегистрированы в ЕГРП. Такие случаи многочисленны, т. к. Закон о государственной регистрации прав признал юридически действительными права на недвижимое имущество, возникшие до вступления указанного Закона в силу, и при отсутствии регистрации, введенной указанным Законом (ч. 1 п. 1 ст. 6). Государственная регистрация таких прав является обязательной только при совершении правообладателем после вступления в силу указанного Закона сделки с недвижимым имуществом, требующей государственной регистрации, а также при возникновении обременения (ограничения), требующего государственной регистрации (п. 2 ст. 6). Кроме того, в соответствии с Законом о государственной регистрации прав юридически действительной является та государственная регистрация прав, которая до вступления его в силу проводилась в отдельных субъектах Российской Федерации (ч. 2 п. 1 ст. 6). В этих случаях о добросовестности приобретателя недвижимости могут свидетельствовать документы о государственной регистрации права лица, у которого была приобретена недвижимость, выданные до вступления в силу указанного Закона, различные правоустанавливающие документы, подтверждающие права этого лица, иные документы, свидетельствующие о правах этого лица, а также о правах предыдущих собственников этой недвижимости.

В постановлении от 25 февраля 1998 г. № 8 Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ указал, что если судом отказано в удовлетворении требований собственника о возврате имущества, то в случае, когда право собственности подлежит государственной регистрации, решение суда является основанием для регистрации перехода права собственности к покупателю (п.25). Фактически Пленум признал, что отказ суда в удовлетворении иска собственника о виндикации недвижимого имущества является основанием возникновения права собственности добросовестного приобретателя на недвижимое имущество, которое может быть зарегистрировано в ЕГРП (если только оно не было зарегистрирован ранее) и прекращения права собственности собственника этого недвижимого имущества. ГК РФ в ст. 234 устанавливает, что право собственности на недвижимое и иное имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает у лица, приобретшего это имущество в силу приобретательной давности, с момента такойрегистрации.

Если добросовестный приобретатель должен доказать, что, приобретая имущество, он не знал и не мог знать, что лицо, отчуждавшее это имущество, не имело права этого делать, то лицо, предъявляющее к добросовестному приобретателю виндикационный иск, должно доказать, что оно является собственником этого имущества. Не владелец должен доказывать свое право собственности на вещи, находящиеся в его руках, а истец, домогающийся изъятия данных вещей из его владения, и пока истец своего право собственности не докажет, позиция владельца как ответчика, сильна тем, что ему нет надобности приводить доводы в подтверждение своего права, а

достаточно отразить доводы, приводимые истцом в пользу его права. 1

На специальной международной конференции "Развитие рынка недвижимости. Создание системы защиты прав добросовестного приобретателя недвижимого имущества в России", проходившей в Москве с 5 по 6 февраля 2002 года было высказано мнение о необходимости кардинально изменить содержание ст. 302 ГК РФ: "Предлагается расширить перечень случаев ограничения виндикации в отношении добросовестного приобретателя недвижимого имущества. С этой целью предусмотреть, что в случае возмездного приобретения недвижимого имущества добросовестным приобретателем недвижимого имущества виндикация не допускается, а возмещение бывшему собственнику ущерба, причиненного действиями третьих лиц, производится в соответствии с системой государственного гарантирования".2

Напротив, в одном из комментариев к Гражданскому кодексу Российской Федерации отмечается, что статья 302 ГК РФ необоснованно лишает собственника недвижимого имущества права истребовать его у добросовестного приобретателя. Статья 302 ГК РФ не проводит различия между недвижимым и движимым имуществом: виндикация любой вещи является ограниченной в пользу добросовестного приобретателя вещи от неуправомоченного отчуждателя. В результате Россия оказалась едва ли не единственной страной, где собственник лишен права виндицировать свою недвижимость, если владельцем является добросовестный приобретатель. Это не является необходимым для создания условий, способствующих функционированию рынка недвижимости. Скорее наоборот. Ст. 302 ГК РФ на

практике неизбежно приведет к негативным последствиям в этой сфере, что способно вызвать реакцию против самой идеи рынка недвижимости.3

4. Защита прав добросовестного приобретателя движимых вещей

Суть торгового оборота состоит в переходе товаров из одних рук в другие. Как правило, отчуждателями являются собственники или лица, управомоченные на их отчуждение. Но случается, что вещи отчуждаются сознательно или же несознательно неуправомоченными лицами.


С одной стороны, право собственности дает собственнику право виндикации и тогда его частный интерес будет вполне удовлетворен. Но, с другой стороны, при таком положении дел все приобретатели будут поставлены в весьма затруднительное положение. Товары в торговом обороте обращаются очень быстро, заниматься каждый раз исследованием вопроса о принадлежности приобретаемых товаров покупателю не выгодно и убыточно. Кроме того, такое исследование практически неосуществимо, имея в виду неформальность сделок о приобретении движимых вещей. Установление в этой области такого же формализма, как для недвижимости, гибельно для торгового оборота.
При таких условиях нахождение вещи в руках отчуждателя является единственным основанием для добросовестного предположения, что он собственник и для вступления с ним в сделку.

Черепахин Б.Б., ссылаясь на Герберта Мейера, увязывает принцип публичности с теорией видимости права. Владение движимой вещью дает предположение в пользу материального права, легитимацию на него. Так как каждый может его распознать и знать, каждый должен его рассматривать как внешнюю форму обнаружения права, как факты, которые имеют в свою пользу видимость права. Пока эта видимость не сломлена, до тех пор правом должно считаться то, что кажется правом. Видимость имеет силу сделаться действительностью. Бывают случаи, когда власть внешних фактов сильнее внутренних, скрытого абстрактного права.1

Видимость права в отношении движимых вещей обеспечивается более естественным образом владением, то есть внешним фактическим господством, осуществляемым или непосредственно самим владельцам, или через другое лицо (так называемого посредника во владении, слугу для владения).

Третьи лица, которые не имеют возможности распознать несоответствие видимости права действительно существующему праву, могут приобрести право собственности, залоговое право и т.п. через отчуждение или обременение со стороны мнимоуправомоченного лица.

В отношении движимых вещей опасность лишиться таким путем своей вещи создается для собственника, если он сам выпустил вещь из своих рук и доверил ее другому лицу, создав по собственной воле и на собственный риск несовпадение права и видимости права.

Покровский так же придерживается схожего мнения, говоря об усвоении российским гражданским правом немецкого принципа «Hand muss Hand wahren»1 для оборота на движимости и установление института поземельных книг для оборота на недвижимости, т.к. это необходимо для обеспечения прочности гражданского оборота путем узаконения доверия к внешним фактам... В обороте на движимость все третьи лица вправе доверять факту нахождения вещи в чьих-либо руках, вправе считать владельца собственником... Если все указанные нормы иногда как бы приносят принцип собственности в жертву принципу безопасности оборота, то не следует упускать из виду, что эта безопасность оборота в свою очередь повышает ценность права собственности и таким образом идет ему же на пользу.2

Категория добросовестности приобретателя подлежит применению

при рассмотрении споров по виндикационным искам и по искам о признании недействительными сделок и возврате имущества, переданного покупателю, если объектом таких споров выступают индивидуально-определённые вещи (сохранившиеся в натуре), чему свидетельствует употребление в п.1 ст.302 ГК РФ термина «это имущество». Поэтому п.3 ст.302 ГК РФ закрепляет правило, согласно которому деньги, а также ценные бумаги на предъявителя не могут быть истребованы от добросовестного приобретателя. Однако, установленный п. 3 ст. 302 ГК РФ запрет на виндикацию от добросовестного приобретателя денег и ценных бумаг на предъявителя не может быть в букваль­ном смысле истолкован как возникновение собственности на эти вещи у приобретателя, хотя в практическом плане есть ос­нования приравнять в этом случае позицию приобретателя с положением собственника. 1Но законодатель явно обошёл вниманием иные вещи, определённые родовыми признаками, т.к. это весьма условно. То есть, любая конкретизация той или иной группы родовых

вещей приводит к их правовой индивидуализации. Потому, в зависимости от конкретной ситуации одни и те же вещи, являющиеся в силу своих естественных свойств родовыми, могут быть отнесены к родовым или индивидуально-определённым. Соответственно, будет определена и возможность истребования имущества у добросовестного приобретателя.

Решение суда, которым собственнику отказано в иске об истребовании недвижимого имущества, влечет за собой возникновение у добросовестного приобретателя права собственности на это имущество. Однако данное правило действует только в отношении недвижимости и не распространяется на движимые вещи, право собственности на которые может возникнуть у добросовестного приобретателя только в силу приобретательной давности (ст. 234 ГК РФ), несмотря на незаконность получения вещи. Согласно данной статье лицо, не являющееся собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющее как своим собственным недвижимым имуществом в течение пятнадцати лет либо иным имуществом в течение пяти лет, приобретает право собственности на это имущество.

Однако существуют движимые вещи, подлежащее государственной регистрации, в таком случае право собственности возникает у лица, приобретшего это имущество в силу приобретательной давности, с момента такой регистрации.

Скловский подмечает, что недобросовестный приобретатель как бы добросовестно, открыто и непрерывно не владел имуществом, не приобретает его в силу приобретательной давности, однако, утрата доброй совести впоследствии не вредит добросовестному приобретателю приобрести имущество по давности.2


.

Заключение

Гражданское законодательство предоставляет спектр возможностей для защиты добросовестным приобретателем своих прав. Вероятно, ошибки на практике чаще всего вызваны узкой и неправильной трактовкой правовых норм.

По итогам изложенного в работе материала можно сформулировать ряд выводов. При приобретении имущества от неуправомоченного лица добросовестность приобретателя должна предполагаться, если законодатель ставит защиту гражданских прав в зависимость от наличия или отсутствия добросовестности в поведении участников, следовательно, лицо, ссылающееся на недобросовестность приобретателя должно доказать ее. В целях обеспечения оборота нельзя возлагать на приобретателя обязанность проверять право собственности отчуждателя и тем самым подозрительно относиться к любому отчуждателю. Нельзя требовать от приобретателя больше, чем от профессионального юриста, поэтому если сделка по отчуждению имущества зарегистрирована в органах юстиции по регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним или удостоверена нотариусом, в чьи обязанности входит проверка законности сделки, то это является доказательством добросовестности приобретателя.

При отчуждении чужого имущества неуправомоченным лицом оно не может быть истребовано собственником у приобретателя по реституции, так как собственник не был стороной сделки по отчуждению его имущества. В данном случае имущество может быть истребовано только с помощью виндикационного иска. Условиями удовлетворения такого иска является: безвозмездность приобретения; осведомленность приобретателя о неуправомоченности отчуждателя или недостаточная осмотрительность; отсутствие воли собственника при отчуждении.

В случае отклонения виндикационного иска, право собственности должно перейти к добросовестному приобретателю, хотя это теоретическое предположение не отражено в ГК РФ. Законодатель в ст. 234 устанавливает сроки приобретательной давности, для недвижимого имущества это пятнадцать лет, для иного – пять лет. Право собственности на недвижимое и иное имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает у лица, приобретшего это имущество в силу приобретательной давности, с момента такой регистрации.

Список источников и использованной литературы

Источники:



  1. Конституция РФ

  2. Гражданский Кодекс РФ

  3. ФЗ от 22.04.1996 № 39-ФЗ (ред. От 27.07.2006) «О рынке ценных бумаг»// «Российская газета» - 29.07.2006

  4. ФЗ от 22.03.1991 № 948-1 (ред. От 26.07.2006) «О конкуренции и ограничении монопольной деятельности на товарных рынках»// «Российская газета» - 27.07.2006

  5. ФЗ от 13.03.2006 № 38-ФЗ « о рекламе»//

  6. ФЗ от 21.07.1997 №122-ФЗ (ред. От 18.12.2006) «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»

Судебная практика

1. Постановление Пленума ВАС РФ от 25.02.1998 N 8

"о некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав"

2. Постановление Конституционного Суда РФ от 21.04.2003 №6-П "По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 167 ГК РФ в связи с жалобами граждан О.М. Мариничевой, А.В. Немировской, З.А. Скляновой, Р.М. Скляновой и В.М. Ширяева»
Литература:

1. Богданов Е. В. Категория «добросовестности» в гражданском праве // Российская юстиция. №9

2. Витрянский В.В. Недействительность сделок в арбитражно-судебной практике. http://download.nchti.ru

3. Гражданское право/Под ред.А.П.Сергеева, Ю.К.Толстого.В 3-х томах. М..,2000г.Т.

4. Емельянов В.И. Понятие “разумность” в гражданском праве России // Вестник Высшего Арбитражного суда Российской Федерации. 2002. №10.

5. Маттеи У., Суханов Е.А. Основные положения права собственности. М.: Юристъ, 1999. С.369

6. Научно-практический комментарий. Отв. ред. Т.Е. Абова А.Ю. Кабалкин, В.П. Мозолин. - М.: Издательство БЕК, 1996.

7. Пашков А. В. Содержание категории «добросовестность» в современном гражданском праве // Юридический аналитический журнал. 2002г. №3 (4)

8. Покровский И. А. Основные проблемы гражданского права. http://download.nchti.ru

9. Скловский К. И. Собственность в гражданском праве: Учеб. - практ. пособие. — 2-е изд. — М-: Дело, 2000.

10. Черепахин Б.Б. Виндикационные иски в советском праве; http://download.nchti.ru

11. Черепахин Б.Б. Труды по гражданскому праву. http://download.nchti.ru

12. Шершеневич Г.Ф. Русское гражданское право. http://download.nchti.ru


1 Шершеневич Г.Ф. Русское гражданское право. http://download.nchti.ru


1 Гражданское право/Под ред.А.П.Сергеева, Ю.К.Толстого.В 3-х

томах. М..,2000г.Т.1 Стр.463.



1 Пашков А. В. Содержание категории «добросовестность» в современном гражданском праве // Юридический аналитический журнал. 2002г. №3 (4)

1 Богданов Е. В. Категория «добросовестности» в гражданском праве // Российская юстиция. №9

2 Емельянов В.И. Понятие “разумность” в гражданском праве России // Вестник Высшего Арбитражного суда Российской Федерации. 2002. №10.


1 Черепахин Б.Б. Виндикационные иски в советском праве. http://download.nchti.ru

2 Маттеи У., Суханов Е.А. Основные положения права собственности. М.: Юристъ, 1999. С.369

1 Витрянский В.В. Недействительность сделок в арбитражно-судебной практике. http://download.nchti.ru

2 Там же

1


 Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. Т. 1. http://download.nchti.ru

2 Текст доклада на сайте Института экономики города. www.urbaneconomics.ru


3 Научно-практический комментарий. Отв. ред. Т.Е. Абова А.Ю. Кабалкин, В.П. Мозолин. - М.: Издательство БЕК, 1996. С. 483.


1 Черепахин Б.Б. Труды по гражданскому праву. http://download.nchti.ru


1 "Рука за руку отвечает" (нем.)

2 Покровский И. А. Основные проблемы гражданского права. http://download.nchti.ru

1 Скловский К. И. Собственность в гражданском праве: Учеб. - практ. пособие. — 2-е изд. — М-: Дело, 2000.

2 Там же.